Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
6 декабря 2019
Гарегин Нждэ – символ одержимости и жертва иллюзии

Гарегин Нждэ – символ одержимости и жертва иллюзии

Кому поставлен монумент в центре Еревана
Владимир Микоян
30.11.2019
Гарегин Нждэ – символ одержимости и жертва иллюзии

Современной Армении неизбежно придется вступить в этап поиска новых исторических личностных ориентиров, не тех, которыми она всегда славилась и гордилась: изобретателем армянского алфавита, просветителем Месропом Маштоцом, лирическим поэтом и музыкантом Саят-Новой, воином и народным вождем в борьбе с захватчиками-персами Мхитаром Спарапетом и другими фигурами, которые традиционно являются цементирующим слоем армянской нации. Но годы идут, столетия меняют друг друга, события наслаиваются и опираться лишь на персоналии, олицетворяющие достижения армян в далеком прошлом, становится недостаточным для поддержания идентичности армянской нации, ее осмысленного патриотизма.

Иначе можно решить, что мост между временами оказался разрушенным, что Армения остановилась много веков назад в своем развитии и не дала ни себе, ни миру плеяду выдающихся деятелей в самых разных областях жизни. Монументальное искусство, то есть памятники, как раз и должны говорить о том, кого готово уважать, вспоминать и чтить нынешнее поколение армян. Однако вопрос о том, какие критерии применять к заметным армянским фигурам из не такого уж недавнего прошлого, по какой шкале их оценивать – еще предстоит решить. Ведь памятники ставят людям, кем бы они тогда ни были, а людям свойственно ошибаться и степень их ошибок тоже может быть разная. В каких случаях закрывать глаза на ошибки и стоит ли закрывать, чтобы не сползти к идолопоклонству ? А если не стоит, то какова должна быть степень снисхождения к ним, какой массив добрых и полезных дел, какая масштабность и статус этих фигур сможет (и сможет ли?) перевесить объективный негатив на их жизненном пути.

Гарегин Нждэ (Тер-Арутюнян) был цельной натурой борца за армянскую государственность, за стойкость перед захватническим напором Турции, за возвращение отторгнутых ею у Армении земель. Однако его деятельность можно разделить на две составляющие: военную и политическую.

7fs3dljj8kq.jpg

Если в его военных успехах можно не сомневаться, в том числе и против турок в ключевом Каракилисском сражении, и в организации вооруженной борьбы за принадлежность к Армении Зангезура, Сюника и Карабаха, в успешном формировании там воинских частей, компетентном и стойком командовании ими, то в политической сфере его многолетняя деятельность оказалась абсолютно бесплодной, больше пафосной, чем результативной, и по сути пришла к фиаско. На этой стезе он не смог добиться ни одного мало-мальски значимого и полезного для Армении результата. Он больше годился для ситуаций, где надо было динамично действовать, увлекать своим примером, вести за собой в бой, не сгибаясь под пулями. Но военные действия закончились и Г. Нждэ оказался вырванным из своего «естественного» состояния воина-командира, воспринял ввод в Армению ХI Красной армии как оккупацию, эмигрировал и перешел к продолжению борьбы (теперь уже не только с Турцией, но и с Советской властью) политическими средствами. Будучи очень своеобразной, обособленной по характеру фигурой – гордой, категоричной, даже авторитарной, вспыльчивой, с чувством собственного интеллектуального и этического превосходства (подчас справедливым) над коллегами по партии «Дашнакцутюн», он никак не мог найти общего языка с ними, выстроить и сохранять надолго общую прочную платформу взаимодействия. Не случайно С. Врацян – последний премьер Республики Армения, после ее падения в 1920 г. в эмиграции постоянно боролся против Г. Нждэ, хотя внешне они оставались в корректных отношениях. Г. Нждэ отвечал ему и другим партийным функционерам взаимностью, открыто заявлял, что «хотел бы видеть партию «Дашнакцутюн» окончательно уничтоженной». В результате того временами открытого, временами скрытого противостояния Г. Нждэ дважды: в 1921 и 1937 г.г. исключался из партии «Дашнакцутюн».

