Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
9 февраля 2023

Что ждет Египет?

Комментирует главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, доктор исторических наук Георгий Мирский
04.02.2011
Что ждет Египет?

Противостояние в стране перешло в новую стадию - начались столкновения между противниками президента Хосни Мубарака и его сторонниками.

Комментирует главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, доктор исторических наук Георгий Мирский:

- Так называемая революция в Египте (хотя только время покажет революция ли это на самом деле) началась совершенно неожиданно и развивается необычно. В Египте все не как у всех. Сперва прошли манифестации, которые, впрочем, быстро прекратились. Полиция ушла с улиц – власть не захотела кровопролития. И уже после началось охватившее миллионы людей движение «Мубарак, уходи!».

В Египте, вообще, удивительно терпеливый народ. Порой складывается впечатление, что он терпит угнетения со времен постройки пирамид для фараонов. Но, видимо, многовековому смирению все-таки пришел конец. Свою роль тут сыграли и экономические вопросы – все-таки почти 40% населения живет за чертою бедности или близко к ней, - и подскочившие цены на продовольствие, и безработица, особенно среди образованного класса. Здесь, как и в Тунисе, молодые люди, получившие высшее образование, не находят себе работы. Словом, все сплелось. К тому же, человек включает телевизор и 30 лет подряд видит на экране одну и ту же физиономию - надоело.

При этом следует отметить, что Хосни Мубарак не какой-нибудь фашистский диктатор и не Саддам Хусейн. Он никого не расстреливал. Казнил, правда, «Братьев мусульман», но это совсем другое дело: они на него покушались, убили его предшественника Анвара Садата, когда тот стоял рядом с Мубараком на трибуне. В целом я назвал бы его режим скорее мягко авторитарным. Тем не менее, все прекрасно понимали, что вся структура власти абсолютно фальшива – правящая партия, которая каждый раз получает 90% голосов, президент, который вновь и вновь выбирается единогласно. Все это сыграло свою роль. Плюс, конечно, пример Туниса. Мы живем в эпоху Интернета. Когда молодые люди увидели, как легко и быстро в Тунисе свергли человека, который 23 года был у власти, это их, безусловно, окрылило. Возник вполне естественный в этой ситуации вопрос «а чем мы-то хуже?». И дело уже даже не в том, что кто-то умирает с голоду. Это не просто экономические и социальные проблемы, это все вместе взятое. Люди остро ощутили, что их не слушают, с ними не считаются, что власть делает все, что хочет - строит себе дворцы, занимается своим бизнесом. Да, в Египте можно было критиковать. Только все слова уходили в песок.

Никто не знает, когда дело дойдет до последней черты. Сегодняшнее движение стихийное. Никакая партия, никакая внешняя сила его не организовала. Все действительно началось с небольших групп молодых людей, объединенных вокруг Интернета. Вот и все. А дальше понеслось, как на лесном пожаре. Когда же движение приняло уже необратимый характер, власти спохватились. Перед Мубараком встал вопрос «что делать?». Один вариант - держаться до конца, что называется, любой кровью. Сперва он так и вел себя, но это не помогло. Второй вариант, который всегда бывает в такого рода режимах, наоборот, выпустить пар - пообещать реформы, уволить правительство. Мубарак сделал это, но вместе с тем заявил, что не покинет пост раньше срока. Казалось бы, разумно. Однако тем самым Мубарак умудрился расколоть оппозицию. Нашлось немало людей готовых после стольких лет ожиданий потерпеть еще шесть месяцев.

Но люди-то же живут эмоциями, не разумом. Логике и рациональности здесь просто не место. Поэтому сейчас на площадях и продолжают скандировать «Уходи сейчас!».

Опять же, повторюсь, - у египтян все не так, как у всех. Позавчера на улицы неожиданно вышли сторонники Мубарака. Частично этих людей направило туда, конечно, правительство. Понятно, дали по 10$, привезли на грузовиках. Но частично - это государственные служащие, рабочие, одним словом, простые люди, которые видят, что страна парализована. Ничего не работает. Все закрыто - предприятия, учебные заведения, транспорт встал, продовольствия нет. Туризм накрылся. А ведь он составляет 11% дохода. Логика этих египтян мне понятна - пусть Мубарак останется до сентября, по крайней мере, пока все успокоится. Страну надо спасать от полного хаоса и анархии. И они выступили против всей массы демонстрантов. Начались новые столкновения.

К слову сказать, в США давно поняли, что эра Хосни Мубарака прошла. Барак Обама сказал, что перемены нужно начинать сейчас. Мубарак понял это, но держится крепко. Он более крепок, чем Бен Али.

Решающая сила, конечно, армия. Но вот как ей быть? Я думаю, что генералы сейчас мучительно ломают голову над тем, как же поступить. Держаться до конца за Мубарака - значит погрузить страну в пучину бунтов. В конце концов, действующую власть все равно сметут. А можно последовать примеру Туниса, сказать ему: «Не хочешь, чтобы страна погибла – уходи, пожалуйста». Но тут другая опасность - разоблачение. Однако, если начнут копать, то непременно докопаются и до военных, а у них рыльце тоже в пушку. Нельзя списывать со счетов и «Братьев мусульман», которые могут прийти к власти. Хотя, на самом деле, к власти-то они не придут – у них просто нет на это сил. Но, если будут свободные выборы, они вполне могут набрать 20-30% голосов. А это смертельно для армии.

Так что положение сейчас очень шаткое. Строить какие-то точные прогнозы, на мой взгляд, сегодня просто невозможно. Ближайшие дни все покажут. А нам остается только наблюдать за ситуацией.

Записала Дарья Муравина

Специально для Столетия


Эксклюзив
07.02.2023
Николай Андреев
Казахское общество всё больше напоминает украинское периода Ющенко.
Фоторепортаж
06.02.2023
Подготовила Мария Максимова
К тысячелетию первого письменного упоминания о Суздале.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..