Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
17 ноября 2019
Кто же похоронил Хельсинкские соглашения?

Кто же похоронил Хельсинкские соглашения?

Запад продолжает обвинять Россию в «аннексии Крыма» и нарушении норм международного права
Владимир Кузнечевский
06.04.2015
Кто же похоронил Хельсинкские соглашения?

Феномен воссоединения Крыма со своей исторической родиной породил в Европе, в особенности в лимитрофных государствах (Польша, Литва, Латвия, Эстония), множество спекуляций по поводу того, что Москва в марте 2014 года приступила к процессу возрождения Советского Союза. Никто из авторов таких утверждений не захотел принять во внимание, что Крым всегда имел отношение не к Советскому Союзу, а к России.

И когда в декабре 1991-го Б. Ельцин, стремясь к единоличной власти в Москве, уничтожая СССР, «забыл» про Крым, народ российский к развалу Советского Союза отнесся более или менее спокойно, а вот потерю Крымского полуострова воспринял как искусственную ампутацию части тела, которую «вживую отторгли» от матери-родины. Образно говоря, коллективно выраженная воля абсолютного большинства населения Крыма и России к воссоединению явилась просто отложенным спросом 1991 года. Можно сказать и больше: после марта 2014 года, впервые после распада СССР, Россию, наконец, перестали мучить фантомные боли несправедливой утери своих исторических территорий, перестали заботить проблемы своих внешних границ: ни о каких «новых» территориях…

Но поскольку Запад, в основном в лице США, только ужесточает обвинения в адрес Москвы, что это-де именно она уничтожила дух и букву Хельсинкских соглашений 1975 года, стоит разобраться, наконец, по существу с вопросом, кто же всё-таки в нынешней стадии международного кризиса действительно нарушил Хельсинкские соглашения ОБСЕ 1975 года и кому следует оправдываться за эти нарушения.

Как ломались Хельсинкские соглашения?

Газеты европейских стран вот уже второй год настойчиво убеждают своих читателей в том, что в марте 2014 года «Россия впервые за всё послевоенное время изменила государственные границы суверенного государства». Эти утверждения трансформируются и в международные документы.

9 апреля 2014 г. Парламентская ассамблея Совета Европы приняла резолюцию, где было заявлено, что «Ассамблея решительно осуждает российскую военную агрессию и последовавшую за ней аннексию Крыма, что является явным нарушением норм международного права, в том числе Устава ООН, Хельсинкского акта ОБСЕ и основных правил Совета Европы». 2 июля 2014 г. Парламентская ассамблея ОБСЕ в своей Бакинской резолюции продублировала документ ПАСЕ от 9 апреля.

Москва эти обвинения отвергает, но, на мой взгляд, делает это как-то очень уж неубедительно, я бы даже сказал, робко и, что уж совсем непонятно, почему-то с позиций оправдания своих действий. А мне кажется, что нам не следует прятать голову в песок и прямо призвать международное сообщество вернуться к анализу буквы и духа Хельсинкских соглашений, как таковых.

А когда это будет сделано, то международное сообщество вынуждено будет признать, во-первых, внутреннюю противоречивость этих документов, а во-вторых, признать, что если кто и нарушал когда-либо дух и букву этих соглашений, то, с любых точек зрения, это делала не Москва, а США и НАТО.

Перейдём к краткому анализу этих документов.

Если принимать во внимание только факты, то следует указать на то, что Хельсинкские соглашения полностью утеряли свое значение ещё в 1991 году в результате распада Советского Союза, когда произошло изменение границ СССР и на месте прежде единого государства возникло сразу 15 других суверенных государств со своими собственными государственными границами. А потом, в 1999 году произошёл распад на 6 суверенных государств единого югославского государства. При этом без разрешения ООН произошло насильственное, с помощью вооруженной интервенции, одностороннее отделение от Сербии, без её согласия, её автономного края Косово. Было разрушено, и опять-таки без согласия ООН, с помощью вооруженной интервенции со стороны стран-участниц НАТО, единое ливийское государство, затем произошли, и вновь без согласия ООН, вооруженная интервенции США и стран НАТО в Ирак, вторжение в Сирию. Как же можно после всего этого говорить, что в случае с Крымом Россия, видите ли, впервые за все послевоенное время совершила изменение государственных границ европейского государства?