Нашествие Германии на Советский Союза создало в беспокойном, до предела и одержимости пропитанном национализмом сознании Г. Нждэ иллюзию того, что наконец-то открывается «окно возможностей», что победа Гитлера не только сокрушит «оккупацию Армении Советами», но и позволит мирным путем вернуть от Турции захваченные вилайеты Западной Армении и воссоздать границы былого великого армянского царства. Для трезвомыслящего политического деятеля (хотя ему мешал всепоглощающий его философско-патриотический заряд), это был непростительный, грубый просчет. Но ему хотелось верить в созданную им фантазию.

Проживая в Болгарии, он добровольно стал открытым пособником нацистской Германии, вербовал в пользу немцев проживавших в Болгарии и Румынии армян, посещал концентрационные лагеря военнопленных и вместе с сотрудником отдела «С»   6-го Управления безопасности Рейха армянином Петром Камсаракяном отбирал там красноармейцев-армян, отправлял их в разведшколу под Берлином (местечко Хохен-бинде).

garegin_nzhde.jpg

Впоследствии эти агенты перебрасывались в Крым для диверсионной работы, куда Г. Нждэ после захвата немцами Крыма приезжал в 1942 г. для инспекции результатов деятельности своих подопечных. Г. Нждэ в 1942 г. вошел в состав «Армянского национального совета» (позднее пренебрежительно названного им «трафаретным»), созданного немцами для усиления борьбы с СССР силами армян, как в самой Армении, так и за ее пределами. Причем неуживчивый Г. Нждэ, стремившийся быть стержневой фигурой зарубежного армянства, называл занимавшегося такой же вербовкой в лагерях армян «генерала Дро» (Драстамата Канаяна, бывшего военного министра Армянской Республики в 1920 г.) «предателем родины». Трудно сейчас сказать, какие специфические критерии тогда применял Г. Нждэ в таком презрительном обличении бывшего соратника по военным действиям в Армении против турецких агрессоров. Оба они вновь делали одно и то же, но уже черное дело, оба в разных амплуа помогали гитлеровцам. Может быть и в этом привыкший лидировать Г. Нждэ хотел застолбить свои особые заслуги? «Генерал Дро» тоже не простаивал: созвал в 1941 г. в Бухаресте съезд партии «Дашнакцутюн», на котором было принято решение о сотрудничестве партии с фашистами, взял на себя руководство немецким разведорганом «Дромедар», входил в состав организованного немцами «Политического совета» дашнакской партии. Второй съезд партии он созвал уже в 1942 г. в Бельгии. В целом же тандему «Г. Нждэ-генерал Дро» удалось сформировать из военнопленных так называемый Армянский легион из 11 батальонов общей численностью 18 000 человек.

Еще один пример политической наивности Г. Нждэ – он, добровольно находившийся в стане врага, не расценивал это как вопиющее прегрешение, посчитал для себя нормой морально-этическую установку мракобесов всех времен и народов: «Цель оправдывает средства». Но был же и иной путь - самоотстранения, которым, например воспользовался Смбат Бороян, один из сподвижников легендарного Андраника – он вышел из партии дашнаков в 1942 г. в знак протеста против ее сотрудничества с фашистами. Или путь под стать военному человеку, тот, который избрали дезертировавшие армянские легионеры, создав в 1944 г. во Франции партизанский отряд, участвовавший в движении Сопротивления. Я уже не говорю о тех легионерах, кто с оружием в руках переходил на сторону Красной армии.

Загадкой остается, почему Г. Нждэ не эмигрировал с отступавшими немцами (как это сделал «генерал Дро») и подставил себя под арест после вхождения Красной армии в Болгарию (к тому времени она перестала уже быть союзницей гитлеровской Германии, славировала и успела объявить ей войну), спецслужбы которой, прекрасно осведомленные о его недавнем прогитлеровском прошлом, выдали его сотрудникам советской военной контрразведки «СМЕРШ». Объяснения Г. Нждэ о причинах сотрудничества с гитлеровской Германией – «моя связь с немцами имела анти-турецкую основу», не произвела, да и не могла произвести впечатления.

