Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
8 декабря 2019
Игра Кэмерона

Игра Кэмерона

Кому будет выгоден выход Великобритании из ЕС?
Елена Пустовойтова
28.03.2016
Игра Кэмерона

На днях британский премьер Дэвид Кэмерон заявил в интервью The Independent on Sunday, что «референдум 23 июня сейчас на лезвии ножа» и призвал британских родителей подумать о судьбе своих детей, утверждая, что отношения с Европой будут заморожены на десятилетие, если британцы проголосуют за выход из ЕС.

Думаю, Кэмерон слегка перестарался. Ведь даже британские экономисты из PricewaterhouseCoopers (PwC), сидящие в Лондоне, подсчитали, что если будет принято решение остаться в составе ЕС, ВВП Великобритании с 2016 по 2020 годы вырастет только на 2,3 процента, тогда как в случае «развода» и свободной торговли с ЕС рост британской экономики составит 2,7 процента. Даже торговля в рамках соглашения ВТО (2,6 процента роста) выгоднее, чем брюссельская забюрокраченная «карусель».

Американский Project Syndicate и вовсе ожидает, что «освобожденная от власти Брюсселя Великобритания снова станет маяком свободы в мире, страной, уважаемой Китаем, связанной с США двусторонними «особыми отношениями», и при всём при этом сохраняющей дружеские торговые связи с европейским континентом. Бизнес будет бурно расти, лондонский Сити процветать, а британцы никогда больше не будут рабами — ни ЕС, ни кого-либо ещё».

В самой Великобритании сегодня евроскептиков чуть больше, чем энтузиастов ЕС – отсюда и «на острие ножа» решение вопроса, вынесенного на референдум. Он состоится, как известно, нынешним летом, 23 июня. По инициативе правительства Дэвида Кэмерона, вопрос референдума уже сформирован и звучит так: «Должно ли Соединенное Королевство остаться членом Европейского союза?». Этот вопрос в Лондоне называют важнейшим стратегическим решением целого поколения, а в политические словари внесено даже новое слово, отражающее это пока еще гипотетическое событие – «brexit». То-есть, британское «прощай» Евросоюзу.

Казалось бы, с чего бы волноваться Кэмерону, если всего месяц назад он буквально вытряс из Брюсселя новые послабления для Лондона к уже имеющимся – Британия, получая свободный доступ на еврорынок, в отличие от остальных вассалов ЕС, сохранила свой фунт стерлингов и контроль над миграцией, не войдя в Шенген. Собственно, Великобритания изначально стремилась сохранить максимальную независимость в экономических и политических вопросах, будучи в ЕС. Она не подписала Бюджетный пакт (вступил в силу в 2013 г.), направленный на проведение странами ЕС согласованной налоговой и бюджетной политики. А в сентябре прошлого года в ходе экстренной встречи глав МВД ЕС, посвященной миграционному кризису в Европе, прямо заявила, что «не примет участия в системе ЕС по распределению мигрантов, а будет принимать беженцев напрямую из лагерей в Сирии». По своему выбору.

И ЕС все это «проглотил». 20 февраля Дональд Туск обнародовал «предложения о новом соглашении с Соединенным Королевством в рамках Европейского союза». В них значится, что «с учетом особой ситуации Великобритании в соответствии с существующими договорами, она не связана обязательствами относительно дальнейшей политической интеграции в рамках ЕС», освобождается от ответственности за курс евро, сможет воспользоваться правом на введение 4-летнего эмбарго на предоставление социальных привилегий мигрантам из государств ЕС – как бы при этом ни кривилась госпожа Меркель.

Что позволяет Великобритании чувствовать себя так свободно в ЕС? Ее взнос в евробюджет, который составляет около 11 миллиардов евро в год (четвертый после ФРГ - 25 миллиардов, Франции – 19 и Италии – 14).

