Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
19 сентября 2020
Отступил ли Пекин в Гонконге?

Отступил ли Пекин в Гонконге?

Похоже, для проамериканских сил в Китае наступают суровые времена
Виктор Пироженко
26.06.2020
Отступил ли Пекин в Гонконге?

В последние недели администрация Трампа усиленно нагнетает напряжённость в американо-китайских отношениях. На этот раз поводом стало решение майской сессии Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) о разработке и введении в действие особого закона о национальной безопасности для Специального административного района (САР) Сянган (Гонконг).

После летних, 2019 года, беспорядков в Гонконге и отзывом под давлением протестующих закона об экстрадиции у некоторых публицистов сложилось ошибочное мнение о неспособности КНР контролировать ситуацию в САР. Многим казалось, что это станет началом более обширной дестабилизации КНР, хотя в реальности со стороны Пекина это была перегруппировка перед решающим наступлением.

Эксперты, знающие китайские политические реалии, объясняли тогда, что об отступлении Пекина в Гонконге не может быть и речи. Для правительства КНР беспорядки не представляли особой проблемы, так как для их подавления у Пекина были и технические возможности (в Гонконге базируется мощная группировка Народно-освободительной армии Китая – НОАК, а акватория плотно патрулируется кораблями ВМФ КНР и катерами погранслужбы), и единая политическая воля руководства.

Для демонстрации способности, в крайнем случае, силой навести порядок в Гонконге гонконгский гарнизон НОАК провёл в разгар беспорядков в июне 2019 г. учения в акватории недалеко от города. По информации официальной Global Times (КНР), их цель состояла в повышении боеспособности подразделений в условиях чрезвычайных ситуаций, специального развертывания и совместных операций всех родов войск.

Вопрос упирался лишь в тактику наведения порядка, который был необходим, но не любой ценой. Из официальных комментариев и экспертного анализа в китайских СМИ следовало, что Пекин заинтересован в сохранении существующего автономного статуса Гонконга, поскольку это сохраняло бы и его статус как крупнейшего финансового центра Азии.

В этом качестве Гонконг привлекает на китайский рынок иностранный капитал, является местом размещения акций совместных китайско-зарубежных компаний и обеспечивает значительную долю китайского экспорта товаров, позволяя законно скрывать их китайское происхождение, что необходимо для ухода от различных тарифных мер и торговых расследований против КНР.

В случае прямого силового подавления беспорядков силами НОАК и полицейских с материкового Китая этот статус был бы разрушен. Поэтому власти КНР пошли по иному пути, а именно ­- используя для наведения порядка в САР Гонконг юридическо-правовые основания, содержащиеся в «приложении 3» к основному закону (аналог конституции) САРГ. Как следует из анализа его текста на официальном сайте администрации Гонконга, это приложение даёт ВСНП такое право.

В нём говорится, что общекитайские законы в САРГ не применяются за исключением тех, которые перечислены в этом приложении. А в приложении речь идёт о законах, которые относятся к вопросам обороны и внешней политики, а также к иным вопросам за пределами автономии САРГ. Вопрос о национальной безопасности для САРГ с целью предотвращения иностранного вмешательства и восстановления общественного порядка относится именно к такого рода вопросам. Очевидно, что беспорядки в регионе, провоцируемые активным вмешательством из-за пределов Китая, находятся вне контроля администрации САР Гонконг, и результативно справится с ними она не может.

Китайские эксперты ожидают, что благодаря будущему закону правоохранительные структуры центрального правительства в Пекине создадут в САР специальные государственные учреждения для борьбы с актами и деятельностью, угрожающими национальной безопасности КНР.

Глава исполнительной власти САР Гонконга будет регулярно отчитываться перед центральным правительством в Пекине по вопросам национальной безопасности. В процессе составления проекта закона будут учитываться конструктивные предложения учёных, сотрудников правоохранительных органов, юристов и различных общественных групп Гонконга. По предположениям китайских экспертов, закон может быть введён в действие уже в ближайшие недели, учитывая непрекращающиеся беспорядки и поддержку сепаратистских выступлений внешними силами.