Для того, чтобы разобраться в этой запутанной картине по существу, необходимо вернуться к букве и духу самих Хельсинкских соглашений. В частности, нелишне напомнить, что в п. III, который так и называется «Нерушимость границ», четко фиксируется положение, согласно которому «государства-участники рассматривают как нерушимые все границы друг друга, как и границы всех государств в Европе и поэтому государства-участники будут воздерживаться сейчас и в будущем от любых посягательств на эти границы». А параграф IV под названием «Территориальная целостность государств» начинается с фразы, гласящей, что «Государства-участники будут уважать территориальную целостность каждого из государств-участников и, в соответствии с этим они будут воздерживаться от любых действий, несовместимых с целями и принципами Устава ООН, против территориальной целостности, политической независимости или единства любого государства-участника и, в частности, от любых таких действий, представляющих собой применение силы или угрозу силой».

Но в 1999 году, вопреки требованиям Хельсинского заключительного акта, вследствие именно вмешательству извне, причем вмешательства вооруженного, была подвергнута агрессии со стороны США и других стран НАТО страна-участница выработки Хельсинкского акта. Подпись Югославии стоит под пунктом VI, который так и называется – «Невмешательство во внутренние дела». Этот пункт, словно заглядывая на 14 лет вперед, словно предугадывая разрушение силой единого государства Югославии, гласит: «Государства-участники будут воздерживаться от любого вмешательства, прямого или косвенного, индивидуального или коллективного во внутренние или внешние дела, входящие во внутреннюю компетенцию другого государства-участника, независимо от их взаимоотношений.

Они будут, соответственно, воздерживаться от любой формы вооруженного вмешательства или угрозы такого вмешательства против другого государства-участника».

В апреле 1999 года США и их партнеры по НАТО прямо и грубо (построчно!) нарушили именно эти, принятые ими их собственные обязательства.

Любопытна аргументация этого нарушения своих собственных обязательств, которыми они пытались оправдать свои действия. В официальных заявлениях уже после агрессии зазвучали слова о том, что правительства этих стран не могли наблюдать нарушение прав человека на территории не входящего в Североатлантический союз государства и потому были вынуждены вмешаться силой. Кем вынуждены? То есть они прекрасно понимали, что они нарушают подписанные ими же взятые на себя по Хельсинкскому Заключительному Акту обязательства, и тем не менее пошли на это, но до сих пор не признались в этом даже самим себе.

Фактически же в этот момент США и европейские государства нарушили не только Хельсинкский Заключительный Акт, но предприняли попытку сломать веками формировавшиеся, начиная с Вестфальского мира (1648 год), нормы международного права.

Разумеется, когда 24 марта 1999 года предводимые Соединёнными Штатами Америки натовские истребители-бомбардировщики без санкции Совета Безопасности ООН начали прямые бомбардировки суверенного европейского государства Югославии и продолжали их до 10 июня, никто не стал цитировать приведенные выше строчки Хельсинкского Акта.

Зато потом, когда последовало волевое решение стран, входящих в НАТО и ЕС, об отделении автономного края Косово от Сербии, коллективный Запад с примерной активностью стал цитировать совсем другие положения Хельсинкского акта, те, которые были выгодны им. В частности, пункты VII и VIII, где говорится, что "государства-участники, на чьей территории имеются национальные меньшинства, будут уважать право лиц, принадлежащих к таким меньшинствам…и защищать их законные интересы в этой области», «будут уважать равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой, действуя постоянно в соответствии с целями и принципами Устава ООН и соответствующими нормами международного права, включая и те, которые относятся к территориальной целостности государств».

Работа над Хельсинкскими документами была очень длительной и трудной. Два года эксперты и участники Совещания пытались снять все противоречия, но отдавали себе отчет в том, что на деле, в жизни, остается противоречие между правом наций и народов на самоопределение и принципом территориальной целостности государств. В какой-то момент участники просто зашли в своих дискуссиях в тупик и решили не вдаваться в детали этого вопроса, а согласились с тем, что следует опираться на принятую Генеральной Ассамблеей ООН 24 ноября 1970 года Декларацию о принципах международного права. А в этом документе значится: «В силу принципа равноправия и самоопределения народов, закреплённого в Уставе ООН, все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие, и каждое государство обязано уважать это право в соответствии с положениями Устава». И далее согласились с положениями этого документа, которые гласили, что способами осуществления права на самоопределение могут быть «создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса». Аналогичные принципы закреплены не только в Хельсинкском Заключительном акте, но и в Итоговом документе Венской встречи 1986 года, документе Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ 1990 года и других международно-правовых актах.

