Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
14 декабря 2019
Отец, сын и китайская мечта

Отец, сын и китайская мечта

Си Цзиньпин обещает к 2020 году построить в Поднебесной «умеренно процветающее общество»
Сергей Фадеев
16.09.2016
Отец, сын и китайская мечта

У нас, в России, принято считать китайцев низкорослыми. Вероятно, это повелось еще с той поры, когда в конце XIX–начале XX веков в русских городах их жило достаточно много. Впрочем, и сейчас, спустя добрую сотню лет, китайцы по-прежнему в подавляющей массе своей низкорослые по сравнению с нами и европейцами. Однако герои моего рассказа Си Чжунсюнь и Си Цзиньпин – люди высокорослые, плотные, широкоплечие, для китайцев они выглядят почти гигантами. И сразу обращают на себя внимание.

Рост Си Чжунсюня был 180 см, а его сын – нынешний китайский лидер Си Цзиньпин – еще выше. Это необычно. Может быть, их высокорослая стать сыграла свою, пусть и небольшую, роль в их выдвижении и карьере, кто знает?

В китайской истории становления и развития коммунистического движения, насчитывающей уже более 100 лет, никогда не было попытки внедрения в практику смены партийного руководства принципа династийности (сравните, например, с корейской традицией).

И вот впервые мы столкнулись с чем-то подобным, когда руководителем партии и государства КНР был избран Си Цзиньпин. Дело в том, что его отец Си Чжунсюнь тоже был одним из руководителей Коммунистической партии Китая. Одно время даже вторым человеком в КПК.

Кстати, отец и сын очень похожи друг на друга. Правда, у отца лицо более круглое, более китайское, что ли, улыбка широкая и открытая, более узкий разрез глаз, а у сына лицо крупнее, чуть продолговатое, а улыбка более вежливая, «протокольная». Разрез глаз у него почти европейский. Но в целом они действительно очень похожи.

Си Чжунсюнь родился в октябре 1915 года (в семье землевладельца) в провинции Шэньси, в Фупине – поселке городского типа, как мы бы сейчас сказали. В семь лет, как и положено, начал ходить в школу. В те годы, наряду с основами конфуцианства, в этих заведениях преподавали и «выжимки» из т.н. «западных наук и учений». Медленно, но верно в школу стали проникать, пусть в довольно искаженном виде, революционные взгляды и идеи. И молодой человек не остается в стороне от этих прогрессивных веяний. В мае 1926 года Си Чжунсюнь вступает в китайский комсомол, принимает участие в демонстрациях и митингах, оказывается на короткий срок в тюрьме, а через два года становится членом Коммунистической партии.

В 1930 году по заданию партии Си Чжунсюнь идет служить в гоминдановскую армию с целью пропаганды и агитации, а также создания ячеек компартии. В 1932 году в армии вспыхивает восстание, которое одерживает победу в его родной провинции. Тогда волей-неволей Си Чжунсюнь из военного агитатора превращается в хозяйственника. На его плечи ложится забота о миллионах людей, которых надо накормить, одеть, обуть. А самое главное снабжать продовольствием армию, которая под руководством Мао Цзэдуна быстро росла и крепла.

Интересно, что Си Чжунсюнь, в отличие от шолоховского Нагульного, с револьвером в руках на «контру» не бросался, не требовал от мелких землевладельцев и зажиточных крестьян отдать рис «на дело революции», а наоборот, снижал арендную плату, давал ссуды и никого не раскулачивал. В эти годы Си Чжунсюнь был очень близок к Мао Цзэдуну, он стал его другом и соратником. Он полностью и во всем поддерживал китайского коммунистического вождя. Война продолжалась, в Китае гибли миллионы людей. В некоторых провинциях свирепствовали эпидемии: голод был нередким явлением. Си Чжунсюнь продолжает хозяйственную деятельность, а на фронте выступает с яркими речами перед бойцами Народной армии. Китай, как и наша страна, потерял в Освободительной войне свыше 20 миллионов человек. В конечном итоге китайцам помогла одержать победу над японскими милитаристами Красная армия, разбившая японскую Квантунскую армию и передавшая китайским друзьям вооружение, технику и продовольствие. Однако в 1946 году в Китае началась новая гражданская война. И Си Чжунсюнь становится «Фурмановым» при легендарном китайском революционном полководце Пэн Дэхуае, участвуя во множестве сражений и походах.

После ряда побед Народной армии, одержанных с помощью СССР, Мао Дзэдун 1 октября 1949 года на знаменитой площади Тяньаньмэнь провозглашает создание Китайской Народной Республики. Теперь бывшим революционерам- солдатам предстояла поистине титаническая работа по восстановлению разрушенного войнами и революциями народного хозяйства страны, создания нового социалистического Китая. Уже тогда Си Чжунсюнь, в сущности, был вторым человеком в партии после Мао Дзэдуна (зампредседателя ЦК КПК). Мао поручил ему руководство над самыми крупными северными провинциями КНР, в которых остро стоял национальный вопрос. Там жили тибетцы и китайские мусульмане, которые неоднократно с оружием в руках выступали против новой народной власти.

Волновался и Тибет, назревал бунт. Однако мудрый Си Чжунсюнь решил мирно договориться с вождем тибетцев Сянцянем, и кровопролития удалось избежать. По этому случаю Мао Цзэдун публично выразил свое восхищение дипломатическим талантом и умом своего соратника.

