Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
8 декабря 2021
Предчувствие обрыва

Предчувствие обрыва

Сама жизнь заставляет нас перечитывать русских классиков
Татьяна Корсакова
13.06.2012
Предчувствие обрыва

Что делает писателя великим, а его произведения классикой, которую не скучно читать и через столетия? Провидение. Иван Александрович Гончаров, 200-летие со дня рождения которого мы в этом году отмечаем, вне всякого сомнения, относится именно к таким творцам.

У слова «доктор» в русском языке два значения: человек, успешно защитивший докторскую диссертацию, т.е. проявивший недюжинные способности к научным исследованиям, а также врач. Гончаров достоин обоих значений. Сын симбирского купца, переводчик, цензор и секретарь адмирала Путятина, скромный доктор «человековедения» Иван Александрович Гончаров.

Он исследовал человеческие характеры так, как до него разве что Гоголь, и, как врач, ставил диагнозы.

Принято думать, что главный и единственный его диагноз – «обломовщина». Да, это самый заметный из замеченных автором недугов. Однако же до и после обломовщины Гончаров припечатал еще два явления, которые были характерны не только для середины XIX века, но, к несчастью, перекочевали и в XXI столетие. Это «адуевщина» и «волоховщина».

Двадцатилетний Александр Адуев не очень-то хотел уезжать от доброй маменьки к строгому дядюшке, от бескрайних, залитых солнцем разноцветных нив Поволжья в болотистый промозглый Петербург. Но пришлось. Мечта «о благородном труде, о высоких стремлениях», густо-розовая и сладкая, как малиновая помадка, помогла ему в перемене судьбы. Что же встречаем мы в конце этой, как настаивает писатель, «Обыкновенной истории»? Потерявшего свежесть, мечтанья и волосы коллежского советника едва за тридцать с хорошим казенным содержанием, который вот-вот женится на богатой наследнице… как ее? А мы и имени ее не знаем. И ведь ничего страшного в этой истории пока нет! И не болезнь это вовсе, а так, синдром. Или даже излечение столицей провинциального юноши от его книжного романтизма. Страшно-болезненное будет потом. В начале разных исторических переломов попрут то в царские, то в красные, то снова в белые чиновники тысячи и тысячи молодых людей России, которые своим практическим не по годам умом поймут, что есть в этой жизни нечто гораздо более мощное и интересное, чем какая-то любовь, революционные идеалы или даже богатство, – это власть над «простым» человеком!

Вот какую российскую болезнь предчувствовал Гончаров: привлекательность чиновничьего стола и немалого чиновничьего содержания для ищущей успеха молодежи.

Особенно заметным и неприятным для нынешнего наблюдателя стало это явление в последние годы: согласно опубликованным рейтингам, еще на школьной скамье российские юноши и девушки третьего тысячелетия стремятся не к подвигам космонавтов, не к нелегкой доле предпринимателя или там к служению народу в качестве инженера, а к карьере госслужащего. Какие там мечты Адуева?! Вместо них – жесткие планы карьеристов, которые пойдут на все, чтобы только оказаться и остаться у кормушки.

Марк Волохов – фигура еще более знаменательная, чем Александр Адуев. Он не был в замысле «Обрыва» одним из главных героев, но стал им, в конце концов, потому что Вера такую «штуку удрала» со своим создателем Гончаровым, на какую не решилась и пушкинская Татьяна. Но не победителем девичьей крепости запоминается Волохов: если бы только это! Волохов – это внятный проект разрушителя нравственных устоев общества, да и государственных устоев тоже. Очень узнаваемый в XXI веке проект.