В значительной степени опираясь именно на эти документы Международный Суд ООН в Гааге 22 июля 2010 года рассмотрел вопрос о «соответствии международному праву одностороннего провозглашения независимости органами самоуправления Косово» и девятью голосами против пяти вынес решение о том, что «общее международное право не содержит запрета деклараций независимости», а «декларация независимости Косово – противоречий с применимыми специальными нормами международного права не содержит».

Надо быть очень уж незрячим, чтобы не увидеть, что все эти положения, слово в слово, имеют самое прямое отношение к волеизъявлению народа Крыма, проявленного им в марте 2014 года.

Таким образом, во всех перечисленных выше случаях нарушения государственного суверенитета – США и страны ЕС открыто нарушили нормы международного права, и это надо открыто признать.

Да они, собственно, это и признают, только как-то боком, стыдливо, когда поднимают вопрос о том, что в наши дни устарел сам принцип государственного суверенитета в международном праве. Но не решаются поставить эту проблему открыто и официально и предпочитают делать это в основном на уровне выступлений политических деятелей, либо же устами выходцев из России (СССР), которые переметнулись в этой идеологической войне на сторону США.

Устарел ли принцип государственного суверенитета?

США, как выясняется, вполне устраивает ситуация, сложившаяся в 1990 годах, при которой они могут силой оружия решать вопросы утверждения своих национальных интересов на территориях других стран. Именно поэтому в 2003 году бывший государственный секретарь США Генри Киссинджер поспешил объявить о «бессмысленности идеи государственного суверенитета» и вообще о «смерти Вестфальской системы 1648 года», базирующейся на уважении национально-государственного суверенитета.

Но Киссинджер был не первым, кто это произнес. Участник почти всех заседаний Бильдербергского клуба, начиная с 1970-гг., он лишь озвучил то, что ещё 8 июня 1991 г. на заседании Трехсторонней комиссии (Исполнительный орган Бильдербергского клуба) в Эссене (Германия) заявил один из основателей Бильдербергского клуба Д. Рокфеллер: «Мы благодарны The Washington Post, The New York Times, Time Magazine и другим крупным изданиям, чьи директора посещали наши встречи и уважали своё обещание сохранить конфиденциальность на протяжении почти сорока лет. Нам было бы невозможно разработать наш план для всего мира, если бы он был предан огласке в те годы. Но теперь мир стал сложнее и он готов идти к мировому правительству. Наднациональная верховная власть интеллектуальной элиты и банкиров мира, несомненно, более предпочтительна, чем национальное самоопределение, практиковавшееся в прошлые столетия».

Понятно, что «наднациональной верховной власти», которая куда как определенно проявила себя в 1999 году в Югославии, крайне необходимо теоретическое обоснование справедливости её практических действий. Надо ведь убедить мир в том, что если какие-то страны и государства «неправильно» ведут себя в границах своих национальных государств по отношению к своему собственному народу, то кто-то же должен получить право «поправить» их. Вот тут-то и возникла необходимость доказать всем, кто послабее, что мир вступил в эпоху, когда определенная часть международного сообщества (например, объединенная в блок НАТО) должна получить право вмешиваться во внутренние дела тех стран, которые не в состоянии дать отпор посягательству на их жизнь. Процитированный выше Д. Рокфеллер может, конечно, в самом общем плане выразить идею устарелости понятия национально-государственного суверенитета, но он ведь не теоретик и не ученый, поэтому аргументацией не владеет. Здесь нужны специалисты своего дела. Довольно быстро выяснилось, что недостатка в таких специалистах, в общем-то, нет.

В дело включились российские специалисты, принятые на работу в идеологические организации и структуры Соединённых Штатов. Особенно активно это произошло после нападения Запада на Ливию Муамара Каддафи.

