Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
6 июля 2020
КНР как социальное государство

КНР как социальное государство

Пандемия едва ли помешает Поднебесной полностью ликвидировать бедность
Виктор Пироженко
25.05.2020
КНР как социальное государство

Борьба КНР с коронавирусной эпидемией показала не только достаточный запас прочности китайской экономики, но и устойчивость достигнутого уровня благосостояния китайских граждан. Однако карантинные ограничения вызвали неизбежный спад производства, а за ним – и падение доходов населения.

В данный момент китайские власти предпринимают активные меры по стимулированию внутреннего спроса и потребления. Особый упор делается на оживление массового потребления в области услуг, что должно дать работу самозанятым (мелкому семейному и среднему предпринимательству), и на повышение спроса на недвижимость.

Уже определены меры поддержки 80 миллионов самозанятых владельцев предприятий и их 200 миллионов работников. В совокупности самозанятые рабочие представляют собой значительную часть рынка труда Китая, но из-за карантинных ограничений число активных индивидуальных предпринимателей сократилось на 40,4 %, а объем продаж упал на 52,4 %.

Поэтому сейчас одна из главных социально-экономических проблем КНР – безработица среди самозанятых и трудности в погашении кредитов банкам.

Самозанятые не могут пользоваться той же схемой освобождения от арендной платы, что и зарегистрированные компании, поэтому проблема, с которой сталкиваются самозанятые китайцы, связана с медленным ростом спроса и доходов, с социальной стабильностью. Все три вопроса находятся, как видно из китайской прессы, среди первоочередных в повестке китайского руководства.

Центральные и местные органы власти КНР уже приняли ряд мер для смягчения финансовых трудностей самозанятых предпринимателей и работников. Поскольку многие трудящиеся-мигранты не вернулись в города на фоне эпидемии, власти помогли найти им работу на местном уровне или в близлежащих районах, включая работу в сельских инфраструктурных проектах. А в Шанхае, например, владельцы недвижимости с поддержкой государственного капитала отказались от аренды на сумму 1 млрд юаней для более чем 14 000 арендаторов.

Надёжным способом сохранения сбережений для китайских домохозяйств (особенно в кризис) является вложение в недвижимость. При ограниченном выборе финансовых инвестиций домохозяйства предпочитают покупать дома не только для проживания, но и в качестве капиталовложений в целях поддержания стоимости своих активов. Средняя стоимость активов китайского городского домохозяйства составляет 3,18 млн юаней ($449 300) и большинство активов составляет жилая недвижимость – почти 70%.

Краткосрочное снижение доходов из-за эпидемии коронавируса не приведёт, по мнению экспертов, к мгновенному дефолту по ипотечным кредитам, поскольку китайский рынок жилья по-прежнему стабилен без риска внезапного падения цен.

Причина уверенности китайских аналитиков, самозанятых предпринимателей и домохозяйств в быстром восстановлении после кризиса – накопление финансовых ресурсов за последние 40 лет реформ.

А каков в реальности уровень благосостояния и социального обеспечения населения КНР на данный момент?

Быстрый и длительный экономический рост, сопровождавшийся ростом производительности труда, закономерно привёл к стабильному росту доходов китайских граждан. За последнее десятилетие уровень средней зарплаты в Китае вырос на 150%, сравнявшись с ежемесячным доходом в периферийных странах еврозоны, например, Хорватии (887 долл.). При сравнении со средними зарплатами в странах Центральной Европы, в КНР населению уже обеспечен сопоставимый уровень жизни.

Например, в 2019 году средняя месячная заработная плата (з/п) в КНР выросла на 5% по сравнению с 2018 г. и составила 6982 юаня, или порядка 1000 долл. (или 63 тыс. рублей) с учётом колебания курсов юаня и рубля к доллару. Это размер з/п до уплаты налогов и соцотчислений, поэтому реальный уровень зарплат в КНР несколько ниже указанной величины.

По данным Международной организации труда (МОТ) за 2018 год, по уровню среднего дохода Китай занимает 43-е место в мире, опередив Россию (это произошло ещё в 2015 году на фоне девальвации рубля) и такие страны, как Греция, Турция, Польша, Бразилия.

