Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
29 сентября 2023
Чего ждать Москве от смены власти в Кабуле?

Чего ждать Москве от смены власти в Кабуле?

Комментирует политолог Игорь Николаев
29.09.2014
Чего ждать Москве от смены власти в Кабуле?

Сегодня, 29 сентября, состоялась инаугурация нового президента Афганистана.

Комментирует политолог Игорь Николаев:

- Ашраф Гани вступает в должность согласно договоренностям о создании в стране правительства национального единства и разделе власти.

Уже известно, что первым его шагом станет подписание двустороннего соглашения о сотрудничестве в сфере безопасности между Вашингтоном и Кабулом. «Цирк с конями», коим и были президентские выборы-2014 в Афганистане, завершился, на первый взгляд, именно так, как планировал Вашингтон: новый афганский президент, гражданин США, является именно его креатурой.

Ашраф Гани - член «бейрутской банды». Так называют в стране группу пуштунских лидеров, которые в семидесятые годы по стипендиям Агентства США по международному развитию обучались в Американском университете в Бейруте, затем работали во Всемирном банке и других международных организациях.

Теперь он «вырос» и обязан совершить главное – обеспечить «законные основания» для дальнейшего американского военного присутствия в Афганистане. Подписать «Соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности», которое напрочь отказывался визировать его предшественник, Хамид Карзай.

Своему уходу Карзай, естественно, противился, как мог. Последние три-четыре года он всеми возможными средствами намекал Вашингтону, что только под его руководством Афганистан останется форпостом США в регионе, а его жесты в сторону Ирана и Китая, ШОС и ОДКБ, неоднократные отказы подписать пресловутое соглашение были только попыткой выторговать себе статус пожизненного лидера страны. Причем, как будет называться этот пост – «почетный президент» или «отец нации» – ему абсолютно не важно.

Вашингтон намеки проигнорировал, поскольку уже наметил новую, более управляемую кандидатуру на пост афганского президента, и, поняв, что его «списали», Х. Карзай напоследок громко хлопнул дверью. Выборы провел, но сделал это так, что ни один из двух основных кандидатов – Ашраф Гани и Абдулло Абдулло – с их итогами не согласились, а вот американцы испытали откровенный шок от количества фальсификаций. И если на прошлых 2009 года президентских выборах, когда Карзай еще был им нужен, США на особенности национального избирательного процесса - вброс миллиона трехсот тысяч фальшивых бюллетеней - закрыли глаза, то в нынешнем году они решили «проявить принципиальность». Отчего и без того хрупкий баланс между четырьмя «центрами силы» - основными группировками местных элит, включая талибов, - оказался нарушенным. И администрации Белого дома пришлось откровенно «поднапрячься», чтобы убедить и афганские элиты, и своих союзников в том, что победил именно Ашраф Гани, а не его соперник. Под которого, в соответствии с подписанным соглашением о создании правительства национального единства, будет введена никак в местной конституции не прописанная должность главы исполнительной власти – фактически, премьер-министра.

Х. Карзай в этих раскладах оказался третьим лишним, и от такого удара судьбы внезапно «прозрел», выступив с критикой американского присутствия в Афганистане, продуктом которого он, собственно, и является. «Одной из причин (войны – И.Н.) было то, что американцы не хотели мира, так как у них были свои цели, - начал пророчествовать он. - Сегодня я снова заявляю, что война в Афганистане не наша, она была нам навязана иностранцами, мы пострадавшие». Вот так он подвел итоги своего тринадцатилетнего управления страной.

Эти итоги, которые хронологически совпадают с американским присутствием в стране, назвать положительными затруднится любой более-менее объективный наблюдатель. Джон Сопко, генеральный инспектор по вопросам реконструкции Афганистана, по всей видимости, один из немногих чиновников в Вашингтоне, который способен сказать правду об истинном положении дел в стране. По его оценкам, минимальная сумма годового бюджета, при которой центральное правительство в Кабуле может хоть как-то функционировать, составляет от 8 до 12 миллиардов долларов, причем без поддержки других стран Афганистан может покрыть из этой суммы лишь 2 миллиарда. Большая часть экономической жизни страны сосредоточена вокруг обслуживания контингента «Международных сил содействия безопасности» - ИСАФ. Сегодня 18 из 34 провинций являются ареной боев между талибами и правительственными войсками. Причем, с явным перевесом в позу талибов, поскольку во многих районах правительственные силы едва способны обеспечить безопасность своих баз, не говоря уже о каких-то наступательных операциях по установлению контроля за территориями.

С учетом того, что Афганистан с 2002 по 2013 годы обошелся американской казне в 640 миллиардов долларов только прямых расходов, итоги деятельности и местных властей, и властей оккупационных выглядят, на первый взгляд, не просто неутешительными, а откровенно провальными. Но – лишь на первый взгляд.

