Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
13 ноября 2019
Бельгия – слабое звено

Бельгия – слабое звено

Как столица ЕС стала центром европейского террора
Вадим Трухачёв
24.03.2016
Бельгия – слабое звено

Взрывы в Брюсселе обнажили крах мультикультурализма в Европе. Свою роль сыграла и крайняя слабость силовых структур Бельгии, а порой имело место откровенное головотяпство. Как получилось, что столица ЕС стала ещё и центром европейского террора?

22 марта 2016 года стал самым страшным днём в Бельгии с начала нового века. Началось всё с двух взрывов в брюссельском аэропорту Завентем. Спустя некоторое время взлетел на воздух вагон поезда метро на станции «Мальбек», в непосредственной близости от зданий Еврокомиссии и Европарламента. В первые часы после терактов приходили сообщения, что прогремели ещё взрывы, но, к счастью, их больше не случилось. Жертвами террора в Брюсселе стали 34 человека, порядка 250 получили ранения.

Спустя сутки власти назвали имена террористов-смертников, совершивших преступления. Речь шла об уроженцах Бельгии марокканского происхождения, жителях пригорода столицы Моленбек-Сен-Жан братьях Халиде и Ибрахиме Бакрауи. Их вероятный сообщник, также обладатель бельгийского паспорта Наджим Лашрауи объявлен в розыск. Последний вроде бы бросил чемодан с поясом смертника в аэропорту и убежал. К слову, Лашрауи считают одним из организаторов терактов в Париже 13 ноября прошлого года.

Достаточно скоро выяснились любопытные подробности из жизни террористов. Так, 27-летний Халид Бакрауи с прошлого лета числился в международном розыске по подозрению в террористической деятельности. Ранее он получил пять лет тюрьмы за угоны автомобилей, но вышел досрочно. Не исключено, что именно в заключении он и обратился к идеям радикального ислама. Его старшего брата Ибрахима приговорили к девяти годам за стрельбу по полицейским в ходе вооружённого ограбления. Однако и он не отсидел положенное.

Интересные сведения сообщил 23 марта президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. По его словам, турецкие власти задержали одного из братьев недалеко от границы с Сирией. Его выдворили в Голландию, но бельгийцы сообщили северным соседям, что претензий к нему не имеют. Учитывая сомнительную репутацию Эрдогана, ему поверили не сразу. Однако в итоге бельгийские власти подтвердили всё сказанное турецким руководителем.

Вполне возможно, что братья Бакрауи подорвали себя, потому что боялись, что их сдаст сообщник – Салех Абдельслам. Спецоперация по поимке данного исламиста, причастного к прошлогодним терактам в Париже, проходила в брюссельском пригороде Моленбек-Сен-Жан несколькими днями ранее. В квартире, которую снимал Халид Бакрауи, следы Абдельслама и обнаружили. Теракт явно готовили, но решили ускорить его осуществление.

Стали ли взрывы неожиданностью? Вряд ли, к этому дело шло минимум месяцы, а то и годы.

Ещё в ноябре 2015 года, когда в Брюссель привели следы парижских терактов, глава МВД Бельгии Ян Жамбон признался, что его страна не готова к полноценному противостоянию терроризму.

С тех пор в городе действовал повышенный уровень террористической угрозы, а количество облав в районе Моленбек-Сен-Жан просто не поддавалось исчислению. Но от террора Брюссель это не спасло.

Трагедия в Брюсселе высветила крах европейской политики мультикультурализма, причем Бельгия стала хрестоматийным примером её провала. Показательно, что на нынешний массовый приток беженцев в Европу взрывы не спишешь. Все террористы – уроженцы Брюсселя, его жители, обладатели бельгийских паспортов. Однако данное обстоятельство совершенно не сделало их европейцами. Они имели возможность жить в Моленбеке среди таких же марокканцев, совершенно не впитывая местные нормы поведения.

Район Моленбек-Сен-Жан давно уже пользуется дурной славой. Доля выходцев из мусульманских стран составляет там 38%, но в некоторых кварталах коренных европейцев не осталось. В нём действуют 20 мечетей, и отнюдь не все из них находятся на контроле полиции или хотя бы официальных муфтиев. Стражи порядка в некоторые кварталы даже не заходят. А ведь Моленбек – не один такой. Похожие проблемы существуют в районах Сен-Жосс, Шаербек, Андерлехт. Подобные районы имеются также в Антверпене, Льеже, Брюгге, Генте, Шарлеруа.

В Моленбеке жили сразу несколько участников взрывов в Париже 13 ноября – и тот же Абдельслам, и Абдельхамид Абауд, которого первоначально считали организатором тех терактов. Убийцы приехали во Францию из Моленбека, на машинах с бельгийскими номерами. В Брюсселе же покупали оружие и участники расстрела редакции «Шарли эбдо» 7 января 2015 года. Прошлой осенью в районе задержали 22 человека, с тех пор – ещё нескольких.