Гончарова обвиняли в предвзятости к молодому поколению, в клевете на него, он едва ли не оправдывался. А правда была в том, что Иван Александрович прежде других литераторов, прежде даже Достоевского узнал в лицо человека, который при случае дойдет и до террора. Раскольников, с которым уже познакомилась читающая Россия на момент выхода «Обрыва», уговаривает одну только свою отдельно взятую совесть; Волоховы готовы были наплевать на все привычные, исконные человеческие ценности, не только, кстати, русско-православные, – и плюнули в тот же год, в ноябре 1869-го, всего-то через полгода после выхода из печати последней части последнего романа И.А. Гончарова.

Сравниваю с Достоевским неслучайно. Именно его Петр Верховенский и Николай Ставрогин, главные герои «Бесов», станут продолжателями болтовни Марка Волохова – только они перейдут к делу.

Один из первых террористов России, нигилист Сергей Нечаев в сентябре 1869 года создаст в разных городах России «Общество народной расправы», а всего через два месяца после этого в парке Петровской земледельческой академии под Москвой пятеркой этих террористов будет убит студент Иван Иванов.

В истории, в том числе истории литературы, чрезвычайно интересны совпадения, вообще система сопоставлений во времени, синхронистика. Именно в ноябре 1869 года И.А. Гончаров пишет разъяснительную статью о Марке Волохове. В это время Достоевский с женой Анной находятся за границей, в Дрездене (в сентябре у них родилась там дочь Люба). В октябре по настоянию Федора Михайловича в Дрезден приезжает брат Анны Григорьевны И.Г. Сниткин, студент именно Петровской академии, хороший знакомый того самого Ивана Иванова, который ему и загранпаспорт выхлопотал, и с ректором об отпуске приятеля договорился. А вскоре случится кровавое…

В начале следующего года Достоевский с пристрастием станет изучать русские и немецкие газеты, которые будут много писать о деле Нечаева, особенно немецкие. Достоевский забросит другие планы и начнет быструю и скрупулезную работу над «Бесами» - вот вам подтверждение того, что Волохов-то у незлобивого Гончарова неспроста из-под пера вышел! И еще. В том же 1869 году чиновника от педагогики Илью Николаевича Ульянова назначают в Симбирск. Осенью 34-летняя Мария Александровна Ульянова ходит беременная, чтобы в апреле следующего, 1870 года, говоря просторечным языком, разродиться в родном городе Гончарова, месте действия его романов, в том числе и «Обрыва», будущим вождем социалистической революции, который ничтоже сумняшеся возьмет на вооружение методы кровавого террора.

Неясное предчувствие обрыва чего-то дорогого, каких-то нитей, связывавших современную ему Россию с достойным великим прошлым, двадцать лет мучило Ивана Александровича.

И сам роман давался ему мучительно. Но мощный, основательный талант стареющего Гончарова превозмог усталость и сомнения. В романе видно желание защитить и прелестные адуевские Грачи, и милую Обломовку, и умно устроенное имение Бабушки от чего-то пока еще не очень бурно надвигающегося, от какого-то пока только смерча – крутится там, вдали, по заволжской степи, а потом и пропадет – не ураган ведь? Ожидания урагана у Гончарова нет, это не «Бесы», которые выйдут всего через три года после «Обрыва» - но каких три года. Это годы, разломившие историю страны на до и после Нечаева, годы, испачкавшие Россию первой нарочитой невинной кровью. Не удержаться от ощущения символа в связи с фамилией жертвы – сколько безвестных ивановых, петровых, сидоровых сгинет через полвека в гражданской войне, а еще через двадцать лет сотни тысяч таких же безвинных людей окажутся на расстрельных полигонах.

Да и кто стал бы беспокоиться, различать террористов в толпе «просто» протестующих, спасать страну от беспощадного цинизма новых революционеров? Обломовы?..

Про Обломова, впрочем, можно говорить бесконечно. Это, безусловно, наше, родное явление (такое же, кстати, как и бабушка Татьяна Марковна Бережкова – мощная, красивая, умная, в меру властная, не без грехов молодости, вырастающая у Гончарова до олицетворения доброй старой России, – бабушка-берегиня).

