Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
21 августа 2019
Владимир Дергачев: « “Праздник негодования” продолжается…»

Владимир Дергачев: « “Праздник негодования” продолжается…»

Беседа с экономистом-востоковедом, очевидцем «новой египетской весны»
08.07.2013
Владимир Дергачев: « “Праздник негодования” продолжается…»

Экономисты и политологи во всем мире продолжают размышлять и спорить об истоках и возможных путях выхода из нового политического кризиса, охватившего страну.

- Как вы считаете, Владимир Борисович, можно было как-то предвидеть события, которые развернулись в Египте в ночь с 3-го на 4-е июля ?

- Вне всяких сомнений. Всё произошедшее было запрограммировано всем ходом выступлений египетского социума, которые начались 25 января 2011 года. Поскольку я сам, волею случая, оказался свидетелем тех протестных выступлений и имел уникальную возможность наблюдать развитие всего процесса в течение почти двух лет, могу вполне уверенно сказать: никакой революции в Египте в истинном понимании этого слова в тот день не произошло. Смены формы управления государством¸ что является основным элементом, позволяющим говорить о «перевороте», не случилось. В действительности весь арабский мир, с замиранием сердца наблюдавший за толпой протестующей молодёжи на Тахрире, центральной площади Каира, пытавшейся позиционировать себя в качестве революционеров–либералов, в итоге оказался перед лицом поспешной смены декораций, спровоцированной давно зревшими в египетском обществе протестными настроениями, в основе которых лежали вполне объективные экономико–демографические и социальные факторы. За декорациями, что традиционно для новейшей истории Египта, встали армейские круги и занявшая выжидательную позицию египетская необуржуазия, успешно взращённая усилиями покойного президента А. Садата и так культивировавшаяся низложенным Х. Мубараком. Дезорганизованностью и аполитичностью масс тогда воспользовались «Братья-мусульмане», объединённые в Ассоциацию с аналогичным названием, много лет работавшие в подполье, сумевшие при этом объединить под своими «знамёнами» сотни тысяч египтян благодаря блестящей организации и успешной благотворительной деятельности, оказывавшейся в критические моменты куда эффективней действий государственной машины. Однако отсутствие продуманной программы экономических реформ, а также разобщённость и неорганизованность политических сил, в условиях общей нестабильности и завышенных ожиданий масс населения, требовавших быстрых и решительных изменений на всех уровнях, не позволили исламистам довести до конца свои инициативы, демагогически прикрываемые лозунгами «демократизации» страны.

Итог – новая египетская революция, а по сути дела – переворот, происходящий в условиях дальнейшего обострения тяжелейшего социального и экономического кризиса, с преодолением которого и были связаны надежды «революционеров», вышедших на Тахрир в 2011 году и вернувшихся туда же ночью 3 июля.

- Что вы имеете в виду ? Неужели все жертвы оказались напрасны?

- Ну, во-первых, я бы не сказал, что погибшие во время тех событий напрасно принесли себя на алтарь жертвенности. И не только по этическим соображениям. Дело в том, что тогда впервые за многие годы деспотического правления и беззакония, царившего в стране на протяжении 30 лет, молодежь и поддержавшие ее либералы почувствовали себя хозяевами страны – им наконец-то удалось не только преодолеть себя и обрести то, что потом было названо «самосознанием» и чувством достоинства, но и противопоставить демагогии и лжи государственного аппарата единую волю, настойчивость, проявить мужество и стойкость, которых я, скажу вам откровенно, уже и не ожидал от египтян. И добиться своего они сумели – Мубарак был вынужден уйти (причём, по всей вероятности, его все-таки «ушли» сами военные), а страна сделала попытку встать на путь обновления, чтобы выбраться из той трясины кумовства и коррупции, в которую вверг Египет прежний режим. Это особенно чувствуется изнутри.