Очень уж наивно выглядели расчеты Г.Нждэ с помощью немцев после победы над Советским Союзом отторгнуть от Турции – фактического молчаливого союзника Германии, утраченные с начала XX века территории Западной Армении.

Такой сценарий был наивен и просто нереален, хотя бы потому, что немцы не давали никакого повода думать, что вступятся за Армению против своего союзника, перекроят между ними границы и вообще будут относиться хотя бы с терпимостью к армянам. Как при этом можно было забыть каноническую издевательскую реплику Гитлера: «Кто теперь вспоминает о геноциде армян?!» – загадка! На поверхности для аналитического ума были и иные, более зримые симптомы реального отношения немцев, начиная с присяги, которую давали армянские «легионеры»: «Клянусь перед Богом и Адольфом Гитлером до последней капли крови бороться за дело национал-социализма против большевиков и империалистов».   При этом Третий рейх был самими же гитлеровскими идеологами именован «империей». Но где же здесь Армения, где национальная идея «Армения превыше всего», которую превозносил Г. Нждэ?! Причем тот же Гитлер, которому «легионеры» клялись в верности, достаточно презрительно отзывался об армянах в составе вермахта: «Я считаю надежными только мусульман. Несмотря на все заявления военных, я не доверяю армянам». И Г. Нждэ и «генерал Дро» старались доказать обратное кровью своих подопечных – армяне в составе вермахта активно участвовали в боях в Туапсе, Нальчике, Моздоке, на Кубани, на Керченском полуострове, в Крыму. И делали это, как говорится, «от души». Как, например, отмечал начальник штаба группы армий «А» генерал-лейтенант Грайфенберг, «809 армянский батальон успешно боролся с бандами и отрядами противника, внес большой вклад». За участие в ожесточенных боях батальону была объявлена специальная благодарность генерала-фельдмаршала Э. фон Клейста, многие легионеры были награждены «Восточной медалью» и Железным крестом.

Как Г. Нждэ, декларировавший в своей высокопафосной манере, что «армянин не должен враждовать с армянином», одновременно смотрел сквозь пальцы на то, что его соотечественники с его помощью оказались по противоположным сторонам фронта, воюют и убивают друг друга – еще одна загадка и часть трагедии его личности и его исковерканного сознания. Он все ждал, что Германия в порядке взаимности официально заявит о признании права народа Армении на самоопределение, что этим он – Г. Нждэ, будет оправдан историей, но Гитлер об этом даже и не помышлял.

Как отмечал командир Центра по формированию восточных легионов генерал-майор Р. фон Хайгендорф, «Гитлеру нечего было сказать народам Кавказа даже тогда, когда мы достигли подножья Кавказских гор».

Г. Нждэ глобально просчитался, утонул в собственных иллюзиях, не поняв главного в политической стратегии имперского Третьего рейха, о чем впоследствии писал командующий Южной группой войск фельдмаршал Ф. Манштейн: «Самым трудным будет вопрос, какую цель поставить для русских и инородцев в борьбе против большевиков, так как их интересы противоположны и, в конечном итоге, расходятся с нашими».

Какими бы оправдательными мотивами ни мыслил Г. Нждэ, объективно он действовал на стороне врага, помогал ему убивать своих соотечественников, и этим все было сказано, это определяло его дальнейшую незавидную судьбу – свободы вплоть до своей кончины в заключении в 1955 г. он так и не обрел. Для доказательства его неправоты в борьбе с Советской властью, если не сказать политической недальновидности или даже слепоты, арестованного Г. Нждэ перевели отбывать наказание из России в Армению. Именно в Ереване после 4-летнего пребывания в тюрьме ему как пособнику немцев и активному члену враждебной к Советской власти партии «Дашнакцутюн» (с которой он же сам время от времени конфликтовал) был вынесен приговор: «к 25 годам лишения свободы» (обвинительное заключение от 10 марта 1948 г.). Война закончилась, но приговоры по своей тяжести все еще выносились по законам военного времени. Безусловно, 25-летнее заточение для человека его возраста было равносильно смертному приговору. Такое наказание не выглядело по сталинским меркам явно избыточным на фоне аналогичных дел (одиозному генералу А. Власову или атаману П. Краснову «повезло» меньше – оба были повешены), но так уж несчастливо легли для Г. Нждэ звезды, никто из соотечественников – ни в Армении, ни из-за рубежа не подал голос ради смягчения приговора…

