Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
3 марта 2024
Сжечь дотла – надёжнее?

Сжечь дотла – надёжнее?

Комментирует экономист Алексей Балиев
10.08.2015
Сжечь дотла – надёжнее?

Уничтожение «подсанкционных» продуктов сопровождается резким ростом цен.

Комментирует экономист Алексей Балиев:

Ликвидацию продуктов питания в данных условиях сочли наиболее целесообразной. В сравнении с направлением их, скажем, на переработку или нуждающимся социальным категориям, в дома престарелых и инвалидов, в детские дома и т.п. А вот реальное импортозамещение продовольствия в крупных российских городах и промышленных центрах, по оценкам экспертов Минсельхоза, «ЭкоГрада» и Торгово-промышленной палаты РФ, пока что не превышает 25% от объёма ввоза «западных» продуктов в начале августа 2014 г. (т.е., ко времени ввода ответных российских санкций).

Немалое число отечественных производителей и торговых компаний восприняли «инквизицию» в отношении подсанкционных продуктов как сигнал-стимул для роста цен. Оно и понятно: конкуренция-то резко ослабнет и, значит, сузится «коридор» потребительского выбора. Потому и с ценами можно не особо церемониться...

Между тем по-прежнему действуют каналы реэкспорта в РФ подсанкционных продуктов. И эти каналы пока не перекрываются. Почему-то.

Прежде всего, это многочисленные «карликовые» страны и территории-протектораты США, Австралии и стран ЕС. А они, заметим, не включены в ответные российские санкции. В результате, за август 2014 г. – июль 2015 г. объём экспорта в РФ сельхозсырья и готового продовольствия из означенных стран/территорий, по данным торговой статистики, возрос более чем втрое. Это уже многие миллионы тонн товаров. Кстати, «Росельхознадзор» в конце 2014-го и весной 2015-го заявлял, что, например, фрукты и овощи из Сан-Марино и Андорры – это, зачастую, продукция Италии, Франции, других стран ЕС.

Отметим также, что другие страны Евразийского экономического союза (ЕАЭС) не присоединились к российским продовольственным санкциям. Поэтому та же продукция «официально» поставляется в те же страны, а затем – ввиду отсутствия надлежащего таможенного и погранконтроля внутри ЕАЭС – без проблем переправляется на российские прилавки, перерабатывающие заводы.

Выходит, торжественное сжигание или «раскатка» продуктов с Запада не предотвратит их проникновение в РФ. И, тем более, не решит проблему удешевления отечественного продовольствия.

…Когда в КНР объявили в 1951-м эмбарго на продовольствие и сельхозсырье из США, Канады, Австралии, Японии и Тайваня, тоже вводились жесткие меры пресечения такого импорта. Вплоть до репрессий против «рядовых» покупателей этой продукции. Правда – как и в российском случае – реэкспорт тех же продуктов через британскую и португальскую (до конца 1990-х) «территории-близнецы» Гонконг и Макао, что на южнокитайском побережье, жёстко не пресекался. То же было с реэкспортом продуктов, например, из США и Южного Вьетнама в Северный Вьетнам через Лаос, Камбоджу или близлежащий британский Бруней; с реэкспортом американского продовольствия на Кубу через соседние Ямайку, Багамы, британские Каймановы острова...

Зато в Иране, в первые десять лет после Исламской революции, перекрывались, иногда с применением армии, все каналы поступления продовольствия из США и Израиля. А то, что всё же проникало в страну, – публично уничтожалось; та же жесткость сохраняется в Иране в отношении израильских продуктов. Аналогично действовали в Египте и Сирии в период их участия (1958-1971 гг.) в Объединённой Арабской Республике (ОАР), а также в Ливии в 1970-х – 2011 г. в отношении продуктов из Израиля и каналов их поступления. Так же непримиримо действовали в «сталинской» Албании в 1962-1989 гг. применительно к советскому продовольствию и его реэкспорту в Албанию через Югославию и Болгарию. Но одновременно в упомянутых странах государство всячески стимулировало продовольственное импортозамещение, включая крупные капвложения, в том числе с использованием кредитов из-за рубежа, в производство сельхозсырья и готового продовольствия.

В Иране, Ливии, Египте и Албании в означенные периоды более чем в 15 раз (в целом) возросли государственные и коммерческие инвестиции в АПК; одновременно было введено госрегулирование розничных, оптовых цен и расценок на все составляющие сельхозпроизводства и пищепрома (удобрения, транспорт, оборудование, энергообеспечение и т.п.). В результате, уровень продовольственного самообеспечения тех же стран к концу означенных периодов превысил 85%. Аналогичные меры господдержки АПК и, в целом, экономики применялись и поныне применяются в Бирме (Мьянме), в отношении которой в 2007-2011 гг. действовали западные санкции.

Схожая политика проводилась и проводится в Зимбабве, в связи с введенными в начале 2000-х против неё западными санкциями (финансовыми, технологическими и, частично, продовольственными). В частности, власти запретили импорт продовольствия и сельхозсырья с территорий-протекторатов стран Запада, а такие территории имеются и в Африке.

Посол этой страны в РФ (в 2010-2014 гг.) Бонифес Чидьяусику в разговоре со мной заметил, между прочим, что России может пригодиться опыт развития экономики и внешней торговли Зимбабве в условиях многолетнего санкционного давления со стороны Запада с начала 2000-х. Эти санкции сделали нашу экономику сильнее, сказал он, поскольку они выявили её скрытые резервы, вскоре востребованные. Крупные вложения и другие финансовые средства государство направило в промышленный сектор, энергетику, транспортную инфраструктуру, в освоение сельхозугодий, переработку сельхозсырья. Что увеличило и экспортные возможности страны. А для ослабления зависимости от мировых валют было введено обращение ранда ЮАР и пула Ботсваны, участвующих, наряду с Зимбабве, в Сообществе развития Юга Африки» (южноафриканский аналог ЕАЭС). Эти и смежные меры, как отметил г-н Чидьяусику, уменьшили влияние санкций и остановили гиперинфляцию. Затем экономика пошла вверх и эта тенденция сохраняется.

Словом, демонстративное уничтожение продовольствия, как показывает мировая практика, – может стать только частью, причём, составной частью комплексной государственной политики по импортозамещению.

Специально для Столетия


Эксклюзив
28.02.2024
Святослав Князев
За что ПЦУ взъелась на святого князя?
Фоторепортаж
27.02.2024
Подготовила Мария Максимова
В Москве в Государственном музее А.С. Пушкина представлен Межмузейный проект к 225-летию со дня рождения поэта


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..