Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
22 июля 2018
«Задушевное слово» и другие

«Задушевное слово» и другие

Что читали русские дети времен Первой мировой
Марина Кротова
04.07.2014
«Задушевное слово» и другие

Конец XIX – начало XX века. Русские мальчики и девочки той эпохи... Скоро их жизнь круто изменится, а иные жизни и вовсе сгорят в пожаре войны и революции. Дети дворян, купцов, священников, крестьян… Страницы каких книг они читали и перечитывали? Что возбуждало их детское воображение? Какие сюжеты рождали в юных характерах интерес к окружающему миру и, в конце концов, воспитывало их дух и волю?

В секторе редкой книги петербургской Центральной городской детской библиотеки имени А.С. Пушкина хранятся сотни изданий, выпущенных в свет в 1914-1918 годах. Это Жуковский, Пушкин, Лермонтов, Лев Толстой, Салтыков-Щедрин, Чехов; это «Детская энциклопедия» в девяти томах (издание 1914 года); это стихи Боратынского, Брюсова, Блока и уже заявившего о себе Маяковского. Это и переводная литература – знаменитые на весь мир «Остроумно-изобретательный идальго Дон-Кихот Ламанчский» и «Хижина дяди Тома», сказки великого Андерсена и Сельмы Лагерлеф, которая уже в 1909 году стала лауреатом Нобелевской премии по литературе… Для малышей – «Дневник Мурзилки», повесть-сказка о путешествиях, странствиях, шалостях и проказах маленьких лесных человечков (имя «Мурзилка» придумано еще в XIX веке, так что советский «Мурзилка» – отнюдь не оригинальное название). В эти же годы вышли в свет хрестоматия для малюток от 3 до 8 лет «Первое словечко», журнал «Светлячок», «Степка-Растрепка: похождения одного неисправимого шалуна»…

Известная сегодня лишь немногим специалистам книжка про Степку-Растрепку была в России одной из самых популярных историй для детей в конце XIX века.

Несмотря на незатейливость сюжета, она переиздавалась неоднократно, вплоть до 1917 года. Александр Николаевич Бенуа, художник, историк искусства писал в своих воспоминаниях: «Моей первой книжкой был, несомненно, «Степка-Растрепка», в оригинальном немецком издании «Der Struwelpeter» («Неряха Петер»). Каким-то необъяснимым чудом этот же самый, уже служивший братьям экземпляр, сохранился до сих пор и находится здесь со мной в Париже. Когда-то, более чем восемьдесят лет назад тому назад, мой Степка-Растрепка лишился своего оригинального картонажного переплета, и с тех пор его заменяет обложка собственного папашиного изготовления из зеленой «мраморной» бумаги. Внутри книжки тоже не все благополучно, некоторые листы надорваны, целая страница в одной из историй отсутствует совершенно, а именно про мальчика-ротозея… Но в детстве я так привык к отсутствию начала этой истории и так научился добавлять воображением то, что предшествует моменту, когда ротозей попадает в воду канала, что, когда я в цельном экземпляре «Степки-Растрепки» увидал полную версию этой истории, я был даже как-то разочарован. А вообще, какая это чудесная книжка – ныне забракованная специалистами в качестве антипедагогической. Известно ее возникновение. Автором ее был детский доктор, который для забавы своих маленьких пациентов рассказывал им сказки, снабжая их тут же примитивными иллюстрациями. Кому-то пришло в голову собрать эти истории и побудить доктора издать их, – и вот успех получился совершенно неожиданный. Книга оказалась сразу в руках у всех мамаш, нянюшек и самих ребят, и с тех пор издание книги было повторено бесконечное число раз; мало того, она переведена на все языки! Существовала и русская версия (она-то и называлась «Степкой-Растрепкой»), но то было не дословное повторение, а скорее своеобразный вариант со внесением в него специфически русских бытовых черт».

А вот еще несколько высказываний про любимого Степку. «Воображение у автора «Степки-Растрепки» – художественное, он нигде не переходит меры», – отмечал Александр Блок. Самуил Маршак вспоминал: «Детская книжка «Степка-Растрепка» попала мне в руки значительно позже «Рокамболя» и других французских романов. Мне очень понравились смешные, неуклюжие, уже тогда старомодные, но весьма задорные стишки». Не забыл про Степку-Растрепку и всемирно знаменитый хореограф Джордж Баланчин: «Еще помню книжку про Степку-Растрепку. Это был перевод с немецкого «Struwelpeter» доктора Гофмана, не того, который «Щелкунчик» написал, а другого. Он и рисунки сделал. Это были интересные книжки».

