Фонд исторической перспективы Столетие
Рассылка новостей

e-mail:
 

ИНФОРМАЦИОННО - АНАЛИТИЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ ФОНДА ИСТОРИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЫ
интернет-газета издаётся с 21 сентября 2004 года

26 марта 2017

 
ТАКЖЕ В РУБРИКЕ
Как Николай Муралов стал военным руководителем Октябрьского восстания 1917 г. в Москве.
22.03

Российская сатира времен Февральской революции.
20.03

Документы вопиют: в Саратове издана книга архивных материалов о революции 1917-го.
14.03

Во время Февральской революции полицейские оказались «крайними».
13.03

Как зарубежные писатели воспринимали происходящее в СССР.
09.03

Утром 3 марта 1917 года – ровно 100 лет назад – русскому народу объявили, что император Николай II отрекся от престола.
03.03

Как японские спецслужбы субсидировали российскую революцию.
02.03

Одно за другим менялись в России правительства в лихую революционную годину.
01.03

В этот день 100 лет назад началась Февральская революция.
27.02

Белоруссия бережно хранит память о бойцах Первой мировой войны.
22.02

Как наши дети оценивают события столетней давности.
21.02

17 февраля – 100 лет со дня рождения выдающегося летчика-истребителя К.А. Евстигнеева.
17.02

Музей «Огни Москвы» – единственный в России, рассказывающий об истории освещения улиц.
17.02

Описывая события столетней давности, Паустовский будто предвидел сегодняшний день.
16.02

О пророчествах святого праведного Иоанна Кронштадтского.
15.02


Территория истории

Жизнь за царя

Во время Февральской революции полицейские оказались «крайними»
Валерий Бурт
13.03.2017
Комментарии Версия для печати Добавить в избранное Отправить материал по почте
Жизнь за царя

В ходе Февральской революции в Петрограде погибло несколько сотен человек, еще более тысячи получили ранения. Среди убитых было немало городовых, полицейских. Столичные правоохранители, несмотря на малую численность, недостаточное вооружение, стремились выполнить свой долг.

Многие высокие чиновники привыкли к частым выступлениям рабочих. А потому надеялись, что и на этот раз все закончится демонстрациями, которые удастся локализовать полиции и жандармам. Среди таких «оптимистов» был и министр внутренних дел Александр Протопопов. По свидетельству бывшего начальника отделения по охранению общественной безопасности и порядка Константина Глобачева, «в деловом отношении Протопопов был полнейшим невеждой; он плохо понимал, не хотел понять и все перепутывал… Он никак не мог понять, что такое большевики, меньшевики, социалисты-революционеры и т.п.» Более того, министр был настолько ленив, что не читал ежедневных докладов о положении в Петрограде и снабжал царя успокаивающими реляциями.

Однако нельзя считать, что власти были не готовы к нарастанию протестного движения. Еще в ноябре 1916 года столичный градоначальник Александр Балк вместе с командующим Петроградским военным округом Сергеем Хабаловым начали разработку плана совместных действий полиции и армейских частей на случай беспорядков. Его реализация началась в феврале 1917-го, когда ситуация еще не вышла из-под контроля.

Улицы начали патрулировать отряды полиции, жандармов и конной стражи. «Малейшие подозрительные группировки на улицах и тротуарах должны быть тотчас же рассеиваемы, – предписывал Балк сотрудникам правопорядка. – При появлении более значительных групп следует немедленно вызывать кавалерийские части». С декабря 1916 года регулярно составлялись секретные «Записки о происшествиях».

Однако обстоятельный план Балка и Хабалова не сработал. Это произошло главным образом из-за слабости и неблагонадежности многих армейских частей.

Неужели их состояние было тайной для власти? Конечно, нет. Охранное отделение, у которой было множество осведомителей и агентов, работало эффективно и, как уже было сказано, регулярно докладывало «наверх» о настроениях в армии. В частности, Глобачев обращался с докладом на Высочайшее имя, «и Государь согласился заменить некоторые запасные воинские части Петроградского гарнизона Гвардейским кавалерийским корпусом, взятым с фронта, но это решение так и не было приведено в исполнение вследствие просьбы командира этого корпуса - оставить корпус на фронте. Таким образом, Хабалов в момент наступивших рабочих беспорядков должен был опираться на неблагонадежный, готовый в каждую минуту взбунтоваться гарнизон».

Тревога оказалась не напрасной. Февральская революция, как известно, началась с выступления солдат учебной команды запасного батальона лейб-гвардии Волынского полка. Когда его командир штабс-капитан Иван Лашкевич, вывел служивых на Знаменскую площадь и приказал разогнать демонстрантов, то услышал отказ. Офицер пытался возразить, но солдаты ответили угрозами: «Уходи, пока цел!» Лашкевич пытался последовать их «совету», но вслед ему загремели выстрелы...