Реагируя на это решение ВСНП, госсекретарь США Майк Помпео сообщил Конгрессу, что «Гонконг больше не является автономным от Китая», а президент США Трамп объявил о готовящихся экономических санкциях против Гонконга и о персональных санкциях в отношении китайских и гонконгских политиков, о запрете на въезд для китайских студентов и т.д.

Глава администрации Гонконга Кэрри Лам в преддверии своего визита 3 июня в Пекин, заявила, что Гонконг не боится американских обвинений и угроз санкций.

Раздражение Белого дома объяснимо. Целью данного решения китайских законодателей является нейтрализация в Гонконге политических сил и их лидеров, которые контролируются США и с лета 2019 года провоцировали уличные беспорядки. В конечном счёте будущий закон должен заблокировать вмешательство США во внутренние дела КНР на территории САР Гонконг и подавить антикитайскую деятельность в городе.

Другими словами, рушится ещё одно тактическое направление в стратегии американского сдерживания КНР – длительная общественно-политическая дестабилизация Гонконга с перспективой перенесения общественных беспорядков и антиправительственных выступлений на материковый Китай. Судя по политическим лозунгам проамериканской оппозиции в Гонконге и сценарию развёртывания «цветного бунта», город должен был стать «запалом» для «взрыва» всего Китая. Но уже не станет.

В связи с решением ВСНП на Западе распространены опасения, что будущий закон затруднит предпринимательскую деятельность в городе, а экономические санкции администрации Трампа против Гонконга подорвут особый статус города, как крупного мирового финансового центра. Фактически же эти опасения беспочвенны, а санкции Вашингтона не повлекут невосполнимого ущерба ни для САР Гонконг, ни для КНР.

В интервью официальной Global Times (КНР) многие иностранные инвесторы и представители бизнеса в Гонконге согласны с тем, что будущий закон положит конец уличному насилию и не будет иметь никакого влияния на индивидуальные свободы.

Председатель Китайской Генеральной Торговой палаты в Гонконге Джонатан Чой Кун-шум считает, что «действия, предпринимаемые ВСНП, не оказывают никакого влияния на повседневную жизнь, права и свободы жителей Гонконга, а также на все виды инвестиционной и деловой деятельности».

Отмена Вашингтоном особого торгового статуса для города и иные санкционные меры будут малоэффективными, так как процветание Гонконга во многом зависит от его особых отношений с материковой китайской экономикой, а не от иностранного капитала. Фрэнсис Луй – почетный профессор Гонконгского университета науки и технологии, отмечает, что «возможно, 30 или 40 лет назад Гонконг был тесно связан с США, поскольку он раньше был производственным центром. Сейчас это посреднический центр, соединяющий торговлю и бизнес между материком (экономикой КНР) и США».

Эти оценки подтверждаются соответствующей статистикой. Финансовый директор (аналог министра финансов) САР Гонконг Пол Чан Мо приводит в пример Гонконгскую биржу, где более половины из более чем 2000 зарегистрированных компаний приходятся на материковый Китай, и ими ежедневно заключается почти 80 % всех сделок на бирже. Более того, принятый Сенатом США в мае законопроект, который может, по существу, запретить многим китайским компаниям листинг на американских биржах, похоже, лишь закрепляет влиятельный финансовый статус Гонконга, создавая условия для повышения капитализации Гонконгской биржи.

По данным американского делового ТВ-канала CNBC, Гонконгская биржа в мае впервые за 50-летнюю историю позволит компаниям с первичными листингами за рубежом, а также с акциями двойного класса, быть включенными в базовый индекс Hang Seng index (HSI). Это решение, очевидно, принималось под китайские материковые компании, исключение которых из котировок на биржах в США, даёт им возможность прийти в Гонконг.

Воспользоваться ситуацией уже готова 31 китайская компания, которые в настоящее время зарегистрированы в США, что может привлечь до 557 млрд долл. в этот азиатский финансовый хаб. Среди них крупные по мировым меркам китайские компании: компания электронной коммерции Alibaba, производитель телефонов Xiaomi, гигант доставки продуктов питания Meituan, технологический гигант Baidu.