Стало быть, эту гигантскую дыру в общем бюджете в 145 миллиардов евро надо будет закрывать другим членам ЕС или урезать расходы. Ни к тому, ни к другому не готовы ни в Берлине, ни в Париже, ни в Риме. Еще более значимы гигантские возможности банковского сектора Британии, ставшего своего рода аккумулятором быстрорастущих капиталов из развивающихся стран – от Филиппин и Индии до Франции и России.

Кроме того, надо помнить, что 52 процента британского экспорта пересекают Ламанш, чтобы осесть в Европе. Что выход из Евросоюза автоматически создаст торговые барьеры:

к примеру, на произведенные в Британии автомобили будет накладываться тариф в 15 процентов, а на ввозимые из Европы – в 10 процентов. И не надо думать, что англичане смогут перебросить свой экспорт в другие регионы мира – Британского содружества на карте мира больше нет, и стране будет крайне сложно удерживать свое место во все более расколотой системе международной торговли, в которой доминируют США, ЕС и Китай.

Легко возразить: но ведь и США, и Китай, а плюс к ним Индия и Япония, находятся вне еврозоны, и это не мешает им свободно поставлять свои товары в Старый Свет. А учитывая, что центр экономической активности сейчас быстро перемещается в Азию, что мешает британцам, опираясь на ВТО, заключить двусторонние торговые договоры со странами с быстро растущими экономиками – тем же Китаем, Сингапуром, Бразилией, Индией, Россией?

Вспомним, что Лондон был первой европейской столицей, которая стала соучредителем Азиатского банка инфраструктурных инвестиций со100 миллиардами долларов «в кармане». Белому дому не удалось удержать своих союзников – в «последний вагон» тогда в Пекине впрыгнула и Германия, и Южная Корея, и Австралия, и даже Тайвань. Британцы – известные прагматики, но именно поэтому предпочтут тщательно просчитать прибыль-убыль, прежде, чем сказать ЕС до свидания.

Поэтому «brexit» будет опасен для ЕС не менее, чем для Великобритании. Без нее Евросоюз станет по сути «союзом двух» с «мелочью» посредине: а этого не  хотят ни французы, ни немцы. Британия и Германия всегда были союзниками «против Франции».

И, говоря объективно, Лондон при этом всегда оставался главной европейской столицей - не Брюссель, Берлин или Париж. А Лондон с его почти полумиллионом граждан Франции и миллионами иных иностранцев.
Однако, британскому премьеру, видимо, понравилось шантажировать Брюссель угрозой выхода из Евросоюза, чтобы добиться особо «теплого» статуса на европейском рынке товаров и услуг, на котором британский «торговый ряд» занимает около 20 процентов. Но зачем ему было отдавать решение этого вопроса самим британцам?

Все очень просто. Год назад, идя на выборы, консерваторы подхватили лозунг оппозиции о выходе из ЕС и победили. Теперь пришло время выполнять взятое на себе обязательство «спросить у народа», нужен ему Евросоюз? Вопрос сформулирован. Правда, сам Дэвид Кэмерон, еще год назад категорично отвечавший на него коротким «нет», теперь проявляет удивительную даже для английских политиков гибкость: он считает, что выторгованные им у Брюсселя послабления достаточны для того, чтобы Великобритания осталась в ЕС, поскольку Европа «является источником силы и стабильности для страны», а выход из ЕС, как мы с вами знаем, «только на руку Путину».

Самым тщательным образом сейчас сводит «дебет с кредитом» британский «Global Counsel», созданный в 2010 году для поиска верных путей для британских бизнесменов из разных экономических сфер между рисками и возможностями, которые создают им политики и правительства. Понятное дело, занимаются этим бывшие политики и чиновники высокого ранга из британского правительства и Евросоюза. В подготовленном там докладе авторы указывают на огромное число написанных на эту тему статей и документов при том, что очень немногие из них реально отражают причины и следствия «brexit». А их доклад, разумеется, как раз и заполняет эту «брешь».

Аналитиков из «Глобального совета» прежде всего беспокоит то, что следствием «развода с Евросоюзом» станет все большее расхождение в экономических регуляторах между Британией и остальной Европой – а это сразу же охладит иностранных инвесторов, которые потеряют возможность использовать лояльный к ним Лондон для инвестирования денег в Европу.

