Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
6 февраля 2023
Зачем Катару российский газ?

Зачем Катару российский газ?

Комментирует экономист Олег Валентинов
05.07.2016
Зачем Катару российский газ?

Катарцы проявляют желание принять участие в разработке наших газовых месторождений.

Комментирует экономист Олег Валентинов:

– Россия «ждет от Катара предложений по участию в энергетических проектах “Ямал СПГ”, “Сахалин-1”, “Сахалин-2”», заявил посол РФ в Дохе Нурмухамад Холов. Речь идет о проектах, предусматривающих производство и экспорт сжиженного газа в восточноазиатские страны. По словам дипломата, «в Катаре выражают заинтересованность в сотрудничестве… в газодобыче в Иркутской и Томской областях». Причем такое стремление происходит на фоне растущих поставок катарского газа в те страны, которые не первый год получают газ из России, например, в Китай, Германию, Японию и ряд других. И как тут не задаться вопросом: что бы это всё значило?

При том что катарское участие в названных проектах, имеющих стратегическое значение для индустриализации российского экспорта, обсуждалось в начале июня с.г. в Москве, эти предложения руководство Катара выдвинуло еще в 2010 г. Замечу, что именно в то время пошёл в рост экспорт сжиженного газа с Сахалина. Министр энергетики РФ Александр Новак отмечал тогда, что в совместном с Катаром маркетинге сжиженного природного газа (СПГ) заинтересован ряд российских компаний. И заявлял, что «...мы ждем конкретных предложений от катарской стороны». С тех пор так и пребываем в ожидании…

Катар, напомню, крупнейший в мире производитель и поставщик СПГ. «В 2015 г. на него приходилось более 30% глобального рынка» этого продукта, отмечал младший директор отдела корпораций «Fitch Ratings» Дмитрий Маринченко. Вообще это небольшое государство имеет подтвержденные запасы природного газа около 25 трлн кубометров (на 2014 г.), чего при нынешних темпах добычи может хватить на 160 лет. У катарского газа имеется также существенное преимущество перед российским – более низкая себестоимость, что позволяет Катару так снизить цены на газ в Европе, что тягаться с ним будет трудно.

Тем не менее, катарцы давно проявляют желание принять участие в разработке российских газовых месторождений на Ямале и, как говорит посол РФ в Катаре, даже озвучивали суммы, которые готовы были инвестировать в наши проекты. Но до конкретных шагов дело так и не дошло, и инициатива эта вроде как «ушла» еще в 2011 г.

Примечательно, что в том же году впервые был выдвинут проект мощного трансазиатского газопровода из Катара в Европу (в том числе, подчеркну, через Турцию и Сирию), нацеленный, прежде всего, на больший уровень конкуренции с РФ по поставкам на европейский рынок. Таким образом, и в сфере экспорта «по трубе» Катар был готов соперничать с Россией, доля которой в газоснабжении зарубежной Европы ныне достигает минимум 30%. Известно также, что Катар уже который год поддерживает антиасадовскую оппозицию, базирующуюся в основном в тех районах, где может проходить газопровод.  

Вместе с тем отмечу, что из-за девальвации рубля и негативного влияния западных санкций уровень финансирования российской стороной как сибирско-дальневосточных СПГ-проектов, как и проектов по газодобыче в Томской и Иркутской областях составляет максимум 70%. Недостающие инвестиции необходимо привлекать из-за рубежа. Но все ли потенциальные страны-инвесторы заинтересованы в ускоренном развитии газовой индустрии такого мощного конкурента, как Россия? Думается, это вопрос из разряда риторических. Так как совершенно нельзя исключать, что иностранцы и обещают капиталовложения только ради того, чтобы российская сторона, будучи уверенной в их поступлении, не прорабатывала иные варианты получения требуемых инвестиций в те же проекты. И чтобы их реализация затягивалась на неопределенный срок.

Получит ли подтверждение данная версия, покажет ближайшее время. Во всяком случае, расходы по добыче катарского газа, самое малое, вдвое ниже, чем российского. А экспортные "точки" вывоза газа - трубопроводного и особенно СПГ – в сравнении с РФ у Катара расположены ближе и удобнее, в частности, к европейскому или южноазиатскому рынкам-импортерам. Потому "вряд ли Катару выгодно инвестировать в проекты конкурентов, - полагает замдиректора Фонда национальной энергобезопасности Алексей Гривач. - К тому же у нас достаточно глубокие политические противоречия с Катаром, поэтому здесь могут быть, скорее, тактические маневры, чем стратегическое сотрудничество".

Замечу, что именно в Катаре находится крупнейшее в мире месторождение газа - Северное ("Nord Field"), а освоено оно пока приблизительно лишь на 25%. Но у страны «нет технологического опыта для работы в условиях Сибири», – отмечает аналитик «Vygon Consulting» Мария Белова. Что же   касается поставок спотового газа, например, «в Японию, – считает М. Белова, – то проще доставлять СПГ с Сахалина, а в Европу или Латинскую Америку – из Катара».

С учетом вышеизложенных факторов следует, видимо, рассмотреть еще одну версию. Вполне возможно в Дохе (и не только там) рассчитывают, что в обмен на финансирование Катаром упомянутых проектов (которое до сих пор не конкретизировано и не гарантировано) РФ ослабит поддержу законного правительства в Сирии и/или не будет «мешать» созданию газопровода Катар-Европа. В любом случае Катар остается и наверняка останется серьезным конкурентом России на мировом рынке газовой продукции, а его внешняя политика и долговременные геополитические интересы напрямую связаны со значительным газоэкспортным потенциалом.



Эксклюзив
30.01.2023
Николай Андреев
Фонд Сахарова признан нежелательной организацией.
Фоторепортаж
06.02.2023
Подготовила Мария Максимова
К тысячелетию первого письменного упоминания о Суздале.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..