В результате гонконгский индекс Hang Seng, вероятно, будет, в значительной степени, ориентирован на материковый Китай с определяющей долей высокотехнологичных компаний после обновления бенчмарка.

Решение ВСНП разработать для САР специальный закон о нацбезопасности вновь активизировало деятельность проамериканской оппозиции и возродило в некоторых слоях гонгонгского общества протестные настроения. Многие жители, поддерживающие оппозицию восприняли закон, как посягательство на свободу и автономию Гонконга.

С 24 мая в городе почти непрерывно идут митинги и протестные шествия, несмотря на запрет массовых мероприятий из-за карантина. Часть протестующих выступили с открытыми сепаратистскими лозунгами, которые содержали требование «независимости Гонконга». Помимо закона о нацбезопасности, протестующие выступали против закона о национальном гимне (его необходимо будет изучать в школе, а неуважение к гимну будет наказываться штрафами и тюремными сроками).

Исходной точкой для «беспокойства» США автономным положением Гонконга является факт неотъемлемой принадлежности САР Сянган (Гонконг) Китаю. Вместе с тем, согласно основному закону Гонконга – аналогу конституции – САР обладает «высокой степенью автономии». Это означает, что кроме вопросов обороны и внешней политики, администрация САРГ полностью самостоятельна в вопросах внутренней политики, включая выборы главы САР, а также законодательной, судебной, финансовой и таможенной деятельности.

Одним из условий возвращения суверенитета над Гонконгом от Британии к КНР в 1997 г. стало сохранение значительной автономии Гонконга сроком на 50 лет (до 2047 г.).

Согласно основному закону, в отношениях САР Гонконг и центрального правительства КНР реализуется принцип «одна страна – две системы». Это означает, что «капиталистическая система и образ жизни» Гонконга должны оставаться неизменными вплоть до 2047 г.

Управление Гонконгом осуществляется Исполнительным советом во главе с главным исполнительным директором САР (глава администрации Гонконга), который избирается на 5 лет, и не может избираться более чем 2 раза. Выборы проводятся посредством голосования комиссией выборщиков, которые представляют различные слои общества, от крупных отраслей экономики, до религиозных и общественных объединений. Избранный кандидат утверждается Центральным Правительством в Пекине. Сейчас главой администрации Гонконга является женщина – Кэрри Лам.

Высший законодательный орган – Законодательный Совет – утверждает законы, принимает бюджет и т.д. Ему подотчётен глава администрации САР Гонконг.

Политическая борьба на выборах главы администрации и в законодательном собрании САРГ ведётся между пропекинской партией (неформальное политическое объединение партий и организаций, лояльных центральному правительству КНР) и их оппонентами из так называемого «пандемократического альянса». Последние, критикуя сложившуюся политическую и избирательную систему САРГ, зачастую выступают против Пекина с сепаратистских позиций и пользуются поддержкой Запада, прежде всего, США.

Главным политическим сюжетом в Гонконге после воссоединения с КНР стала борьба за разные версии прямых выборов главы администрации САРГ. В Основном законе Гонконга, утверждённом центральным правительством КНР, всеобщие выборы указаны, как цель будущих политических изменений. В 2007 году Постоянный Комитет ВСНП определил, что очередные выборы Главы САР в 2017 году будут проходить на основе всеобщих прямых выборов, для чего необходимо внести соответствующие поправки в законодательство. Их суть в том, чтобы создать определённые фильтры, препятствующие участию в выборах сепаратистских и прочих, откровенно деструктивных элементов.

Но именно эти элементы из пандемократического альянса в 2014 году выступили против таких фильтров, устроив первую пробу «цветного бунта», известную, как «революция зонтиков». Массовые беспорядки лета 2019 г., возникшие из-за закона об экстрадиции и нынешние протесты, являются, по сути, продолжением этого противостояния. Активную роль в подстрекательстве к беспорядкам и в их организации сыграли дипломаты и политики США, а также известные американские мозговые центры, специализирующиеся на технологиях «цветных переворотов». В итоге выборы прошли по старой системе.

