Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
16 сентября 2019
И с Путиным на дружеской ноге…

И с Путиным на дружеской ноге…

Алексей Венедиктов как современный Хлестаков либеральной тусовки
Николай Петров
27.08.2019
И с Путиным на дружеской ноге…

Помните у Гоголя? «С Пушкиным на дружеской ноге. Бывало, часто говорю ему: «Ну что, брат Пушкин?» – "Да так, брат, – отвечает, бывало, – так как-то все... », – фантазирует Хлестаков. А Венедиктов: «Я с Путиным на дружеской ноге…»  Хотя прямо так главред  «Эха», конечно, не говорит. Потому  что Гоголя, наверное, все-таки хотя бы школе читал, но содержание его интервью, данное в Киеве А. Гордону, выдержано точно в таком же типично хлестаковском стиле. Всех-то он знает, со всеми лихо «бухает», все президенты, послы, министры у него – закадычные друзья-приятели. Все с ним советуются, его мнением интересуются. Путин? Да он меня напоил! Песков? Да мы с ним «дружим семьями»! Горбачев? Да мы и с ним вместе «бухали»!

«У меня, – совершенно в хлестаковском стиле рассказывает «про Путина» Венедиктов, – с ним была интересная история… Он меня спросил: «Послушай, ты бывший учитель истории. Как думаешь, что в учебнике останется о моих двух сроках?» Он тогда был премьером. Честно говоря, он меня напоил. Белое вино, жара, Сочи. Полторы бутылки выпил, наверное…».

Представляете? В изложении главреда «Эха» Путина очень беспокоит вопрос о том, как отнесется Венедиктов к тому, что он собирается остаться президентом на еще один срок. Как бы даже совета у него спрашивает.

«Язык развязался?» – подзуживает его коварный Гордон. «Немножко, – небрежно соглашается Венедиктов. – Обнаглел я. Ответил: «Если честно, Владимир Владимирович, в школьном учебнике, может быть, останется объединение белой и красной церкви (Акт 2007 года о каноническом общении Русской православной церкви за границей с Русской православной церковью Московского патриархата). Он – так глянул: «И все?» Я говорю: «В учебниках не пишется: Россия встала с колен». Он это запомнил. И когда случился Крым, спустя год пересеклись в коридоре. Он спросил: «А что теперь напишут в учебнике?»


«Пересеклись в коридоре»

Видите, каков наш Хлестаков, простите, Венедиктов?! Идет как-то по коридору (как-то «в коридоре пересеклись»), а навстречу вдруг случается Путин. Представляете намек? Получается, что Венедиктов вхож в такие «коридоры», где можно как-то ненароком «пересечься» с президентом Российской Федерации! А того после возвращения Крыма ничто другое не волнует, как то, как к этому отнесется главный редактор «Эха Москвы».

Каков молодец наш Алексей Алексеевич, а? Еще немного, и от президента к нему на «Эхо» и в самом деле помчатся 35 тысяч курьеров с важнейшей информацией.

И такие хвастливые намеки на то, что он постоянно общается с главой государства, дает ему советы, беседует с глазу на глаз, а то и выпивает, Венедиктов в этом интервью выдает постоянно. Вот еще: «Путин мне сказал: «Твой интернет – сплошная дезинформация. Смотри, там лежат папки, каждая подписана генералом, если меня обманут, могу погоны сорвать!»

Мол, Путин его укоряет, а нашему Алексею Алексеевичу хоть бы хны! Другому может погоны сорвать, а отважный Венедиктов режет ему правду-матку и ничего! Ну, прямо, как Хлестаков.

«Я не люблю церемонии, – говаривал у Гоголя Иван Александрович. –Напротив, я даже стараюсь всегда проскользнуть незаметно. Но никак нельзя скрыться, никак нельзя! Только выйду куда-нибудь, уж и говорят: «Вон, говорят, Иван Александрович идет!» А один раз меня приняли даже за главнокомандующего: солдаты выскочили из гауптвахты и сделали ружьем. После уже офицер, который мне очень знаком, говорит мне: «Ну, братец, мы тебя совершенно приняли за главнокомандующего».


