Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
6 декабря 2020
США: наступает перелом?

США: наступает перелом?

За месяц до голосования Ромни впервые обогнал Обаму по популярности у избирателей
Юрий Рогулев
09.10.2012
США: наступает перелом?

Президентская избирательная кампания в Соединенных Штатах достигла своего апогея. Кандидаты продолжают мобилизовывать финансовые пожертвования, колесят по городам и весям, произнося сотни речей и пожимая руки «простым американцам». При этом в положении соперников была и есть существенная разница.

Барак Обама – действующий президент от демократической партии. Он отчитывается перед избирателями за то, что ему уже удалось - или не удалось - сделать за последние четыре года. Он пришел к власти в тот момент, когда страна находилась в состоянии тяжелого финансово-экономического кризиса и уже вела войны в Ираке и Афганистане. Несмотря на некоторые недостатки и просчеты, Барака Обаму следует признать удачливым и успешным политиком, который многого добился за первый срок пребывания в Белом доме. Его администрации удалось не только преодолеть кризисное состояние и добиться роста экономики, начать вывод американских войск из Ирака, но и провести фундаментальную реформу системы здравоохранения - что безуспешно пытались сделать многие президенты США, начиная с 30-х годов XX века. Этим и объясняется устойчивое преимущество, которое имел действующий президент в ходе избирательной кампании перед своим соперником. Имел - до последнего времени.

Митт Ромни добился выдвижения своей кандидатуры от республиканской партии. Он не был бесспорным и самым подходящим кандидатом, многие активные сторонники «слонов» выступали и выступают против него. В глазах многих консерваторов он выглядит непоследовательным, «танцующим» политиком – то есть меняющим свои взгляды. Его критиковали республиканцы за то, что, будучи губернатором Массачусетса, Митт Ромни провел реформу системы здравоохранения штата – опыт, который частично использовал Барак Обама. А республиканская партия официально и категорически выступает за отмену реформы здравоохранения. У многих христианских фундаменталистов республиканской партии вызывает подозрение приверженность Митта Ромни к мормонизму. Да и его предпринимательская деятельность, инвестиционная активность и проблема уплаты налогов вызывали и продолжают вызывать вопросы и дискуссии. Однако остальные кандидаты от республиканцев оказались еще хуже.

После выдвижения на съезде республиканцев Митт Ромни старался придерживаться в своей избирательной кампании консервативной партийной платформы: чтобы оправдать надежды однопартийцев. С этих самых позиций он критиковал политику Барака Обамы за растущий государственный долг, дефицит бюджета, реформу здравоохранения, высокую безработицу. Однако избегал конкретизации своей программы по решению этих проблем.

Последним важнейшим событием избирательной кампании стали 90-минутные телевизионные дебаты по вопросам внутренней политики между двумя претендентами на Белый дом.

Чувствовалось, что Митт Ромни тщательно готовился дебатам и репетировал. Кандидат республиканцев выглядел очень энергично, оживленно и напористо нападал на политику президента, искусно уходил от детализации своей собственной позиции, заставляя президента объясняться и обороняться.

Барак Обама выглядел уставшим от бремени президентства человеком, которого обстоятельства заставляют делать то, чего ему не хочется. Он и начал свое выступление с поздравления своей супруги Мишель с юбилеем свадьбы. Заметив, что, вместо того, чтобы праздновать это событие, он вынужден на сцене дискутировать со своим политическим соперником. В дальнейшем Барак Обама вел себя пассивно, был серьезен и мало шутил, ограничился разъяснением своей политики и даже не пытался «уколоть» соперника и показать несостоятельность его доводов.

В комментариях к состоявшейся словесной дуэли недостатка нет. Все профессиональные обозреватели и телезрители отдали предпочтение республиканцу. Последовавшие опросы общественного мнения сразу зафиксировали сокращение разрыва между кандидатами с 6-8 процентов до 3-4 в пользу Барака Обамы. А 9 октября социологи уже сообщили: если бы выборы состоялись сегодня, за Митта Ромни проголосовало бы 49 процентов избирателей, в то время как за Барака Обаму - лишь 45 процентов. После чего многие сторонники республиканцев сделали вывод о коренном переломе в избирательной кампании.

Нет, спешить с такими умозаключениями пока не стоит. Конечно, президентская гонка в США - это красочное шоу, в котором форма заслоняет содержание. Это же сравнение можно применить и к публичным дебатам: большинство рассматривало их как состязания в красноречии. Мало кто обращал внимание на то, что говорили кандидаты по существу. Зато все следили за тем, как выглядели соперники и как шутили, насколько ярко атаковали противника и ставили его в затруднительное положение, удачно ли выкручивались сами. Митт Ромни в этом смысле вполне соответствовал законам жанра. Он ходил вокруг да около проблем, устроил хорошее представление. Но ничего не сказал о том, что надо конкретно сделать, чтобы решить важнейшие вопросы экономики и политики. А в некоторых случаях, не колеблясь, просто дезинформировал аудиторию, и в ходе дебатов все это ему практически сошло с рук.