По данным Росстата, средняя месячная зарплата по России в 2019 г. составила 47,5 тысяч рублей или порядка 642 долл. по текущему курсу.

Неравномерное экономическое развитие разных регионов Китая, разрыв в уровне доходов жителей городов и сёл даёт немалый разброс величины зарплаты в зависимости от названных факторов. На данный момент большая часть городского населения Китая зарабатывает порядка 5 – 8 тыс. юаней (ю.) (соответственно, 720 –1160 долл. или 46 –74 тыс. р.) в месяц. Сейчас городское население составляет почти 60% общей численности КНР.

В крупных городах первого уровня и финансово-промышленных центрах средняя з/п ожидаемо выше, чем средняя з/п в целом по Китаю. Например, в Пекине она составляет 1600 долл. (11,2 тыс. ю.), в Шанхае — 1500 долл., (10,7 тыс. ю.), в китайской силиконовой долине Шеньчжене — 1440 долл. (10 тыс. ю.). Наименьшая средняя зарплата в месяц зафиксирована в таких городах, как Шеньян, Тайюань и Чанчунь – порядка 830 – 850 долл. В других центрах провинций и городах провинциального уровня средняя зарплата меньше и колеблется в пределах средней по Китаю 5 – 8 тыс.ю.

В наиболее востребованных и высокооплачиваемых профессиях в Китае, например, в наукоёмких отраслях производства, а также в профессиях, связанных с реализацией промышленной продукции на внешних рынках, зарплаты колеблются в районе 2500 – 5000 долл. в месяц, но могут достигать и 10 000 долл.

Сейчас главная задача китайских властей — полная ликвидация бедности. Согласно официальной статистике, число сельских бедняков, которые живут менее чем на 3000 юаней сократилось с 98 млн чел. до 16,6 млн чел. в 2018 году.

В 2019 –2020 годах китайское правительство планирует помочь еще 15-ти млн чел. в 340 бедных районах Китая.

Основным приоритетом для государства стало обеспечение доступа к жизненно необходимым вещам: медицинскому обслуживанию, жилью, образованию, а также к эффективной системе общественного транспорта в отдаленных районах.

В сельской местности средняя зарплата работников сельского, лесного и рыбного хозяйств составляет порядка 220 долл. (1500 ю. или 13 800 р.), но может доходить и до 430 долл. (3000 ю. или 27 000 р.), а такие деньги считаются в сёлах достаточно большими.

Во многих провинциях сохраняется высокий уровень безработицы, что порождает отток населения в города. Уехавшие из села на заработки или постоянную работу в город перечисляют своим родителям (другим сельским родственникам) достаточные суммы, что снимает остроту проблемы малых доходов в этих регионах.

Типичное китайское село в наиболее богатых приморских и центральных провинциях КНР (а здесь проживает порядка 70% населения) представляет собой 3 –4-этажные кирпичные дома для отдельной семьи с удобствами внутри, с асфальтированными или бетонными улицами, такими же дворами, с гаражом для личной автомашины (часто не одной); часто с небольшим магазином (ремонтной мастерской, автомойкой, столовой – маленькое дело самозанятых) на первом этаже. Село обязательно выходит на очень качественное шоссе местного или провинциального значения. Поскольку земельные наделы вынесены за пределы села, китайские сёла больше похожи на маленькие посёлки городского типа, чем на привычные нашему глазу деревенские пейзажи.

Сёла в глубине КНР, а это центральные районы на севере страны и ближе к Тибету – выглядят скромнее (но не бедно). Это, как правило, одноэтажные дома и зачастую нет такой развитой социально-бытовой и транспортной инфраструктуры. Тем не менее все подъезды к селу неизменно отличного качества. Чаще всего бедность ещё встречается в сёлах Синцзяна и Тибета, но центральные власти вкладывают сюда огромные средства в рамках политики экономического выравнивания регионов.