Штабс-капитан был убит – предположительно унтер-офицером Тимофеем Кирпичниковым, которого Александр Керенский назвал «солдатом революции номер один». Портреты убийцы висели на заборах и выставлялись в витринах. Его славили, о нем писали газеты…

Ядовитый вирус разложения особенно затронул солдат запасных частей петроградского гарнизона. Это были, нет-нет, уже не солдаты, а неуправляемый сброд числом более 150 тысяч человек!

Прибавьте к этому множество других вооруженных соединений, которые вышли на улицы Петрограда для наведения порядка, но на самом деле способствовали усилению беспорядков. Они пошли на поводу у революционных агитаторов, протестующих, вступали с ними в разговоры, переходили на их сторону и отдавали им оружие. И, как следствие, винтовки револьверы и даже пулеметы оказались в руках многих фанатиков.

Полиция, в отличие от армии, показала решимость и верность долгу. Вот лишь один характерный эпизод. У здания петроградской городской думы собралась толпа, которая все более росла и шумела. За этим безучастно наблюдала полусотня казаков, стоящая у Казанского собора. Подъехавший Балк представился их командиру и приказал рассеять людскую массу, не применяя оружия.

Казаки двинулись вперед, но, приблизившись к людской массе, замедлили движение, а потом и вовсе остановились. «Толпа заревела от восторга, но ненадолго, – вспоминал градоначальник. – Из Казанской улицы вылетел галопом разъезд конной полиции и устремился на толпу. Мгновение, и все разбежались…»

Десяток полицейских разметал огромную толпу!

Ситуация в Петрограде сложилась крайне тяжелая, однако еще никто не предполагал фатального исхода. И вдруг… Хабалов приказывает – уставший градоначальник пропускает это мимо ушей, а безвольный министр внутренних дел привычно безмолвствует – убрать с петроградских улиц полицию, жандармов и опереться на войска. Совершенно ненадежные…

Неужто Хабалов был идеалистом, неисправимым оптимистом? И иллюзорно верил, – хотя оперативные сводки свидетельствовали об обратном, – что солдаты все же выполнят свой долг? Как это было во время революции 1905 года, когда монархию спасла армия.

Сергей Семенович был опытным, с изрядным стажем военным, но – служакой «кабинетным», в серьезных переделках до почти 60-ти лет не бывавший. Первое и последнее испытание Хабалову выпало на февраль 1917 года…  

Именно бессилие и предательство армии сыграло роковую роль в событиях февраля 1917 года. Более того, солдаты нередко стреляли в своих командиров. Несть числа офицерам армии и флота, павшим от рук распоясавшихся, одичавших от запаха крови безумцев.

Первой жертвой среди правоохранителей стал пристав Иван Крылов. Он во главе конных городовых пытался разогнать демонстрантов на Знаменской площади Петрограда и вырвать у них красный флаг. Но убили его не демонстранты, а казак – подхорунжий 1-го Донского полка Макар Филатов.

В романе-хронике «Март Семнадцатого» Солженицын так описал этот случай: «И толпа заревела ликующе, махала шапками, платками: «Ура-а казакам! Казак полицейского убил!» Пристава добивали, кто чем мог – дворницкой лопатой, каблуками. А его шашку передали одному из ораторов. И тот поднимал высоко: «Вот оружие палача!» Казачья сотня сидела на конях, принимая благодарные крики».

Другой случай. Казаки того же 1-го Донского полка, услышав выстрелы из толпы у Литейного моста, ускакали, оставив лежащего на мостовой тяжелораненного полицмейстера, полковника Михаила Шалфеева. Его жестоко избили, точнее, добили демонстранты…

Бунтовщики с каждым часом все больше наглели. Толпы росли, превращаясь в бескрайние, оглушительно вопящие реки. Возможно, эти люди – рабочие, мастеровые, студенты, мещане – не рассчитывали на успех, а хотели просто «проявить себя». Но власть, к их удивлению, дрогнула, а вскоре развалилась.

26 февраля Хабалов выпустил объявление: «Всякие скопища воспрещаются. Предупреждаю население, что возобновил войскам разрешение употребить для поддержания порядка оружие, ни пред чем не останавливаясь». Но - поздно, слишком поздно! Да и другие действия властей уже не могли дать результата – введение хлебных карточек (они уже печатались) и массовый подвоз хлеба.

Опьяненные, часто в прямом смысле, толпы наливались злобной силой. Среди тех, кто выплеснулся на столичные улицы, было немало хулиганов, воров и бандитов. За счет их «усилий» в Петрограде значительно выросло количество краж, грабежей и убийств.

Криминальные элементы пришли на выручку своим подельникам – из Петроградской пересыльной тюрьмы были освобождены 4650 преступников-рецидивистов, из губернской тюрьмы – 8558, из женской тюрьмы – 387, из полицейских участков – 989.

Столица оказалась наводненной преступниками всех мастей, и остановить их было некому. Они громили и грабили магазины, винные склады, устраивали налеты на богатые дома и квартиры стражей порядка.