В Армении ему для наглядности решили показать, во что превратился   Ереван с 1920 г. – то есть с момента, когда Г. Нждэ видел его в последний раз перед падением Армянской Республики в 1920 г. и своей эмиграцией. Напомним, что тогдашний Ереван состоял всего из 30 тысяч жителей, около 50 узких улиц и закоулков, преимущественно из лачуг и примитивных караван-сараев, теснившихся у бывшей персидской крепости. Электричество в городе появилось лишь в 1910 году, чуть позже – первая телефонная сеть, насчитывавшая всего 80 абонентов.

Вид уже отстроенного и продолжающегося строиться монументального центра Еревана произвел шокирующий эффект на Г. Нждэ. Несмотря на то, что в эмиграции он имел возможность следить за происходящими изменениями в Армении, его сознание оказалось неподготовленным, город был   неузнаваем. Из письма Г. Нждэ С.Врацяну от 14 апреля 1953 г.: «То, что мы увидели – небывало и побуждает всякого очевидца преисполниться уважением и восхищением историческим трудом и строительным гением армянского народа, который получил возможность раскрыть и развернуть свои способности при Советской власти».

Дальнейшее осмысливание уже советской истории Армении привели его к заключению о том, что «присоединившись к СССР, Армения положила конец катастрофическому для нее характеру буферного государства».

Этим он фактически признавал ненужность всей своей политической послереволюционной борьбы против Советской власти, признавал наличие твердых гарантий не только физического и географического выживания Армении в составе одного большого и мощного государства, но и ритмичного пульса ее прогресса во многих сферах. Однако в озарившую его готовность и искренность сотрудничать с Советской властью, в основном находясь среди зарубежных армян, не поверили. Сталин никак не отреагировал на личное письменное обращение Г. Нждэ совершить «рыцарский поступок» и предоставить ему свободу, которую бы он обратил на пользу Советской Армении, находясь среди диаспоры. Жизнь, начатая славными делами по отстаиванию родины против турецких захватчиков, за целостность исконных армянских земель, на последующих этапах как бы выдохлась, буксовала, привела его в стан врагов человечества в образе нацистов, умертвивших в страшной войне будущий цвет его же нации - 300 тысяч молодых мужчин-армян. Поистине к Г. Нждэ применимо классическое, хрестоматийное изречение – дорога в ад вымощена благими намерениями! Именно такой эпитафии заслуживает памятник, воздвигнутый Г. Нждэ в Ереване.

Армения – самостоятельная страна со своими представлениями о том, кого по новой демократическо-либеральной идеологии следует чествовать, а кого порицать. Края понятий добра и зла стираются. Испытав на себе много войн и человеческих трагедий, Армения, к счастью, избежала материальных последствий самого губительного и жестокого из всех доселе известных военных конфликтов.

В России, где эта ужасающая война прошлась косой, разрушив половину экономики и принеся практически демографическую катастрофу, отдающуюся и по сей день, какое-либо публичное возвеличивание в любой форме тех, кто по своим причинам был на стороне противника, точнее врага – по российским меркам совершенно недопустимо и безнравственно.

Именно поэтому установка в частном порядке на территории армянского храма в Армавире памятной доски Г. Нжде вызвало здесь, у нас, такое острое неприятие. И автору этой идеи и сочувствующим ему стоит помнить, что территория армянского храма в России – это еще не армянская территория. И уже поэтому такая бестактность должна быть исправлена: доска демонтирована, сожаление высказано – только тогда, будем надеяться, этот скандал останется позади и не станет трещиной в межнациональных отношениях, пусть даже и на местном уровне.