Теперь давайте ненадолго перейдем к судьбе его младшего сына – Си Цзиньпина. Разумеется, сын высокопоставленного партийного чиновника, родившийся уже после победы народной революции, жил в совершенно иных условиях по сравнению со своим отцом. И хотя родители его не баловали, он ни в чем не нуждался и имел все, о чем только мог помечтать «представитель партии принцев». Правда, мечты эти были весьма скромны. Так было принято в их среде. До 1962 года все так и шло своим чередом. Но внезапно его отца обвинили в государственной измене и сослали в провинцию Хэнань, где он был под арестом вплоть до 1976 года (обычная история времен китайской «культурной революции», затеянной Мао Цзэдуном). Юному Си Цзиньпину тоже досталось: его отправили в 1969 году на перевоспитание в беднейшую захолустную деревеньку, чтобы он не попал под влияние взглядов отца. В эти годы юноша был вынужден заниматься тяжелым физическим трудом, жить в пещере, спать на тоненьком матрасе, а питаться тем, что ему доставалось. А доставалось немного. Но Си Цзиньпин не сдался, а наоборот, закалился физически и духовно. Теперь он стал гораздо ближе к простым китайцам, и поэтому со временем вполне по праву заслужил именование «народного вождя». Возможно, за старание, дисциплинированность, тяжелый труд Си Цзиньпина в 1974 году приняли в партию, хотя его отец все еще фактически сидел в тюрьме. А в 1975 году одаренного юношу приняли на учебу в один из самых престижных университетов КНР Циньхуа, на химико-технологический факультет. К моменту окончания университета отец юноши выходит из тюрьмы, по указанию знаменитого Дэн Сяопина, и сразу же занимает пост губернатора провинции Гуандун.

После этого и карьера Си Цзиньпина быстро пошла в гору. В 1982 году он становится секретарем министра обороны КНР, но вскоре, по собственному желанию, отправляется на работу в провинцию Хэбэй, возглавив там уездный комитет КПК. Интересно, что особенно высоко его работа там была оценена за привлечение в край туристов. Следующие несколько лет, следуя китайской (советской) традиции Си Цзиньпин возглавлял окружной комитет КПК провинции Фуцзянь, был секретарем горкома партии в Фучжоу. В 2000 году его избирают губернатором провинции Фуцзянь. Таким образом, по должности он почти догнал отца. Работает Си Цзиньпин успешно, привлекая к себе внимания вышестоящих начальников. В 2002 году Си Цзиньпин входит в состав ЦК КПК. Уже тогда он прослыл в партийных и государственных кругах крайне нетерпимым к коррупции.

Си Цзиньпин постоянно подчеркивает, что у Китая славные и богатые традиции управления государством и народом, и что их непременно следует использовать, «наряду с марксизмом-ленинизмом».

Впрочем, он, как и все нынешнее китайское руководство, не открещивается и от наследия Мао Цзэдуна, указавшего на необходимость развития в стране «демократической диктатуры народа».

В 1987 году Си Цзиньпинь женился на известной китайской певице Пэн Лиюань.

В сущности, Си Цзиньпинь в чем-то повторяет карьеру отца и своего наставника и покровителя, генсека КПК Ху Цзиньтао.

Но вернемся ненадолго к отцу нашего главного героя. Мы расстались с ним, когда он, вернувшись из заключения и ссылки, возглавил провинцию Гуандун. В эти годы он стал очень близок к Дэн Сяопину и, что неудивительно, разрабатывает планы по либерализации экономики вверенной ему губернии. Речь идет об упрощении и облегчении правил и законов внешней торговли и привлечения зарубежных инвестиций. Только благодаря покровительству Дэн Сяопина Си Чжунсюнь получает разрешение на свои смелые эксперименты на границах с Гонконгом и Макао. Причем денег Дэн старому другу не дал, и пожилой революционер в свои 66 лет решился заняться созданием «особого района», так его предложил назвать Дэн Сяопин. И Си Чжунсюнь из довольно захолустного городка Шэньчжэня построил современный город. И все благодаря льготам особой зоны: низкие ставки подоходного налога, совместные предприятия, упрощения в получении виз и вывозе прибыли, до предела упрощенный обмен валюты. Здесь возник своего рода оазис «рыночной экономики». Успехи Си Чжунсюнь были так значительны, что его, в уже преклонном возрасте, в 1981 году возвращают в Пекин и избирают заместителем председателя Постоянного комитета ВСНП (китайский парламент). В июне 1981 года его назначают секретарем ЦК КПК, а через год делают членом Политбюро и поручают заниматься повседневной работой Секретариата ЦК КПК. В это трудно поверить, но когда в 1986 году по требованию народных масс генсек ЦК КПК Ху Яобан предложил ввести возрастной «ценз» для партийных руководителей высокого ранга, Си Чжунсюнь не поддержал ни его, ни своего личного друга Дэн Сяопина в этом заговоре, этаком дворцовом перевороте и добился своими яркими, глубоко продуманными и мотивированными выступлениями отставки Ху Яобана.

Си Чжунсюнь сохранил за собой пост руководителя китайского парламента в 1988 году. Он не поддержал разгон студенческих демонстраций на площади Тянаньминь. И после кровавых столкновений ушел в отставку и до самой смерти (в мае 2002 года) жил в стремительно развивающемся Шэньчжэне.

Получилось так: Си Чжунсюнь вроде был в тени самых главных вождей, но на деле оказался самым проницательным, честным и последовательным из них. Быть может, величайшим реформатором? Не приписываем ли мы многое, выношенное и осуществленное Си Чжунсюнем, более знаменитому Дэн Сяопину, которого наш герой дважды «поправил»?

А что же сын? Вскоре после своего избрания на пост Генерального секретаря ЦК КПК (14 марта 2013 года) Си Цзиньпин заявил: «Мы будем решительно идти по пути мирного развития, но категорически не станем отказываться от наших законных прав и интересов, не будем жертвовать коренными интересами государства…. Ни одна страна не должна рассчитывать на то, что мы будем вести торговлю своими ключевыми интересами, ни у кого не может быть ни малейшей надежды на то, что мы вкусим горькие плоды ущемления суверенитета, безопасности и интересов развития государства». Кроме того, судя по всему, Си Цзиньпин – энергичный и бескомпромиссный сторонник борьбы с коррупцией и произволом чиновников в Поднебесной. Его условно можно назвать либералом в экономике, но отнюдь не в политике. Новый китайский лидер осознает возросшую мощь и политический вес Китая на международной арене и сознает ущербность самоизоляции, которой Китай прежде придерживался на протяжении столетий своей истории. В лице Си Цзиньпина мы видим лидера новой формации, искушенного в вопросах геополитики.