«Свет в окошке»

Неслучайно, комментируя такие перлы, даже видавший виды Гордон с восхищением отпускает ему, а точнее, слушателям, щедрые комплименты в адрес Венедиктова: «Алексей Алексеевич – человек авторитетный и уважаемый. Честно признаюсь, для меня – свет в окошке беспросветной российской действительности».

«Последний раз меня так девушка называла», – довольно усмехается в ответ на похвалу Венедиктов. «Вы в Киев, к бандеровцам и хунте, ездить не боитесь? Все нормально?» – ласково спрашивает его Гордон, подстраиваясь под его развязно-самоуверенную интонацию.

«Конечно, не боюсь. Я все-таки профессиональный журналист, работал в Чечне во время войны», – набивает себе цену Венедиктов и тут же снова многозначительно намекает: «Естественно, я предупреждаю Офис президента». Имея на этот раз в виду уже президента Украины.

«Вот как?» – удивляется Гордон. – У вас свой человек в Офисе президента есть?»

«Нет, своего человека в офисе у меня нет. У меня нет своих людей ни в одном офисе мира», – снова чисто по-хлестаковски отвечает Венедиктов, намекая, что хотя у него «своих людей» в президентских офисах всего мира и нет, но он все равно в курсе всех важных событий.

«Вас в Киеве видели входящим и выходящим из посольства Соединенных Штатов в Украине. Чем вы там занимались?» – пытается троллить его Гордон.

Но нашего Алексея Алексеевича на мякине не проведешь! Он и тут верен себе, мол, и с послами я «на дружеской ноге!» И с видом всезнайки отвечает: «Моя цель была – понять, что за новая команда пришла и как она видится главными игроками. Перед поездкой сюда я действительно попросил посла США в России Джона Хантсмана позвонить в Киев своему коллеге господину [Уильяму] Тэйлору, чтобы он меня принял и поделился своим видением. Естественно, я разговариваю с российскими, украинскими, французскими политиками. И вот мне удалось целый час беседовать с послом Тэйлором о российско-украинском треке. Тем более что, как известно, спецпредставитель президента Трампа Курт Волкер на третьей неделе августа едет в Москву встречаться с (помощником президента РФ Владиславом) Сурковым. Надеюсь, даст мне интервью. А он был в Киеве. Мне было интересно, с чем едет. Обычная журналистская работа, но с хорошими друзьями и собутыльниками».

Дальше разговор плавно переходит на тему Крыма. Тут они, Венедиктов и Гордон, – единомышленники. «Вы сказали, что идея захвата Крыма возникла у Путина в 2008 году. Не раньше?» – спрашивает его Гордон.

«Это не точно, – отвечает Венедиктов, соглашаясь, как видно, с формулировкой собеседника, о «захвате». – В 2008 году, после грузинской войны, у меня был разговор с президентом об Абхазии и Южной Осетии…» Снова намек: «Я же с президентом на доверительной ноге!»

«Один на один?» – опять удивляется Гордон.

«Да, – небрежно кивает Венедиктов. – Сначала он публично на встрече главных редакторов, как известно, меня раскритиковал, а потом позвал к себе. Пока главные редактора бухали за столом, я пошел к президенту… Говорили про все про это, он мне показывал, рассказывал, я внимательно слушал. И вдруг я понял по разговору, что это прошло относительно легко. И я спросил про Крым. Это 2008 год, сентябрь. И он сказал: «Конечно, по справедливости Крым российский. Но ты же понимаешь…»

«Я сделал большие глаза. Я вообще туповатый, – кокетничает Венедиктов, –особенно в разговоре с людьми, принимающими большие решения. Не сразу все понимаю. Он говорит: «Я же не буду воевать с Украиной из-за Крыма».

