Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
6 февраля 2023
Бюджет на выживание?

Бюджет на выживание?

Комментирует член-корреспондент РАН, научный руководитель Института экономики Руслан Гринберг
23.11.2016
Бюджет на выживание?

Даже в трёхлетнем бюджете Россия оказалась не готова рискнуть, сделав ставку на стабилизацию.  

Комментирует член-корреспондент РАН, научный руководитель Института экономики Руслан Гринберг: 

- Трёхлетний бюджет России на 2017-2019 годы, принятый в первом чтении Государственной Думой, не принёс больших неожиданностей, но, к сожалению, не вселил и особого оптимизма. К сожалению, в очередной раз национальная экономика в финансовом расписании страны оказалась в роли пасынка.

Даже в номинальном выражении расходы на инвестиции не растут, что не позволяет рассчитывать на то, что в ближайшее время экономика выйдет из нынешней депрессивно-стагнационной ситуации. Правительство предпочло бюджету развития, возможно довольно рискованному, бюджет стабильности.

Бюджетный расклад таков, что даже при низкой инфляции на уровне 6-7 процентов уровень капиталовложений в экономику может упасть на 15-20 процентов. Думается, выбранный курс на снижение вложений в национальную экономику контрпродуктивен. Стабильность такого рода, как сейчас в России, грозит перейти в застой, нам просто необходимо избежать таких рисков.

Россия уже не первый год находится на пресловутом пороге радикальных экономических перемен, живёт в ожидании некоего просвета. Однако инициатором такого просвета в нынешних условиях никто другой, кроме государства выступить просто не в силах. У нас же по привычке критикуют государство за то, что его в экономике слишком много. Да, его много, но совсем не там, где оно действительно нужно. В сфере регулирования бизнес-процессов государства у нас как раз крайне мало.

При этом по традиционно принятому в мире показателю государственной квоты в бюджетных расходах Россия заметно уступает очень многим из развитым странам, к примеру, скандинавским. Там доля государства в расходах может даже превышать 50%, в то время как в России составляет только 36%. И это – при наличии в нашей экономике таких структур, как Газпром, Роснефть, Росатом или РЖД. Просто в России мало кто имеет представление о том, насколько мощным может быть при необходимости государственный бизнес за рубежом.

Специалисты Института экономики отмечают, что снижение госинвестиций связано с завершением ряда крупных инфраструктурных проектов. Это свидетельствует о том, что такие проекты, как реконструкция БАМа и Транссиба, строительство Керченского моста и высокоскоростных магистралей надо не ограничивать в финансировании, а всемерно поддерживать, стимулируя сопутствующие проекты меньшего масштаба.

Более того, именно серией масштабных проектов можно реально стимулировать общую инвестиционную активность в экономике страны. В качестве преимущества глобальных проектов я назвал бы тот факт, что они по определению оказываются за скобками конкуренции, развязывая руки правительству для свободного маневра ресурсами.

Трёхлетний бюджет сформирован исходя из цены нефти в 40 долл за баррель, что само по себе представляет определённый риск. Сейчас количество факторов ценопонижающего свойства несколько больше, чем факторов ценоповышающих. В целом, по оценке ИЭ РАН степень неопределённости по бюджетным разработкам остаётся очень высокой. Возвращаясь к проблеме инвестиций, отмечу, что сложности тут никак не связаны с тем, что у нас якобы «денег нет». На самом деле деньги, и немалые, есть, как за рубежом, где всё ещё очень много желающих вложиться и неплохо заработать в России, так и в самой России. И дело вовсе не в высоком кредитном проценте, поскольку банковские кредиты составляют только 6-7 процентов от общего объёма инвестиций.

Главная проблема состоит в том, что ни у кого нет уверенности в завтрашнем дне, в отдаче от вложений. К тому же и бизнес-среда, и органы власти, как впрочем, и общество, достигли сейчас критически низкого уровня договороспособности. Считаю ненормальной практикой, когда выбором приоритетов финансирования занимается министерство финансов, по сути – государственная касса.

Необходимо создать условия для того, чтобы и непредставленные в органах власти партии, и даже простые граждане получили возможность напрямую участвовать в процессе выбора приоритетных направлений бюджетного финансирования. Для этого, среди прочего, России, рано или поздно, но придётся пойти по пути резкого и очень солидного расширения полномочий органов местного самоуправления.

 

Записал Алексей Подымов

Специально для «Столетия»


Эксклюзив
30.01.2023
Николай Андреев
Фонд Сахарова признан нежелательной организацией.
Фоторепортаж
06.02.2023
Подготовила Мария Максимова
К тысячелетию первого письменного упоминания о Суздале.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..