Так, бывший подполковник Советской армии, выпускник Военно-политической академии им. Ленина (1977 г.), а ныне –директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин 19 марта 2011 г. предложил для размышления ряд вопросов на эту тему. «Мир, – сказал он в интервью INOSMI.Ru, – становится все менее похожим на Вестфальскую модель суверенных государств и принципы невмешательства во внутренние дела друг друга всё больше противоречат принципам человечности. Как в этих условиях относится к массовым нарушениям прав человека, которые совершают правительства суверенных государств? Где пролегает порог вооруженного вмешательства? Каковы стандарты подходов, кто судьи и кто исполнители? Закрывать глаза на эти проблемы, ограничиваясь лишь критикой интервенции, нельзя: глобализация формирует международное сообщество. Без решения этих вопросов международные отношения всё чаще будут становиться заложником внутренней политики тех стран, которые будут создавать поводы для интервенции, и тех, которые станут – с охотой или без – на них реагировать».

Бывшего подполковника тут же поддержал ещё один русский эмигрант, бывший советник М. Горбачева и Б. Ельцина, сделавший после 1991 года быструю карьеру в США, директор российских и азиатских программ Центра оборонных исследований США (ныне – президент Центра глобальных интересов в Вашингтоне), Николай Злобин. «Трагедии подобные ливийской, – написал он 23 марта 2011 г. в двухколоннике «Российской газеты» с говорящим заголовком – «Конец суверенитетов», – свидетельствуют о невозможности сохранять национальный нейтралитет». Поскольку в XXI веке «нельзя сохранять приоритет полноценного суверенитета национальных государств по отношению к важнейшим интересам всего мирового сообщества, принцип невмешательства во внутренние дела извне или недопустимости обеспечения безопасности страны, региона или людей силами мирового сообщества извне. Иначе это ему – мировому сообществу – может слишком дорого обойтись». А дальше последовала весьма знаковая оговорка: «По крайней мере, так это видится мне из Вашингтона».

Однако отпор действиям Запада в Ливии в рамках мирового общественного мнения оказался неожиданно активным, и настолько, что в правоте своих убеждений о безусловном приоритете воли мирового сообщества над национальным суверенитетом отдельно взятых государств Н. Злобин засомневался и спустя две недели поместил в той же газете новую статью уже совсем под другим заголовком: «Ещё раз о миропорядке» и с совсем иными выводами.

Суть этих новых выводов заключалась в том, что Н. Злобин «открыл» новую легитимность в международном праве – общественную и политическую. «В отношении Ливии, – написал он, – нужна не только политическая, но и общественная легитимность», фактически напрочь как бы забывая, что понятие «легитимность» может коррелироваться только с терминами из сферы международного права, а применение к этой сфере международных отношений понятий «политическая» или какая-то «общественная легитимность» ничего кроме произвола в поведение государств на внешней арене внести не может.

«Военная операция в Ливии, – написал Злобин, – проводимая по решению Совета Безопасности ООН (в резолюции СБ ООН № 1973 от 17 марта 2011 г. нет ни единого слова о том, что СБ ООН будто бы разрешает проводить военную операцию в Ливии. – Вл. К.), поставила перед мировым сообществом немало новых и трудных вопросов, на которые надо искать ответы. Причем, во-первых, желательно искать ответы вместе, чтобы невольно не способствовать ещё большему расколу мирового сообщества, ведущему к масштабной дестабилизации мира, а во-вторых, искать поскорей, ибо неясность в понимании основополагающих правил нового миропорядка, основ международного права является мощной бомбой замедленного действия, закладываемой под международные отношения».

Когда читаешь эти строки, то просто теряешься в недоумении, как мог профессор целого ряда ведущих американских университетов ничтоже сумняшеся утверждать, что новый мировой порядок в мире уже заменил собою старый и является фактом, что он, этот новый миропорядок, существует одновременно с основами существующего и ныне нормами международного права, которые (эти основы) именно действия США и их союзники по НАТО уже опрокинули тем, что явочным порядком нарушили резолюцию Совбеза ООН № 1973.

И при этом, не моргнув глазом, в этой же статье ещё и утверждать, что «легитимность международной военной операции в Ливии является беспрецедентной в новейшей истории мира», хорошо зная, что резолюция №1973 Совета Безопасности ООН не разрешала вторжения иностранных войск в Ливию.

И уж совсем непонятна и нелогична последующая его оговорка, что так называемая «правовая ооновская легитимность не дала военной операции в Ливии легитимности политической, общественной, да и просто человеческой».

