Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
26 августа 2019
Каким путем пойдет Узбекистан?

Каким путем пойдет Узбекистан?

Смерть Ислама Каримова и будущее республики
Александр Шустов
09.09.2016
Каким путем пойдет Узбекистан?

Уход из жизни президента Узбекистана Ислама Каримова стал поводом для подведения итогов его правления и прогнозов по поводу будущего республики. Пристальное внимание к этой проблеме не случайно. Из-за ключевого геополитического положения Узбекистана в среднеазиатском регионе, большого экономического и демографического потенциала его будущее для России далеко небезразлично. Об этом говорит и визит в Узбекистан В. Путина, прибывшего 6 сентября в Самарканд для того, чтобы почтить память Ислама Каримова.

Ислам Каримов – предпоследний из лидеров постсоветских республик, являвшихся членами Политбюро ЦК КПСС. Помимо него, из действующих глав государств в состав Политбюро входил только президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. В марте 1990 г. Ислам Каримов был избран президентом Узбекистана на сессии Верховного совета республики, а в декабре 1991 г. – на всеобщих выборах. С тех пор его президентские полномочия еще четыре раза подтверждались на выборах (1991, 2000, 2007, 2015) и дважды (1995, 2002) – на референдумах.

Вплоть до августовского путча 1991 г. особых сепаратистских тенденций Ислам Каримов не демонстрировал. Как и другие республики Средней Азии, Узбекистан, специализировавшийся на выращивании хлопка, был прочно вписан в структуру народнохозяйственного комплекса СССР и сильно зависел от дотаций из союзного бюджета.

На референдуме 17 марта 1991 г. за сохранение СССР проголосовали 93,3% жителей Узбекской ССР – в 1,3 раза больше, чем в РСФСР (71,3%).

В то же время Узбекистан занимал по этому показателю последнее место в Средней Азии. В Казахстане (94,1%), Киргизии (94,6%), Таджикистане (96,2) и Туркмении (97,9%) доля проголосовавших за сохранение Советского Союза оказалась еще выше. Разница между результатами голосования в Узбекистане и других республиках региона составляла всего несколько процентов. Но, как оказалось, она отражала «особую позицию» Ташкента по поводу участия в различных интеграционных проектах, которая стала очевидной уже после распада Союза. Возможно, свою роль в этом сыграли культурно-исторические особенности республики. Узбекистан унаследовал от СССР большинство старых цивилизационных центров Средней Азии, включая Бухару и Самарканд, что позволяло ему претендовать на культурно-цивилизационное превосходство.

На формирование мировоззрения Ислама Каримова сильное влияние оказало «узбекское дело» – серия уголовных дел по злоупотреблениям в хлопковой отрасли Узбекской ССР, расследовавшихся на протяжении 1980-х гг. Расследование началось при Ю. Андропове и к концу 1980-х гг. приняло большие масштабы. По официальным данным, всего было заведено 800 с небольшим уголовных дел, по которым к уголовной ответственности было привлечено 4,5 тыс. человек. Ущерб по хлопковым делам оценивался в 4–5 млрд рублей в ценах 1981–1985 гг. Однако узбекистанские власти, включая возглавившего республику Ислама Каримова, воспринимали это дело, которое чаще всего называлось именно «узбекским», а не «хлопковым», – как целенаправленную кампанию, организованную против республики и ее руководства. Не случайно 25 декабря 1991 г., за день до юридического прекращения существования СССР, И. Каримов амнистировал всех осужденных по этому делу, отбывавших наказание в Узбекистане. Негативную оценку «узбекское дело» получило и в официальной исторической науке. Прессинг со стороны союзных силовых структур надолго запомнился руководству республики и стал весомым аргументом в пользу отказа от интеграционных проектов, хоть как-то напоминавших об СССР.

