Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
6 февраля 2023
Почему в России всё меньше лесов и пресной воды?

Почему в России всё меньше лесов и пресной воды?

Комментирует экономист Леонид Шипилов
28.08.2015
 Почему  в России всё меньше лесов и пресной воды?

По уровню потерь ресурсов наша страна заняла одно из первых мест в мире.

Комментирует экономист Леонид Шипилов:

– Наша страна за последние два с половиной года лишилась минимум 12% лесных ресурсов и примерно стольких же ресурсов пресной воды. Прежде всего, из-за массовых лесных пожаров и засух во многих регионах.

Уже который год говорится о необходимости дееспособного государственного участия в лесном, водном хозяйстве, в сфере природопользования, как это делается в развитых и многих развивающихся странах. К этому же призывают многочисленные участники научных конференций – российских и международных. Но воз и ныне там: в означенных сферах масса ведомств с размытыми функциями; «символические» штрафы за природоущербную деятельность; дефицит кадров, финансирования, техники. Кроме того, фактически продолжают действовать, по данным ТПП РФ, давно устаревшие нормативы в сфере лесо- и водоиспользования. В том числе нормативы ещё 60-х, 70-х годов…

Об этом говорили и на международной конференции «География, культура и общество для будущего Земли», состоявшейся на днях в МГУ им. Ломоносова.

В России, как отмечалось на форуме, свыше 50% объёма пресной воды расходуется промышленностью, но водопотери в промышленном секторе доходят до четверти его водопотребления. Около 15% объёма те же ресурсов используется в РФ на сельхозорошение, но здесь уровень потерь достигает как минимум трети. Кстати, в развитых странах со схожими природно-климатическими условиями и размерами территории (Канада, Австралия, США) на сельхозорошение расходуется примерно тот же объём пресной воды. Но уровень её потерь в данном секторе – максимум 10%.

Уровень изношенности водопроводящей инфраструктуры в России доходит до 40%. Это проявилось в ходе борьбы с засухой, пожарами и их последствиями в текущем году. Поскольку противопожарные мероприятия, связанные с использованием воды и водо-эмульсионных смесей, осуществлялись с запозданием и в меньшем, чем требовалось, объёме. В июле–августе этого года в Байкальском, Хакасском, Тувинском, Нижневолжском регионах – буквально, в «пожарном» порядке выделяются дополнительные денежные средства и спецтехника для тушения возгораний, увеличения объёмов водоснабжения…

Впрочем, подобные «недоработки» имеют место далеко не первый год, а точнее, с начала 1990-х. Ибо всё «разбросано» по разным федеральным и региональным ведомствам, финансируется по остаточному принципу. Объемы лесовосстановления, от которого впрямую зависят запасы воды в почвах, водоёмах и, соответственно, климатические условия, – тоже в «загоне». По данным Центра по проблемам экологии и продуктивности лесов РАН, в сравнении с 1990-м в России объёмы работ по лесовосстановлению к настоящему времени сократились более чем вдвое. И минимум вчетверо меньше создаётся в стране почвозащитных лесонасаждений (в годовом исчислении).

Существенный урон мировой биосфере наносят также экстенсивные, ущербные технологии освоения недр. Что особенно характерно для постсоветских и развивающихся стран. Точнее – для всех стран с экспортно-сырьевой экономикой. Так, добыча угля на северо-востоке Коми на рубеже 1980-х –1990-х гг. велась, в основном, экологически пагубными методами, не сопровождалось комплексом мер по экологической реабилитации этих районов, их социальному обустройству. То же характерно для других сырьевых регионов страны.

Участники состоявшегося форума единогласно призвали «возвратить» государство во все сектора природопользования, резко ужесточить санкции за наносимый природе ущерб. Предлагается также разработать единые международные стандарты природопользования и нормы ответственности за нарушение этих правил. По экспертным оценкам, такие меры актуальны ещё и потому, что в РФ и многих других странах всё чаще возникают конфликты между сырьевым бизнесом и коренными народами. Поскольку на территории их обитания расположено свыше 60% общемировых запасов нефти и газа, до 70% – лесных массивов, более половины запасов пресной воды. Местные же власти, как правило, поддерживают в этих конфликтах позицию сырьевых, особенно нефтегазовых и лесозаготовительных компаний.

Тем временем, по последней оценке Торгово-промышленной палаты РФ, проведённой в мае этого года, «по всей стране всё чаще отмечаются потери лесных ресурсов от незаконных рубок, вредителей и болезней, других негативных факторов. Существующая разрозненная система лесоустройства не отвечает современным реалиям, а кадастровый учёт лесных участков проведён только на 20% общей площади лесов страны». При этом «вопросы кадрового и социального обеспечения лесной отрасли остаются актуальными как никогда».

Словом, надо радикально менять всю систему управления природопользованием в стране. Конечно, если нынешнюю систему можно называть управлением или хотя бы регулированием…

Специально для Столетия


Эксклюзив
30.01.2023
Николай Андреев
Фонд Сахарова признан нежелательной организацией.
Фоторепортаж
06.02.2023
Подготовила Мария Максимова
К тысячелетию первого письменного упоминания о Суздале.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..