Однако последние исследования врачей и психологов, вовсе не российских, возвели обломовщину, якобы сугубо русскую болезнь, в ранг настоящей болезни, которой страдают далеко не только русские.

Это прокрастинация – бесконечное откладывание исполнения задуманного. А если есть болезнь – есть и способы лечения.

Особого внимания требует сейчас и книга И.А. Гончарова «Фрегат «Паллада». Сколько удивительных страниц посвящено там Японии. Сами японцы в массе своей не читали эту книгу, кажется, до середины ХХ века – но словно услышали настойчивый призыв нашего писателя очнуться, выбраться из изоляции, перенять опыт европейцев… А Сингапур, Китай с Гонконгом, Южная Корея, ЮАР! За полтора века эти неевропейские государства, которые в свое время посетила русская экспедиция адмирала Путятина, стали гигантами экономики, но благодаря Гончарову читатели разных стран могут узнать о том, с чего они начинали, и подивиться силе человеческого духа, в какой бы части света он ни проявлялся.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 78 найденных.
Андрей
14.08.2012 13:38
Петр Петрович - studentу

19.06.2012 1:56

Муха и навоз причудливо ставят диагноз тем, кто правду раскрывает.
Загоношились!
Черемуха
11.07.2012 21:01
Молодец, Корсакова! Как всегда, берешь глубину, обнажаешь явление. Потрясающее прочтение Гончарова. Действительно, надо читать классику. Русские писатели были настоящими инженерами, исследователями человеческих душ. Не то что нынешние, желающие только поразить читателя чем-нибудь эдаким, каким-то вывертом. Бывает, правда, и неплохо даже написано, но до предчувствий-предсказаний-обобщений им не подняться. Не гении, не великие, о себе больше думают. То же гончаровские "болезни" разъедают.
Eva
30.06.2012 2:20
Интересно было почитать дебаты Питерского и Антона! Г-жа Феона, Людмила здесь одна, ее стиль с другими не спутаешь. :)

Надо заметить, что "прокрастинация" родом из англииского, а не русского азыка. Качество не самое приятное; однако, Ольга полюбила именно мечтательного Обломова, а не самодовольного Штольца. И тут встает вопрос о нежнои русскои душе, о полнои неспособности Обломова к подлости, разрушению в стиле Марка Волохова. Вот где корень зла. Что такое обломовщина в сравнение с бездуховностью? Есть дети, которые строят песочные замки, а есть те, которые их крушат.

Касательно черносотенцев.

Желая вступить в члены Союза Русского Народа, стремящегося к содействию (всеми законными методами) правильному развитию начал Русской Церковности, Русской Государственности и Русского Народного Хозяйства на основе Православия, неограниченного Самодержавия и Русской Народности, прошу как единомышленника зачислить и меня.
Иоанн Ильич Сергиев. Протоиерей Кронштадского Андреевского Собора,
ноября 19 дня 1907 года. (о. Иоанн Кронштадтский)

Он же:

"Богоматерь спасала Россию много раз. Если Россия стояла до сих пор, то только благодаря Царице Небесной. А теперь какое тяжёлое время мы переживаем!"."Интеллигенция наша - просто глупа. Несмысленные, поглупевшие люди! Они и учиться-то не могут, как следует, только бастуют... Ну, да что о них говорить!". "Христиане, которые не веруют в Бога, которые с евреями действуют заодно, которым всё равно, какая вера: с евреями они евреи, с поляками они поляки, - те не христиане, они только званные, и погибнут, если не раскаются".