Ну каков Венедиктов, а? Беседует с президентом один на один (пока другие главные редактора «бухают»). Тот ему в доверительной форме рассказывает о важнейших государственных решениях, при этом обращается на «ты», словно к своему закадычному приятелю…

 «Зеленые человечки» получили  команды: «Если за сутки не  справитесь – назад», – комментирует  события в Крыму Гордон.

«Пожалуйста, вот и я об этом, – соглашается Венедиктов и снова пускается в демонстрацию своей осведомленности: «Этим всем руководил не наш Генеральный штаб и уж, конечно, не МИД, не министерство обороны, а Совет безопасности, господин Патрушев. Это свидетельствует о том, что это был совсем не простой вопрос для российской элиты. Президент – да: я принял политическое решение, а вы минимизируйте потери. Это практически цитата. Хочу, чтобы вы понимали, с этим можно не соглашаться. Я оппонент своего президента по вопросу Крыма…», – с важностью заявляет Венедиктов, понимая, что он находится в Киеве.

«И видение большинства россиян?», – резонно спрашивает его Гордон.

«Полагаю, большинство россиян про это не сильно думали», – пренебрежительно бросает Венедиктов, намекая, мол, а какое вообще имеет значение их мнение.

 «Хорошо быть историком! Вы  изучали историю, вы 20 лет ее преподавали, у вас глобальный аналитический  ум. Вы наверняка знаете, чем все  это закончится. Вы же сравниваете, понимаете закономерности», – снова  рассыпается в комплиментах Гордон.

«Я всегда говорил публично, полупублично, непублично, в том числе президенту Путину: Крым забран у Украины несправедливо, нечестно и незаконно…», – заявляет Венедиктов.

Гордон тут же ловко вворачивает, не занимает ли он проукраинскую позицию, как например их общий друг музыкант Андрей Макаревич, выступавший перед украинскими карателями.

«Я тоже занимаю…, – с готовностью соглашается Венедиктов. – Я вообще считаю, что медиа должны оппонировать власти. Меня тоже называют оппозиционером. Повторю: там я – агент Госдепа. На самом деле это позиция Андрея, для него она обоснована, он имеет право ее высказывать…»


«Обезьяна с гранатой»

И тут Гордон оперативно переходит к теме сбитого над Украиной пассажирского «Боинга» и спрашивает: «Понимаете ли вы, что «Боинг» сбили россияне?».

«В первый же день, когда был сбит «Боинг», – признается главред «Эха», – я схватился за голову и сказал: очевидно, что «Бук» наш, очевидно, что его дали по запросу сепаратистов. Обезьяна с гранатой. Я из-за этого поссорился с очень многими российскими официальными людьми…».

«Обезьяна с гранатой» – это Венедиктов так о донецких ополченцах, которые защищают свою землю от киевских карателей.

«Что-то демократическое в России еще осталось?» – задает привычный русофобский вопрос Гордон. И Венедиктов с ним согласен: кое-что eще все-таки, по его мнению, осталось: «Во-первых, соцсети существуют. Во- вторых, мессенджеры. То есть люди говорят, и мы видим, что это молодое поколение, вышедшее на улицы… Мне эта стилистика сейчас не симпатична, я старый, больной, усталый, пожилой пенсионер. Я получаю пенсию от Российской Федерации. Если бы я был молодым, я был бы с ними. Эта эстетика сегодня мне не интересна. Но я понимаю, почему они вышли. Я их защищаю».

И тут же снова начинает кокетничать: «Все отмечают: за окном время изменилось, а Венедиктов все такой же. Такой же дебил, такой же тупой, говорю, что свобода слова важнее всего, что нерукопожатных в нашей профессии не бывает, освещать надо все. Что должно было измениться? Не понимаю. Ну, прибавились соцсети, хорошо. Я в соцсетях. Прибавились мессенджеры, хорошо. Ну и что? Почему я должен меняться?…Меня можно уничтожить как главного редактора, и это эффективно. А пугать меня неэффективно, потому что любое запугивание немедленно становится публичным. Поэтому со мной работают иначе. Меня уговаривают. «Ну вот зачем, ну послушай». Как было с MH17? «Ты неправ, у тебя нет никаких доказательств». На меня кричали. Но это было не запугивание.