Выступая в финансовом комитете парламента, руководитель Банка Англии Марк Карни заявил, что в 2014 году приток прямых иностранных инвестиций в страну составил 44 миллиарда фунтов стерлингов или 62 миллиарда американских долларов. Основные деньги текли из США (27 процентов), Нидерландов (15) и Франция (8). И «вrexit» Карни считает самой большой угрозой финансовой стабильности страны. Вместе с ним так считают и большинство из опрошенных Ассоциацией британских торговых палат (BCC) высокопоставленных банковских управленцев.

Пока Лондон – финансовые «ворота в Европу». А потом? Этих «потом» набирается очень много. Международный валютный фонд (МВФ) сходу пророчит падение ВВП Британии в 1,3 процента за год и готовит к середине мая доклад о том, чем станет «brexit» для Европы и Британии. Тот же «Global Counsel» считает, что как только за Британией захлопнется дверь, она потеряет значительную долю влияния на Берлин, Париж и Рим, и Вашингтон будет строить с ними отношения без участия Лондона.

Возможно.

Но мэр Лондона Борис Джонсон не просто так в своем первым публичным обращением по поводу предстоящего 23 июня референдума назвал ЕС анахронизмом, который растрачивает средства, выход из которого будет обеим сторонам выгоден.

При этом мэр призвал как можно скорее развивать сотрудничество и заключить новые договоренности с такими странами, как США, Китай и также растущими экономиками по всему миру.

И, наконец, «brexit» будет катастрофой и для Европы потому, что европейские страны уже давно не в состоянии справляться с проблемами собственной безопасности, прячась под «зонтиком» США. Для того, чтобы Евросоюзу «встать на обе ноги», нужна единая военная политика и единая армия. При этом не Германия – по вполне понятным после Второй мировой войны причинам, - а только Франция и Великобритания могут стать плацдармом для общеевропейской обороны. И без британцев - никак.

Пусть британские и прочие экономисты решают, как будет выгоднее Лондону проголосовать 23 июня. Начавшаяся год назад политическая игра Кэмерона и его партии вокруг проблемы «brexit» не более, чем поддавки, в которых решающую роль играют финансисты – их в стране более 2 миллионов. Понятно, что они хотят заключения договора о свободной торговле, в рамках которого на Великобританию не будут распространяться законы ЕС, страна выйдет из-под юрисдикции Европейского суда правосудия, на нее не будет распространяться право свободного передвижения людей в Европе, и она не будет платить никаких членских взносов. Сторонники выхода заявляют, что при отсутствии бюрократии ЕС, коррупции (которая «стоит» ЕС полторы сотни миллиардов долларов в год) и его бесчисленных правил, малые и средние предприятия начнут процветать, что приведет к росту занятости… и так далее.

Нам важнее другое. То, что начавшийся процесс распада единой Европы теперь очевиден не только «с нашего берега».

Американский Project Syndicate полагает, и я склонна с ним согласиться, - что «большая доля ответственности за то, что Европа распадается на части, лежит на Соединенных Штатах с их бесконечными поисками и уничтожением врагов, наносящих тяжелые последствия собственным союзникам. И европейские лидеры должны разделять это обвинение из-за согласия следовать за таким лидером».

Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

ус
28.03.2016 15:50
Выгоден народу Британии,но камерунчик и его свора давно не за Народ Британии.Они хотят сохранить систему евр-саласпилсика,то есть грабежа всех народов Европы.Но евр-саласпилсик всё равно развалится,ибо Народам Европы уже омерзительна Тирания евр-комисариковских сатан-вурдалак ублюдков,грабителей и бандюган жуликов..

Эксклюзив
06.12.2019
Валерий Мацевич
Будут ли страны Прибалтики проситься обратно в российскую «оккупацию»?
Фоторепортаж
28.11.2019
Подготовила Мария Максимова
В Государственном историческом музее открылась выставка, посвященная графу А.А. Аракчееву.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».