Дореволюционные книги для малышей (как тогда говорили – для малюток) отличались какой-то особой душевностью, сердечной трепетностью. «Манечка и снежинки», «Слоник Мока и Мишук», «Ветерок»…Уменьшительно-ласкательные слова и выражения, утонченность и изящество иллюстраций каким-то чудесным образом отражали любовь к маленькому человеку, желание взрослого автора простыми средствами искренне отразить свой жизненный опыт, не прерывать дней связующую нить.

Сто лет назад взрослые хотели видеть в своих потомках не только смекалистых и здоровых мальчиков и девочек, но людей, которые накрепко связаны с Верой и Отечеством, людей, которые почитают родителей и бесконечно любят родную землю. И к этому была призвана литература.

Книгу дарили всегда со значением. На обложке сказочки в стихах «Ветерок», издания 1917 года (хранится в петербургской ЦГДБ им. А.С. Пушкина) неизвестный нам человек написал: «Милой моей старшей внучке Инночке «прибавка» в день рождения ее сестры Люси от дедушки». Видимо, Люся получила немало подарков, но и Инночка, по мнению дедушки, не должна была оставаться в стороне от праздника. И получила замечательную «прибавку»!

…Одно из замечательных и востребованных ныне в библиотеке дореволюционных изданий – «Песнь о вещем Олеге», книга с примечаниями известного тогда филолога, инспектора XI Московской гимназии Иосифа Карловича Линдемана вышла в свет в 1915 году. «Это издание мне знакомо с детства, с пятидесятых годов прошлого века, – говорит заведующая сектором редкой книги Нина Николаевна Карпова. – Такая книга была в библиотеке моего отца, знатока русской литературы и большого библиофила. Именно по ней я стала учить Пушкина наизусть…Чем уникально издание с примечаниями Линдемана? Иосиф Карлович как истинный педагог открывает своим ученикам всю широту и глубину пушкинского гения. Линдеман буквально по слову разбирает стихотворение, показывая всю многогранность творческой натуры Пушкина – поэта, историка, археолога. В книге помещены старинные европейские легенды о рыцарях, карты старой Европы, рисунки и фотографии вещей, найденных на раскопках в начале двадцатого века. И, как пишет сам Иосиф Линдеман, «Главная цель нашего издания – пробудить любовь к родной словесности». И я бы отметила – почти все дореволюционные книги для детей издавались так, чтобы пробудить эту любовь…».

Тем временем эпоха почитания Бога, Царя и Отечества заканчивалась. Исчезали с прилавков «буржуазные» книги о нежных Манечках и Лялечках. Отец Золушки в советских переводах превращается из богатого дворянина в простого лесника. А рядом с героями Даниэля Дефо и Жюля Верна появляются лихие персонажи, призванные разрушить старый мир до основанья. Чего только стоит некое существо «товарищ Чумичка» из сочинения Р. Волженина (псевдоним Владимира Моисеевича Некрасова) «Необычайные приключения товарища Чумички»! Книга вышла в 1923 году в издательстве «Прибой», первом легальном большевистском издательстве. Вездесущий Чумичка успевает наводить «порядок» чуть ли не в планетарном масштабе, бичуя «контру» и прочих «бывших»… Время бодрым маршем проносилось над страной, сметая на своем пути всего, что мешало построению коммунистического будущего. Но перед началом Первой мировой мало кто представлял себе эти крутые зигзаги времени…

1914 год. Все еще впереди: смерть миллионов русских солдат, предательство Русской армии, гибель Российской империи. Все это будет потом. А пока… 1 августа Германия объявила войну России. Первые огромные потери русских воинов на полях сражений.