По-видимому, окончательно растерявшись в этой какофонической путанице совершенно определенных терминов, толкование которых предельно ясно представлено в любой юридической энциклопедии, бывший советник двух президентов (Советского Союза и РФ) беспомощно резюмирует: «В результате складывается парадоксальная ситуация, когда полностью правомерная и легитимная операция международных сил в Ливии выглядит чуть ли не спровоцированной агрессией (знаковое признание, чисто по Фрейду. – Вл. К.) и вызывает протесты в разных странах мира. Получается, что в современном мире СБ ООН уже не играет роли верховного регулятора международных отношений? Если это так, то мы стоим перед проблемой окончательной потери международными институтами, которые достались нам в наследство от периода холодной войны, своего соответствия современному мировому процессу. Эту проблему нужно решать как можно скорее, в том числе, возможно, через инициирование новых, современных международных институтов, пока нынешний бесполярный миропорядок не обратился в глобальный хаос». Заканчивает свою «поправку» к первой статье по Ливии Н. Злобин так же, как и первую: «По крайней мере, так это видится мне из Вашингтона». Американская зарплата отработана, но растерянность осталась.

И вновь вернусь к вопросу: нарушила ли Москва Хельсинкские соглашения в случае воссоединения Крыма со своей исторической родиной – Россией?

Из анализа приведённых выше международных документов явствует, что население Крыма имело полное право выразить свою волю, а государство российское – эту ясно выраженную волю поддержать.

И я не понимаю, почему наша Смоленская-Сенная площадь стыдливо уходит от признания этого факта. Только признав это, нужно тут же обратить внимание международной общественности на то, что соглашения эти давно уже перестали существовать как таковые, а значит, нужно всем вместе сесть за стол переговоров и либо признать, что действие этих соглашений давно уже закончилось, либо же вновь предпринять усилия по восстановлению их легитимности, освободив их от заложенных в них противоречий. Иначе же мир так и будет продолжать барахтаться в создавшейся благодаря Вашингтону межеумочной ситуации.

А теперь – пару слов об атаках Вашингтона лично на президента России.

Определяющая в политике роль национального лидера

Западные политики очень хорошо понимают ту роль, которую в судьбе любой страны играет тот или иной лидер. Они и по Путину бьют именно потому, что понимают: если им удастся выключить этого признанного в России и в мире выдающегося национального лидера (первого в череде российских лидеров после Сталина, который заслуживает своей деятельностью именно такое определение), тогда можно будет перейти к практике вытеснения России из числа держав, без учета мнения которых невозможна никакая международная политика. История уже не однажды с такими ситуациями сталкивалась.

Не стану ссылаться на дальние исторические примеры и писать о роли Иосифа Сталина (1879-1953) в судьбе СССР и мира (как негативной, так и позитивной). Не стану напоминать и о роли в истории Сингапура Ли Куан Ю (1923-2015). Приведу пример не менее разительный.

Возможно ли было бы в 1999 году расчленить Югославию, эту одну из самых красивых и материально благополучных стран Европы, если бы был жив И. Тито (1892-1980)? Уверен, что нет.

Никто, включая и США, в 1999 году не посмел бы бомбить Югославию, если бы во главе её продолжал оставаться этот партизанский маршал Второй мировой войны.

Я помню 1971 год, когда политическое руководство Хорватской союзной югославской республики «заболело» националистическими предрассудками и попыталось на законодательном уровне получить для республики особые политические преференции. И. Тито размышлял недолго. В столицу Хорватии на площадь Республики были ведены по его приказу танки Югославской Народной Армии с сербскими экипажами. А на следующий день добровольно ушло в отставку всё хорватское руководство и часть руководства Республики Сербии. Этот урок оглушающе подействовал на политические элиты всех остальных республик и автономных краев СФРЮ и вплоть до 1980 года, до ухода из жизни Тито, ни в одном национальном руководстве в бывших югославских республиках больше не возникало сепаратистских интенций.

Вот и Путина американцы ненавидят именно потому, что практически из-за его бескомпромиссной позиции по отстаиванию независимости России на международной арене и из-за той оглушающей поддержки, какою он пользуется в народе, Запад ничего не может поделать с Россией.

Умные западные лидеры это прекрасно понимают. Приведу мнение 90-летнего Генри Киссинджера, которое он высказал по поводу позиции В. Путина относительно украинского кризиса в самом начале последнего – 6 февраля 2014 года. «Путин видит в украинских событиях то, что мы хотели бы сделать в Москве» – произнес патриарх американского внешнеполитического истэблишмента. Коснулся Киссинджер и позиции Б. Обамы по этому вопросу.

