Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
26 августа 2019
Албания: выборы с перестрелкой

Албания: выборы с перестрелкой

В республике состоялись парламентские выборы. Противостояние было жестким
Юрий Квашнин
25.06.2013
Албания: выборы с перестрелкой

Основная борьба разгорелась между двумя коалициями – Союзом за занятость, процветание и интеграцию во главе с правящей Демократической партией и оппозиционным Союзом за европейскую Албанию, где доминирующая роль принадлежит Социалистической партии. Победили - клановость и кумовство, работающие в Албании еще со времен Османской империи.

В ходе предвыборной кампании главные конкуренты, как водится, обвиняли друг друга в готовящихся фальсификациях. Например, социалисты объявили, что более 25 тысяч избирателей дважды включены в списки, а еще 350 тысяч не имеют даже постоянного адреса прописки - при том, что все население страны составляет около 3 миллионов человек. Не менее жесткие заявления последовали со стороны премьер-министра Сали Бериши, обвинившего оппозицию в подкупе избирателей.

Надежды на спокойные выборы окончательно рухнули в день голосования: в городе Лак на севере страны неподалеку от избирательного участка произошла перестрелка, в ходе которой был убит сторонник оппозиции, а еще несколько человек получили ранения. Глава Социалистической партии Эди Рама расценил инцидент как попытку запугать людей и заявил о своем намерении защищать каждый голос.

В общем, и те и другие в буквальном смысле боролись за каждого избирателя, ибо опросы общественного мнения давали обеим коалициям равные шансы на победу.

Предварительные итоги выборов должны были объявить утром 24 июня. Однако из-за того, что процесс голосования затянулся - каждая из партий настаивала на том, чтобы ее сторонники смогли отдать свой голос после официального закрытия избирательных участков - первые сообщения о результатах появились только во второй половине дня. Для правящей партии они неутешительны: впервые за восемь лет парламентское большинство должно перейти к оппозиции. Главный вопрос сейчас заключается в том, согласится ли Сали Бериша уступить правление социалистам, или потребует пересчета голосов и перевыборов.

Последние двадцать лет, прошедшие со дня падения коммунистического режима, показывают: процесс смены власти в Албании никогда не проходит безболезненно. Можно вспомнить печальные события 1997 года, когда противостояние между демократами и социалистами едва не привело к гражданской войне - предотвратить ее удалось лишь благодаря вмешательству миротворческих сил ООН под руководством Италии. Или - масштабные демонстрации 2011 года, заставившие многих экспертов всерьез заговорить о реализации в Албании сценария «арабской весны».

Чем объясняется столь непримиримое противостояние двух крупнейших политических партий? Со стороны складывается впечатление, будто политическая система Албании, которая характеризуется поочередным пребыванием у власти партий левого и правого центра, вполне соответствует европейским стандартам. Если посмотреть на идеологию обеих партий, то здесь существенных различий нет: и социалисты, и демократы главной своей целью провозглашают построение развитого европейского государства, в качестве основного геополитического ориентира рассматривают Европейский Союз и НАТО - с 2009 года страна является полноправным членом Североатлантического альянса. Конечно, в их программных установках есть некоторые различия. Эди Рама, как и положено социалисту, выступает за переход к прогрессивной шкале налогообложения и увеличение социальных расходов. Его оппонент, в свою очередь, делает акцент на либеральных методах управления экономикой.

Однако все эти вопросы - с точки зрения албанцев - играют второстепенную или даже третьестепенную роль. И связано это с тем, что за внешне презентабельным фасадом двухпартийности скрывается далекая от европейских идеалов архаичная политическая система, основанная на патрон-клиентских отношениях между партиями и их избирателями.

В Албании партии предоставляют определенные - и весьма конкретные - блага тем гражданам, которые реально за них голосуют, а вовсе не тем, в адрес которых направлены мало что значащие политические лозунги.

Традиционной вотчиной Социалистической партии считается юг Албании, в то время как демократы больше контролируют север. На практике это означает, что жителю, скажем, североалбанского города Шкодер в случае победы социалистов труднее будет устроиться на высокооплачиваемую работу, так как знакомый его двоюродного дяди из Демократической партии больше не является депутатом Народного собрания. Он не сможет получать качественное медобслуживание, поскольку финансирование местного госпиталя урезано в пользу медицинских учреждений на юге страны. Для его ребенка не найдется места в детском саду в связи с тем, что по решению властей число бюджетных мест сокращено «из-за экономического кризиса». Неудивительно, что при такой системе почти каждый гражданин страны - за исключением разве что центральных районов, где обе партии имеют примерно равное влияние - имеет четкую, и отнюдь не идеологическую мотивацию для того, чтобы на выборах поддержать «своих». Вот поэтому голосование зачастую выливается в гражданское противостояние, и с периодичностью раз в четыре года, а то и чаще, страна оказывается на грани политического коллапса.