Все, кто смог пообщаться с молодёжью «25 января», «Движением 6 апреля» и т.д. - а именно они дали толчок масштабным сдвигам в политической жизни страны, скажут вам то же самое.

- Тогда не могли бы вы уточнить свою позицию и более детально рассказать, что происходило в Египте тогда, и как страна «пришла» к дню сегодняшнему ?

- События тех дней свежи в памяти, они могут послужить хорошим уроком для многих руководителей, игнорирующих реалии политической жизни в своих странах. И поскольку мне довелось принять участие во встрече с представителями движений сразу после событий зимы 2011 года, скажу откровенно: и услышанное, и увиденное вызвали серьёзное разочарование.

Что показали встречи? Показали, что у движений отсутствует чётко выраженная программа действий, нет намерения разработать что–то вроде «дорожный карты». Принимаемые ими решения носят сугубо импульсивный характер, а из своей среды никто не намерен выдвигать себя в качестве лидера (так как это противоречит их целям) либо предлагать конкретные кандидатуры на предстоящих парламентских и президентских выборах. Поддержка, как заявила «боевая» молодёжь, будет оказываться ею тем или иным кандидатам в зависимости от степени соответствия (в их понимании) принимаемых решений и реализуемых госаппаратом мер целям движения (которые носят паллиативный характер, а долгосрочной перспективе практически отсутствуют). Принципиальным соображением, высказанным представителями этой группы, стало заявлением о том, что они видят себя в качестве «силы давления» (наподобие «зелёных»), которая практически ни за что не будет нести ответственности, а действовать в соответствии со своими симпатиями и антипатиями, оказывая постоянное влияние на процесс принятия политических решений. Это позиция, как показала действительность, несущая в себе серьёзный дестабилизирующий потенциал, так как процесс выдвижения всё новых требований принял в дальнейшем перманентный характер, а заявление о том, что на нынешнем этапе главное, к чему надо стремиться – «обретению самосознания массами» – носило весьма расплывчатый характер «первомайского лозунга», не имеющего созидательного характера.

- Итак, если я правильно вас поняла, все молодежные движения преследуют альтруистические и благородные цели - страстный и искренний порыв к свободе, справедливости, ненависть к коррумпированному и деспотичному режиму, и одновременно проявляют явное неумение и даже нежелание заниматься созидательной работой.

- Именно так. Зато большой интерес представило другое высказываемое ими соображение: «время безраздельного контроля над массами прошло», и Египет являет собой пример для всех народов Арабского Востока, где вопрос перемен является всего лишь вопросом времени, а любые проявления экстремистских настроений, или отдельные эксцессы типа побоища, устроенного египетским «ультрас» во время футбольного матча с командой Туниса, являются не чем иным, как попыткой контрреволюционного движения вспять, инспирируемой последователями старого режима (читай - Х. Мубарака). И здесь сложность заключается в возможностях контроля над действиями молодёжи, справедливо относящей себя к «поколению Интернета» и грамотно пользующейся всеми преимуществами информационных технологий (включая мобильную связь, Facebook и т.д.). При этом всех несогласных с их подходами, выступающих с другими лозунгами, а также правонарушителей, руки у которых оказались развязаны в результате т.н. «революции 25-го января», они готовы будут относить к «контрреволюционным силам».

- Да, довольно сложное переплетение сил и интересов. Но всё-таки давайте вернёмся к дню сегодняшнему: какую роль сыграла египетская армия в тех событиях?

- Армия не стала вмешиваться в «революцию» 25 января – она сначала отстранённо наблюдала за тем, куда повернёт «история», и поначалу даже пыталась, хотя и вяло, воспрепятствовать развитию событий в том направлении, которое могло оказаться для неё нежелательным. Достаточно вспомнить «кружение» над Тахриром истребителей на низкой высоте с целью распугать толпу на площади. Только через неделю военные начнут говорить о необходимости уважения интересов народа, и тогда выведенная техника на улицы Каира будет окружена ликующими толпами, с которыми военные явно не будут спешить «брататься».