«Кто конкретно ограничивает вашу свободу? Есть фамилии у этих людей?» – требует уточнений Гордон.

 «Нет, – признается Венедиктов. – Мне никто не ограничивает  свободу. Приходит министр и говорит: «Если ты будешь в эфире  вот это и это, я к тебе  не буду ходить». «Не ходи», –  отвечаю.

И тут он – вылитый Хлестаков! Ведь и тот в «Ревизоре» отвечал (цитата): «О! я шутить не люблю. Я им всем задал острастку. Меня сам Государственный совет боится. Да что в самом деле? Я такой! я не посмотрю ни на кого... я говорю всем: «Я сам себя знаю, сам». Я везде, везде. Во дворец всякий день езжу. Меня завтра же произведут сейчас в фельдмарш... (Поскальзывается и чуть-чуть не шлепается на пол, но с почтением поддерживается чиновниками)».


Дружба семьями

И окончательно разойдясь, Венедиктов начинает рассказывать Гордону, что он не только с Путиным «на дружеской ноге», а с его пресс-секретарем Песковым вообще дружит семьями. «Мы, – похваляется он, – дружили еще с тех пор, когда он был мелким чиновником МИД, а я был мелким журналистом, скажем так. Что такое «дружим»? Мы говорим о семьях, о детях, о проблемах с детьми, потому что они растут. Вот это называется «дружим». Естественно, мы говорим обо всем…»

Другими словами намекает, будто бы Песков его информирует и о том, что происходит в Кремле («говорим обо всем»). Сообщает даже о таких интимных вещах, о которых третьим лицам, тем более во время публичного интервью говорить как-то не принято. «У нас была история: Путин был в Израиле в качестве премьер-министра, и его повели вниз, туда, где армянская церковь. Это была ночь, и мы с Песковым оказались вдвоем в соборе Гроба Господня. Вдвоем! И я вам скажу: пробрало! Песков мне говорит: тебя пробирает?! Еще как, говорю. «И меня!».

Но тут же, поняв, что перегнул палку, делает, наконец, долгожданную оговорку: «Я все понимаю: все хотят выглядеть больше… Вот я вам говорю – и хочу выглядеть больше. Мол, я с Путиным на [короткой] ноге… Такой себе Хлестаков. Я с Зеленским (хотя и не видел его никогда) тоже на одной ноге…»

Но и после этого главреда, несмотря на самоиронию, продолжает нести. Он еще и с Горбачевым тоже уже не только «на дружеской ноге», а вообще будто бы даже его самый закадычный приятель.

«Спрашиваю у Горбачева: Михал Сергеич, как вы узнали об аварии на Чернобыльской АЭС? Мы, значит, сидим, пьем пиво, и он говорит: «Ну, Леша, б...ь, ну как оно было?! Приходит утром сводка, написано: пожар. Ну я им что ли пожарный?! Ну, тушите, если пожар. А црушники пишут, что взрыв! Я кому должен верить?! КГБ или поганым црушникам?!», –непринужденно делится с Венедиктом за кружкой пива бывший первый президент СССР.

Мало того, Венедиктов стал уверять Гордона, что с ним будто бы советовались даже насчет досрочной отставки Ельцина. «В мае 1999 года, когда уходил Примаков, – сообщил Венедиктов украинскому коллеге, – меня пригласил мой товарищ Александр Волошин, глава администрации президента Ельцина. В разговоре (как обычно, бухании) он спросил: а как бы ты отреагировал, если бы Ельцин ушел досрочно? «Ельцин? Досрочно? Саш, ты дружишь с головой? Когда Ельцин проснулся от наркоза после операции на сердце, первое, что он спросил: где [ядерный] чемоданчик? Как он уйдет досрочно?!»