Однако это еще не финиш избирательной кампании, и кандидату-республиканцу за свои слова - рано или поздно - придется отвечать.

Выступая на митинге в Денвере на следующий день после этих словопрений, Барак Обама сказал, что его соперник в ходе дебатов не был «откровенен по поводу своей позиции по налогообложению и другим вопросам». «Губернатор Ромни может танцевать вокруг своих позиций, но если вы хотите быть президентом, то должны говорить правду американскому народу», - заметил он.

Президент прав в том смысле, что избиратель, в целом охотно воспринимая политику как развлечение, при этом не любит, когда ему лгут. Да и в наличии здравого смысла многим американцам не откажешь.

Проблема для избирателя состоит в том, что американцы сами не уверены, какую политику следует считать верной, и кого из нынешних кандидатов им следует поддерживать. Из последних президентов лишь Рональд Рейган пользовался безоговорочными симпатиями электората - несмотря на свои ошибки, просчеты и ляпы, за что и заслужил прозвище «тефлонового» президента. То есть главы государства, к которому ничего «не прилипает».

Р. Рейган совершил коренной поворот в социально-экономической политике государства. Он отказался от неокейнсианской модели, к которой прибегали в своей деятельности президенты от обеих партий, начиная с Франклина Рузвельта. Ее суть состояла в поддержке покупательной способности населения за счет государственных социальных программ и борьбе с безработицей - как главным мерам, обеспечивающим экономический рост. Кроме того, она предусматривала активное государственное регулирование экономики, в том числе - антикризисные меры. Эти масштабные расходы обеспечивались за счет постоянно возраставшего дефицита бюджета государства и, соответственно, роста государственного долга. Однако эти меры утратили свою эффективность в середине 70-х годов XX века и не смогли предотвратить острейшего и глубокого экономического и валютно-финансового кризиса. США на долгие годы вступили в период стагфляции, когда инфляция превышала 10 процентов в год, а экономика имела нулевой или отрицательный рост.

Р. Рейган заявил, что главной целью его политики будет борьба с инфляцией, а не с безработицей, призвал к сокращению социальных программ и расходов правительства в целом, а также выступил за ограничение государственного вмешательства в экономику и за большую свободу бизнеса. Его консервативная модель, «рейганомика», способствовала победе над экономическим кризисом и инфляцией и создала основы для устойчивого экономического роста - хотя, например, сокращения дефицита бюджета добиться не удалось.

Демократическая партия не смогла избежать влияния консервативных идей, и уже президент Билл Клинтон провозгласил «конец эры большого правительства». Демократы - вслед за республиканцами - заговорили о сокращении расходов, сбалансировании бюджета, уменьшении государственного вмешательства в экономику и постиндустриальной экономике.

Казалось, что Америка нашла эффективную модель экономического развития, сопоставимую по значению с послевоенной неокейнсианской моделью экономического роста.

К 2000 году страна имела не просто сбалансированный, а профицитный бюджет, сократившийся государственный долг и налоги, быстрый экономический рост, самый низкий уровень безработицы, самый низкий уровень бедности и самое небольшое число получателей социальной помощи за весь период с 1980-го по 2012-й. Чего еще можно было желать?

Однако республиканский президент-консерватор Джордж Буш-младший использовал это наследство не лучшим образом. Социально-экономическая ситуация при нем стала ухудшаться. Вернулись все прежние проблемы. Выросли расходы, растаяли золотые горы бюджетных доходов, в казне опять появился дефицит, взлетел уровень государственного долга, и, в довершение ко всему, летом 2007-го о банкротстве объявили крупнейшие банковские структуры, занятые ипотечным кредитованием. И уже осенью того же года разразился острейший финансовый кризис, перекинувшийся на некоторые важнейшие отрасли промышленности, такие, как автомобилестроение.

Стало ясно, что консервативные подходы в экономике себя исчерпали - политический маятник в США качнулся влево. Администрация Барака Обамы в условиях кризиса и угрозы новой «Великой депрессии» прибегла к старым, испытанным неокейнсианским рецептам. Погасила кризис, по расхожему выражению, «разбрасывая деньги с вертолета», усилила государственное регулирование финансовых институтов и провела реформу системы здравоохранения. Кризис отступил, однако в результате избиратели и политики оказались расколоты на два лагеря.