Кроме этого, Си Цзиньпин умеет работать на свой имидж: он нередко посещает рестораны быстрого питания в Пекине, выходит на улицы китайской столицы в дни особенно сильного смога и т.п. Совершенно необычно для КНР, что в стране появилась и настоящая первая леди, жена Си Цзиньпина – Пэн Лиюань, генерал-майор НОАК, известная китайская актриса-певица, красивая женщина, всегда прекрасно и со вкусом одетая.

Си Цзиньпин выдвинул ставшую весьма популярной в КНР установку: «и тигров, и мух вместе бить», то есть беспощадно бороться и с крупными, и с мелкими взяточниками. В июне 2013 года он начал широкую идеологическую кампанию «практики изучения партией линии масс» и борьбы с «формализмом, бюрократизмом, эпикурейством и стремлением к роскоши», что привело к настоящим значительным чисткам в крупнейшей Китайской национальной нефтегазовой корпорации, среди партийного аппарата и чиновничества провинции Шаньси, а также в органах Министерства общественной безопасности. А потом и в руководстве Вооруженных сил КНР. В конце июня 2013 года в коррупции впервые в истории народного Китая был обвинен член Постоянного комитета Политбюро КПК (высший ареопаг партии) Чжоу Юнкан, ранее возглавлявший органы безопасности страны.

По обвинению во взяточничестве в Китае со времени проведения XVIII съезда КПК (конец 2012 года) и до конца 2014 года были привлечены в общей сложности несколько сотен тысяч членов китайской компартии!

Си Цзиньпин сосредоточил в своих руках всю власть в стране. Он превратился в верховного арбитра во всех вопросах: партийных, политических и экономических. При этом он подчеркнуто особое внимание уделяет армии и другим силовым структурам, часто посещает воинские части и встречается с их командованием. При этом Си Цзиньпин постоянно повторяет известный постулат Мао Цзэдуна: «Партия командует винтовкой, а не винтовка – партией».

Авторитет и значимость Си Цзиньпина настолько выросли, что в решениях четвертого Пленума ЦК КПК в октябре 2014 года, помимо традиционных призывов и заклинаний сохранять верность марксизму-ленинизму, впервые была записана фраза: «последовательно следовать духу ряда важнейших выступлений генерального секретаря Си Цзиньпина».

Си Цзиньпин в конце 2014 года неоднократно подчеркивал, что Коммунистическая партия Китая будет управлять страной «на основе «фа», то есть законов. Однако следует помнить, что «фа» в китайской истории обычно трактовалось не только как верховенство закона, а скорее, как жесткое управление людьми сильным государством. Си Цзиньпин все время напоминает о верности традициям и говорит об исключительности китайской нации и Китая. В отличие от Мао Цзэдуна, боровшегося с конфуцианством, Си Цзиньпин часто цитирует Конфуция. Этим он, судя по всему, стремится показать, что наследует все духовное богатство древних китайских мудрецов и хочет его использовать на практике. Чего стоит одна его фраза «вкусное и мягкое мясо уже съедено, теперь надо грызть жилы и кости…» (так иносказательно он говорит о необходимости глубоких реформ в китайской экономике).

Ну, а теперь посмотрим, как все это отражается в реальной политике КНР, в которой нас особенно интересуют перспективы развития и углубления связей между Китаем и Россией. Однако начнем мы анализ с взаимоотношений КНР с западными странами, прежде всего, с США.

Во внешней политике Китая при Си Цзиньпине явно усилились националистически окрашенные высказывания и действия. КНР отчетливо демонстрирует свое отрицательное отношению к Западу, однако не вступает с ним в открытую конфронтацию.

В первое десятилетие XXI века сравнительно благожелательное отношение к Китаю со стороны США и их союзников в ЕС сменилось на сдержанное, а потом и враждебное. КНР добился огромных успехов в экономическом развитии, выйдя на 2-е место в мире по объему ВВП. В настоящее время золотовалютные запасы Китая приближаются к 3 трлн долларов, из них КНР владеет государственными облигациями США на сумму около 2 трлн долларов, в оффшоры выведено еще более 2 трлн долларов. Рост экономической и финансовой мощи Поднебесной вызывает серьезную тревогу у «коллективного Запада».

Между прочим, еще в 2009 году президент США Барак Обама пытался склонить тогдашнего лидера КНР Ху Цзиньтао сформировать своего рода тандем для управления миром – т.н. G-2. Руководитель Китая отказался принять это предложение.

В ответ на это США увеличили свои воинские контингенты на военных базах в Японии, Южной Кореи, Австралии и на своих островах в Тихом океане, а также перебросили туда новые военные корабли.

В марте 2013 года Си Цзиньпин нанес свой первый зарубежный визит именно в Россию, выразив решимость развивать с ней отношения стратегического партнерства, а только потом посетил США, где предложил американцам свою концепцию «нового типа отношений между крупными державами». Суть предложения заключалась в стремлении избегать конфликтов и противоборства «между нарождающимися и уже состоявшимися крупными державами». Американцы увидели в концепции Си Цзиньпина стремление выиграть время, чтобы еще больше нарастить экономическую и военную мощь. Предложение китайского лидера было отклонено, а Белый дом стал усиленно готовить Транстихоокеанское торговое партнерство, то есть создавать зону свободной торговли в регионе без участия КНР. В ответ на это КНР выдвинула концепцию т.н. экономической зоны Великого шелкового пути и Морского шелкового пути для XXI столетия. Обе концепции основаны на торговых путях, существовавших в древности, и, по словам Си Цзиньпина, не предполагают создания наднациональных структур. Но, разумеется, речь идет о стремлении ослабить американские попытки изолировать и блокировать КНР в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). В мае 2014 года В.В. Путин в Шанхае заявил о поддержке строительства зоны Великого шелкового пути и участия китайских компаний в освоении российского Дальнего Востока, модернизации БАМа и Транссибирской железнодорожной магистрали.

