Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
29 января 2023
Минский формат: возможен ли прорыв?

Минский формат: возможен ли прорыв?

Комментирует политический обозреватель «Известий» Виктор Пироженко
02.12.2016
Минский формат: возможен ли прорыв?

Прошла очередная встреча глав МИД нормандской четвёрки.

Комментирует политический обозреватель «Известий» Виктор Пироженко:

– Встреча глав МИД нормандской четвёрки 29 ноября ожидаемо закончилась безрезультатно. В октябре на встрече нормандской четвёрки на высшем уровне конец ноября был определён, как срок окончательного согласования «дорожной карты» по реализации Минских соглашений. Конец ноября настал, но, как выяснилось на встрече «четвёрки» сроки выработки «дорожной карты» сорваны. И нет оснований считать, что ситуация в этом вопросе принципиально изменится до конца года. Так, 21 ноября безрезультатно прошло заседание политической подгруппы Трехсторонней контактной группы по вопросу проведения выборов в Донбассе и механизму введения в действие особого статуса непризнанных республик по формуле Штайнмайера. Она согласована всеми участниками «четвёрки», и предполагает временное введение "особого статуса" в день местных выборов в донбасских республиках, и постоянное – после обнародования отчёта наблюдателями ОБСЕ за выборами.

Причина в том, что Украина отказывается обсуждать формулу Штайнмайера до согласования «дорожной карты» в нормандском формате. А согласование собственно «дорожной карты» всячески затягивается Киевом. В этот план-график входят вопросы безопасности, т.е. устойчивое прекращение огня, разведение сторон, амнистия; и политические вопросы – местные выборы в донбасских республиках, их особый статус. Киев весь прошедший месяц своими систематическими обстрелами республик срывал режим прекращения огня и разведение сторон, т.е. попросту саботировал выполнение обязательств по безопасности.

В итоге к обозначенному сроку согласование план-графика («дорожной карты») по выполнению минских соглашений сорвано. А раз так, то киевский режим выставляет это как препятствие для разговора по политическим вопросам в принципе. Поэтому до «плана Штайнмайера» дело попросту не дойдёт… Если Киев поставил себе целью срыв выполнения собственных обязательств в принципе и поддержание самого процесса переговоров без достижения конечного результата, то бесконечная детализация шагов режима в рамках всевозможных планов по уточнению «Комплекса мер…» бессмыслена.

Примечательно, что встрече 29-го предшествовала активная суета западных партнёров России вокруг процесса мирного урегулирования в Донбассе. Накануне встречи глава МИД Германии Штайнмайер на своей странице в Twitter писал: "Нам необходимы видимые шаги для деэскалации конфликта на Украине". Также он выразил беспокойство участившимися случаями нарушений режима прекращения огня.

Такая активность объяснима. Штайнмайер и канцлер Меркель приняли решение продолжать политическую карьеру и выдвигаться на высшие политические посты в республике: первый – на пост президента, вторая – снова на пост канцлера. Предъявить избирателям из достижений нечего. В этих условиях урегулирование кризиса на востоке Украины и повышение эффективности киевского режима стало бы для Меркель и Штайнмайера единственным убедительным примером их успешной работы.

Действительно, главная проблема ЕС и Германии – миграционный кризис – не решена; совместный – Германии и США – глобалистский проект трансатлантической зоны свободной торговли суть которого – захват рынков менее развитых стран ЕС и обогащение за их счёт, с избранием Трампа провален. Брекзит и избрание Трампа президентом США показало мощный рост числа тех на Западе, кто отторгает наступление на основополагающие культурные ценности и национальную идентичность. Приход к власти в США Трампа, кроме рисков для глобалистов, даёт и определённые возможности лидерам этого процесса в ЕС – Германии и Франции.

Обещание взвалить на ЕС основную часть ответственности за решение украинского кризиса вызывает опасение у Олланда и особенно у Меркель, что их усилия по давлению на позицию Киева не будет поддержано новой администрацией США. Она, скорее всего, оставит себе самый общий контроль над ситуацией на Украине, отдав тупиковые, а значит, заведомо проигрышные вопросы полностью в ведение Берлина и Парижа.

Вряд ли германская и французская сторона, зная повадки киевского режима, серьёзно рассчитывали на готовность «дорожной карты» по Донбассу к обозначенному сроку. Если Вашингтон не смог принудить Киев уговорами к выполнению своих обязательств, то европейцам тем паче это сделать не под силу. А реальные рычаги давления – экономические санкции – Запад пускать в ход и не собирался во избежание дестабилизации режима и, следовательно, потери контроля над ситуацией на Украине.

Напротив, смена власти в Вашингтоне означает временное ослабление американского контроля над Киевом, и в этих условиях киевский режим ещё менее склонен приступать к выполнению невыгодных для себя Минских обязательств. Киев ждёт выработки новой администрацией чёткой позиции по украинскому кризису, пытается установить с «ястребами» в окружении Трампа доверительные контакты, чтобы донести свои оценки конфликта на востоке Украины, и не станет в этой ситуации предпринимать в рамках Минского процесса никаких действий. Это и наблюдается.

Поэтому суета Берлина и Парижа стимулируется стремлением поддерживать переговорный процесс в качестве самоцели, а не в расчёте на конечный результат. Единственное, чего реально опасаются в Европе – это возобновления активных боевых действий в Донбассе, но, конечно, не из гуманитарных соображений (когда это властителей Запада волновали чьи-то граждане, кроме живущих в Европе), а из опасения военного разгрома киевского режима и потери Западом контроля над Украиной. Но поддержание хоть каких-то переговоров в качестве самодостаточной цели даёт возможность поддерживать относительное перемирие.

В этом, по всей видимости, и заключается программа-максимум нынешних властей в Берлине и Париже – поддерживать в рамках минского формата переговоры ради переговоров, и затем обозначить в предвыборной кампании (во Франции – на президентских выборах в апреле 2017 г., в Германии – на парламентских в конце лета) факт отсутствия боевых действий как собственную заслугу.

Симптоматична позиция Штайнмайера: "Ждать и ничего не делать – это не вариант". Министр рассчитывает, в частности, провести переговоры нормандской четверки до вступления новоизбранного президента США Дональда Трампа на эту должность. Но в том-то и дело, что Запад реально ничего не делает, чтобы надавить на Киев – нет экономического давления, а всё остальное – это имитация.

Этой позицией Запад, по сути, подыгрывает киевскому режиму, который после поражения в Дебальцево рассматривал Минские соглашения только лишь, как способ собственного сохранения, а не для установления мира в Донбассе.

В этой ситуации снова встаёт вопрос о поиске Россией более действенных средств и способов принуждения официального Киева к выполнению Минских соглашений и установлению долгожданного мира в Донбассе.


Специально для «Столетия»


Статья опубликована в рамках проекта с использованием средств государственной поддержки, выделенных в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68-рп и на основании конкурса, проведённого Национальным благотворительным фондом.



Эксклюзив
20.01.2023
Владимир Малышев
Не только валютные резервы России, но и ее золотой запас мог «уплыть» на Запад.
Фоторепортаж
24.01.2023
Подготовила Мария Максимова
В Третьяковской галерее проходит выставка, посвященная 150-летию со дня рождения мастера.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..