- Ну а как повели себя военные в дальнейшем?

- Сразу оговорюсь, в узком кругу мне ещё тогда было совершенно однозначно заявлено: всю политику Египта всегда делала и будет делать армия, что бы ни случилось. Это своего рода традиция, заложенная переворотом Гамаля Насера в 1952 году, давшая военным возможность взять под свой контроль все сферы общественно-политической и экономической жизни в стране. Другое дело – явно неуклюжие действия военных в последующий период. Маршал Тантави – бывший министр обороны и военной промышленности Египта при Мубараке – возглавил тогда Высший Совет вооруженных сил и довольно пассивно наблюдал за ростом числа исламистов, умело перехвативших инициативу у молодежи, так и не пожелавшей самоорганизоваться. Дело дошло до того, что уже через год молодежь вышла на площади страны с требованиями отставки самого Тантави. Ему припомнили его многочисленные ошибки - расстрел демонстрации коптов на площади Масперо у египетского телевидения, противоречивые заявления о необходимости получения зарубежной финансовой помощи (имелся в виду так и не полученный займ от МВФ), военно-полевые суды, которые были направлены и против активистов «революционных» движений и т.д. Была даже предпринята безуспешная попытка организовать в преддверии президентской гонки спектакль с переодеванием – известный приём военных хунт в Латинской Америке, пытающихся остаться у власти.

Всё это дало возможность «Братьям-мусульманам» быстро завоевать симпатии значительной части населения (а другой силы просто не было) и обеспечить себе неплохую поддержку на президентских и парламентских выборах.

- И всё-таки, почему такой печальный для Мурси получился финал: ведь казалось, что в стране воцарился минимальный, но межконфессиональный мир, а заявления лидера о том, что он – президент всех египтян, смогли привлечь к нему новых сторонников.

- Думаю, здесь – явная передержка. Мурси так и не стал «президентом всех египтян», хотя, не исключаю, такие попытки делались, однако, больше они смахивали на демагогию. Как мне представляется, он оказался не только в плену происламских настроений и своего окружения, но явно был неспособен справиться с той ситуацией в экономике, которая досталась ему в наследство. Ведь что мы наблюдаем в экономике АРЕ сегодня – падение курса египетского фунта, сопровождающееся галопирующей инфляцией, трёхкратное сокращение объёма золотовалютных резервов, падение индекса египетской фондовой биржи (на 14% только за последние дни), очереди на автозаправках, растущая коррупция при крайне низкой эффективности госаппарата..

А ведь именно уровень жизни и возможность найти для себя работу больше всего заботила египтян до 25 января и продолжает беспокоить сегодня, по прошествии более чем двух лет. Сегодня в стране по-прежнему 20% трудоспособного населения остаётся безработным, а шансов в созданной Мурси системе теократического правления найти работу без «конфессиональной преданности» не было. Что же касается межконфессионального мира – начался буквально исход коптов из страны, когда число эмигрировавших из страны египетских христиан достигло за год 100 тысяч, а отношения между двумя религиозными общинами всё больше и больше обострялись.

- Тем не менее непонятно, почему военные в Египте так долго молчали - ведь в их руках всё это время, как вы считаете, оставались реальные рычаги администрирования, которые они могли привести в действие в любой момент ? И как удавалось Мурси так долго оставаться на своём посту в подобной ситуации ?

