Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
12 июля 2020
Китайский опыт

Китайский опыт

О преимуществах нелиберальной модели
Виктор Пироженко
14.04.2020
Китайский опыт

В то время как в мире коронавирусная пандемия только подходит к своему пику, в КНР она быстро идёт на убыль. Строгие карантинные ограничения постепенно ослабляются даже в Ухани – эпицентре эпидемии. В других провинциях они почти все отменены за исключением работы кинотеатров и образовательных учреждений (дошкольных, школ и вузов). Работники возвращаются из своих домашних регионов на рабочие места в города и на заводы. В стране быстро восстанавливается нормальная жизнь и экономика.

Борьба с эпидемией стала полноценным стресс-тестом для каждого государства и для разных политико-экономических моделей, испытав их на устойчивость. Поэтому, можно сравнить результативность мер борьбы с эпидемией в разных странах и сделать некоторые выводы о причинах успешности китайского опыта.

А этот опыт успешен вдвойне, учитывая, что ликвидация острой фазы эпидемии крайне заразного вирусного заболевания при огромной численности населения КНР и его сверхвысокой плотности заняла фактически два месяца: с двадцатых чисел января (когда резко увеличивается количество больных по всей территории КНР) до двадцатых чисел марта.

В двадцати провинциях материковой части Китая на начало апреля не было зарегистрировано ни одного нового внутреннего случая заражения COVID-19 в течение более чем 28 дней, а в шести провинциях – в течение 14 дней. Сейчас большинство новых случаев заражения, счёт которых идёт уже не на сотни, а лишь на десятки, имеют внешнее происхождение. Например, по сообщению китайской англоязычной «Global Times», на материковом Китае 8 марта зафиксировано 62 новых случая COVID-19, из которых 59 приходятся на прибывших из-за границы.

Успешный опыт Китая в борьбе с коронавирусной эпидемией убедительно показывает, что «либеральный» Запад сегодня справляется с пандемией намного хуже, чем «авторитарный» Китай.

Именно чрезвычайная ситуация с пандемией наглядно показала преимущества нелиберальной (в данном случае, китайской) модели. Она же разрушила некоторые западные мифы о Китае, повлиявших, к сожалению, на воззрения и некоторых российских авторов.

Обратим внимание на следующий момент. На сегодня подтверждённые случаи COVID-19 в США превзошли таковые в Китае, несмотря на несопоставимо меньшую численность и плотность населения США по сравнению с КНР. По численности заражённых США сейчас на первом месте в мире.

И в такой тяжёлой эпидемической ситуации президент США Трамп заявлял, что он надеется на снятие карантинных ограничений в некоторых регионах США на Пасхальное воскресенье, к 12 апреля, т.е., в ситуации, когда пик эпидемии в США ещё не пройден.

Кроме того, в США на официальном уровне и в солидных изданиях ставился вопрос о необходимости скорой отмены карантинных ограничений из-за больших экономических потерь. То есть отмена противоэпидемических ограничений связывается не с ликвидацией угрозы здоровью населения, а с наступлением некоего предельного уровня экономического ущерба.

Сравнивая реакцию властей США и КНР на эпидемию, в Китае отмечают, что власти КНР центрального и местного уровней подчинили свои действия защите населения от вреда вируса даже в ущерб экономическим интересам, а в США политики «больше заботятся, могут ли они быть переизбраны или нет, и всегда ставят свои личные интересы выше здоровья, и даже жизни американцев».

В итоге, как подмечает автор «Глобал таймс» Чжан Тенцюн, Трамп стоит перед дилеммой: продолжение распространения вируса грозит потерей доверия к нему избирателей, но и крайние меры для взятия эпидемии под контроль также ослабят поддержку президента из-за их ущерба для экономики.

Данное обстоятельство объясняет медленную и непоследовательную реакцию американских властей на эпидемию. В либеральной политической модели США задабривание избирателей оказывается для политиков важнее ликвидации конкретной угрозы их стране.

Более того, сравнение действий властей КНР и стран Запада в условиях эпидемии в очередной раз опровергли расхожий тезис либеральной пропаганды о ценности отдельного человека и человеческой жизни, как исключительном свойстве либеральной модели устройства общества.

Это не в Китае, а в ЕС, США и подражающей им Украине сейчас в ситуации выбора между двумя тяжелобольными спасают более молодого, как имеющего большие шансы на выживание, оказывая старикам помощь, например, аппаратами ИВЛ, по остаточному принципу.