В этом контексте мы вынуждены вернуться к рассмотрению последних «великих» газовых контрактов с Китаем. После их подписания в мае 2014 года многие специалисты рассматривали заключенный контракт как ответ на усиливающиеся антироссийские санкции со стороны Запада во главе с США. Однако на самом деле идеи диверсификации поставок российского газа, в частности, в Азию – Китай и Республику Корея имеет свою предысторию, начавшуюся в последние годы существования Советского Союза. Этот проект рассматривался советским правительством еще в 1989 году. В 1999 году было подписано первое Генеральное соглашение по разработке ТЭО магистрального газопровода в КНР и Республику Корею. Ход дальнейших переговоров тормозила проблема цены на российский газ. С 1995 года с КНР шли переговоры и о поставках российского газа через Алтай, т.н. «западный маршрут». Поначалу китайская сторона предлагала цену в два раза ниже той, о которой говорила российская. В марте 2006 года в Пекине между Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (КННК) и Газпромом был подписан специальный протокол «О поставках российского природного газа в Китай», в котором были зафиксированы маршруты поставок – из Восточной и Западной Сибири. Затем начались тяжелые и длительные переговоры.

Поэтому совершенно не правы горе-специалисты, утверждающие, что украинский кризис заставил Россию срочно подписывать газовый контракт с КНР, названный «сделкой века» (400 млрд долл.). Он был заключен 21 мая 2014 года в Шанхае в присутствии В.В. Путина и Си Цзипина и предполагает поставки российского газа в Китай из Восточной Сибири.

Что касается западного маршрута, то настоящий прорыв произошел 9 ноября 2014 г., когда во время визита В.В. Путина в КНР Газпром и КННК подписали меморандум о строительстве газопровода по «западному маршруту» (газопровод «Алтай»).

Этот документ предусматривают начало поставок газа – в 2019 году. Уже принято решение, что он пойдет напрямую из России в Китай, без захода на территорию третьих стран». По «западному газопроводу» планируется поставлять 30 млрд куб. м газа в год. «Алтай» сможет быть построен быстрее, потому что ресурсной базой станут уже разрабатываемые месторождения газа в Западной Сибири, откуда газ, кстати, идет в Западную и Центральную Европу, а вот под другой газопровод – «Сила Сибири» (восточный маршрут) придется специального разрабатывать новые месторождения, что потребует огромных капиталовложений.

Наряду с энергетической областью, две стороны также расширят области сотрудничества, которые имеют стратегическое значение. Например, Россия и КНР уже достигли предварительного соглашения о совместной разработке широкофюзеляжного пассажирского самолета, а также заключили соглашение о совместной разработке и производстве тяжелого вертолета. Строительство высокоскоростных железных дорог станет еще одной из точек роста двустороннего сотрудничества. В настоящее время две стороны обсуждают возможность укрепления сотрудничества в реализации программы «Высокоскоростная железная дорога Москва–Казань», в строительстве которой будут использованы китайские технологии. Кроме поставок в Китай российского природного газа, еще в 2013 г. КНР и Россия подписали контракт на поставку и реализацию нефти. В течение 25 лет Россия поставит в КНР 360 миллионов тонн сырой нефти, общая стоимость контракта достигает 270 млрд долл.

Как известно, Россия поставляет в КНР самые современные виды вооружений. Недавно в СМИ промелькнуло сообщение, что с Китаем заключен контракт на поставку новейшей ЗРС С-400. В печати также появлялись сообщение о возможной продаже Китаю самого современного российского самолета СУ-35 и новейших подводных лодок.

Полтора десятка лет КНР явно переживает период расцвета, она превратилась в «мастерскую мира», все торговые прилавки во всем мире завалены товарами с лейблом «Сделано в Китае». Правда, в последние два-три года в экономике КНР все-таки появились некоторые тревожные тенденции, признаки надвигающихся проблем, которые могут привести к кризису. Швейцарский банк UBS прогнозировал рост ВВП Китая в 2015 году в размере 6,8%. Как известно, в 2014 году рост ВВП КНР впервые в этом столетии замедлился до 7,4% (с 10–11% в 90-е гг. и начало 2000 –х).

Как написал Владимир Скосырев в «Независимой газете» от 28 января 2015 года в статье «Китай меняет модель экономического развития», «глава правительства КНР Ли Кэцян заявил, что руководство Китая не устает повторять: не нужно рассматривать некоторое снижение темпов роста как предвестник кризиса, который может перекинуться с Китая на всю мировую экономику. Это снижение плановое, оно необходимо, потому что бешеные показатели роста прошлых лет невозможно поддерживать. Происходящие ныне процессы – следствие того, что прежняя модель, когда главными двигателями роста были инвестиции и экспорт, изжила себя. На смену ей должна прийти экономика, ориентированная на потребление».

В ответ на американскую систему Транстихоокеанского партнерства, КНР создает систему Регионального всеобъемлющего экономического партнерства в Азии (РВЭП), собираясь занять центральное место региональной торговле в АТР (16 стран).

Си Цзиньпин на саммите АТЭС в Малайзии заявил, что к 2020 году в КНР будет построено «умеренно процветающее общество». Он пообещал не только продолжать «печь большой пирог, но и более справедливо делить его».

В Китае начинается процесс стимулирования внутреннего спроса. Одновременно КНР стремится и к развитию большой многосторонней зоны свободной торговли (РВЭП).

Китай продолжает политику «один пояс, один путь» – стержень геоэкономической стратегии КНР. Это объединенные проекты Великого шелкового пути и «Морского шелкового пути ХХI века». У них за два последних года появилась и финансовая база: фонд «Шелковый путь» (50 млрд долл.) и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (100 млрд долл.) Они становятся осью для ЕАЭС, ШОС, АСЕАН и даже для ЕС. Морской шелковый путь более уязвим из-за США, Японии и их союзников. Однако он постепенно тоже будет развиваться.

