Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
9 февраля 2023
Чиновник и журналист: чья жизнь дороже?

Чиновник и журналист: чья жизнь дороже?

Комментируют генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков, депутат Государственной Думы РФ, генерал-лейтенант милиции Александр Гуров и депутат Государственной Думы РФ, журналист Александр Хинштейн
17.11.2010
Чиновник и журналист: чья жизнь дороже?

В Госдуму внесены поправки о наказании за покушение на журналиста, как и на чиновника, вплоть до пожизненного заключения.

Комментируют генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков, депутат Государственной Думы РФ, генерал-лейтенант милиции Александр Гуров и депутат Государственной Думы РФ, журналист Александр Хинштейн

Валерий Хомяков:

– Безусловно, ужесточение закона необходимо. Ведь те, кто угрожает журналистам за их публикации, по сути дела, пытаются бороться не с отдельными частными лицами, а со свободой слова. Это посягательство на Конституцию, где чёрным по белому написано, что граждане имеют право на свободное получение информации.
Но, конечно, важно, как закон будет применяться на практике. Слава богу, дело редактора «Химкинской правды» Михаила Бекетова по распоряжению руководства Следственного комитета России будет пересмотрено. Но это было сделано только потому, что оно получило очень широкую огласку и общественный резонанс.
Необходимо, чтобы каждый журналист, вплоть до сотрудников небольших провинциальных газет, чувствовал себя защищённым вне зависимости от того, дойдёт ли его дело «до верхов».
Даже такие «мелочи», как угрозы журналистам, должны расследоваться. У нас, к сожалению, в порядке вещей, когда правоохранительные органы отмахиваются от заявлений по этому поводу.
Но, как ни усиливай закон, многое будет зависеть от личного мужества журналиста. Кто-то подумает, что при любом законе «всё равно могут грохнуть у подъезда», и махнёт рукой, откажется от острых социальных тем. Как бы пафосно это ни звучало, журналистика становится профессией мужественных людей.
Конечно, усиленная «законодательная опека» может привести к тому, что кто-то будет вести себя так, словно «ему всё можно», «кого захочу, того и оболью грязью». Фамилии таких журналистов-заказушников на слуху.
И опять-таки встаёт вопрос об обновлении журналистского корпуса. Не секрет, что в последнее десятилетие СМИ стали более послушны властям, финансово-промышленным группам, политическим партиям. Искренность, которая была в начале 90-х, когда пресса была относительно свободной, ушла. С этим нельзя мириться, надо восстановить уважение к профессии журналиста.

Александр Гуров:

– Я ничего не имею против того, чтобы предлагаемые меры были приняты. Однако уверен, что безопаснее профессия журналиста от этого не станет.
Просто в очередной раз пар будет выпущен в свисток.
Предположим, получат журналисты особый статус. А как быть с теми 20 тысячами россиян, которые погибают ежегодно от рук уголовников? Давайте тогда и для слесарей придумаем свой закон, и для пенсионеров...
Все необходимые законы у нас есть. Их даже слишком много. Однако чтобы они работали, нет политической воли. Борьбу с коррупцией, беззаконием нашему руководству надо начинать с ближайшего своего окружения, как это делается во всём мире.
Те, кто ругает милицию, забывают, что это всего лишь инструмент. И он сегодня плохо заточен, применяется неумело. За последние 20 лет из МВД ушли лучшие кадры – 1,5 миллиона человек. Но и тем, кто остался, не дают нормально работать. Ко мне приходят милиционеры, рассказывают о том, что боятся задерживать нарушителей, потому что это чревато судебными разбирательствами. А мы потом удивляемся, что у нас журналистов убивают. Да что журналисты, криминальных авторитетов, воров в законе убивают, хотя убийцы знают, что и без милиции их найдут и накажут!
Многие считают, что журналисты сплошь стали продажными. Однако, как и в милиции, таких – небольшой процент. Я встречаюсь с вашими коллегами, вижу, что в своём большинстве они – нормальные ребята. Другой вопрос, что журналисты сегодня бесправны. Как пишущие, так и телевизионщики. Простой пример. Ко мне приезжает съёмочная группа. Я даю интервью перед камерой, а мне корреспондент говорит: «Нет, мы это не можем дать в таком виде». Вот о чём надо думать. Для того чтобы была свобода слова, надо, чтобы журналисты не боялись, что их за правду накажут владельцы их же газеты или телеканала.

Александр Хинштейн:

– Закон необходим. Дело даже не в том, что будут увеличены сроки за нападение на журналистов. Появится дополнительный квалифицирующий признак, который позволит рассматривать покушения на жизнь работников СМИ наряду с преступлениями против государственных деятелей. Однако, на мой взгляд, не стоит ограничиваться только журналистами. Подобный статус должны получить правозащитники, члены общественных организаций – все, кто занимается общественно значимой деятельностью.
Конечно, ни о какой вседозволенности в отношении журналистов речь не идёт. У тех, кто не согласен с их статьями и публичными высказываниями, всегда есть возможность отстоять свою точку зрения с помощью суда, а не с помощью наёмных убийц.

Кстати:

Да, бесспорно, нас, журналистов, надо беречь и лелеять. Иначе кто же ещё в современной России будет резать правду-матку в глаза всяким там казнокрадцам и коррупционерам. Вот только если серьёзно поразмыслить, принесёт ли пользу журналистам придание какого-то особого статуса перед лицом правосудия? Ведь и без того большинство россиян считают нынешние СМИ информационными лакеями власти и финансовых воротил. А если примут новые поправки в законодательство, думается, у многих граждан появится лишний повод недолюбливать тех, чью жизнь оценят дороже, чем жизнь, скажем, предпринимателя, учителя или священника.

По материалам "Литературной газеты"


Эксклюзив
07.02.2023
Николай Андреев
Казахское общество всё больше напоминает украинское периода Ющенко.
Фоторепортаж
06.02.2023
Подготовила Мария Максимова
К тысячелетию первого письменного упоминания о Суздале.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..