Премьер Великобритании Борис Джонсон стал образцом по-детски легкомысленного, удивительно безответственного для главы правительства и, одновременно, равнодушно-жестокого отношения к гражданам своей страны, когда вместо оперативных и жёстких карантинных мер он рассуждал о выработке «коллективного иммунитета нации» и призывал семьи готовиться к «потере своих близких». В итоге, заразился сам, слёг в больницу и оставил страну в трудный период без чёткого централизованного руководства.

В КНР власти и медики исходили из максималистской установки – не считаясь с затратами, остановить эпидемию и спасать всех тяжелобольных любой ценой. В первое время, пока не хватало аппаратов ИВЛ, критерий выбора был иной, чем в ЕС – спасать самого немощного, т.е. стариков, чей организм, скорее всего, не может сам сопротивляться болезни, а значит, и шансы выжить меньше, чем у более молодых.

Более того, нелиберальная модель оказалась более гуманной по отношению к другим пострадавшим странам. Именно КНР, Россия и ряд других («авторитарных» на либероидном жаргоне), стран поспешили на помощь самым пострадавшим, среди которых сейчас на слуху Иран, Италия, Сербия, Пакистан. Да и те же США.

Слагаемые успешного китайского опыта преодоления эпидемии определяются преимуществами китайского варианта нелиберальной модели («социализм с китайскими характеристиками»). Они позволили в короткий срок мобилизовать практически всё население КНР для участия в борьбе с эпидемией, использовать вертикаль государственного управления для чёткого исполнения решений центральной и местной власти, быстро разработать точные противоэпидемические меры, направить массовую инициативу «снизу» на те участки борьбы с эпидемией, где она дала наилучший результат.

Вертикаль партийных организаций КПК на государственных и частных предприятиях, в госаппарате, в медучреждениях и учреждениях образования взяла на себя всю работу с населением по организации жизнедеятельности в условиях строгого карантина.

Особую роль сыграло мощное добровольческое движение помощи государству в борьбе с эпидемией. Повсеместно распространились такие гражданские инициативы, как бесплатное обслуживание добровольцами медиков на личном транспорте, помощь персоналу больниц в дежурстве и уходе за больными, отряды из добровольцев, командированных в Ухань на самые трудные участки работы, бесплатное приготовление ресторанами готовой еды для пациентов больниц, дежурство и контроль за соблюдением жильцами карантина в жилых комплексах.

В китайских СМИ широко освещались многочисленные случаи самоотверженной работы медиков в очагах эпидемии. Например, заболевшие врачи-добровольцы и медсёстры после излечения отказывались от возможности перевестись на более лёгкую работу и возвращались на рабочее место к коронавирусным больным.

Были в Китае и безответственные попытки избежать карантинных мер, и прямой обман властей, когда скрывались поездки в Ухань и контакты с заражёнными. Они являлись, скорее, исключениями, что особенно заметно в сравнении с иными странами. Даже ограниченное число таких случаев создавало угрозу роста числа заражённых в геометрической прогрессии.

Для предотвращения такого поведения в КНР была введена уголовная ответственность за нарушение карантина. Этот опыт вслед за Китаем в разных вариантах повторяют сейчас другие страны.

Однако известны и удивительные по самоотверженности истории самоизоляции, когда люди, побывавшие на работе в Ухани, возвращались в село и жили 14 дней (зимой!) в фургоне собственного авто, не заходя в дом, чтобы полностью исключить всякий риск для своей семьи.

Для тех, кто изучает Китай по первоисточникам, а не по слухам и мифам, массовая добровольческая помощь в решении общих проблем страны неудивительна. Она является продолжением иной установки – на защиту своей родины. Так, Ассоциация исследовательских агентств Gallup International/WIN ещё в 2015 г. провела представительный опрос более чем 60 тысяч респондентов в 65 странах мира на тему готовности в случае необходимости воевать с оружием в руках за свою страну. В КНР таких оказалось 71%, что является одним из самых высоких показателей в мире; выше, чем в США (43%). (В России таких 59% – опрос проводил холдинг Romir).

Китайский опыт борьбы с эпидемией выявил проблему, которая возникла и во многих иных странах: как предотвратить распространение панических слухов и в то же время своевременно дать ход критически важной информации о заболевании, которая необходима для борьбы с ним. Из-за этой проблемы в Китае были потеряны первые две недели начала эпидемии.

