Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
29 января 2023
Особые зоны «утрясут»?

Особые зоны «утрясут»?

Комментирует экономист Алексей Подымов
10.06.2016
Особые зоны «утрясут»?

До 30 июня на территории России может остаться всего несколько ОЭЗ.

Комментирует экономист Алексей Подымов:

– В том, что с Особыми экономическими зонами надо что-то делать, давно никто не сомневался. А некоторые сразу предсказывали большинству особых зон судьбу, схожую с той, что выпала на долю «Роснано» или Сколково: бюджетных денег уходит много, даже очень много, а отдача весьма сомнительна. С другой стороны, вряд ли стоит критически относиться к такому показателю, как создание рабочих мест – 18 тысяч – это не так уж и мало.

Куда серьёзнее претензии ревизоров из разных ведомств по части затрат на эти рабочие места. Каждое, по некоторым оценкам, обошлось чуть ли не в 10 миллионов рублей – совершенно немыслимые в современных условиях суммы! Словно все 18 тысяч «новых работяг» вдруг сели за руль «Порше» или же получили суперкомпьютеры от Стива Джобса. Не меньше смущают и суммарные показатели расходов на ОЭЗ. В соответствии с ними на 33 особые экономические зоны было потрачено 186 миллиардов рублей, из которых 24 миллиарда так и не были использованы по назначению. При этом налоговые и таможенные платежи из самих зон составили всего-то 40 миллиардов рублей. И серьёзных намёков на грядущий серьёзный рост поступлений хотя бы от одной-двух ОЭЗ пока, увы, нет.

Да, теперь распоряжаться «свободными» миллиардами, судя по всему придётся уже самим регионам, не рассчитывая на подпитку из федерального бюджета, а только на узаконенные льготы и преференции. Президент не для красного словца потребовал обеспечить оптимизацию бюджетных инвестиций и механизмы их передачи под управление субъектам РФ. Из Минэкономразвития отреагировали тут же: мол, там «работают над оптимизацией инвестиций в ОЭЗ». И при этом как бы попутно согласились с выводами Счётной палаты и Генеральной Прокуратуры РФ. А ещё поспешили подкрепить свои слова чем-тот вроде ложки мёда в бочке дёгтя: «И в мировой истории ОЭЗ есть как очень успешные, так и неудачные примеры. Сейчас надо концентрироваться на том, чтобы избегать последних. Пока можно сказать, что наши ОЭЗ вполне конкурентоспособны, а сравнение с другими странами подтверждает значимость выбранных льгот и их достойный масштаб». Не зря видно говорят, бюрократ, он при любом раскладе – бюрократ.

Итак, до 30 июня федеральным ведомствам, работу которых будет координировать вице-премьер Дмитрий Козак, предстоит разобраться не только с тем, какую из зон точно закроют, а какую сохранят или «сдадут» по месту нахождения, но и выработать новую единую стратегию работы ОЭЗ, а главное не повторять ошибки 2005-2006 годов, когда ОЭЗ давалось много, а спрашивалось с них мало.

На первые роли в обновлённых «зонах» выйду, судя по всему, руководители реальных производств, уже созданных в ОЭЗ. Впрочем, «списывать в расход» недееспособные тоже, скорее всего, придётся не сразу, по крайней мере, производственные и офисные площади, да какое-никакое оборудование и мебель могут кому-то пригодиться. Считать при этом, похоже, придётся очень много – и ран, и потраченных напрасно лет, и денег.

Впрочем, даже после плачевных результатов серии масштабных проверок практически всех российских ОЭЗ сначала Счётной палатой и Генпрокуратурой, а затем и контрольным управлением Президента, рано говорить о том, что идея ОЭЗ умерла или умрёт в ближайшее время. Даже уход в регионы – ещё не конец, тем более что грозит он отнюдь не всем «зонам». Сейчас вообще-то важнее другое – приостановить создание новых «зон», поскольку понятно, что это по сути – создание очередных бюджетных дыр.

Но надо помнить, что большинство ОЭЗ создавались ещё даже до первого глобального кризиса, до санкций и до продуктового эмбарго – по специальному закону. Процесс, как говорится, пошёл с июля 2005 года, когда мы и свободные средства из бюджета в резервные фонды закладывали, и инвесторы к нам чуть ли не очередь стояла. К 1 января 2016 года в 30 субъектах РФ насчитывалось 33 особых экономических зоны (9 промышленно-производственного типа, 6 технико-внедренческого типа, 3 портовые зоны и 15 туристско-рекреационного типа). За десять лет - с 2006 по 2015 год, по данным Минэкономразвития, в ОЭЗ России пришло более 400 инвесторов, из них около 80 — из 29 стран. По данным СП РФ, с начала работы до января 2016 года ОЭЗ выплатили бюджетам те самые 40 млрд руб. налоговых и таможенных платежей. Из 21 млрд руб. налоговых производственная деятельность принесла 59%, а технико-внедренческая — 40,6%. Объем налоговых и таможенных льгот ОЭЗ за все время составил 22,6 млрд руб.

Времена с тех пор, как учреждались ОЭЗ, изменились, но не изменилось другое – чиновное братство, набившее руку на «освоении бюджетных средств». Только если десять лет назад на его деятельность порой глаза закрывали, лишь бы что-то шевелилось, то сейчас на повестке дня – «контроль и учёт». Кого оставят из ОЭЗ – дело ближайшего будущего.



Эксклюзив
20.01.2023
Владимир Малышев
Не только валютные резервы России, но и ее золотой запас мог «уплыть» на Запад.
Фоторепортаж
24.01.2023
Подготовила Мария Максимова
В Третьяковской галерее проходит выставка, посвященная 150-летию со дня рождения мастера.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..