Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
22 ноября 2017
Конец Черногории

Конец Черногории

О «революционном» воздействии туризма на государственную политику
Никита Бондарев
30.05.2017
Конец Черногории

5 июня сего года Республика Черногория, небольшое балканское государство, население которого составляет не более 650 тысяч человек, станет членом Североатлантического альянса. Все 28 стран - членов НАТО ратифицировали протокол о вступлении Черногории в альянс, и, хотя некоторые формальности ещё нуждаются в согласовании, генсек НАТО Йенс Столтенберг уже поздравил черногорского премьера Душко Марковича с «эпохальным событием». Политический курс, проводившийся бывшим премьером Мило Джукановичем и его ближайшим окружением (Душко Маркович, президент Филипп Вуянович и др.), несмотря на сопротивление значительной части черногорского народа, восторжествовал. Бесповоротно и окончательно? Истории, конечно, известны примеры выхода государств - членов НАТО из военной организации этого блока (Франция, Греция), но вряд ли такого можно ждать от Черногории: ей указали на её место на саммите НАТО 25 мая.

Несмотря на то, что в протесты против НАТО вовлечены значительные массы населения Черногории, практически вся интеллигенция, люди самых разных политических воззрений, от ультралибералов до патриотов-традиционалистов, режим личной власти Джукановича выглядит очень солидно.

Мило Джуканович находился у власти в Черногории (премьер союзной республики в составе Югославии, премьер независимой республики, президент, министр обороны и т. д.) в общей сложности 26 лет. Сейчас, после активных протестов в последние два года, он «ушёл в тень», уступив бразды правления своим давним товарищам Марковичу и Вуяновичу. При этом Джуканович остаётся лидером правящей партии, Демократического союза социалистов Черногории. И это несмотря на то, что за четверть века у власти Джуканович донельзя погряз в скандалах. Против него возбуждались связанные с контрабандой уголовные дела в соседней Италии, сербские и оппозиционные черногорские СМИ прямо называют его одним из «крёстных отцов» балканского преступного мира. 

В чём же всё-таки секрет непотопляемости Мило Джукановича, что позволило ему подвести страну к вступлению в НАТО и ЕС, несмотря на неодобрение этого курса большинством населения? Ответ – в экономике.

По данным на 2013 год, валовой внутренний продукт Черногории составил 7.4 млрд. евро, из них 64 % ВВП пришлись на сферу услуг. Под «сферой услуг» понимаются в первую очередь туризм, связанная с ним торговля недвижимостью в курортной зоне и т. д. Доля поступлений от туристического кластера в бюджете Черногории неуклонно растёт; по мнению черногорских экспертов, сегодня туризм обеспечивает более 70 % ВВП страны. Такая монопрофильная экономика чрезвычайно нестабильна и всецело зависит от мировой конъюнктуры. 

Вспоминается Джон Коерт Кэмпбелл, двадцать с лишним лет проработавший в Госдепе США, а затем возглавлявший Совет по международным отношениям. Автор полдюжины работ по американской внешней политике, в основном в Центральной и Юго-Восточной Европе и на Ближнем Востоке, Кэмпбелл написал в 1967 году книгу о социалистической Югославии «Особый путь Тито», в которой дал сбывшийся впоследствии прогноз: Югославию погубят нерешённые национальные противоречия (прежде всего, между сербами и хорватами), кредиты (Иосип Броз Тито брал их везде, где мог, не думая о том, кто и как будет их возвращать), а также – этот пункт звучал неожиданно – ТУРИЗМ. «Туризм в современной Европе способен стать более революционизирующей силой, чем марксизм…» – писал Кэмпбелл. 

Как раз эти рассуждения о туризме в приложении к современной Черногории нас и интересуют. Кэмпбелл указывает, что через туризм население Далмации и черногорского Приморья всё больше вовлекается в контакты с Западом. Это ведёт к проникновению западных ценностей в социалистическое государство, но «революционность» туризма для стран Восточной Европы, по Кэмпбеллу, заключается не только и не столько в подрыве идеологической монополии власти.

Бурно развивающийся туризм меняет ментальность вовлечённого в него местного населения, меняет приоритеты, представления о хорошем и плохом, полезном и вредном. Родной язык и собственная история для вовлечённых в туризм групп населения становятся всё менее значимыми.

В прогнозы Джона Кэмпбелла мы можем внести лишь одну коррективу – туризм подмял под себя не только черногорское Приморье, а вообще всю Черногорию. Построенные в годы социализма промышленные предприятия в основном простаивают. Жители внутренних районов страны, бывших промышленных центров – Никшича, Даниловграда и др., находятся на грани выживания, процветают лишь туристическое Приморье и существующие за его счёт правительственные структуры, разместившиеся в Подгорице и Цетинье. В аграрном секторе развивается только производство вина, но и то во многом на привозном сырье. Качество этого вина, особенно в экспортном варианте, оставляет желать много лучшего, поэтому запрет Роспотребнадзором ввоза в Россию черногорского вина (26 апреля 2017 г.) можно только приветствовать… 

На наших глазах за двадцать пять лет с 1991 года целое европейское государство, пусть и не самое крупное, превратилось в туристическую обслугу. Здесь, безусловно, сыграли роль экономические санкции, введенные Западом против Союзной Республики Югославии в 92-м году – при режиме санкций развивать тяжёлую индустрию не выгодно, в отличие от туризма. Не стоит сбрасывать со счетов и склад ума черногорцев, которые и сами любят подшучивать над своей неторопливостью, созерцательностью, а иногда просто ленью. На эти привычки прекрасно ложится паразитический принцип «мы сидим, а денежки идут», по которому во многом существует туристический бизнес в стране. В «дотуристические» времена эти неторопливость и созерцательность уравновешивались памятью о доблестных предках, готовностью с оружием в руках отстаивать свою веру и самобытное существование; туризм же превратил национальную самобытность черногорцев в аттракцион на потребу публике. 