Курс на независимость, взятый Узбекистаном после обретения суверенитета, порой приводил к довольно спорным решениям. В 1990-е гг. Узбекистан, вслед за Туркменией, решил отказаться от введенного в советский период кириллического алфавита и по примеру кемалистской Турции перейти на латинскую графику, рассчитывая тем самым не только покончить с «колониальным наследием», но и стать ближе к Западу. В сентябре 1993 г. Верховный Совет Республики Узбекистан принял закон «О введении узбекского алфавита, основанного на латинской графике», который с 1996 г. начал претворятся в жизнь. Однако результаты реформы алфавита оказались крайне неоднозначными. Новый алфавит оказался не вполне удачным. Не имеющие «собственных» букв звуки узбекского языка в нем стали передаваться двумя латинскими буквами, в связи с чем объем текстов вырос примерно на 15%. А это увеличило затраты на публикацию. Но главным отрицательным последствием стало «выключение» молодого поколения из всего того объема научной и художественной литературы, которая была создана в Узбекистане на протяжении советского периода. Снизился и общий уровень образования населения, быстро отвыкшего от чтения.

Главный пункт «обвинения», «предъявляемого» внутренней политике Ислама Каримова эмигрировавшей узбекской оппозицией, различными правозащитниками, США, ЕС и российской либеральной общественностью – жесткое подавление антиправительственных выступлений в Андижане (май 2005 г.), в ходе которого, по официальным данным, погибло 187, а по неофициальным подсчетам – до 800 человек.

Сторонники противоположной точки зрения считают, что жесткие действия властей были необходимостью, так как в случае перерастания противостояния в гражданскую войну, как это произошло в соседнем Таджикистане, число жертв могло бы исчисляться десятками тысяч.

Показателен в этой связи комментарий известной либеральной журналистки Юлии Латыниной. «Вот, президент Узбекистана для меня человек, который, прежде всего, расстрелял Андижан, – заявила она 3 сентября в ходе своей передачи «Код доступа» на «Эхе Москвы», – и я вам скажу так: правильно сделал. Я не хочу сказать, что он всё сделал правильно… Но как показал опыт англичан под Омдурманом, в некоторых случаях и, в частности, в случае фанатиков-исламистов можно только стрелять. Международная прогрессивная общественность его за Андижан осудила… И, в общем, как-то никто не задумывался, что если бы Каримов не расстрелял тогда исламистов в Андижане, то в стране Узбекистан было бы вот точно то сейчас, что и в стране Сирии. Беженцы бежали бы в Россию со всеми вытекающими отсюда последствиями».

Наиболее проблемным наследием Ислама Каримова является, пожалуй, экономика. Узбекистан после распада СССР сохранил многие элементы советской экономической системы, включая значительно завышенный по сравнению с рыночным курс национальной валюты (сума), ограничения на валютные операции, государственное задание (план) по сдаче сельскохозяйственной продукции для фермеров и т.п. Вести бизнес в республике для иностранных инвесторов, не связанных с местными кланами, непросто. Многие российские компании, начавшие свой бизнес в республике, вскоре были вынуждены уйти оттуда. В начале августа, например, стало известно, что свой бизнес в Узбекистане продала МТС, работавшая там с 2004 г.

Низкий уровень жизни породил большую трудовую эмиграцию, главным направлением которой является Россия. Вдобавок население республики стремительно растет. За четверть века, после распада СССР, его численность выросла на треть.

Если в 1992 г. в Узбекистане проживало 21,1 млн чел., то в 2015 г. – уже 31 млн. Демографическое давление ведет к обострению социальных и экономических проблем, решать которые предстоит уже новому руководству страны.

Внешняя политика независимого Узбекистана отличалась резкими переменами курса. В 1992 г. Ташкент присоединился к договору о коллективной безопасности стран СНГ, на базе которого впоследствии была создана ОДКБ. Однако уже в 1999 г. покинул ряды организации и начал участвовать в деятельности созданного под патронажем США антироссийского блока ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан, Молдавия). Участие Ташкента в деятельности этой структуры продолжалось до 2005 г. После жесткого подавления восстания в Андижане (май 2005 г.) Узбекистан взял курс на сотрудничество с Россией, присоединившись к ОДКБ и Евразийскому экономическому сообществу (ЕврАзЭС). Однако продолжалось это недолго. Вскоре Ташкенту в основном удалось восстановить отношения с США и ЕС, испорченные их резкой критикой действий узбекских властей в Андижане. К налаживанию отношений стремился и сам Запад, видевший в Узбекистане важного партнера и инструмент противодействия российскому влиянию в регионе. Вскоре после этого Ташкент покинул ЕврАзЭС (2008 г.), мотивировав это его неэффективностью, а затем и ОДКБ (2012 г.).