Однако воодушевление в русском обществе не исчезает, есть вера в победу, есть огромное желание помочь армии сразить врага. Помочь хотят не только взрослые, но и совсем молодые люди – гимназисты, кадеты, юные барышни…

Яркая иллюстрация настроений молодежи того времени – журнал «Задушевное слово». Журнал стал выходить в Санкт-Петербурге еще в 1877 году. Из надписей на титульном листе издания: «Мнением Учебного Комитета Министерства народного просвещения «Задушевное слово» допущено в народные библиотеки и читальни. Циркуляром по военно-учебным заведениям разрешена предварительная подписка на «Задушевное слово» – приготовительным военным школам – для младшего возраста, в кадетские корпуса, в ученические библиотеки». Таким образом, круг читателей «Задушевного слова» был необычайно широк. Понимая это, издатели, составители, авторы журнала старались максимально правдиво рассказать молодому читателю о военном положении России и других стран-союзников. Вот заметка от 29 ноября 1915 года.

«Помогите нашим пленным!

Дети и юноши!

Собирайте рождественские подарки для наших воинов, томящихся в плену! В Германии и Австро-Венгрии в лагерях томятся наши пленные воины: раненые и больные, оторванные от Родины, обреченные на унижения плена, они тяжко страдают.

Долг всех нас, живущих на Родине, на свободе, позаботиться об них, хоть чем-нибудь скрасить их безрадостную жизнь. Особенно тяжки будут для пленных праздники, и Всероссийское общество помощи военнопленным открывает с 5 декабря сбор рождественских подарков для военнопленных, призывая русских детей и юношей взять это дело в свои руки.

В Петрограде сбор будет устроен во всех учебных заведениях. Но нужно, чтобы и те дети, которые в школах не учатся, потрудились вместе со своими товарищами-школьниками. Нужно, чтобы школьники и у себя дома похлопотали о сборе подарков. Необходимо, наконец, чтобы все школы последовали примеру школ Петрограда и его округа и устроили сбор среди учащихся, а также открыли бы у себя пункты по приему пожертвований.

Нельзя посылать: икры, спиртных напитков, предметов роскоши, металлов всякого рода и изделий из них и предметов в упаковке из металлов, в том числе запаянные металлические коробки.

Все собранное, начиная с 5 декабря, следует посылать по адресу: Петроград, Невский пр. 15, Центральный банк.

После 10 декабря посылки и книги направлять председательнице Комиссии по сбору пожертвований графине М.В. Орловой-Давыдовой, Петроград, Сергиевская, 27.

Деньги можно посылать непосредственно в редакцию нашего журнала, которая передаст их по назначению.

Сроком не надо стесняться: отправка подарков будет продолжаться весь декабрь. Все собранное, тщательно упакованное в Петрограде, будет отправлено в Датский Красный Крест, члены которого взяли на себя труд лично доставить подарки в германские и австро-венгерские лагери для военнопленных.

С того дня, как это обращение попадет вам на глаза, дружно принимайтесь за работу в ваших семьях и школах. Помните, что вашими силами должно быть сделано большое дело и что принять в нем участие – долг каждого из нас».

Сбор подарков военнопленным – это еще один штрих эпохи начала XX века. Ведь советские военнопленные во Вторую мировую войну подарков не получали… Но это уже совсем другая история. А пока дети России читают «Задушевное слово» и пишут письма в редакцию – чтобы читали сверстники. В рубрике «Почтовый ящик», несмотря на суровое военное время, можно найти письма на обычные, «мирные», темы: о том, где лучше изучить стенографию, о поведении собак, о языке эсперанто и творчестве так любимой тогдашними детьми Лидии Чарской… А вот и строчки драматические, напечатанные в номере от 7 февраля 1916 года. «Дорогие друзья по журналу! Примите и нас, беженок из Турции, в ваш тесный и милый кружок. Мы бежали в прошлом году из Константинополя. Каких только ужасов и турецких зверств мы не видели! Хотя мы теперь и счастливы, что спаслись от холодной и ужасной смерти, но когда мы вспоминаем об оставшихся там, нам делается очень и очень грустно. Первое время нам было очень трудно, так как мы почти не знали русского языка, но после долгого и прилежного труда мы наконец выдержали экзамен. Теперь папа нам выписал «Задушевное слово», которое нам очень нравится. Кто хочет с нами переписываться? Будем очень рады. Шакэ и Соси Акопян, 11 лет».