С принятием закона о нацбезопасности, процесс интеграции этой САР в КНР пойдёт быстрее. В его рамках будет решён и вопрос об экстрадиции, который послужил причиной протестов летом 2019 г. Но Пекину предстоит большая работа по сближению самосознания и ценностных установок населения Гонконга с населением материкового Китая.

За время существования внематерикового Китая у гонконгцев сформировалось специфическое отношение к правам и обязанностям гражданина. По мере приближения 2047 г. – срока окончания переходного периода – среди некоторой части населения растёт неприятие перспективы стать, пусть и значимой, но составной частью КНР. Страх потери автономии уже сейчас рождает среди некоторых политических сил сепаратистские настроения.

В Гонконге плохо владеют общекитайским языком «путунхуа», разговаривая на кантонском диалекте, и зачастую лучше, чем путунхуа, зная английский. В школах и ВУЗах учатся по местным учебникам, в том числе по всемирной истории и истории Китая, в которых трактовки событий существенно отличаются от общекитайских.

Однако, судя по всему, политическая воля, разнообразные ресурсы и продуманная политика обеспечат Пекину преодоление этих трудностей. Важнейшую роль здесь сыграют влиятельные пропекинские политические силы и деловые круги города, которые поддерживаются значительной частью населения, и на которые уже сейчас опирается политика Пекина в Гонконге.

Руководство КНР также последовательно ограничивает подрывную деятельность США в городе. Ещё в декабре прошлого года Пекин ввёл санкции в отношении ряда неправительственных американских организаций, которые непосредственно причастны к созданию в Гонконге хаоса и вербовке экстремистских элементов для противостояния силам правопорядка. Это – национальный фонд «За демократию» (NED), Национальный демократический институт по международным делам (NDI), Международный республиканский институт (IRI), Freedom House, и Human Rights Watch (HRW). Они известны также по участию в «цветных переворотах» в СНГ и не раз «отметились» в России.

Кроме САР Гонконг, в КНР имеется ещё один САР – Аомэнь (Макао), но ситуация там принципиально отличается от Гонконга в лучшую для КНР сторону. Ситуация в Макао – это отдельная тема.

Отметим лишь, что Макао не является влиятельным финансово-экономическим центром Азии. Он развивался как крупнейшая в Азии игровая и развлекательная зона, и после вхождения в 1999 г. в состав КНР играл в китайской экономике несопоставимо меньшую, по сравнению с Гонконгом, роль.

Стоящая за Макао Португалия не играет заметной роли в мировых финансах и не имеет (в отличие от Британии) воли и ресурсов существенно влиять на процессы в Макао в плане его экономического усиления/ослабления или политической дестабилизации. Вследствие всех этих факторов дестабилизация ситуации в Макао не могла стать «запалом» для «взрыва» Китая, и не интересовала внешние силы.

Кроме того, население и политические силы Макао менее амбициозны и не заражены настроениями исключительности. В Макао более развито общекитайское самосознание: например, в школах и вузах обучение идёт по учебникам материкового Китая, и население в целом владеет путунхуа. Иными словами, САР Макао более готов (по сравнению с Гонконгом) к интеграции в китайскую общественную и политическую систему.

И, судя по атмосфере на сессии ВСНП и решимости Пекина, проблема с восстановлением общественного порядка и политической стабильности в Гонконге будет решена. По мнению вице-президента Китайской ассоциации исследований Гонконга и Макао Лау Сиу-Кая, «одно можно сказать точно: в будущем для проамериканских политических сил в Гонконге наступят суровые времена».


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

суржик
28.06.2020 18:22
Китаю надо просто попробовать. Амеры не дёрнуться, а остальным по барабану.

Эксклюзив
14.09.2020
Владимир Малышев
Странные произведения выставляются нынче в государственных музеях России.
Фоторепортаж
15.09.2020
Подготовила Мария Максимова
В Российской Академии художеств проходит выставка живописца Григория Чайникова.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».