Владимир Сергеевич Микоян – главный эксперт аналитическо-дискуссионного «Меркурий-клуба»

Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 43 найденных.
Екатерина
05.12.2019 18:29
\\\Александр 03.12.2019 18:45 ...Когда мы ставим памятник, мы что символизируем? Мы символизируем некий подвиг, некий идеал. А идеал это всегда норма поведения, возведенная в абсолют. Иными словами это пример для подражания. ...И тогда возникает еще один вопрос, является ли идеалом смешение греха и добродетели? Наверное нет. В жизни это встречается сплошь и рядом. И этому памятников не ставят.\\\

Вот к чему это, простите, лукавство? Чтобы не дай Бог, не восстановили памятники Сталину?)) Не переживайте, все равно восстановят. В России уже процесс пошел.
По Вашей логике получается, что памятники историческим деятелям, героям, поэтам и писателям - надо вообще все снести. Ибо нет человека без греха.
Памятники ставят не "людям без греха", а великим людям и их великим деяниям, которые оставили в истории страны или мира такой след, которым нация\человечество могут гордиться без всяких условностей, типа "а вот он жене изменял\при его руководстве партией репрессировали невиновных".
Если хотите, то памятники ставят ИДЕЯМ, а не "идеалам".
Итак, какую идею символизирует памятник Нжде?
Ответ - идею армянского национализма. Который принес столько бед - и не только армянскому народу.
Какую идею символизирует Сталин?
Идею равенства наций, идею справедливости, идею коммунизма, идею антифашизма, а также - исторический факт - это символ Победы в Великой Отечественной войне.
Вам лично какой символ из перечисленных не нравится?
Александр Мясникян-Александру
05.12.2019 15:39
Уважаемый Александр, мне кажется, что мы расставили все точки над "и". Для меня дорогого стоит достоверно информировать патриотически ориентированного русского человека, коим Вы безусловно являетесь. Когда мы не можем приветствовать чего-либо у наших соседей, то в основном причиной является неинформированность/ не погружение в беспристрастный анализ предистории предмета (изрядно подпорченный либо турецкими, либо иными пропагандистскими клише лукавых поборников "интернационала"). Но по крайней мере от меня Вы получили более-менее исчерпывающую информацию о более или менее истинном положении дел связанных с мотивацией действий Нжде и их отличием от "нечто подобного". Конечно, Ваше право принять это или нет. Но от того как мы к этому отнесемся, истина не перестанет быть истиной, поверьте...И чтобы вас не смущал подспудный соблазн применения ко мне известной русской народной мудрости, "что каждый кулик свое болото хвалит", поверьте, для меня национальная принадлежность той или иной личности к армянству совершенно не является для него индульгенцией, если человек враг тех ценностей и убеждений которые как мне кажется, Александр, мы разделяем с Вами вместе то он безусловно получит свою соответствующую оценку невзирая на его принадлежность к армянскому народу.
Александр - Александру Мясникяну
05.12.2019 10:53
Александр Мясникян
04.12.2019 10:41
" ..........в плане постановки/непостановки памятников не все так однозначно...Зачем, например, Вы поставили памятник Ельцину? Неужели неоднозначность действий Сталина оставшегося без памятника в России, превысила неадекват Ельцина? ...Или, скажем, стоит себе памятник Краснову на Дону,......"