Заканчивается период встраивания Китая в мировую экономику в качестве поставщика дешевой рабочей силы. Начинается производство в самом КНР на основе самых современных достижениях китайской науки высококачественных конкурентоспособных товаров, создание самостоятельной финансовой системы и обеспечение глобальных интересов Китая.

Стратегические концепции, выработанные под руководством Си Цзиньпина: «один пояс и один путь», «управление государством при помощи закона» представляют собой, в сущности, социальную программу «Китайская мечта». Возможно, под руководством сына (Си Цзиньпина) китайский народ сможет осуществить намеченное, и тогда он превзойдет своего великого отца.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Владимир Иванович
17.09.2016 1:33
Можно сколь угодно рассуждать... К середине 21 века Китай станет ведущей державой не только Евразии, но и мира. К тому времени оформится китайское национальное сознание и китайцы "встанут на крыло". Вопрос в другом, насколько мирным будет их расселение по Евразии (росийский Дальний Восток, Сибирь, Иранское нагорье, Средняя Азия)?!!
Петр Петрович
17.09.2016 0:40
Извините, забыл вставить ссылку на статью
Год Сталина в Китае
Геннадий Малинский
http://www.proza.ru/2011/02/06/1641
Петр Петрович
17.09.2016 0:36
Можно порадоваться достижениям Китая и погрустить за разгромленный СССР. Китайцы будут «печь большой пирог, но и более справедливо делить его». А что же россияне с нашим несправедливым налогообложением и бешеной коррупцией? Печь маленький пирог и не справедливо делить его?
Меня очень интересует такой вопрос: что думают китайские коммунисты о наших министрах-капиталистах и о российском народе, отказавшемся от построения социализма и коммунизма? Ведь от этого будет зависеть, на какой платформе мы будем с Китаем союзниками. Неужто придётся союзничать только исходя из сиюминутных шкурных интересов?

С разрешения редакции Столетия приведу полностью весьма любопытную и познавательную статью о Китае и его духовной связи со сталинским СССР.

"     Год Сталина в Китае
      Геннадий Малинский

   В любом случае через 25 лет давление Китая уже будет реальным в быту.Все предсмертные метания массовой культуры похожи на агонию.Ну еще раз матернуться в эфир...Смотря телевизор я представляю у действующих лиц совсем другой разрез глаз.
Все современные антисоветчики от Горбачева до Бжезинского и Валенсы ,нарушив сложившийся баланс сил на планете невольно оказались агентами влияния Китайской Народной Респубики.


http://soberview.org/kitay-i-vozhd-narodov.html
   2009 год.Год Сталина в Китае
  В стране переизданы на шести языках многие его произведения, которые по-прежнему обязательны для изучения в системах партийно-государственной и комсомольской учебы. Обновлены памятники и бюсты Сталина, в том числе огромный бюст-портрет (на фото), установленный еще в первой половине 1950-х годов неподалёку от стыка границ КНР с СССР (Россией) и Северной Кореей - в провинции Цзилинь.

Аналогичные мероприятия в КНР проводились в 1979 и 2003 годах - в годы, соответственно, 100-летия со дня рождения Сталина и 50-летия со времени его кончины. Бюсты Сталина и улицы его имени сохранились по всему Китаю: от граничащего с Казахстаном г. Кульджа до Маньчжурии.

В китайских туристических буклетах отмечается, что "слепого поклонения" Мао Цзэдуну, Сталину, другим классикам марксизма в Китае, в отличие от 1950-1970-х годов, уже нет. Но уважение к их памяти осталось, и не только на официальном уровне. Китайский народ и его руководство не склонны "переписывать" и шельмовать не только свою историю, но и историю тех государств, которые, как и их руководители, оказали большое влияние на развитие Китая, на деятельность его коммунистической партии. Это обусловлено и тем, что многие рекомендации, выводы и прогнозы, например, Маркса и Сталина и ныне успешно претворяются в практике социализма с китайской спецификой.
Например, в Китае цитируются рекомендации Сталина, адресованные Мао Цзэдуну и Чжоу Эньлаю (премьер-министру КНР с 1949 по 1975 год). И празднование 60-летия КНР в этом году очень напоминало аналогичные мероприятия последнего "сталинского" десятилетия.

Зарубежные СМИ обратили внимание на то, что и партийный френч-"сталинка" руководителя КНР и КПК Ху Цзиньтао, и его манера держаться в ходе торжеств в Пекине 1 октября, и характер его выступления на военном параде в столице Китая в тот день - всё это напоминало Сталина 1945-1952 годов или, по крайней мере, сталинский "дух" тех лет.

Хотя сопровождались эти торжества в Пекине, в отличие от 1950-1980-х, портретами только Мао и Дэна (что практикуется с 1990 года). Впрочем, в 20-ти других городах КНР "вывешивались" 1 октября 2009-го и Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин...

Небезынтересно, в этом контексте, мнение известного востоковеда Юрия Галеновича, который полагает, что официальная китайская пропаганда в анализе российской истории по сей день придерживается прежней, маоцзэдуновской точки зрения: СССР развивался правильно только при Ленине и особенно при Сталине. Всё дальнейшее (Хрущев, Брежнев и др.) было поначалу отступлением от социалистических норм, а затем - их дискредитацией, поведение же Горбачева — прямое предательство, продолженное Ельциным. Однако после 1990-х российское руководство «одумалось». Именно такие оценки новейшей истории СССР-России, по данным эксперта (подробнее см.: Ю. Галенович "Взгляд на Россию из Китая: прошлое и настоящее России и наших отношений с Китаем в трактовке китайских ученых", М., "Время", 2010), были представлены в распространявшемся по всему Китаю 8-серийном документально-художественном фильме, созданном в канун 90-летия Октябрьской революции (2007 г.): «Нужно проявлять предусмотрительность и принимать меры предосторожности заблаговременно: исторические уроки гибели КПСС и СССР». В 2008-2009 годах этот фильм в КНР был переведен на семь языков, в том числе на русский.
Иначе, полагают создатели данного идеологического сериала, Китай и его компартию ожидает та же участь, что и СССР-КПСС. Именно такой подход позволяет уже которое десятилетие соблюдать в Китае беспрецедентный баланс между энергичной, причем весьма грамотной пропагандой идеологии "осаждённой крепости" в разных формах и давней экономической открытостью КНР. Поэтому не только Юрий Галенович, но также большинство современных китайские аналитиков и зарубежных китаеведов небезосновательно считает: сегодня и в стратегической перспективе можно и нужно рассчитывать на партнерство между РФ и КНР, но вот на прежнюю - "великую дружбу» — нет.