Даже отделение Черногории от Сербии в 2006 г. можно рассматривать как триумф туристической ментальности над здравым смыслом. «Какой нам прок от сербов? Мы делимся с Белградом доходами от туризма, а могли бы всё оставлять себе… А сербы к нам отдыхать как ездили, так и будут ездить, деться-то им некуда…» – так рассуждали те 55% населения Черногории, которые проголосовали за выход из состава СРЮ в 2006 г. Излишне говорить, что туристическое Приморье голосовало в основном за выход, а черногорский хинтерланд, внутренние районы страны, – против. Победа была одержана одним процентом голосов, что не выходит за рамки статистической погрешности. 

Не случайно на митингах оппозиции в черногорской столице так часто звучат призывы «вспомнить славных сынов Черногории», «вспомнить героические времена борьбы с турками», «не предавать наследие Петра Петровича Негоша» (черногорского митрополита и светского владыки, просветителя и поэта). Призывы эти понятны, но, к сожалению, не очень действенны – жители внутренних районов страны всё это и так помнят, а у туристической обслуги из Приморья чтение котировок валют давно заменило поэмы Негоша. Туристическому кластеру даже вреден «избыточный» патриотизм, как вредны для туристической сферы любые политические и экономические встряски.

Собственно, на этом и основывается власть Джукановича – на представительстве интересов «туристической» части Черногории, на сохранении статус-кво любой ценой. То, что развитие страны по «туристической» модели в конечном итоге ведёт к полному размыванию национальной идентичности, к превращению государства в придаток гостиничных трестов типа «Хайятт» или «Хилтон», – не имеет значения до тех пор, пока «денежки идут». 

Вторая опора режима Джукановича – выращенный за двадцать пять лет паразитический класс лояльных ему госслужащих. Достаточно посмотреть на шикарное пятиэтажное здание посольства Черногории в Париже, на бульваре Сен-Жермен, чтобы понять, почему черногорский МИД будет всегда лоялен режиму «крёстного отца».

Вывод из всего этого таков, что смена режима Джукановича может произойти лишь вследствие ломки всей системы социально-экономических отношений, существующих сегодня в Черногории. А это значит, что должны быть сломаны коррупционные схемы в области туризма, и, что ещё более важно, туризм должен перестать служить фактически единственным источником бюджета. В этом случае власть перешла бы от Приморья к внутренним районам, где сосредоточены основная масса жителей, вся индустрия и сельское хозяйство. Если этого не произойдёт, то мы, вероятно, увидим уход Джукановича и с поста руководителя правящей партии (для Запада его фигура не очень удобна), но тогда государство и партию попросту возглавит очередной джукановичевский назначенец. У монопрофильного туристического государства, каким стараниями Джукановича стала Черногория, просто нет другого пути, кроме вступления в ЕС и НАТО. 

* * *

В заключение несколько слов от себя и о себе. Черногорская проправительственная пресса не раз обвиняла меня в содействии государственному перевороту в этой стране с целью свержения Джукановича. Официально заявляю: в подготовке переворота не участвовал, ни с кем из заговорщиков лично знаком не был. И вообще, серьёзно сомневаюсь в том, что подготовка так называемого переворота имела место. Все доступные сегодня источники свидетельствуют о том, что «переворот» был инсценировкой черногорской службы безопасности. При этом я противник Джукановича и того, во что он превратил Черногорию, потому что люблю эту страну и как историк хорошо знаю, какой она была ещё совсем недавно. Храбрость и гордый дух черногорского народа воспеты многими русскими поэтами, от Пушкина до Высоцкого; именно в этом качестве – гордого, непоколебимо стойкого народа – вошли черногорцы в русскую культуру. Горько сознавать, что и национальную гордость, и историческую память у черногорцев отняли, да и саму страну скоро могут переименовать в Монтенегро – для туризма так лучше.



Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Петр Петрович
31.05.2017 14:02
Как прозорлив был Сталин, когда инициировал начало создания ещё одного мощного славянского государства в Европе, в которое должны были войти западные славянские государства и, возможно, Украина и Белоруссия. Но местные князьки, типа Тито воспротивились, а после смерти Сталина идею похоронил уже Хрущёв и его присные. Пигмеи...


Вольтерьянец
30.05.2017 14:24
Где сегодня те гордые черногорцы, о которых слагали стихи, песни и легенды? Все вымерли, наверное. Остались их выродившиеся потомки, ставшие лакеями Запада и забывшие о героическом прошлом Черногории. Забившие последний гвоздь в гроб бывшей Югославии...

Эксклюзив
14 Ноября 2017
Олег Слепынин
Жизнь и пророчества почаевского старца.
Фоторепортаж
14 Ноября 2017
Подготовила Мария Максимова
В Санкт-Петербурге открылся крупнейший в мире Железнодорожный музей.