Читатели «Задушевного слова» любили исторические произведения и описания подвигов, о чем свидетельствуют те же письма в «Почтовый ящик». Составители журнала живо реагировали на запросы своих подписчиков. Помимо исторических романов, повестей, поэм в годы войны с особым интересом читались заметки, написанные прямо по горячим военным следам, такие как публикация из раздела «Новостей» под заголовком «Юный герой-бельгиец» («Задушевное слово» от 9 ноября 1914 г.):

«Бельгийский король Альберт наградил недавно орденом одного мальчика за удивительную храбрость. Мальчика зовут Лейзен, он родился в Льеже. Лейзен совершил целый ряд подвигов, отличился изумительным мужеством, находчивостью и сообразительностью и способствовал задержанию одиннадцати германских шпионов. Ему удалось выследить важные передвижения вражеской армии, о чем он вовремя предупредил бельгийцев и тем нарушил все планы врагов. Когда бельгийская армия была отрезана от Антверпена, мальчик предложил доставить в Брюссель официальное донесение, что и исполнил».

А в номере от 10 января 1916 года опубликована фотография молодого русского солдата. И краткая подпись: «Доброволец Иван Егоров, 16 лет. За отличную разведку был награжден орденом Св. Георгия 4-й ст. Затем был ранен в левую ногу и представлен к Георгию 3-й степени».

Одним из героев Великой войны был князь Олег Константинович Романов. Единственный из монархической династии погибший в Первую мировую. Это случилось 29 сентября 1914 года. Князю Олегу шел двадцать второй год. Христолюбивый воин, юный князь погиб на поле брани.

«Смертию смерть поправ» – евангельский завет, всегда дающий надежду православному солдату в борьбе с врагом. Олег Константинович был человеком верующим и нравственно чистым. Он любил Россию и был, безусловно, готов отдать за нее жизнь. На страницах «Задушевного слова» опубликованы выдержки из дневников князя Олега. Вот лишь одна из цитат:

«Я однажды лежал вечером в кровати и прочитал все заповеди Ветхого и Нового Завета. Подумал о моей жизни: могу ли я наследовать Царствие Небесное? И когда прочитал вторую заповедь Ветхого Завета – не сотвори себе кумира, то подумал, что верховая езда – мой кумир. Я весь день думаю, будет ли верховая езда, а душу забываю. Я должен заботиться о своей душе. Я должен о ней думать и готовиться к Страшному суду. А я о ней так мало думаю. Можно думать о верховой езде, но не надо этим злоупотреблять и забывать душу».

…Наступил 1918 год. В ноябре было подписано Компьенское перемирие, знаменовавшее собой окончание Великой войны. А еще раньше, в марте 1917 года, русский император Николай II отрекся от престола, и самая большая империя в мире перестала существовать. Новые лозунги, провозглашающие коммунистическое воспитание молодежи, были развешаны во всех городах и весях советской России… В 1918 году перестал выходить и журнал «Задушевное слово», более сорока лет знакомивший юных читателей России с жизнью страны и новыми литературными сочинениями…

Но почему-то именно сегодня, в начале века двадцать первого, со всеми его, порой безумными, скоростями хочется, чтобы рядом с детской кроваткой лежала книжка «Манечка и снежинки», и малыш, засыпая, слушал плавную старинную речь.

Хочется, чтобы школьники – хотя бы ненадолго! – отложили в сторону современные учебники и почитали «Задушевное слово».

И, закрыв пожелтевшие страницы старых книг и журналов, послушали биение своего сердца.

P.S. Благодарю за помощь в подготовке этого материала сотрудников сектора редкой книги петербургской Центральной детской библиотеки имени А.С. Пушкина – Нину Николаевну Карпову, Наталью Митрофановну Яцук, Семена Рафаэловича Арсеньева.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Валерий Владимирович
05.07.2014 8:15
Спасибо Вам, Марина, за увлекательный материал. К великому сожалению, мы еще многое не знаем о своей России.
ирина москва
05.07.2014 1:58
Спасибо за статью и очень славные иллюстрации.
Хочу добавить к  перечисленным любимым ранее сочинениям "Конёк-горбунок" Ершова

Эксклюзив
18.07.2018
Станислав Минаков
«Убийство легло на совесть и душу всего народа. Виноваты все в той или иной степени…».
Фоторепортаж
11.07.2018
Подготовил Олег Павлов
В России настало время футбольных чудес.