Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
9 февраля 2023
Турецкие продукты заменим иранскими?

Турецкие продукты заменим иранскими?

Комментирует экономист Олег Веленко
12.02.2016
Турецкие продукты заменим иранскими?

В Москве состоялся российско-иранский форум «Экспорт продовольствия из Ирана».

Комментирует экономист Олег Веленко:

- Иран может почти полностью заменить в России продовольствие и другие товары из Турции. Но для этого требуются, прежде всего, прозрачные взаиморасчеты и надлежащая система доставки продукции.

Система, исключающая посреднические операции, при которых не столько поставщики, сколько посредники получают основную часть доходов от сбыта турецких товаров. Такие оценки прозвучали в ходе состоявшегося на днях в Москве российско-иранского форума «Экспорт продовольствия из Ирана».

Напомним, что доля турецких овощей и фруктов на российском рынке, включая оливки и цитрусовые, достигала или превышала 30% по каждой из этих товарных групп (а по оливкам и цитрусовым турецкая доля достигала почти 70%). Что же нам может предложить иранская альтернатива, тем более что Иран расположен в том же природно-климатическом поясе, что и Турция?

Если вкратце, позиция иранской стороны такова.

Во-первых, иранцы предпочитают прямые поставки любой продукции, то есть поставки между самими предприятиями/регионами – поставщками и импортерами. С Турцией же и странами ЕС – по крайней мере, в сфере импорта продовольствия – действовала система, в которой легально или нелегально участвовало немалое число банков и/или торговых, транспортных фирм-посредников. В результате для российских потребителей продукция оказывалась дороже, по сравнению с официальными расценкам поставщиков. Зато в легальном и «неофициальном» дележе доходов участвовали все участники сбытового процесса.

Во-вторых, в торговых (и других) расчетах с Ираном большинство российских банков предпочитают получать финансовые гарантии со стороны западных банков. Но последние, в связи с антироссийскими санкциями, либо не спешат с такими гарантиями, либо вообще их не предоставляют. По этой причине часто срываются многие взаимовыгодные российско-иранские контракты.

В-третьих, иранцы предлагают реализовывать свою продукцию в РФ через свои или российско-иранские торговые предприятия. То есть без посредников, связанных с российскими торговыми сетями. Ибо такая схема, повторим, ведет к завышению конечных цен и, стало быть, она невыгодна, прежде всего, покупателям.

Директор иранского Банка развития экспорта Али Салехабади считает, что «самая серьезная проблема во взаимной торговле и взаиморасчетах – это установление прямых связей торговыми и финансовыми структурами обеих стран. Кроме того, пока высокими сохраняются тарифы в РФ на ввоз многих иранских продуктов; проблемным остаётся соблюдение графика их перевозок по российской территории». Схожее мнение высказал мне Раджаб Сафаров, гендиректор ассоциации «Деловой Иран»: «Уровень замещения турецких сельхозпродуктов в России иранскими, несмотря на высокое качество и приемлемые цены последних, пока возможен, самое большее, на уровне 15%. Мешают проблемы с банковскими гарантиями, с доставкой в отдельные регионы РФ, излишне высокие ввозные тарифы. В турецком "случае" эти вопросы были отлажены, однако по схемам, малопривлекательным для иранской стороны».

Но, даже несмотря на все эти трудности, за 2013–2015 гг. доля иранских плодоовощей на потребительском рынке РФ, как отмечалось на форуме, возросла с 8-10 до 12-14%; товаров иранской нефтегазохимии – примерно с 8 до 13%. Межправительственные соглашения и торговые контракты в сфере сельхозторговли (2014–2016 гг.) предусматривают долгосрочное увеличение поставок в РФ иранских овощей и фруктов (включая цитрусовые и оливки), рыбной, молочной, мясной продукции.

Кстати, Иран с 2015 года входит в десятку стран – крупнейших производителей продуктов птицеводства и молочной продукции. А в развитии экспорта продуктов питания в Россию участвует всё больше иранских регионов. Так, по данным сельхозуправления провиниции Исфаган, в конце января 2016-го начались поставки оттуда животноводческой продукции и куриных яиц в РФ; вскоре наступит черёд парниковых овощей и изделий из домашней птицы.

Словом, имеются реальные возможности замещения в РФ турецких продуктов иранскими в крупных объемах. Впрочем, нелишне напомнить, что импортозамещение – это развитие и собственного сельхозпроизводства.

Специально для Столетия


Эксклюзив
07.02.2023
Николай Андреев
Казахское общество всё больше напоминает украинское периода Ющенко.
Фоторепортаж
06.02.2023
Подготовила Мария Максимова
К тысячелетию первого письменного упоминания о Суздале.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..