Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
26 мая 2024
Пора объявлять тревогу?

Пора объявлять тревогу?

Комментирует военный обозреватель Сергей Михайлов
04.06.2013
Пора объявлять тревогу?

Сергей Шойгу заявил, что внезапные проверки в армии продолжатся.

Комментирует военный обозреватель Сергей Михайлов:

- Внезапные тревоги в армии продолжатся, и к проверкам боеготовности должны быть круглосуточно готовы в любой воинской части. Такую задачу на селекторном совещании поставил министр обороны Сергей Шойгу. Он дал понять, что так называемое время «Ч», когда полки и бригады от мирного времени переходят на режим военного, должно занимать не часы, а минуты.

От инициатив министра повеяло чем-то очень советским. Может быть, даже сам Сергей Шойгу не до конца осознает, какое великое, без всякого пафоса, дело он делает. Боевые и даже строевые уставы Советской Армии были написаны кровью ужасающих потерь Великой Отечественной. Об этом сегодня напрочь забыто. А ведь простейшая команда «Разойдись!» появилась как реакция на атаку с воздуха, когда пешая колонна пехоты должна была очень быстро рассредоточиться – фактически разбежаться, а не медленно расходиться. Также после той войны слово «Тревога!» вошло в кровь военнослужащих именно по своему смыслу: тревога, после чего врасплох бойца застать невозможно.

У каждого офицера и сверхсрочника, жившего не в казарме, дома имелся «тревожный чемоданчик» с обязательным набором строго определенных вещей и принадлежностей. И если звучал тревожный сигнал, люди ратного долга в любое время суток хватали чемоданчик в руки и бежали в свои подразделения. А дальше все шло по отточенному десятилетиями регламенту. Час-два, и, к примеру, мотострелковый полк в полном составе выходил в определенный ему район.

Тревожные подъемы отрабатывались в Советской Армии на различных уровнях практически ежемесячно. Поднимались роты, батальоны, полки, дивизии, армии… Потом анализировались действия командиров и подчиненных, давались указания, и учеба продолжалась. А уж когда начинались большие маневры, тут на тревожный режим переходили не только солдаты и офицеры младшего звена, но и высшие эшелоны министерства обороны, включая Верховного главнокомандующего.

Более двадцати лет, если считать с 1991 года, никаких тревожных подъемов, инициированных Генштабом, не проводилось. Конечно, в рамках плановой боевой подготовки отрабатывались навыки выхода подразделений по тревоге, но все это носило какой-то частный характер, который даже не имело смысла серьезно анализировать.

И когда С. Шойгу вдруг поднял по тревоге части Центрального военного округа, потом Южного, а затем и Воздушно-космические войска, это стало шоком не только для зарубежных наблюдателей, но и для всех Вооруженных сил России.

Ведь одно дело - показывать высоким комиссиям и журналистам хорошие бытовые условия, в которых сейчас живут военнослужащие, солдатские столовые со «шведским столом», просто шикарные тренажерные залы и, соответственно, накачанных бойцов, готовых горы свернуть. А другое – начать эти горы сворачивать тактически и стратегически грамотно, а не штыковой атакой в лоб. И, министр обороны об этом говорил открыто, первые подъемы по тревоге как бы постоянно боеготовых соединений дали результат весьма неудовлетворительный.

Прошло совсем немного времени, и ситуация кардинальным образом поменялась. Командиры вспомнили - надо надеяться, с радостью - что боевая подготовка это не только качание мышц в спортзалах и марш-броски, это, прежде всего, именно боевая учеба и боевая выучка.

Совсем недавно С. Шойгу проверил способность Вооруженных сил к отражению воздушно-космического нападения. Таких проверок в России не проводилось ни разу! По тревоге было поднято почти 9000 человек, в воздух взмыли 185 боевых самолетов, из парков выкатились 240 бронемашин. Отрабатывалась слаженность самых различных сил и средств ВКО и ВВС, а также наземных сил прикрытия. Наверняка где-то кто-то накосячил, выражаясь современным языком. Но все старались и работали с полной отдачей. Косяки были, а сачков, выражаясь уже старомодно, не наблюдалось.

«Окончательные итоги мы подведем позднее, но уже сейчас можно сказать, что в целом войска ВКО и соединения ВВС способны выполнить задачи по отражению воздушно-космического нападения противника, поражению его наземных объектов и переброски войск в назначенные районы», - заявил С. Шойгу на селекторном совещании в министерстве обороны. Он также напомнил, что основная задача проверки заключалась в том, чтобы определить, насколько дежурные силы и средства ПВО способны обеспечить прикрытие воздушного пространства на западе России. Для этого были спланированы вывод авиации из-под удара условного противника и рассредоточение самолетов на оперативных аэродромах.

На практике был отражен массированный ракетно-авиационный удар условного противника. На полигоне Ашулук летчики выполнили реальный перехват и уничтожение крылатой ракеты воздушного базирования, а боевые расчеты дивизионов С-300 провели боевые стрельбы по воздушным целям. Экипажи бомбардировочной авиации ВВС разнесли в пух и прах условные цели на незнакомых полигонах.

Похоже, армия, авиация и флот наконец-то проснутся от затянувшегося летаргического сна нескончаемых военных реформ, и в России начнется настоящее военное строительство. 

Специально для Столетия


Эксклюзив
21.05.2024
Юрий Алексеев
Наши оборонные наработки напугали Запад
Фоторепортаж
24.05.2024
Подготовила Мария Максимова
В Зарядье проходит выставка, посвященная работе людей, глазами которых мы видим войну


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.