В последние два-три года в Китае набирает силу движение за превращение сёл в центры зелёного туризма и экологического развития. Такую инициативу выдвинул три года назад председатель КНР Си Цзиньпин во время посещения небольшого городка Анцзи в городском округе Хучжоу (пров. Чжецзян).

Если местная община приняла на собрании соответствующее решение, «грязные» предприятия, которые давали работу жителям окрестных сёл перепрофилируются под «зелёное» производство, а село получает госдотацию на образцовое обустройство дорог, общей территории, личных дворов и домов в обмен на соблюдение определённых требований, например, допуск, по договорённости, на свою территорию организованных групп туристов. Таких сёл становится всё больше, и они, скорее, похожи на небольшие уютные городки в какой-нибудь Швейцарии.

Доход китайца – это не только его зарплата, но и разнообразные социальные отчисления и выплаты, как из госбюджета, так и из местных бюджетов (городов и провинций), а также из спецфондов предприятий, вузов и учреждений. По этим показателям КНР уже не отличается от любой другой развитой страны. Трудящиеся могут претендовать на пенсию, пособие по безработице и по рождению ребенка, покрытие медицинских расходов при травме на производстве и оплату больничного листа.

Общий Фонд социального обеспечения состоит из пяти основных программ социального страхования, включая медицинскую помощь и фонд выплат по безработице. На 2019 год медицинским страхованием охвачено более 1,3 млрд человек из 1,4 млрд всего населения КНР.

Кроме того, в КНР имеется разветвлённая система разного рода льгот при покупке или получении в собственность жилья, автомашины и т.д. Например, большинство университетов в КНР предоставляют молодым специалистам разовую денежную помощь на покупку жилья. В зависимости от рыночной стоимости 1 квадратного метра она может покрывать до 70 % стоимости жилья площадью 80 кв.м.

Важной частью системы соцобеспечения является созданная за 20 лет практически с нуля пенсионная система. Она появилась только в середине XX века, после образования КНР. Долгое время пенсия в Китае была недоступной для простых жителей из-за слабого развития экономики и большого процента пожилого населения. В ситуации поголовной многодетности и в условиях, когда 80% населения проживало в сёлах, глубоко укоренённая в китайской культуре обязанность взрослых детей и внуков полностью содержать своих пожилых родителей стала на какое-то время оптимальным решением проблемы.

Но ситуация стала серьёзно меняться в 1990-е под действием трёх факторов: политики «одного ребёнка», экономического роста и урбанизации.

Неконтролируемая рождаемость при увеличивающейся перенаселённости КНР, да ещё в условиях отсталой экономики, не сулила китайцам ничего хорошего. Поэтому политика «одного ребёнка» напрямую связана с экономическим ростом Китая и успехами в повышении благосостояния населения и качеством его жизни. Но, как всегда бывает в процессе развития, удачное решение одной проблемы породило новые.

В изменившихся условиях на одного ребёнка приходилось содержание четверых — шестерых взрослых родственников – родителей и бабушек-дедушек. Экономический рост и урбанизация привели к росту рынка труда и повышенной подвижности населения. В результате уже к середине 2000-х место проживания и работы взрослых детей зачастую находилось вдали от родителей, что создавало трудности по непосредственному уходу за пожилыми родственниками.

И совсем тяжёлой становилась ситуация для пожилых родителей в случае смерти единственного сына/дочери. Тем более, если и из родителей к этому времени оставался кто-то один.

В итоге в 1997 году Госсовет КНР принял принципиальное решение о создании пенсионной системы. С тех пор базовое пенсионное страхование непрерывно расширялось, и по состоянию на 2019 год охватывает более 900 млн чел. Это пенсионеры, которые получают пенсии, и те, кто пока только отчисляет взносы.

Сейчас среди граждан старше 60 лет из 230,8 млн чел. пенсию получают уже 152,7 млн чел.

По данным Китайской национальной рабочей комиссии по проблемам старения, в конце 2018 года в стране насчитывалось 249 млн чел. в возрасте 60 лет и старше. По прогнозам, это число достигнет 300 млн к 2025 году и достигнет пика в 487 миллионов в 2053 году, когда примерно каждый третий человек в Китае будет старше 60 лет. Сейчас количество людей в возрасте 60 лет и старше составляет 10 % населения.