«Вишенка на торте»

Однако главная «вишенка на торте» этих киевских откровений господина Венедиктова обнаруживается в самом конце интервью. Когда опытный Гордон, наверное, сообразив, что в откровениях его визави насчет «дружеской ноги с президентами» имеет место явный перебор, деликатно напомнил: «В свое время Владимир Владимирович Путин определил вас как врага. Он сказал (цитирую): «Знаете, Алексей, вы не предатель. Вы – враг». Вы до сих пор его враг?»

«Разговор состоялся, – был вынужден признаться Венедиктов, – когда он только-только вернулся со встречи с женами подводников «Курска», он был совершенно черный, поверьте мне. Была встреча с журналистами пула, он сказал: «Леш, останься». Мы были тогда на «ты». То есть я обращался к нему уже на «вы», как к президенту, а он со мной остался на «ты»…. Так вот, он стал говорить, что «Эхо» ведет враждебную политику, я отвечал, что она не враждебная, а информационная. Обычный мой дебилизм. Я же Швейк для них. Бравый солдат Швейк. Да, идиот, ваше высокоблагородие… И он это понимает… И вот в какой-то момент (это был двухчасовой разговор с молодым президентом Путиным, 2000 год) я его спросил: Владимир Владимирович, вы некоторых людей называете предателями. Что вы имеете в виду? Он говорит: понимаешь, есть враги, а есть предатели. С врагами воюешь, потом заключаешь перемирие, потом мир, а потом они становятся союзниками в другой войне. Но ты помнишь, что они враги. Потом ты с ними опять воюешь, возможно. Но всегда лицо-в-лицо. А предатель – это человек, который всегда рядом с тобой, но в момент, когда ты ослаб или ему кажется, что ты ослаб (дословно помню), он тебя (ударит) в спину или под коленку. И вот к ним, говорит он, никакой пощады! Я, естественно, спрашиваю: в этой конструкции я для вас кто? – «Леш, ну ты враг»…

 После этого, как признался  Венедиктов, он облегченно вздохнул: «Ну, слава Богу!» 

Так что подлинное отношение к нему президента он все-таки сам был вынужден озвучить.

Но вот что в этом интервью самое поразительное. В нем главный редактор крупной радиостанции, которая каждый день, с утра до вечера в эфире и на своем сайте поносит и оскорбляет президента, называет его «диктатором», заявляя, что у него «руки по локоть в крови», что он будто бы установил в России «диктатуру», и в то же время без устали уверяет в Киеве своего собеседника, что у него с «Владимиром Владимировичем» и его окружением – совершенно приятельские отношения.

Или это самое отвратительное и недостойное лицемерие и двурушничество, либо мы и впрямь имеем дело с Иваном Александровичем Хлестаковым наших дней, и главное свойство натуры этого кумира либеральных СМИ – неудержимое хвастовство и самолюбование.