"...Да прекратит наши бедствия Господь, по великой милости Своей! А вы, друзья, крепко стойте за Царя, чтите, любите Его, любите святую Церковь и Отечество, и помните, что Самодержавие - единственное условие благоденствия России; не будет Самодержавия - не будет России; заберут власть евреи, которые сильно ненавидят нас!".
(Св. праведный Иоанн Кронштадтский. 1907- 1908 гг.)
Тимур
26.06.2012 14:40
Для Квакина.
Тимур - Фамилия и имя мое.
Квакин - Тимуру
25.06.2012 10:31
"Квакин" - псевдоним исключительно для Вас, Тимур-пионер, как последователю гайдаров (дедушки и его внучка).
Тем хуже для вас, если вы из России. Плевать в колодец - много ума не надо.
Тимкайте и тявкайте дальше, если, кроме русофобии, больше ни на что не способны.
Тимур
23.06.2012 20:46
Квакин - Тимуру
23.06.2012 14:55

Ну что вам ответить?
Испокон веков мои предки, а теперь и я, живем на Руси.
Квакайте далее, если ничего мудреного не смогли оставить.
Квакин - Тимуру
23.06.2012 14:55
Зато в ваших Азербайджане с Арменией - одни граждане. У-ух какие "граждане"! Мы их здесь частенько наблюдаем. Уж так мы тут вам там завидуем! Только наши к вам туда почему-то не едут. Странно как-то.
Так что ваши "граждане" сюда, в Россию, лезут? Что им от нашего "населения" нужно? Не подскажите?
Феона-Кристине
23.06.2012 12:14
По реформе Столыпина землю продавали в кредит, это сравнимо с современной ипотекой. А коммунисты землю не отбирали, а соединяли земельные наделы в коллективные хозяйства (колхозы) и это позволило быстро механизировать сельхозпроизводство, так как отдельный крестьянин не мог себе позволить купить трактор. Я согласна с тем что колхозы были не очень эффективным сельхозпроизводителями, когда у семи нянек дитя (хозяйство) без присмотру. Все зависело от выборной должности председателя колхоза. Умный председатель-колхоз в прибыли, ну а с дураком-всегда в убытке. Низкая прибыль в колхозах была еще из-за того, что продукты питания стоили очень дешево-копейки. А если бы продукты стоили так же как и сегодня то даже и дурак-председатель колхоза имел бы прибыль.
Тимур
22.06.2012 18:34
По Булгакову - "разруха не в подъездах, а в головах"... всё остальное в России есть.
Нет только граждан... одно "население".
Кристина
22.06.2012 17:43
Марина
22.06.2012 0:58
Марина, покажите  свой сертификат "умности".

Я прочитала "Обрыв" Гончарова. И что? Должна давать характеристику главным героям?
Но здесь автор как раз и нацеливает дающих комментарии на сопоставление, происходящее в действительности.
Обрыв - это когда в школе продаются наркотики.
Обрыв - когда выпускные экзамены в виде ЕГЭ. Обломовы появляются.
Обрыв - когда вездесущие, попугае образные, куршавельные, многоговорящие, пытающие учить нас, но сами ничего не умеющие, увы, вездесущие, повязанные племенем, заграбастали созданное не одним поколением и выводящие ресурсы, и финансы за рубеж.
Обрыв - когда стране навязан был коммунизм, придуманный еврей Марксом по заказу своего друга банкира Ротшильда. (Бакунин о евреях), Тому нужна была реализация иудейской доктрины о мировом господстве (глобализм с парламентаризмом). Так родилась в кровавых мозгах большевистского правительства Бронштейна - Ульянова-Бланка "мировая революция" - штыки для нового мирового  порядка (читай на бумажке в 1 доллар), ради которого выслали, а больше убили 20 млн. русского народа, из тех, кто мог не согласиться: интеллигенция, офицерство, дворяне, ученые... Остальных в коммуны и т.п. Отобрали землю,  которую раздали в 1906 году по программе Столыпина (за что его убили).
Отображены комментарии с 1 по 10 из 78 найденных.

Эксклюзив
06.12.2021
Александр Пронин
Поведение США и НАТО становится суперагрессивным.
Фоторепортаж
07.12.2021
Подготовила Мария Максимова
В Государственном историческом музее открылась выставка «Российская империя».


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.