Разговоры о том, что американская политика потерпела в Афганистане сокрушительное поражение, поскольку не смогла обеспечить разгром талибов – столь же прекраснодушная маниловщина, как и утверждения экспертов о том, что США утратили интерес к этой стране. Утратили, поскольку, якобы, наметился «в последние годы перенос военно-политического внимания американцев с Ближнего Востока к АТР». А, кроме того, «на сокращение американских контингентов в Афганистане повлияло и решение об их наращивании в Восточной Европе». В кавычках – мнения тех, кого чтут как специалистов и политологов.

Абсурдность этих выводов столь же очевидна, как и до сих пор звучащее утверждение о том, что американское присутствие в Кабуле неким мистическим образом «отвечает интересам России и способствует безопасности региона». Опровергать этот бред нет ни времени, ни особого желания, Вашингтон в ближайшее время не намерен выпускать Кабул из-под плотной опеки, а все заявления Барака Обамы по данному поводу – очередной маневр Белого дома. Присутствие в Кабуле означает для Вашингтона возможность серьезно влиять на ситуацию в Средней Азии и в мусульманских анклавах Китая.

Талибы здесь абсолютно ни при чем, поскольку «Талибан» ни для национальных интересов, ни для национальной безопасности США никакой серьезной угрозы не представляет. Более того, вполне встраивается в американскую партию, разыгрываемую в регионе. Противоречия между талибами и официальным Кабулом, так же, как и требования талибов - освобождение заключенных сторонников, формирование переходного правительства и принятие новой конституции на основе шариата – лишь декорация, за которой скрывается стремление перераспределить финансовые потоки «афганского происхождения», от наркоторговли до «распила» международных траншей на реконструкцию. Интересы талибов сосредоточены исключительно внутри страны, и вопрос их участия в афганском правительстве – вопрос лишь времени, вопрос, который будет решен в той или иной форме новым афганским президентом – креатурой США.

Для нас, для России, важны не талибы, а, во-первых, присутствующие на территории Афганистана среднеазиатские террористические группировки, которые располагают в постсоветских республиках региона серьезной подпольной сетью своих сторонников и стремятся к созданию подобных нелегальных сетей на всей территории нашей страны. Своим достаточно благополучным существованием на афганской территории эти группировки финансово и организационно обязаны, в первую очередь, спецслужбам США, активно насыщавшим их своей агентурой. И время отрабатывать этот «долг перед Америкой» не за горами, поскольку – и это, во-вторых – после возникновения ЕврАзЭС в Вашингтоне активно ищут «новые формы сотрудничества» со среднеазиатскими республиками – членами ШОС и ОДКБ.

«Террористическая угроза» - прекрасный повод для того, чтобы расширить американское присутствие в регионе. «Разведка боем» уже проведена: летом нынешнего года в Туркмении отряды боевиков с афганской территории атаковали позиции пограничников. Параллельно с этим США предложили Ашхабаду передать под нужды американских военных бывшую военно-морскую базу СССР в Красноводске - нынешний Туркменбаши. Ашхабад ответил отказом, но это сейчас, когда «международный терроризм» еще не взялся за Туркменистан всерьез.

В итоге смена президента в Афганистане, равно как и активность «Талибана» имеют к безопасности региона весьма отдаленное отношение. Опасность «афганского узла» заключается, прежде всего, в американском присутствии в этой геостратегически важной точке. Что бы ни говорили в Вашингтоне по поводу дальнейших планов в отношении Кабула, России необходимо военно-политическими и полицейскими мерами укреплять свой южный фланг, повышать эффективность ОДКБ, развивать двусторонние военные связи с Узбекистаном, работать на «афганском направлении» вместе с Пекином – и делать все это без оглядки на декларации Барака Обамы. Ведь совершенно неслучайно американский президент все планы «окончательного сворачивания» присутствия в Афганистане приурочивает к 2016 году, к сроку окончания своих полномочий. Уйдет – с него и взятки гладки. А нам здесь жить, и Средняя Азия и Афганистан с наших границ никуда не исчезнут, кто бы там ни был у власти в Кабуле.

Как объявил 27 сентября Барак Обама, «Америка возглавляет усилия по объединению всего мира против российской агрессии на Украине». Теперь, после того, как в Кабуле к власти пришел американец, угроза южному флангу России лишь возросла.

Специально для Столетия


Эксклюзив
19.09.2023
Николай Петров
Образование в России мигрантских анклавов чревато серьезной опасностью
Фоторепортаж
25.09.2023
Подготовила Мария Максимова
В Новой Третьяковке открылась выставка, посвящённая 100-летию московского спорта


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..