Можно напомнить о первопричинах как упомянутой позиции КНР и ее компартии в отношении Сталина, так и нынешних "просталинских" мероприятий в Китае.

Во втором открытом письме ЦК Компартии Китая Хрущеву, 13 сентября 1963 года, отмечалось: "Проклиная, в буквальном смысле, Сталина, Хрущев называет его "убийцей", "уголовником", "бандитом", "игроком", "деспотом типа Ивана Грозного", "самым большим диктатором в истории России", "дураком", "идиотом" и т.д. и т.п. Вынужденные упомянуть здесь эти грязные, низкопробные и злобные ругательства бывшего "соратника-ученика" Сталина, как Хрущев себя с гордостью называл, мы прямо-таки боимся замарать свою бумагу...
И.В. Сталин умер в 1953 году. Три года спустя руководство КПСС развернуло на XX съезде КПСС широкую кампанию против Сталина, а через восемь лет, на XXII съезде КПСС, оно вновь развернуло широкую кампанию против Сталина, причём вынесло его тело из Мавзолея и предало сожжению (подчеркнем - не перезахоронению. - А. Ч.)... Ревизионистская линия руководства КПСС берёт своё начало именно с XX съезда КПСС, а на XXII съезде КПСС она оформилась в законченную систему..." (см., например, "Жэньминь жибао", Пекин, 13 сентября 1963 г. (русский выпуск), "Новый Китай", Пекин, 1963, N 9).
Очередная китайская делегация, прибывшая на переговоры с Хрущевым для урегулирования разногласий в канун ХХII съезда КПСС (октябрь 1961 г.), где было решено вынести тело Сталина из мавзолея, предложила советской стороне передать китайской компартии саркофаг с останками Сталина для его установки в мавзолее в Пекине. Причем КНР предлагала сделать это не бесплатно. К такому предложению официально присоединилась Албания. Идею поддержали, хотя и не публично, руководители Румынии, Северной Кореи и Северного Вьетнама - Георге Георгиу-Деж, Ким Ир Сен и Хо Ши Мин. Поддержал их и Эрнесто Че Гевара. Но раздраженный Хрущев ответил всем им: "Неужели вам нужна эта дохлая кляча? Ну, и берите её!". Однако Хрущева удалось отговорить от этого шага его "соратникам" (см., например, Э. Ходжа, "Рядом со Сталиным", Тирана, 1983 (рус. яз.), "Памяти Сталина", Пекин-Тирана-Пхеньян, 1969 (рус. яз).
Ну а в качестве наиболее "предметного" эпилога приведу весьма примечательную заключительную часть последней беседы Мао Цзэдуна с Хрущевым, посетившим (вместе с Булганиным) Пекин в августе 1958 года. Данный текст наилучшим образом разъясняет суть отношения к Сталину в КНР:
"...Решение ХХ съезда относительно культа Сталина вряд ли было объективно и обоснованно, - начал Мао.
Хрущев отчеканил:

- Решение это не вызывает сомнений ни в нашей партии, ни в народе.
- Вы, естественно, вправе решать сами ваши внутренние вопросы. Но Сталин, его роль как идеолога, вождя мирового революционного движения, в том числе китайского, как одного из руководителей антифашистской коалиции , - такие проблемы следует решать с учетом международной взаимосвязи, а не односторонне. Даже Чан Кайши на Тайване удивлён столь неуважительным отношением в СССР к Сталину со стороны его же соратников , - настаивал Мао.
- Сталин и сталинизм - явление, прежде всего, национальное. Поэтому именно мы вправе были выносить своё решение, и мы его вынесли, - "парировал" Хрущев.
Мао Цзэдун углублял полемику:

- Решение вынесли, но одностороннее по существу и самому подходу. Решали так, будто это - явление только местного значения, дело одной партии и страны.
- Именно мы, - заявил Хрущев, - советские коммунисты, должны были дать культу Сталина правильную оценку, осознать последствия той "эйфории" и ее результаты. Чтобы всего этого не повторять.
Мао "наступал":

- Но не слишком ли поспешно и субъективно были принято решение об осуждении Сталина? Ведь ему принадлежит огромный вклад в коммунистическое и национально-освободительное движение во многих странах, в том числе в Китае. Разве допустимо все это отрицать или преуменьшать?
- Вы говорите об огромном вкладе Сталина, но забываете его ошибки, произвол, массовые жертвы, миллионы загубленных жизней.
- Не об этом речь.

Кто во всём этом повинен - Сталин или не только он один - Вам лучше знать, Никита Сергеевич.

Имя Сталина глубоко почитаемо во многих странах, он служил образцом убежденного революционера. Мы верили в него, в его учение, его опыт. И теперь все это перечеркивается. Мы рискуем потерять авторитет коммунистов, потерять веру.
- Веру, говорите? А разве не было это заблуждением, обманом, гипнозом? Мы обязаны были обнажить ложь, раскрыть правду. Что мы и сделали.
- Но Вашим решением осуждаются не только промахи и ошибки - кто от них застрахован? Вы, прежде никогда не возражавшие Сталину, ныне подвергли осуждению всё, что связано с именем Сталина и даже с самим его обликом!
- Мы сказали правду!
Мао Цзэдун подытожил:

- Решение ХХ съезда крайне осложняет обстановку. Поэтому нельзя рассчитывать на нормальные отношения между нашими партиями!" (подробнее см., например, "Проблемы Дальнего Востока", М., 1990, N 1, с.124).
----------------------------------------------------------------------
http://za.zubr.in.ua/2010/01/13/4349/

Известный русский экономист, автор первых межотраслевых балансов США в 1930-х годах, до этого работавший в Китае в конце 1920-х, Василий Леонтьев, посетив Китай в середине 1970-х., заметил: «Китай взял у СССР всё самое лучшее и ничего — плохого». Пожалуй, это наиболее объективная характеристика ретроспективы, реалий и перспектив Китая.