В связи с этим в КНР, как и во всех развитых странах, возникла проблема быстрого старения населения и повышенной нагрузки на провинциальные пенсионные фонды. Недавно опубликованный центральными властями среднесрочный и долгосрочный Национальный план по вопросам старения обозначил меры по решению этой проблемы. Он включает в себя график проведения реформ в широком спектре областей, включая социальное обеспечение, политику в области занятости и сектор социальных услуг. Предполагается, что к 2050 году КНР сможет обеспечить своих пожилых граждан достаточным доходом, доступными инновационными технологиями в здравоохранении и другими услугами.

Этот план предусматривает меры по улучшению здоровья новорожденных, развитию профессионального образования для пожилых людей, финансированию устойчивой системы социального обеспечения для пожилых людей, восстановительного и паллиативного ухода. В районах, сталкивающихся с особенно острыми демографическими проблемами, будут созданы пилотные зоны для испытания разных вариантов реформы.

Сейчас возраст выхода на пенсию в Китае разнится по регионам. В среднем мужчины выходят на пенсию в 60, а женщины – в 55 лет. Женщины, которые занимаются физическим трудом, имеют право выйти на пенсию в 50 лет. В последние годы в КНР растёт понимание неизбежности повышения пенсионного возраста, но по этому вопросу пока идут дискуссии.

По состоянию на 2018 год, обычная, т. е. средняя пенсия работника с трудовым стажем составляет порядка 2550 юаней (24 тыс. рублей); минимальная пенсия в среднем по Китаю составляет 600 – 700 юаней (около 5 600 – 6 500 рублей), но кое-где уже доходит и 1200 юаней (11 200 рублей). Её получают крестьяне, не имеющие специального дохода, а также безработные городские жители.

Объём пенсионных выплат напрямую связан со средней зарплатой по региону или провинции – к этой сумме привязан процент отчислений в Пенсионный фонд. Важным фактором является количество населения и дотаций, которые регион получает из центрального бюджета. Поэтому, например, китайский гражданин, проживающий в Тибете, будет получать порядка 4 100 юаней (23 000 рублей), а житель города Чунци́н не более 1 820 юаней (17 400 рублей).

Пенсионная система децентрализована; взносы собирают пенсионные фонды на уровне провинций, а медицинское страхование управляется городскими фондами, поэтому регионы сталкиваются с нехваткой средств. Для решения этой проблемы в КНР уже объявлено о создании централизованной системы базовых пенсионных фондов для работников предприятий.

Сумма выплат китайским пенсионерам складывается из двух частей – основной (базовой) и накопительной. Сумма основной части составляет 20% от среднемесячной зарплаты на данной территории, и она индексируется при росте среднемесячной зарплаты. Фиксированных пенсионных взносов в Китае нет.

Накопительная пенсия складывается из отчислений работника в размере 8% от зарплаты и работодателя, который выплачивает 20% от общей зарплаты, выплачиваемой их рабочей силе. Минимальную — базовую — пенсию получают крестьяне, не имеющие специального дохода и безработные в городах.

Трудовые мигранты из сёл, работающие в городе не могут рассчитывать на городскую базовую пенсию, поскольку пенсию они получают по месту прописки, как жители села. Сейчас в китайских СМИ появляются статьи экспертов с предложениями начать реформу системы прописки («хукоу») в сторону послабления.

При этом пенсионное обеспечение не отменяет традиционной заботы взрослых детей о пожилых родственниках, в первую очередь, о родителях. Культ родителей и дедушек-бабушек воспитывается в КНР на всех уровнях, начиная с дошкольных учреждений; активно поддерживается государственной политикой и самим китайским обществом, которое жёстко порицает всякие отступления от него.

Широко распространена соответствующая социальная реклама в СМИ, общественном транспорте, в городской общественной среде.