С широким распространением отношений клиентелизма – то есть служению правительственных институтов интересам тех групп, чью деятельность они призваны регламентировать - и общей непрозрачностью политической системы связано еще одно негативное явление. Это - чудовищная коррупция, которая проникла во все сферы жизни. Несмотря на то, что Албании удалось достичь заметных успехов, в частности, улучшить условия для ведения бизнеса - по индексу экономической свободы она опережает многие европейские страны, например, Португалию и Италию - никаких подвижек в борьбе с коррупцией пока не наблюдается. Как сказал в одном из своих интервью Эди Рама, «если албанских государственных служащих перевести работать в Германию, они перестанут быть коррумпированными, так как там нет места коррупции. Но если сюда привезти немцев, через несколько месяцев они будут столь же коррумпированы, как и мы. Так что дело здесь не в народе, а в сложившейся системе». В этих словах определенно есть здравое зерно: принципы, на основе которых функционирует албанское общество - клиентелизм, клановость, кумовство - работают здесь еще со времен Османской империи. Постепенная интеграция страны в Европу началась с большим опозданием, а в шестидесятые-семидесятые годы страна вообще находилась в изоляции - как от западноевропейских государств, так и от стран социалистического блока.

Политическая неустойчивость и коррумпированность властей остаются главными причинами, по которым Брюссель не спешит рассматривать официальную заявку Албании на получение статуса кандидата на вступление в Евросоюз. Более того, в странах объединенной Европы в последнее время начала сказываться определенная «усталость» от Албании, которая не оправдала возложенных на нее надежд в плане развития политических институтов. Пробуксовка процесса европеизации особенно тяготит Италию, именно Рим вложил в Албанию значительные инвестиции, и вместе с другими государствами ЕС и США продолжает оказывать ей серьезную экономическую помощь: по оценкам ООН, ее доля в ВВП страны составляет около 4,5 процентов. Правда, возросший скепсис в отношении европейских перспектив Албании имеет еще одно объяснение: сами страны ЕС сейчас переживают не лучшие времена, и более не заинтересованы в быстром расширении союза. Именно с этим, кстати, связано столь пристальное внимание европейских чиновников к политической ситуации в Албании. Представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон открыто заявила, что рассматривает выборы как тест, который должен показать, «насколько хорошо в стране работают демократические институты и каков ее прогресс на пути в Евросоюз». Если этот тест не будет пройден, это может стать толчком к серьезной переоценке политики ЕС на Западных Балканах.

На первый взгляд, может показаться, что в наметившемся росте отчужденности между ЕС и Албанией нет ничего страшного. Ведь, какая бы партия ни пришла к власти, она будет придерживаться проевропейских взглядов. Однако это впечатление обманчиво. В албанской политике всегда присутствовал еще и националистический дискурс. Да, на сегодняшний день партии, которые вместо присоединения к ЕС на первый план выдвигают национальную повестку дня – то есть борьбу за объединение всех албанцев в рамках единого государства, так называемой «Великой Албании» - массовой поддержкой не пользуются. Однако это вовсе не означает, что идея воссоединения албанцев в рамках одного государства непопулярна. Напротив, около 60 процентов населения эту идею поддерживает, просто национальный вопрос пока еще находится на втором плане. Однако в случае экономических потрясений приоритеты могут резко измениться.

А предпосылки к началу рецессии уже налицо: в 2012 году рост ВВП замедлился до 0,5 процента, и велика вероятность экономического спада. Для Албании, которая до сих пор остается одной из беднейших стран Европы, это особенно опасно.

Еще одним негативным фактором может стать снижение денежных поступлений из-за рубежа, в первую очередь, из Италии и Греции, где работает значительная часть трудоспособного населения Албании. Этот процесс уже наблюдается: из-за кризиса в странах Южной Европы албанцы вынуждены возвращаться на родину, а экономика попросту не в состоянии генерировать необходимое количество рабочих мест. В этой ситуации идея европейской интеграции будет уже не столь привлекательна, и ростом социального недовольства непременно воспользуются националисты. Точкой сборки для протестного движения может стать «Красно-черный альянс» – ультраправая партия, выступающая за проведение референдума об объединении Албании с Косово и наступление на права национальных меньшинств, главным образом, греческого, которое насчитывает около 50 тысяч человек.

Не исключено также, что находящиеся у власти партии со временем попытаются сыграть на националистических настроениях и тем самым укрепить свои позиции в условиях экономической неопределенности. Учитывая тот факт, что помимо Албании и Косово албанские меньшинства имеются еще в трех балканских странах – в Македонии это более четверти населения, Черногории и Сербии - при неблагоприятном развитии событий Балканы в очередной раз смогут стать очагом нестабильности. Пока же, по данным на 25 июня, обе партии уже заявили о своей победе…

Так что, ситуация в Албании заслуживает пристального внимания всех крупных международных игроков, имеющих свои интересы в этом регионе. К их числу, безусловно, относится и Россия.

Юрий Квашнин - старший научный сотрудник ИМЭМО РАН 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
20.08.2019
Алексей Байлов (Россия), Ярослав Дворжак (Чехия)
События в Чехословакии: взгляд через полвека.
Фоторепортаж
17.08.2019
Алексей Тимофеев, Елена Безбородова (фото)
Здесь, на далёком Севере России, – один из важнейших наших духовных центров.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».