Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
2 апреля 2023
Откуда исходит угроза «Газпрому»?

Откуда исходит угроза «Газпрому»?

Комментирует шеф-редактор журнала «Современный Иран» Игорь Панкратенко
18.08.2014
Откуда исходит угроза «Газпрому»?

Заместитель министра нефти Ирана заявил, что страна готова полностью заменить российский «Газпром» на европейском газовом рынке.

Комментирует шеф-редактор журнала «Современный Иран» Игорь Панкратенко:

- Это выступление заместителя министра нефти Ирана Али Маджеди перед журналистами было насыщено и другими интригующими подробностями. Так, например, он отметил, что обеспечить бесперебойные поставки возможно через газопровод «Набукко». Собственно, к строительству этого пресловутого газопровода мало того, что еще не приступали, так еще и в июне минувшего года консорциум по строительству объявил о закрытии проекта. Но иранского чиновника данное обстоятельство ничуть не смутило, поскольку лично он готов поставлять газ уже сейчас и безо всяких газопроводов, в сжиженном виде.

Стремясь придать своему выступлению должную весомость, Али Маджеди подпустил интриги, «по секрету» сообщив журналистам о том, что вопрос о маршрутах поставок уже обсуждался с двумя «серьезными» делегациями из европейских стран. Но из каких именно, не сказал, сославшись на коммерческую тайну.

Западные средства массовой информации отнеслись к сенсационным заявлениям Али Маджеди достаточно равнодушно, а вот российские либеральные журналисты, обычно к Ирану либо равнодушные, либо враждебные, эти новости от «нефтяного заместителя министра» подхватили и растиражировали. Уж больно хорошо они легли на один из основных принципов нашей «прогрессивной общественности», который формулируется идиотски-примитивно: «Назло Путину уши отморожу». В смысле: пусть Россия и понесет убытки, но «тоталитарному режиму», посмевшему пойти на конфликт с Западом, будет нанесен серьезный ущерб, ура!

Что же на самом деле стоит за выступлением Али Маджеди? Насколько его позиция, как заместителя министра одного из ключевых иранских ведомств, отражает официальную позицию Тегерана?

Его слова - отголоски жарких дебатов по выбору внешнеполитического курса Ирана, с новой силой вспыхнувших после прихода к власти год назад президента Хасана Рухани. Даже с учетом всех претензий «консерваторов» в отношении «иранского вектора» политики Москвы, от ситуации с поставками С-300 до целого ряда других проблемных моментов в наших двухсторонних отношениях, союз с Россией и Китаем остается для них наиболее предпочтительным. В то же время, влиятельная часть команды Х. Рухани видит главной своей задачей нормализацию отношений, в первую очередь, с Соединенными Штатами и Западом в целом. А с остальным миром, включая Россию – только в контексте ирано-американской «разрядки».

Х. Рухани сделал ставку на «технократов и прагматиков» в правительстве. Но большинство этих «технократов», занявших высокие кабинеты в нынешней администрации, ориентированы на Запад, получили образование в Европе и США, идеи либерального рынка и монетаризма им ближе и понятнее, чем «экономика сопротивления». А западные компании, насчитывающие полувековую, а то и вековую историю своего присутствия в Иране – куда как ближе и предпочтительнее в качестве партнеров, чем российский или китайский бизнес.

При предыдущем президенте Махмуде Ахмадинежаде, «технократам» пришлось достаточно туго, хотя даже тогда им удавалось организовывать антироссийские акции, яркий пример которых – скандал вокруг поставок в Иран российских лайнеров Ту-154. С начала девяностых годов Иран являлся одним из крупнейших эксплуатантов этого типа пассажирских авиалайнеров, и с 1992 по 2009 годы произошло четыре катастрофы, в которых погибли 448 человек. Падение 15 июля 2009 года Ту-154М компании «Каспиан эрлайнз», в результате которого погибли 168 человек, было использовано как повод для начала западным «технократическим» лобби в Иране пропагандистской кампании по очернению российской техники.

Это самое лобби призывало вообще отказаться от всего российского. И только спустя несколько лет стало известно: «энтузиазм» иранских технократов подогревался траншем в 10 миллионов долларов, переведенным на различные счета в Иране американскими и европейскими авиастроительными корпорациями.

И если подобные вещи проходили даже при весьма жестком отношении к внутренней оппозиции в период президентства Махмуда Ахмадинежада, то при Хасане Рухани прозападное лобби сегодня переживает своеобразное второе рождение. Достаточно вспомнить: в отношении событий в Крыму и на Украине либеральная иранская пресса устроила такой антироссийский «концерт», что потребовалось вмешательство министра юстиции, приструнившего особо ретивых «страдальцев за Украину» из числа иранских журналистов и редакторов вынесением официального предостережения.

Так вот, министерство нефти Ирана – один из основных центров обитания иранского прозападного лобби, либеральных «технократов и прагматиков». Причем, продвинувшись во властные структуры с начала девяностых годов, в период президентства Хашеми Рафсанджани, клан которого имеет, как известно, большое влияние на нынешнего президента, «технократы и прагматики» к настоящему моменту вырастили свою смену уже во втором и третьем поколениях, и не только в министерстве нефти.

К счастью, прозападное лобби - так называемые «реформаторы» - не имеет сегодня серьезного влияния на основные политические и экономические решения Тегерана. За противостоящими им консерваторами стоит Корпус стражей исламской революции, ставший за тридцать пять лет существования республики, помимо всего прочего, огромной финансово-промышленной корпорацией.

За консерваторами стоят иранские промышленники, для которых санкции – совсем даже не катастрофа, поскольку существенно сократили приток в страну дешевого импорта, стимулировали производство и развитие собственных технологий. И для КСИР, и для «производственников» предлагаемый «технократами и прагматиками» путь интеграции иранской экономики в экономику глобальную, зависимость от доллара, ВТО и прочие атрибуты западной экономической модели означают утрату командных позиций и превращение страны в очередной сырьевой придаток.

Причем, взгляды консерваторов получают все более широкую поддержку среди иранцев, особенно – за пределами Тегерана. Если в первые месяцы после победы на выборах Х. Рухани население связывало свои социально-экономические надежды с деятельностью новой президентской команды, то сегодня оно настроено куда как более скептически.

Жесткая, хотя и непубличная дискуссия иранских политических элит о будущих ориентирах внешней политики, отражением которой является выступление Али Маджеди, ставит нынешнего иранского президента в достаточно сложное положение. Его команда практически все поставила на нормализацию отношений с США и, как следствие - снятие санкций.

Но как только иранское общество ощутит, что эта нормализация достигается путем односторонних уступок и сменой внешнеполитической ориентации от Москвы и Пекина к Вашингтону и Брюсселю, на политической карьере Х. Рухани и всей его команды можно будет ставить жирный крест. Точнее - полумесяц.

Специально для Столетия


Эксклюзив
27.03.2023
Валерий Панов
О чем не сказал Михаил Мишустин в отчете Госдуме РФ
Фоторепортаж
28.03.2023
Подготовила Мария Максимова
Открылся музей, посвященный 80-летию со дня трагедии 22 марта 1943 года


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..