Поэтому дети продолжают содержать родителей и ухаживать за ними. В основном помогают деньгами, особенно если родители живут в селе или получают маленькую (или не получают вовсе) пенсию, но часто перевозят матерей и отцов в город. При этом вполне типичной является ситуация, когда все живут вместе, но дети могут снимать родителям квартиру вблизи. Тем более что для пожилых людей действуют льготные формы найма жилья. Но не все хотят переезжать.

В последние годы в КНР создаются пансионаты для пожилых людей – как бесплатные, в собственности местных властей, так и платные, в негосударственной собственности. Они обеспечивают уход на весьма достойном уровне независимо от формы собственности. Оформиться туда постоянно или на время могут одинокие пенсионеры, либо те, чьи дети не имеют физической возможности регулярно ухаживать за родителями (например, учатся/работают в другом городе или за границей).

Кроме того, китайские пенсионеры пользуются многими льготами, которые обычно устанавливаются городскими администрациями: бесплатное медицинское обслуживание, посещение диагностических кабинетов, которые оборудованы в каждом районе, частичное или даже полное освобождение от оплаты коммунальных услуг, бесплатный проезд в общественном транспорте, право питаться в общественных столовых за символический взнос – по прописке, бесплатное посещение целого ряда общественных мест – музеев, парков и т.д. А льготные турпутёвки позволяют китайским пенсионерам путешествовать по всему миру, что мы можем наблюдать на примере Москвы и С.-Петербурга.

Очень часто заграничные путешествия оплачивают своим пожилым родителям дети.

Вообще, китайские пенсионеры – очень активные люди. Они занимаются спортом или традиционной гимнастикой тайцзи в парках, посещают клубы по интересам, путешествуют по Китаю и миру. Каждому, кто бывал в КНР, знакома картина, когда повсюду в городских скверах и на площадях десятки энергичных бабушек и дедушек танцуют под музыку или занимаются тайцзи и ушу.

Традиционная установка китайского общества на заботу о стариках неукоснительно сохраняется и поддерживается государством.

На этом фоне жёсткую государственную и общественную реакцию встречают нетипичные для Китая случаи. В 2018 году стала известна история о том, как администрация города Тайюань (4 млн чел.) в провинции Шаньси предприняла «рыночную реформу» городского транспорта, за что поплатилась уголовным делом против своих сотрудников. Согласно материалам дела, они планировали отменить бесплатный проезд для пенсионеров и детей до 7 лет, а также намеревались сократить число «невыгодных» маршрутов ради «экономической оптимизации».

Кроме того, китайцы привыкли думать о завтрашнем дне, и многие в течение всей жизни откладывают деньги на старость. К тому же делать страховые взносы стимулирует государство. Без таких отчислений можно столкнуться с трудностями при получении привычных услуг – например, при зачислении детей в школу или получении медстраховки.

При этом китайцы в своём подавляющем большинстве не живут на одну пенсию. К пенсии добавляется существенная помощь взрослых детей (помощь деньгами либо прямой уход за родителями), которая является в современном Китае полноценным экономическим фактором, а также многочисленные общегосударственные и местные льготы. Всё это обеспечивает в целом достойный уровень жизни подавляющего числа людей преклонного возраста.

В стратегической повестке властей КНР на 2020 г. предполагалась полная ликвидация бедности и – построение среднезажиточного общества. Постэпидемический кризис, очевидно, усложнит выполнение этой задачи. Однако опыт КНР в смягчении кризиса для широких слоёв населения является весьма поучительным, в том числе и для России.


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Светлана*
27.05.2020 2:29
А вы знаете, что поднебесной, всегда называли наш Крайний Север, под небом именно он, ибо только там оно настолько близко, что потрясало! Но даже это умыкнули у нас постоянным промыванием мозгов журналистами...

Эксклюзив
25.06.2020
Владимир Крупин
Актуальные «крупинки» известного писателя.
Фоторепортаж
17.06.2020
Подготовила Мария Максимова
Главархив Москвы и центр госуслуг «Мои Документы» запустили виртуальный музей, посвященный Великой Отечественной.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».