В какие мечети ходили братья Бакрауи, с кем они беседовали в тюрьме? Это ещё предстоит проверить, но некоторые подозрения есть. Так, в Бельгии на протяжении многих лет действовала организация «Шариат для Бельгии», открыто призывавшая своих членов не исполнять местные законы. Её лидеру Фуаду Белькасему в 2012 году дали 12 лет тюрьмы, однако ему оставили возможность общения и с другими заключёнными, и с внешним миром. И вот мы видим взрывы сначала в Париже, затем в Брюсселе…

Братья Бакрауи стали уже не первыми, кто пытался осуществить теракты в Бельгии. Так, 24 мая 2014 года исламист расстрелял посетителей Еврейского музея. В январе 2015 года группу исламистов ликвидировали в городе Вервье. 21 августа прошлого года местный исламист чуть не расстрелял пассажиров поезда Амстердам – Париж, проезжавший по бельгийской территории. Его в последний момент обезвредили двое американских солдат, ехавших в вагоне. Дело давно шло к взрывам, но полиция слишком поздно занялась местным исламистским подпольем.

Один из братьев Бакрауи, как выясняется, хотел примкнуть к «Исламскому государству», но бельгийские правоохранители не придали значения тому, что сообщили турецкие коллеги.

К слову, сегодня порядка 400 подданных Бельгии воюют в рядах ИГ, что составляет самый высокий показатель на душу населения в Европе.

И несмотря на данный факт, информацией об одном из братьев пренебрегли. Потом один из них снял квартиру, а затем случилось то, что случилось.

«Гуманный» подход к заключенным в тюрьмах, пренебрежение к мерам безопасности и информации коллег из-за рубежа, возможность создавать замкнутые иммигрантские гетто – всё это составляющие провала мультикультурной политики в Европе, ярко проявившиеся в истории со взрывами в Брюсселе. Да и за взрывы в Париже бельгийские правоохранители тоже несут прямую ответственность. Как же вышло, что «столица ЕС» превратилась в крупнейший террористический гнойник Европы?

В Брюсселе работают шесть полицейских управлений, слабо связанных между собой. Город разделён на 19 муниципалитетов. При таком дроблении наладить должную координацию невозможно. К тому же страну в последние годы не раз сотрясали политические кризисы. В 2007-2008, а затем в 2010-2011 гг. страна по несколько месяцев, а то и по году, жила без правительства. В частности, у Бельгии не было главы МВД, перед которым нужно отчитываться за борьбу с терроризмом. Итог – налицо.

Бельгия – страна, раздираемая противоречиями между франкоязычными валлонами и фламандцами. Она представляет собой конфедерацию Валлонии, Фландрии и Брюсселя. Некоторые районы две общины никак не могут поделить между собой. Один из таких «спорных» районов – тот самый Моленбек-Сен-Жан. У семи нянек, как известно, дитя без глаза, а у нескольких полицейских управлений – район без контроля. В итоге Моленбек стал ни валлонским, ни фламандским, а исламистским.

Наконец, немалые деньги из бюджета Бельгии идут на увеличение военного бюджета, в казну НАТО. Шли, чтобы противостоять угрозе, якобы исходящей со стороны России. В результате и средства, и силы, и внимание отвлекались на борьбу с мифической опасностью, а подлинную в собственном городе силовики откровенно проворонили. О том, что в Брюсселе может рвануть, не говорил в Бельгии, кажется, только ленивый. Терактов ждали, но всё равно пропустили.

Вопросы есть и к Евросоюзу. О слабости бельгийского государства и местной правоохранительной системы известно давно. И силовики из других стран Евросоюза могли бы прийти на помощь коллегам из Бельгии.

В конце концов, именно в Брюсселе располагаются штаб-квартиры ЕС и НАТО, безопасность в городе – дело общеевропейского масштаба. Но должных мер не приняли, хотя сигналов из города приходило более чем достаточно.

И за провал мультикультурализма, за пренебрежение нормами безопасности пришлось расплачиваться жизнями десятков людей.

Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Ник 45
26.03.2016 19:24
Бельгия, как и Украина, - искусственное образование, чем и слаба. Плюс дебилизм политкорректности - результат наяву. У нас "дебилизм политкорректности" тоже наличествует, от чего последствия могут быть весьма неожиданны и неприятны.
Вольтерьянец
24.03.2016 20:44
Запад примет серьёзные меры только тогда, когда жертвами террористов станут высокопоставленные персоны из ЕС и НАТО. До сих пор жертвами атак террористов становились мирные граждане, ставшие заложниками политических игр сильных мира сего.
С.М.
24.03.2016 13:54
После убийства наших "беркутов" в Киеве на "евромайдане" и наших мальчишек из ополчения в ночь на 15 марта 2014 г. на ул. Рымарской в центре Харькова (и тех, и других мы хоронили), после расправы над крымчанами под Корсунем, над мирными жителями в Одессе 2 мая и в Мариуполе 9 мая, после бомбардировок и артобстрелов Донбасса и после многого другого, о чем я знаю, но пока молчу, мне не то что не жаль мирных жителей Европы, той самой, которая организовала шабаш на Украине и которой было плевать и сейчас плевать на то, что она учинила здесь, я просто вычеркнул ее из своего сердца. "Я - Донбасс".

Эксклюзив
12.11.2019
Дмитрий Федоров
Под эгидой Совета Европы прошел VIII Всемирный форум за демократию.
Фоторепортаж
06.11.2019
Подготовила Мария Максимова
В Манеже открылась выставка, посвященная Великой Отечественной войне в изобразительном искусстве.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».