Уважаемый, Александр у нас много памятников. От некоторых из них мы далеко не в восторге. Есть у нас и Ельцин-центр. И например, где-то далеко на просторах России стоит памятник белочехам, отметившимися в годы гражданской войны на территории России. В Петербурге висит мемориальная доска Маннергейму. Но все это не означает, что мы согласны с этим и что мы почитаем этих людей. Но это также не означает, что нечто подобное мы можем приветствовать у наших соседей.
Султан
05.12.2019 9:20
Только предатель может предателью оправдать...
Александр Мясникян-Александру
04.12.2019 10:58
И напоследок, уважаемый Александр, прошу Вас прочитать вот эту статью, она более-менее об'ективно отражает действительное положение вещей:
https://ru.armeniasputnik.am/politics/20191013/20753050/Nzhde-i-spory-vokrug-nego-kem-zhe-byl-Garegin-Ter-Arutyunyan.html
и обратите внимание на несколько комментариев внизу наших турецких "друзей", -еще бы скрежещут зубами из-за того, что Нжде не позволил им захватить Зангезур и, посредством чего, (см. географическую карту) воссоединившись от Босфора до Алтая создать великий Туран, который бы впоследствии распорол бы и Россию напополам по Волге реке, да по Якутии в Сибири....
Александр Мясникян
04.12.2019 10:41
Александр, уважаемый, в плане постановки/непостановки памятников не все так однозначно...Зачем, например, Вы поставили памятник Ельцину? Неужели неоднозначность действий Сталина оставшегося без памятника в России, превысила неадекват Ельцина? ...Или, скажем, стоит себе памятник Краснову на Дону, но ангажированный и купленный с потрохами турецкими и азербайджанскими спецслужбами Виноградов (житель той же Кубани) идет и обливает краской табличку с именем Нжде на территории армянского храма...Я еще раз призываю всех трезвомыслящих ребят, здесь на Столетии, давайте хранить наш союз, союз русского и армянского народов и в каждом конкретном случае стараться уходить от черно-белых клише, стараться зрить в корень и не попадаться на удочку тех злейших врагов, как русского, так и армянского народов, для которых вот такие вот половинчато преподнесенные "исторические анализы" являются подарком судьбы в надежде развалить последние братские союзы все еще удерживаемые нами с вами на осколках разрушенного Союза ССР. Будьте бдительны и мудры!
Александр Мясникян-Александру
04.12.2019 10:26
Далее, уважаемый. Скорее всего это мое неумелое оформление позиции, но я не имел ввиду сравнение Сталин-Нжде сугубо как двух личностей. Я прежде всего хотел заострить момент на самой потенциальной "рукопожатности" фашистской Германии периода 1936-1940. И мы видим, что Третий Рейх вполне себе не был (!) политическим изгоем, с ним имели дело и пытались договорится, даже в пакт оси вступить (!!!) хотели от капиталистических систем, до систем социалистических. Это факт, который да, неприятный, неудобный, но исторический факт. Отталкиваясь от этого для нас не имеет уже принципиальной разницы вступали ли с Гитлером в политический торг, союз, пакт, переговоры и пр. и т.п. страны, исторические личности или личности общественно-политические. Что касается Краснова, то еще ранее он изменил воинской присяге офицера императорской России, когда пошел на поклон кайзеру Вильгельму и попытался оторвать от исторической России /красная она или царская или под временным правительством не суть/ русский Дон. И потом, Краснов симпатизировал нацистскому режиму не ради вынужденного спасения русского народа от нависшего над ним прямого физического геноцида от некоей третьей силы, Краснов хотел руками немцев просто свергнуть Советский строй, совершить акт предательства страны руками захватчиков на манер Лжедмитрия во время его шашней с польскими захватчиками времен смуты. За это однозначно вешают. Нжде же спасал на свой лад Армению от конкретной геноцидальной турецкой угрозы ошибочно не поверив в потенциал Красной Армии сокрушить фашизм. Это ньюансы, которые нужно учитывать при анализе. Кстати, в подтверждение моих слов о позиции Нжде исключительно как движимой спасением армянского народа от турецкой угрозы, в 20-х годах 20 века как только Нжде понял что Советская Россия не собирается передавать Зангезур закавказским туркам (т.е. в состав Советского Азербайджана) а оставляет в составе Советской Армении, он сразу же сложил оружие и ушел в Иран.
Александр Мясникян-Александру
04.12.2019 9:32