Во всяком случае, в Китайской народной республике, отмечающей сегодня своё 60-летие, как и в руководстве Компартии Китая, и сейчас отмечают, в том числе на официальном уровне, что основы китайской социалистической государственности и экономики были заложены с братской и разнообразной помощью Советского Союза. Причем многие аспекты экономического созидания, планирования и управления в СССР 1930-середины 1950-х годов поныне изучаются и используются в Китае.

***

О китайской «экспансии « в Россию уже опубликовано много материалов. Подчеркнем — небезосновательных. Но дело в том, что Китай фактически создаёт базу большего своего влияния в соседних с ним регионах РФ на случай, если они отделятся от Москвы. Потому что демографическая и социально-экономическая ситуация в тех регионах, да и её перспективы, увы, далеки от благоприятных.

Да, Китай не желает, чтобы соседние с ним регионы бывшего СССР стали марионетками США и Японии. Потому Китай создаёт — уже создал пояс дружественных себе государств. Чему нелишне поучиться и России. Впрочем, и СССР, и Российская Империя небезуспешно создавали аналогичный пояс вокруг себя, по тем же причинам.

В конце 1950-х-начале 1960-х хрущевское руководство намеренно обострило разногласия с Китаем, особенно по вопросу о Сталине, и сделало максимум того, чтобы Китай с СССР оказались на пороге войны. Известны и такие факты. Брежневское руководство продолжало в основном ту же линию и даже… уговаривало Тайвань на совместную с СССР атаку против КНР с участием американских войск на Тайване, и попыталось устранить Мао Цзэдуна; китайцы устроили кровавое побоище на пограничном амурском острове Даманский и чуть было не взорвали Останкинскую телебашню… Всё это, в конце 1960-х-начале 1970-х, едва не привело к войне — последней для человечества (см., например, www.rpgazeta.ru www.riviera-video.ru «От ошибок к преступлениям: трансформация советского ревизионизма», Пекин (рус. яз.), 1976; Материалы конференции российских и тайваньских историков «СССР-Россия-КНР-Тайвань», М., Ин-т Востоковедения РАН, 2002).

Что касается нынешней китайской политики в соседних с КНР регионах России, — эта политика существенно облегчается «экспортно-сырьевым» социально-экономическим курсом, в том числе на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири, который проводится Москвой фактически с середины 1980-х.

А природно-ресурсные, транзитные и общеэкономические возможности этих регионов, если таковые окажутся под влиянием США и Японии, — станут «работать» на распад КНР. Повторять же сценарии уничтожения СССР и КПСС в Китае, мягко говоря, не хотят…

Причем в Китае и сегодня сохраняется не только официальное, но и общенациональное уважение к памяти СССР, И. В. Сталина и многих тысяч советских воинов, погибших во имя свободы Китая. Кстати, этот год в Китае объявлен «Годом Сталина» в связи со 130-летием со дня его рождения (21.12. 2009 г.). Переиздаются его произведения, по-прежнему обязательные для изучения в системе подготовки партийно-государственных, комсомольских кадров и в государственных вузах гуманитарного профиля. Выпускаются также документальные фильмы по «сталинской» тематике.

***

Китай — опять-таки, в «сталинском» контексте — отнюдь не повторяет политику «экспортно-сырьевой иглы» 1960-х–1980-х годов, которая была едва ли не главным фактором экономического распада СССР. Характерный, в этой связи, пример. Китай располагает очень крупными ресурсами нефти и особенно газа (свыше 400 млрд. кубометров) в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, территория которого больше половины Европы. Но расконсервировать их не спешит, ибо, как считают в Пекине, пока еще не создана должная потребительская-отраслевая база для использования тех ресурсов. Иначе, как утверждают китайские власти и эксперты, КНР окажется в положении послесталинского СССР, экономика и технологии которого оказались неготовыми к комплексному использованию, особенно к максимально глубокой переработке большинства видов сырья, и прежде всего — нефти и газа. Потому и встал СССР на экспортно-сырьевую «иглу», эстафета которой перешла к России. Так что в Китае наступить на те же грабли явно не хотят…

Главная задача регионально-экономической стратегии современного Китая, судя по официальным документам КНР и выступлениям его руководителей, — создание развитой, многоотраслевой инфраструктуры в центральном и западном регионах (т. е. в наименее развитых регионах). А также крупных, подчеркнем, перерабатывающих предприятий. В тех регионах намечено создать свыше 60 таких предприятий, в том числе до половины — экспортоориентированных, и электроэнергетические мощности на базе колоссальных местных гидроресурсов мощностью свыше 600 миллиардов кВт-ч. А также межрегиональные железные и автодороги. Всё эти проекты уже реализуются с помощью прежде всего государственных капиталовложений, а это многие десятки миллиардов долларов.

Заметим, что в Китае сохраняется государственное планирование экономики и внешней торговли, хотя и менее директивно-обязательное, чем в 1950–1970-х годах. Вот, в этой связи, мнение Ли Чуаньтуна, директора Института экономики и политики Дальнего Востока при Госсовете (совете министров) КНР по ситуации в экс-социалистических странах и по главным акцентам современного курса китайской компартии: «Большинство стран, входивших прежде в мировую социалистическую систему, оказались склонны к скорейшему переделу национального имущества без достаточного внимания к проблемам модернизации государственных предприятий и эффективного управления ими.

Китай же выбрал путь постепенных реформ собственности. Методам выгодной Западу «шоковой терапии» была противопоставлена «китайская гомеопатия».