Следует подчеркнуть, что начавшееся быстрое восстановления Китая от последствий эпидемии опирается на 40-летний беспрерывный экономический рывок, который также стал результатом развёртывания возможностей нелиберальной модели.

В процессе восстановления экономики на первый план выходит внутренний рынок и внутренний спрос. От него, как считают эксперты, зависит восстановление темпов роста китайской экономики и достижение первоначальных экономических целей по удвоению ВВП и доходов на душу населения к концу 2020 года (отсчёт идёт с 2010 г.). Без эффективного восстановления внутреннего потребления вновь произведённые товары будут накапливаться, а корпоративный долг – увеличиваться.

На данный момент усилия китайских властей направлены на скорейшее восстановление малого и среднего предпринимательства, на долю которого приходится 60% ВВП и 80% рабочих мест в КНР. Поэтому есть мнение, что от своевременного восстановления этого сегмента, решающим образом, зависят общие темпы восстановления китайской экономики. Преобладает общее мнение, что китайская экономика вступила в фазу среднескоростного роста в интервале 5–6% ВВП и главная задача в ближайшем будущем – стабилизировать эти темпы.

Успех КНР в ликвидации эпидемии опирается не только на чёткое управление и дисциплину населения, но и на возросшие материальные возможности населения, что помогло выдержать карантин без особого ущерба для семейного бюджета. За последнее десятилетие уровень средней зарплаты в Китае вырос на 150%. В 2019 году средняя месячная заработная плата (с.з/п) в КНР выросла на 5 % по сравнению с 2018 г. и составила 6982 юаня, или порядка 950 долл. (до уплаты налогов и соцотчислений). Реальный уровень зарплат в КНР несколько ниже указанной величины, хотя и непринципиально.

Согласно данным Международной организации труда (МОТ) за 2018 год, по уровню среднего дохода в мире Китай занимает 43-е место, опередив Россию (это произошло ещё в 2015 году на фоне девальвации рубля) и такие страны, как Греция, Хорватия, Турция, Польша, Бразилия.

По данным Росстата, средняя месячная зарплата по России в 2019 г. составила порядка 44 тыс. рублей.

На фоне пандемии и в КНР, и в России периодически появляются разные провокационные слухи с целью создать панику и нарушить управление страной. В последнее время к ним добавились попытки вызвать дипломатический скандал между двумя странами. На днях появился слух о том, что Россия якобы намерена выдворить 1,5 млн китайских граждан. Разумеется, ничего подобного в реальности нет. Этот слух опровергли представители посольства КНР в Москве и генконсульства КНР во Владивостоке. Кроме того, по информации сотрудника генконсульства КНР, в России временно находится всего около 200–300 тысяч китайцев.

Самоотверженность китайского общества в борьбе с эпидемией опровергает абсурдный миф об «огромных миграционных потоках китайцев» в РФ в случае чрезвычайной ситуации в КНР. Сейчас такая ситуация случилась. Но даже в разгар эпидемии граждане КНР дисциплинированно соблюдали карантин или помогали властям; никакого увеличения потока китайских граждан в РФ не было. Эпидемия вызвала патриотический подъём китайцев и явное нежелание какой-либо миграции в Россию.

Кроме того (и это главное), количество иностранцев (любых) в РФ всецело и полностью определяется политикой российских властей, в намерения которых очевидно не входит и не может входить изменение этнического состава России. Соответственно, китайские граждане не остаются в России сверх разрешённого срока из-за отсутствия правовых оснований.

Официальная российская статистика также полностью опровергает мифы о «китайской миграционной угрозе».

Так, миграционный прирост за счёт жителей Китая за последнее десятилетие составил около 20 тысяч человек. Основную долю прироста составляют люди с временным разрешением на проживание в РФ, а российское гражданство за этот период получили только около 1 тыс. человек.

По данным погранслужбы ФСБ РФ, за январь—июнь 2019 г. из Китая на работу в Россию прибыли 50,2 тыс. человек, что также показывает мизерный масштаб трудовой миграции. Подавляющее число китайцев в РФ – это обычные туристы с кратковременным пребыванием в России и посещают они, в подавляющем большинстве, Москву и С.-Петербург, как главные объекты китайского «красного туризма», а также Байкал. Так, за 9 месяцев 2019 Россию посетило 1 млн 200 тыс. китайских туристов. Стремление китайцев побольше узнать о России можно лишь приветствовать и поощрять, тем более что это выгодно и экономически.