Уважаемый Александр, все взаимно, спасибо за Ваши комментарии и отношение. В свою очередь, принимая во внимание особую чувствительность братского и безусловно союзного Армении ВЕЛИКОГО РУССКОГО НАРОДА (паразиты-временщики, антинациональные элементы как с вашей, так и с нашей стороны не в счет) к вопросам исторической оценки всех проявлений фашизма, я, в свою очередь, постараюсь быть также предельно об'ективным и аккуратным в изложении своего видения вопроса. Смею заверить Вас, что к вопросу подхожу совершенно непредвзято, имею самое прямое отношение к региону, где происходили события 20-х годов прошлого века, очень часто посещаю его, общаюсь с людьми, старожилами и т.п. Власов и Нжде все же немного другое...Власов был гражданином СССР, командармом РККА, присягал Союзу ССР, под присягой стоит его подпись: "..если же я нарушу мою торжественную клятву, то пусть меня постигнет суровая кара советского закона, всеобщая ненависть и презрение советского народа..." Он нарушил и привел в исполнение подписанное им же. Нжде не был гражданином СССР, это был иностранный общественно-политический деятель, который провел анализ ситуации (ошибочный (!) в плане анализа боеспособности РККА) и, исходя из стартовой ошибки, по прогрессии вышел на неправильный результат: опередить вхождение турок в Армению путем создания некоей лояльной фашистской Германии структуры, которая заняв территорию Армении автоматом получила бы от Германии охранную грамоту от турецкого вторжения. Это от Гитлера-то с его отношениям к армянам? У меня лично не укладывается в голове. Но если представить себе, что Закавк. фронт Красной Армии разбит, то у иностранца Нжде по логике оставался этот один единственный шанс спасти свой народ меньшим из зол: переговоры с цивилизованным зверем, вместо нецивилизованного.
Екатерина
03.12.2019 20:21
Александр Мясникян: "Он был плохой политик, но он спас южную Армению от турок-памятник за это."
В таком случае, прежде чем ставить памятник "плохому политику", - восстановите в Ереване памятник несомненно хорошему политику, который спас не только южную Армению, но ВСЮ Армению, и не только ее. Я говорю о Сталине. Который победил не только германский фашизм, но и всех к этому движению примкнувших, включая Бандеру, Нжде, и других - имя им легион(с).
Александр - Александру Мясникяну
03.12.2019 18:45
Но если уж так хочется проводить параллели между Сталиным и Нжде, то есть еще один нюанс. На который нужно обращать внимание. Мы не ставим памятник Сталину. Хотя с его именем связываем Победу в Великой Отечественной войне, индустриализацию и пр. пр. Но с его именем одновременно в нашей памяти связываются репрессии, раскулачивание, гонения на Церковь. Поэтому мы отдавая дань уважения достойным делам и помня о плохом, памятников ему не ставим. Мне представляется, что сдержанность такой позиции является абсолютно правильной и обоснованной.
И еще. Когда мы ставим памятник, мы что символизируем? Мы символизируем некий подвиг, некий идеал. А идеал это всегда норма поведения, возведенная в абсолют. Иными словами это пример для подражания. Вот например, поставили памятник Сталину. А он был разным. И чему подражать? Тому, как при нем проводились репрессии или его руководству страной в тяжелейшие годы войны? Так и в случае с Нжде. Какому Нжде должны подражать будущее поколение? Тому кто встал против турок на защиту своего народа или тому кто встал против СССР, который защищали в том числе и армяне, пойдя при этом на службу к Гитлеру? Или это памятник тому и другому? Но тогда вы формируете модель поведения, при которой возможно и то и другое. И тогда возникает еще один вопрос, является ли идеалом смешение греха и добродетели? Наверное нет. В жизни это встречается сплошь и рядом. И этому памятников не ставят. И в связи с этим есть еще один момент, на который следует обратить внимание. Понимаете, ядром СССР была вся-таки историческая Россия. Поэтому война с СССР, это война с исторической Россией. А это означает одну простую вещь, героизируя человека, воевавшего с СССР вы на подсознательном уровне закладываете у будущих поколений такую возможность войны с Россией.
Отображены комментарии с 1 по 10 из 43 найденных.

Эксклюзив
06.12.2019
Валерий Мацевич
Будут ли страны Прибалтики проситься обратно в российскую «оккупацию»?
Фоторепортаж
28.11.2019
Подготовила Мария Максимова
В Государственном историческом музее открылась выставка, посвященная графу А.А. Аракчееву.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».