Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
4 марта 2024
Зачем приватизировать «Роснефть»?

Зачем приватизировать «Роснефть»?

Новый этап приватизации крупных компаний может начаться в ближайшее время
Алексей Подымов
17.12.2015
Зачем приватизировать «Роснефть»?

Сам термин «приватизация» применительно к государственным активам мы немного забыли. Пора вспоминать: глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев считает, что в 2016 году возможна приватизация пакета акций компании «Роснефть». И, в который раз, все хором загодя предупреждают: «Только не по сценарию «прошлой» приватизации».

Мало что другое среди действий российских властей воспринималось бы народом столь же негативно, как приватизация. Пожалуй, только горбачевская программа борьбы с пьянством и алкоголизмом. Стоит ли удивляться, что после поголовной «ваучеризации» и залоговых аукционов чуть ли не все последующие «масштабные» приватизационные планы и проекты так и остаются нереализованными.

В план приватизации с 2014 до 2016 года заложено очень многое. К примеру, продажа крупных, в 10%, а то и 20-25%, пакетов акций таких компаний, как «Транснефть», РусГидро, АЛРОСА, Уралвагонзавод, банк ВТБ, Аэрофлот и Совкомфлот, и даже РЖД.

Пока еще никто не отменял и полную продажу аэропортов Шереметьево и Внуково, Росспиртпрома и Объединенной зерновой компании, Ростелекома, а также детища Анатолия Чубайса – компании РОСНАНО.

План, скорее всего, придется если не отменять, то уж точно, продлевать его сроки. И делать это уже просто в силу того, что наши имущественные ведомства физически не способны эффективно подготовить к продаже так много всего и сразу.

На данный момент активно обсуждается фактически только перспектива продажи 19,5% акций «Роснефти». Специалисты уже успели назвать это пакет «вишенкой на торте», хотя самого «торта» Росимущество пока на всеобщее обозрение не выставило. В этом ведомстве, похоже, считают, что пока вполне достаточно заявлений профильного министра, А. Улюкаева. А он уже неоднократно говорил, что планы по приватизации будут корректироваться на стадии обсуждения бюджета, ориентироваться придется на рыночную ситуацию, но пока нет оснований для того, чтобы что-то исключать из намеченного списка.

Что ж, время обсуждения бюджета уже прошло, его утвердили, а сумму в 99 миллиардов рублей, заложенную в план приватизации на 2015 год, так никто и не отменил. Но понятно, что без «Роснефти» ее получить никак не удастся. Интересно, что в приватизационном плане фигурирует еще и 423 миллиарда за счет дивидендов от той же «Роснефти». А ведь, снижая свою долю в компании почти на треть, государство в перспективе теряет ту же треть в дивидендах. Шило на мыло менять будем? Стоит ли вообще игра в такую приватизацию свеч?

Остается напомнить, что постановление об отчуждении 19,5% акций «Роснефти» для последующей приватизации было подписано еще в декабре 2014 года. Однако реализация плана уже не раз откладывалась. Не исключено, что будет отложена и в этот раз: все-таки, ситуация для продажи сегодня неблагоприятная. Нефтяная конъюнктура сейчас хуже некуда, однако акции «Роснефти» даже в таких условиях котируются весьма неплохо, между отметками 240 и 250 рублей за штуку. В рублях это существенно выше цены первичного размещения в июле 2006 года, когда они стоили чуть выше 200 рублей. Однако в валюте, после двух девальваций рубля, более чем в два раза, сегодня они стоят 3,6 против 7,55 доллара.

Нет никаких сомнений, что покупатели на пакет «Роснефти» найдутся. Преимущество ее нынешней не самой высокой цены – возможность привлечь максимальное количество потенциальных покупателей.

Что ж, 2016 год уже не за горами. Понятно, что для успешного размещения акций правительству лучше все-таки дождаться хотя бы частичного восстановления цен на нефть. Президент компании Игорь Сечин недавно заявил, что цена акций при приватизации должна быть не ниже 8,12 доллара. Трудно с ним не согласиться, ведь он хочет выручить за ее долю - для государства! - как можно больше. На сегодняшний день, с точки зрения наполнения бюджета, совершенно очевидно: это не лучшая сделка. Продавать нефтяные акции в период низких цен на сырье?

Тем более что серьезных финансовых трудностей нет ни у правительства, ни у Центрального банка. У нас сегодня почти минимально возможный дефицит бюджета, страна сохраняет значительные валютные резервы.

Тогда зачем вся эта затея? Неужто ответ следует искать, согласно рекомендациям древних римлян, которые ставили вопрос ребром: «Кому выгодно?». Читатели, узнавшие о предстоящей продаже, уверяют: речь идет о некоей «многоходовке».

Осталось подождать немного. И мы узнаем, сколько заработало государство на спешном избавлении от ценного актива. И сколько - покупатель, сумевший ухватить лакомый кусок по дешевке.

Алексей Подымов – шеф-редактор информационного агентства «Финансовый контроль – новости»

Специально для Столетия


Эксклюзив
28.02.2024
Святослав Князев
За что ПЦУ взъелась на святого князя?
Фоторепортаж
27.02.2024
Подготовила Мария Максимова
В Москве в Государственном музее А.С. Пушкина представлен Межмузейный проект к 225-летию со дня рождения поэта


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..