Поэтому все последние годы в стране наблюдается жесткое противостояние. Эта поляризация затронула и конгресс США, где представители двух партий демонстрируют неспособность договориться по важнейшим вопросам.

Такая тенденция проявилась и среди избирателей. Те не доверяют политикам, и сегодня не могут сделать своего выбора в поддержку той или иной позиции и программы кандидата.

Отсюда - столь высокий уровень конкуренции и столь близкие результаты поддержки у претендентов на Белый дом. В такой ситуации неизбежна персонализация политики, усиление влияния личностных качеств кандидатов.

На этом поле у Барака Обамы есть некоторое преимущество перед своим соперником. Избиратель знает, чего можно от него ожидать, да и ситуация в стране, хоть и медленно, но улучшается. Однако не все готовы безоговорочно поддерживать возврат к старой неокейнсианской политике, поэтому отрыв Барака Обамы от соперника невелик. Последние теледебаты показали: многие - даже случайные - факторы могут повлиять на его преимущество, если «заботливый» президент не станет более убедительным и привлекательным, чем его «танцующий» соперник.

Предвыборная ситуация в США складывается непростая. Барак Обама обладает сейчас популярностью среди населения и доверием в демократической партии. Об этом, в частности, говорит поддержка его политики бывшим президентом Биллом Клинтоном на прошедшем съезде партии. Это случилось впервые за четыре года, до сих пор Б. Клинтон, представитель группы «новых демократов», сторонников более консервативной политики, воздерживался от публичной поддержки нынешнего президента. Однако это не значит, что Барак Обама и дальше сможет продолжать традиционную политику демократов. Ясно, что простого возврата ни к одной из прежних моделей развития быть не может. Если Барак Обама сумеет выполнить свои обещания сочетать умеренную социальную политику с сокращением государственных расходов, снижением дефицита бюджета и государственного долга, обеспечив при этом необходимые темпы роста экономики, развития бизнеса и к тому же завершить многолетнюю эпопею войны в Афганистане, то он сможет стать одним из самых успешных президентов США.

Однако в возможность реализации такой программы верится с трудом, и добиться этих целей Бараку Обаме будет непросто. Представители республиканской партии в конгрессе настроены категорически против любых инициатив его администрации, и не намерены ему помогать. Да и положение в мировой экономике остается сложным, что влияет на экономическую ситуацию в США.

Митт Ромни сам по себе является достаточно умеренным, хотя и консервативным политиком. Может быть, теоретически, он был бы и неплох для Америки в качестве президента, если бы смог предложить что-то новое. Однако у него нет достаточного политического опыта и необходимого авторитета в партии, где заправляют консервативные фундаменталисты. В результате он уже сейчас вынужден играть по чужим правилам, лавировать и терять самостоятельность - о каком политическом лидерстве можно говорить в этой ситуации? Он обещает добиться экономического роста, сокращения дефицита бюджета, ограничения государственных расходов, снижения налогов. Однако не может предъявить четкого плана по реализации своих посулов. Прежние консервативные подходы вряд ли будут эффективны, в современной ситуации нужны новые взгляды. А с новизной у Митта Ромни в частности и консерваторов в республиканской партии вообще явные проблемы. Да и его имидж миллионера-богача будет и дальше отпугивать значительную часть избирателей и препятствовать объединению американцев вокруг этого человека.

Судя по всему, для американцев «заботливый» президент предпочтительней, чем «танцующий» кандидат.

Цель Барака Обамы на завершающем этапе избирательной кампании – сохранить свое преимущество, не «расплескать» его до дня голосования. Это вполне реальная и посильная для него задача.

Юрий Рогулев - директор Фонда изучения США имени Ф.Д. Рузвельта в Московском государственном университете, профессор кафедры новой и новейшей истории стран Европы и Америки

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

алекс-1
11.10.2012 21:27
Лене  у нас точно не было выбора
ву
10.10.2012 16:27
Сущите сухари,готовте миномёты,нью щикельбрагеровский мармончик вмиг исполнит все армагедонские желания вампир-сатанистов.
Лена Давыдова
09.10.2012 22:07
Скажите,а есть ли там еще кандидаты в президенты? Список немалый,но,похоже,что все сошли? Где про оставшихся почитать?
пётр
09.10.2012 12:57
   Автору.
  Скажи пожалуйста, а фонд который Вы возглавляете кем финансируется.
  Всё же как то странно звучит - Фонд изучения США имени Ф.Д. Рузвельта в МГУ.

Эксклюзив
01.12.2020
Елена Бондарева
Поэзия русской Сербии. К 100-летию Русского исхода.
Фоторепортаж
03.12.2020
Подготовила Мария Максимова
В Эрмитаже проходит выставка изделий фирмы Карла Фаберже.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».