На Дальнем Востоке и в Сибири находятся китайские граждане, прибывшие в Россию для работы по квотам Минтруда. В 2019 г. такие квоты получили всего 27,8 тыс. чел., а в целом по РФ на конец июня 2019 года разрешение на работу имели 39,8 тысячи китайцев. Как видно, они составляют мизерную часть в процентах и абсолютных числах к населению РФ в этих регионах и в целом. Срок действия подобных документов обычно ограничивается несколькими месяцами. Абсолютное большинство приезжающих из КНР находятся в России недолго и под определение «мигрантов» не подпадают.

Таким образом, данные китайского дипломата о 200 – 300 тыс. китайцев в РФ в данный момент включают туристов (их подавляющая часть), студентов, предпринимателей и работающих по трудовым квотам, что соответствует официальной статистике.

Китайский опыт ликвидации эпидемии интересен для России, как опыт использования преимуществ государственного капитализма не только для экономического рывка, но и для повышения мобилизационных возможностей экономики и общества в условиях чрезвычайной ситуации.

Пример ЕС и США показывает, что западная либеральная система управления государством, как и рыночный фундаментализм, плохо справляются с новыми вызовами.

Но всякий опыт требует изменения под конкретные условия и вызовы России. В этом смысле стоит прислушаться к совету Янь Сюэтуна – профессора Института международных отношений Университета Цинхуа: причина преуспевания Китая в последние десятилетия развития в том, что он «не имитирует модель любой другой страны, а развивается исходя из собственных условий. ... Простое подражание китайской или западной модели приведет лишь к провалам».


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Ру-БИН СИРОЖЕ
19.04.2020 20:44
Вы попробуйте китайскую модель перенести в другие условия и может тогда поймете то что Вам в ВУЗе недорассказали - о том как именно национальный менталитет на экономику влияет. Я в ВУЗе не учился но курс политэкономии знал на отлично . А преподавали нам его именно по ВУЗовской программе. Т.ч. не очень-то гордитесь.
Ру-БИН СИРОЖЕ
19.04.2020 20:34
Кстати это Вам следует перечитать статью - в ней прямо говорится что успех китайской экономики заложен в развитии страны в собственных условиях. А условия эти формируются именно в вековых традициях - чтобы сотворить китайское чудо нужны именно китайцы. У нас подобного не получится - мы другие !
Ру-БИН СИРОЖЕ
19.04.2020 20:24
Видимо плохо Вы учились или не те Вас учили. КНР ИНТЕНСИВНО И УСПЕШНО НАЧАЛА РАЗВИВАТЬСЯ ТОЛЬКО ПОСЛЕ ПЕРЕСМОТРА ПРОШЛОГО ОПЫТА СТРОИТЕЛЬСТВА СОЦИАЛИЗМА. Ну а до этого в СССР шутили про китайцев, которые утром картошку сеяли а вечером выкапывали потому что кушать хочется ]]]]]]]]] И никакой марксизм им помочь не мог, пока товарищи не смекнули что только опираясь на традиции можно выбиться в число передовых стран. Я помню был первым, кто предсказал китайское чудо - остальные мои знакомые смотрели на меня с недоверием.
Сирожа
18.04.2020 20:44
\Дело тут не в либерализме и не в социализме\
Вы статью перечитайте заново. Или прочитайте. И расскажите подробнее про китайское государственное строительство, основанное на традициях. Особенно интересует как экономика на менталитет опирается. Видимо, я плохо учил экономику в ВУЗе
Ру-БИН
16.04.2020 20:37
Дело тут не в либерализме и не в социализме а именно в том что китайцы строят свою жизнь опираясь на многовековые традиции . Именно национальный менталитет помог им побороть не только короновирус но и достичь успехов в экономике.
Сирожа
14.04.2020 10:43
Интереснее было бы сравнение Китая и России. Поскольку РФ так же является страной с либеральной рыночной экономикой, то в этом анализе можно отнести ее к странам Запада и сравнение с Китаем будет очень сильно не в нашу пользу. Вот так вот "нежизнеспособный" социализм заткнул за пояс "развитой" капитализм.

Эксклюзив
07.07.2020
Николай Савченко
Новые факты о «памятнике неизвестному фашисту» в Россоши.
Фоторепортаж
10.07.2020
Елена Безбородова
Прогулка в окрестностях знаменитой усадьбы.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».