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 20 найденных.
Татьяна
02.09.2019 20:55
Александр: "Слушал это интервью в прямом эфире! Не вижу в нем ничего плохого. Нормальный разговор двух настоящих журналистов! Венидиктов один из лучших российских редакторов. Он даёт " эфир" людям с разной точкой зрения на события,что считаю правильным".
Если бы так! 90% информации "Эхо" - это одна единственная точка зрения - точка зрения русофобов и врагов России. И вообще "Эхо" - отнюдь не информационный ресурс, а пропагандистский, идет отбор только той информации, которая выгодна либералам, нет ни слова об успехах и достижениях России. Нашим поражениям, неудачам (а у кого их нет?) они радуются, а хорошее попросту стараются не замечать. Прав Путин, Венедиктов - это враг! Враг опасный и коварный, маскирующийся под "объективного журналиста".
Питерский
02.09.2019 13:22
АНТОНИНА (30.08.2019 18:45): /"...сохранить"Эхо" и дать возможность всем нам слушать разных людей .В том числе , Альбац ,Ройзмана ,Шендеровича "Серпом По" и др..."/.
Это мне напоминает способ борьбы с червём-"проволочником", грызущем картошку: на поле специально оставляют закопанную картофелину, с воткнутой в неё проволокой (чтобы потом найти можно было). По идее авторов метода, "проволочник", от безысходности, со всего поля стремится к картофелине и харчуется там. И - вот они, голубчики, все тут. Главное, картофелину вовремя изымать...
АНТОНИНА
30.08.2019 18:45
Думаю ,Веник так фиглярничает в силу характера ,конечно .Про Хлестакова верно подмечено .Но за всем этим ,мне кажется ,стоит самое главное для журналиста : сохранить"Эхо" и дать возможность всем нам слушать разных людей .В том числе , Альбац ,Ройзмана ,Шендеровича "Серпом По" и др .И пока ему это удается .Жаль только Веллера не сумел сберечь .Прикрыл невиновную Бычкову ,а гибкости и ума не хватило ( как и с Рябцевой)
юрий
30.08.2019 0:10
Ну, очень зАвидно, очень! Я чем хуже, а меня и в переднюю не пускают.
Андрон
29.08.2019 23:57
Как тут не вспомнить об орденах Красного знамени двух дедушек Венедиктова...
То - 2 ордена, то - 4, то - 7, а то вдруг - 5.
Yuriah
28.08.2019 22:00
он с Иудой на короткой ноге...
бодец
28.08.2019 15:51
Давно и хорошо известную тему о финансировании "Эха" поднимать неинтересно. А вот тему о совести обсуждаемого персонажа можно потревожить. Оказывается, сыну господина "В" по достижении 18 летнего возраста присвоен статус "не подлежит призыву ввиду проживания за границей", хотя он легально и свободно проживает в России и не отказывает себе в развлечениях и творчестве.
Питерский
28.08.2019 15:08
/"Была встреча с журналистами пула, он сказал: «Леш, останься»... И вот в какой-то момент (это был двухчасовой разговор с молодым президентом Путиным, 2000 год) ...Я...спрашиваю:...я для вас кто? – «Леш, ну ты враг»…"/.
Венедиктов врет. Этот эпизод, когда Путин назвал его врагом (кстати, обращаясь на "Вы" и без всяких там "Лешь") показали по ТВ, я его видел и прекрасно помню. И было это отнюдь не в 2000 г., а гораздо позже (у меня до 2012 г. не было телеящика). И это не был разговор "двух приятелей в формате "тет-на-тет", там было ещё достаточно много лиц, все, кстати, стояли, включая Путина, который сказал, тихо так и спокойно, дословно: "Вы не предатель, вы - враг". Венедиктов тогда, заметно было, совершенно стушевался, явно не ожидая таких слов, стал что-то бормотать в ответ, оправдываться как-то, улыбаясь жалко и растеряно... Скажут, возможно: дескать, ну, тогда это было публично, на камеру, а ранее, в 2000-м, он Лёшу наедине "приласкал". Сомневаюсь в этом: во-первых, Путин вряд ли стал бы повторяться, а, во-вторых, если бы Лёша такое раньше от Путина бы слышал, то не было бы у него такой неподдельно растерянной реакции. Так что этот "Лёшь-а-Лёшь", действительно, "врёт, как дышит". Явно в расчёте на тех дурачков, которые его почитают за одного из "из лучших российских редакторов"...
Владимир
28.08.2019 12:35
Ложь на лжи и ложью погоняет... Спросите, для чего?.. Для оболванивания доверчивых простаков и легкомысленного самовозвеличивания себя, любимого.
Марина_
28.08.2019 10:14
Петр 27.08.2019 16:25

Не в бровь, а в глаз. Вы просто виртуозно обрисовали, а заодно и разъяснили (за что отдельное спасибо) эти "высокие" отношения.
Отображены комментарии с 1 по 10 из 20 найденных.

Эксклюзив
12.09.2019
Славенко Терзич
Слово посла Сербии в Российской Федерации.
Фоторепортаж
12.09.2019
Подготовила Мария Максимова
В Москве проходит выставка, посвященная реставрации в Музеях Московского Кремля.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».