Администрация Б. Обамы, заметил бывший госсекретарь США, в вопросе Украины склонна делать публичные заявления о демократических событиях, как если бы все можно было решить на воскресном ток-шоу. «Не то, чтобы я не согласен с курсом администрации, – заметил он далее, – но и не считаю необходимым делать это так публично. И необходимо лучше представлять себе долгосрочное историческое развитие».

На дипломатическом языке – это ясно выраженная негативная оценка внешней политики Б. Обамы по отношению не только к России и к Путину, но и в отношении самого американского президента.

И в качестве эпилога. США на формальном уровне никогда не признают воссоединения Крыма с Россией. Ни один американский президент не захочет потерять лица своего государства. Но нам следует относиться к этому спокойно и не пытаться убедить американцев или фрау Меркель в обратном. Главное Крым и его народ уже сделал. Это событие стало окончательным завершением существования мировой иллюзии – существования так называемого государства рабочих и крестьян, которые никогда, с октября 1917 года, не были в этом государстве хозяевами. Но Крым сделал и другое – мир никогда уже более не вернётся к однополярной гегемонии США на международной арене. Finita la comedia!

Кузнечевский В.Д. – доктор исторических наук, профессор.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

var
14.04.2015 22:13
Отдельным комментаторам явно мечтается оказаться в шкуре жертв «демократических» репрессий.
И только после зачистки таким образом 90% стада в единственной извилине оставшихся сможет поселиться мысль, что может быть не Советы виноваты, а проблема в закономерностях более общего характера.

Пока же учите особенность определения тоталитаризьма по збигневу.
Новочеркасск
14.04.2015 10:09
мировой иллюзии – существования так называемого государства рабочих и крестьян, которые никогда, с октября 1917 года, не были в этом государстве хозяевами.

Автору
Спасибо.

Хозяевами не были. Были пушечным мясом, благодаря КПСС. Новочеркасские события, затонувшая АПЛ у берегов Америки, когда родных и близких вышвыривали отовсюду якобы за предательство.
Примеров можно приводить много, как наглядное пособие.
var
08.04.2015 14:16
Напомнить о демократически-виртуальных репрессиях, подготовивших и обеспечивших «молчаливое одобрение» и тем самым — успех операции катастройка?
Панин
08.04.2015 2:40



"Это событие стало окончательным завершением существования мировой иллюзии – существования так называемого государства рабочих и крестьян, которые никогда, с октября 1917 года, не были в этом государстве хозяевами".
ТО есть СССР был иллюзия ?

Замечательный эксперт.






лесник
07.04.2015 22:25
      Уважаемый профессор досконально и красиво доказал абсурдность обвинений России в нарушении Хельсинских Договоров.
   Не признавать это могут только специалисты с высокой степенью ангажированности, типа Злобина.
   Но, необходимо упомянуть, что, по поводу Крыма, нам вменяется в вину нарушение будапештских договорённостей, что не менее абсурдно.
   Надеюсь уважаемый профессор приведёт доводы в пользу этого тезиса много лучше меня.
   Было бы полезным подспорьем для активной позиции нашей дипломатии.
Во сюжетиц!
07.04.2015 12:27
Кто же похоронил Хельсинкские соглашения? Разрешите ответить? Хельсинские соглашения похоронили в декабре 1991 года,в беларуссии Ельцин,Шушкевич,Кравчук с продажной советской партократией при молчаливом одобрении советского народа.
wps
06.04.2015 20:07
Наипервейший принцип Международного Права :
"У сильного всегда бессильный виноват -
ты виноват уж тем, что хочется мне кушать"

ПОБЕДИТЕЛЕЙ  - не судят.
Но горе ПОБЕЖДЁННЫМ !
абориген
06.04.2015 17:18
Что местные продажные "специалисты", что иностранные "специалисты" в области права, политики и истории, пишущие об т.н. аннексии Крыма Россией, кормятся с одной руки - Госдеп США, поэтому удивляться их умозаключениям нет никакого смысла, как впрочем и проводить глубокий анализ их "творений" - это их хлеб, на который они решили зарабатывать вот таким путём.

Эксклюзив
12.11.2019
Дмитрий Федоров
Под эгидой Совета Европы прошел VIII Всемирный форум за демократию.
Фоторепортаж
06.11.2019
Подготовила Мария Максимова
В Манеже открылась выставка, посвященная Великой Отечественной войне в изобразительном искусстве.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».