Результаты такого подхода выглядят лучше, чем в бывшем СССР и большинстве восточноевропейских стран.

Реформу системы собственности в Китае нельзя отождествлять с приватизацией. Развитие в экономике новых укладов рядом с госсектором и разгосударствление части собственности трактуются у нас как диверсификация форм собственности. И, если оценивать роль государства в экономике и по действенности госрегулирования экономических процессов, а также по конкурентоспособности госпредприятий, эту роль в КНР следует признать ведущей. В целом, реформирование госсектора шло и идёт у нас по принципу «Держать крупное — отпускать мелкое».

Сегодня доля государства в ЖКХ, легкой промышленности, сельском хозяйстве и сфере торговли снизилась до 30%. Но в традиционных «естественных монополиях» и финансовом секторе госучастие составляет минимум 80%. Еще выше его уровень — почти 100% — в телекоммуникациях и СМИ. Государственная концепция «гармоничного общества» — это сочетание китайской традиции с марксизмом и в экономике, что позволяет тщательнее решать вопросы государственной управляемости и социальной справедливости в Китае».

***

Безусловно, Китай отнюдь не лишён многочисленных проблем. Это, например, и подстрекаемый извне антикитайский сепаратизм, и существенный разрыв в доходах городского и сельского населения, и межрегиональные диспропорции в социально-экономическом развитии. Избыточность, дешевизна и, как следствие, значительная текучесть рабочей силы делают любую китайскую продукцию едва ли не самой дешевой в мире по себестоимости. Но это — с одной стороны. А с другой — у властей нет особой необходимости постоянно и существенно повышать уровень зарплат, ибо рабочую силу, причем сверх дешёвую, можно быстро набрать или заменить в нужном количестве. Зарплаты же в КНР не нужно быстро и существенно повышать также потому, что там сохраняется достаточно жёсткое госрегулирование цен и тарифов, а, например, завышение цен производителей и/или в торговых компаниях влечёт за собой разнообразные санкции, вплоть до лишения права работать/торговать. В то же время, небезызвестный лозунг «Кадры решают всё» и поныне воплощается в Китае. По темпам не только подготовки, но и трудоустройства в КНР национальных кадров — инженерных, научно-технических, медицинских, гуманитарных — Китай с середины 1970-х годов занимает первое место в мире.

И вот — один из результатов такой политики — Китай с середины 1980-х входит в число стран-мировых лидеров по темпам развития экономики, особенно промышленности и сельского хозяйства, по темпам роста промышленного экспорта и производственных капиталовложений, роста золото-валютных госрезервов. Как и по размерам привлечения зарубежных инвестиций, опять-таки, в производственные отрасли. Кстати, первые свободные экономические зоны в КНР появились еще в первой половине 1970-х — т. е. при жизни Мао Цзэдуна.

Отметим также, что, согласно китайским официальным источникам, еще в 1948–1952 годах Сталин советовал Мао Цзэдуну в большей мере учитывать экономическую специфику Китая, его экономическую историю и «учиться больше на ошибках и проблемах, чем на успехах Советского Союза».

О такого рода рекомендациях Сталина Мао напоминал и в 1970-х, когда по его инициативе начались первые рыночные эксперименты. И, кстати, даже в годы разгула «Культурной революции» (1966–1969 гг.) в Китае развивался национальный малый и средний бизнес, чему, естественно, поражались и что скрывали советские советские пропагандисты. Кроме, пожалуй, одного — Владимира Желоховцева («Культурная революция» с близкого расстояния», М., «Наука», 1972).

Кстати, — насчет ошибок СССР. В Китае отказались от создания союзных республик, на чем в нашей стране настоял В. И. Ленин в начале 1920-х при трансформации РСФСР в СССР. В китайском руководстве опасались и опасаются превращения некитайских, то есть национальных элит, географически отдалённых и максимально самостоятельных от Пекина, в базы развития антикитайского-антикоммунистического сепаратизма. Поэтому все национальные регионы в КНР — автономные районы, одинаковыми символами запечатлённые на государственном флаге Китая. Так что в КНР воплотилось то, что в начале 1920-х предлагал Сталин: все национальные регионы должны войти в состав РСФСР в качестве автономных республик, районов и/или округов, чтобы единому государству в меньшей степени зависеть от их сепаратистских устремлений.

Так что прогноз Сталина практически подтвердился, хотя и обвинил его Ленин в «синдроме великодержавности» и «стремлении ущемить права нерусских республик». А вот Китай демонстрирует обоснованность упомянутого предложения.

***

Китайские коммунисты нашли идеологическое обоснование и своему рыночному социализму: они и сегодня ссылаются на последнюю книгу Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР» (1952 г.). В той книге чётко сказано о необходимости… разгосударствления экономики: «Некоторые товарищи полагают, что передача собственности отдельных лиц и групп в собственность государства является единственной или, во всяком случае, лучшей формой национализации. Это неверно. На самом деле, передача в собственность государства является не единственной и даже не лучшей формой национализации, а лишь первоначальной формой национализации, как правильно говорит об этом Энгельс в «Анти-Дюринге»…». Именно этот сталинский тезис советские пропагандисты… как бы не заметили даже при жизни Сталина, к его возмущению (хотя и безрезультатному). А вот Китай (а также Вьетнам, Лаос и Куба) практически воплотили столь реформаторский сталинский постулат. Точнее — осуществили разгосударствление экономики, но отнюдь не безоглядное и массовое, как в постсоветской России…

Многие китайские и зарубежные специалисты небезосновательно утверждают, в этой связи, что »вождь народов» в конце своей жизни наметил именно то, что воплотили его китайские последователи."
ус
16.09.2016 17:50
И Отец и Сын Лучшие представители своего Народа.

Эксклюзив
10.12.2019
Александр Чекалин
ФИП и издательством «Вече» представлена уникальная книжная серия.
Фоторепортаж
10.12.2019
В Государственном Историческом музее проходит выставка, посвященная праздникам и уличным развлечениям в России.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».