О принципах внешней политики, которым Узбекистан следовал в период правления Ислама Каримова, говорит его выступление 12 января 2015 г. на первом заседании Законодательной палаты Олий Мажлиса (парламента). Тогда он заявил, что Узбекистан никогда не войдет в объединения наподобие бывшего СССР и не вернется во времена союза, поскольку свой путь развития он уже выбрал. Произошло это выступление вскоре после того, как вступил в силу договор о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС), участниками которого на тот момент были Россия, Казахстан, Белоруссия и Армения. В июне 2014 г. президент Узбекистана критиковал только что подписанный президентами России, Казахстана и Белоруссии договор о создании ЕАЭС. «Они говорят, что создают лишь экономический рынок и ни в коей мере не откажутся от суверенитета и независимости, – заявил он, – скажите мне, разве может быть политическая независимость без экономической независимости?».

При этом между Россией и Узбекистаном продолжал действовать подписанный вскоре после Андижана договор о союзничестве, по которому стороны могут обратиться друг к другу за военной помощью в случае внешней агрессии против одной из них.

Политиков, дипломатов и аналитиков сейчас больше всего волнует вопрос, какой курс выберет Узбекистан при новом руководстве и чего следует от него ожидать. По целому ряду оценок, наследие Ислама Каримова еще долго будет определять будущее Узбекистана во всех сферах жизни, и потому резких колебаний его внешней, внутренней политики, а также экономического курса ожидать не стоит.

Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

жучок
12.09.2016 18:26
Дождемся итогов выборов!Если победит человек Иноятова,значит будет разворот к нам,если нет,начнутся проблемки!Да и Дустум не спит,не зря он встречался с покойным в далеком 1995,об итогах  мертвая тишина.
Лесник
11.09.2016 13:01
         Ну и почему WPS поставил знак равенства Лукашенко с Порошенко, несколькими строками ниже этот тезис опровергая?
wps
10.09.2016 23:09
Нам - русским - Ислам Каримов ни в коем случае НЕ друг - так же, как и Порошенко энд Лукашенко.

Насколько он "эффективный правитель" с точки зрения самого Узбекистана ?

Переход на латинскую графику - мера, способствующая социально-экономической ДЕГРАДАЦИИ.

Из всех бывших советских республик - наименьшая социально-экономическая деградация - видимо в Белоруссии - но и Лукашенко - далеко не Маннергейм, не Ли Кваню и не Ден Сяопин - у Финляндии, Сигапура и Китая "тренд" - направление изменений - ярко положительный - а у Белоруссии - близкий к "нулевому" - но слегка отрицательный.

Прибалтика и Грузия живут за счёт "транзита" и "безвозвратных кредитов" с Запада - но в отличие от Израиля - эти "безгрешные доходы" идут не на развитие - а просто проедаются.

Казахстан, Туркменбашетия и Азербайджан - имеют неплохие доходы от продажи энергоносителей - но социально-экономическая деградация - у них заметно сильнее, чем в Белорусии.

А Узбекистан - по "тренду" - направлению изменений - отстаёт даже от Азербайджана...
АПС
10.09.2016 11:59
Больший процент проголосовавших  за СССР азиатов обьясняется просто: ну кто откажется от "халявы", военной и экономической крыши над головой. Сейчас по ним четко видно каково жить суверенным без халявы!Без конкретного союза с Россией, без халявы конечно, и так полно в России узбеков шарашится, толку там не будет, азиаты не могут без сильной центральной власти, будет второй Афган.

Эксклюзив
20.08.2019
Алексей Байлов (Россия), Ярослав Дворжак (Чехия)
События в Чехословакии: взгляд через полвека.
Фоторепортаж
17.08.2019
Алексей Тимофеев, Елена Безбородова (фото)
Здесь, на далёком Севере России, – один из важнейших наших духовных центров.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».