- Думаю, что военные вновь сознательно взяли паузу, чтобы определить для себя свою собственную «дорожную карту» (что и произошло в конечном итоге), и не слишком раздражать население страны – ту его часть, которая искренне пошла за «Братьями». Именно поэтому они «проглотили» мини-переворот 12 августа 2012 года, когда Мурси уволил главу Высшего Совета ВС маршала Тантави со всех постов, назначив его своим советником. При этом теперь уже бывший президент явно играл с военными, пытаясь перетасовать карты новыми назначениями и выбить у армии почву из-под ног. Об этом свидетельствовала череда перестановок и переговоров со средним армейским звеном, которому было обещано ускоренное продвижение по службе. Но президент явно переоценил свои возможности, поспешно присваивая себе все больший объём полномочий, зачастую нелегитимно: клановость и прочность внутренних связей внутри армейских кругов слишком сильна, чтобы её можно было разрушить одним ударом, так что выстрел прозвучал громко, но оказался холостым. Да и его «игры» с США также не создавали президенту благоприятного паблисити в американском политическом бомонде: чего только стоило заявление в преддверии визита в Вашингтон, где Мурси подчёркнуто заговорил об Америке как о союзнике, но не друге!

- Значит, вы считаете, что сегодняшний переворот – неизбежность?

- Это – закономерность и назревшая необходимость одновременно. Можно по-разному называть эти события – я уже слышу про «перезагрузку», мягкий переворот и т.д. Хотелось бы думать, что мы являемся свидетелями новой египетской весны, и то, что теперь во главе событий встали военные, несёт скорее положительный заряд и созидательное начало. Главное – чтобы были учтены ошибки прошлого, а в стране не началась гражданская война, носящая как внутрирелигиозный (я имею в виду разногласия между самими мусульманами, ведь не все они придерживаются крайних взглядов, как «Братья»), так и межконфессиональный характер. Похоже, военные сделали «домашнюю работу», и не очень стремятся афишировать своё присутствие на политической сцене, о чём свидетельствует назначение новым временным президентом главы Конституционного суда Египта Адли Мансура. Отсутствие реальной перестройки политической системы Египта, модернизационных процессов, о которых постоянно рассуждала пресса, как неотъемлемом атрибуте египетской «революции», не привели к созданию новых экономических и политических систем. А сопутствующая арабской весне (или даже её определяющая) радикализация и политизация ислама ведут в конечном итоге к застойным явлениям, далёким от демократических процессов, на которые были ориентированы реформаторские и революционные силы, вышедшие 25 января на главную площадь страны. Так что «праздник негодования» в стране продолжается, правда, носит он чересчур затяжной характер. Хватит ли ресурсов истерзанной выступлениями протеста земле фараонов – вот главный вопрос, который сегодня больше всего волнует египетских политиков, удастся ли им преодолеть комплекс системных дисфункций и фактическое разрушение той ткани общества, которая создавалась усилиями многих руководителей (зачастую – авторитарных) – ребус, не имеющий однозначного решения.

Беседу вела Дарья Муравина 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

ус
13.08.2013 17:31
Сценарий всегда один.Вначале свергают верного,но замшелого для сатанистов парнишу,затем приводят к власти--НАМЕРЕНО-либо нац,либо религиозного радикала(ну как в Египте,Азейрбаджане,Грузии... и...) затем чинят им препятствия для реализации рациональных нац.проектов,которые смогут обеспечить экономическое благосостояние страны,затем активизириют своих на-тренингованых шавок,по поводу крушения нац иллюзий,и наконец выходят на ПАПЕРТЬ их щикель-брахеры--дуче-придураки типа сатанашвили,ющенко,навального и прочих чипированных отморозков.Вот и все дела.Некоторым странам Белоруссии,Армении,Азейрбаджану частично удалось избежать навязываемых им всех ступеней.Это и спасло их,на сегодня от рабства Ю-ЭС-ЭС-совцев.
Петр Петрович
08.07.2013 17:12
Спасибо Владимиру Дергачеву за самую толковую и информационно насыщенную   статью о положении в Египте.
Выдержка и обдуманность поступков египетских военных поражает.

Эксклюзив
14.08.2019
Валерий Панов
Почему Россия проигрывает Западу информационную войну?
Фоторепортаж
17.08.2019
Алексей Тимофеев, Елена Безбородова (фото)
Здесь, на далёком Севере России, – один из важнейших наших духовных центров.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».