Было полное впечатление, что орды кровожадных завоевателей ворвались в чудесный город, который никогда в своей истории не подчинялся врагу. А тут его разоряли свои жители… Горели и уничтожались суды, полицейские участки. Оттуда забиралось оружие, вышвыривалась мебель, сжигались дела, картотеки преступников. Между прочим, все это Керенский называл «гневом народным».

Тем не менее, часть многострадальных полицейских продолжала выполнять свой долг, пытаясь оказать сопротивление. Но многие сочли за благо сдаться или, как тогда выражались, «самоарестоваться». Впрочем, это редко спасало от расправы.   

Мученическую смерть принял начальник Петроградского жандармского отделения генерал-лейтенант Иван Волков. Были убиты городовые Тимофей Гиль, Яков Рацкевич, Семен Стуров, Александр Княкинен, Демьян Цубульский и Вексель (имя не известно). Все они получили огнестрельные ранения. Еще одна жертва – околоточный Крюков (имя не известно), зарубленный саблей.

Но это лишь малая часть траурного списка.

После того как из Государственной Думы был получен приказ об аресте всей полиции, в Петрограде началась настоящая охота за ее сотрудниками, объявленными злостными врагами революции, ставшими символом свергнутого царского режима.

И горе тем, кто попал в лапы разъяренной толпы! Несчастных стражей порядка подвергали изощренным пыткам, убивали. И не только их, но и членов их семей. Не щадили даже детей…

…В охоте на полицейских участвовали не только мужчины, но и женщины, подростки. Писатель Михаил Пришвин записал в дневнике: «Две женщины идут с кочергами, на кочергах свинцовые шары – добивать приставов». Барон Николай Врангель вспоминал совершенно дикий случай: «Во дворе нашего дома жил околоточный; его дома толпа не нашла, только жену; ее убили, да кстати и двух ее ребят. Меньшего грудного – ударом каблука в темя».

Глобачев констатировал: «Те зверства, которые совершались взбунтовавшейся чернью в февральские дни по отношению к чинам полиции, корпуса жандармов и даже строевых офицеров, не поддаются описанию. Они нисколько не уступают тому, что проделывали над своими жертвами большевики в своих чрезвычайках».

Еще одно свидетельство – гвардейского полковника Федора Винберга, который с ужасом наблюдал, как солдаты и рабочие рыскали по всему городу в поисках «фараонов» и выражали бурный восторг, найдя новую жертву: «Этим зверям петербургское население в массах своих деятельно помогало: мальчишки, остервенелые революционные мегеры, разные «буржуазного» вида молодые люди бежали вприпрыжку вокруг каждой охотившейся группы убийц и, подлаживаясь под «господ товарищей», указывали им, где и в каком направлении следует искать последних скрывающихся полицейских».

Всего в ходе Февральской революции 1917 года в Петрограде погибло около двухсот полицейских, и примерно 150 было ранено. Немало людей пропало без вести, в частности, некоторые из них были утоплены в Неве.

Согласно сообщениям газет «Биржевые новости» и «Петроградский листок», тела более чем десяти погибших стражей порядка всплыли в мае 1917 года.

Кроме того, по свидетельствам участвовавших в беспорядках рабочих, останки некоторых расстрелянных сотрудников полиции сбрасывали в вырытые ямы. Так, в марте 1917 года родственники разыскивали городового И. Дрошпорта. Но его тело бесследно исчезло.

Однако не все петроградцы расправлялись «фараонами». Некоторых укрывали, давали им гражданскую одежду. О таких случаях писал в «Марте семнадцатого» Солженицын: «Пристава полковника Шелькина, 40 лет служившего в одном из выборгских участков, рабочие – знали его хорошо – переодели в штатское, кожаную куртку, перевязали голову платком как раненому – и увезли перепрятать, пока полицию громят.

Пристав дальнего Пороховского участка скрылся от толпы в подъезд, там купил у швейцара лохмотья (швейцар потребовал 300 рублей) и в таком виде ночью, когда все успокоилось, пошел к семье на Невский».

Спустя много десятилетий – в мае 2008 года на Марсовом поле впервые прошел День памяти петроградских полицейских, погибших в февральские дни 1917 года, а также всех сотрудников министерства внутренних дел, отдавших свои жизни при выполнении служебного долга.

…Штаб московских полицейских сил обосновался в Историческом музее. Для подавления беспорядков командующий московским военным округом, генерал Иосиф Мрозовский мобилизовал полицию и городской гарнизон. По его приказу полицейскими нарядами и воинскими подразделениями были перекрыты мосты. На центральных улицах и площадях были сосредоточены отряды конных жандармов и городовых, казачьи разъезды.

Сначала стражи порядка пытались разгонять немногочисленных демонстрантов. Но когда на улицах появились многотысячные колонны, полицейские предпочли ретироваться. Одни, сбросив шинели, превращались в простых обывателей. Другие выбирали экзотические наряды. Репортер газеты «Раннее утро» писал, что встречал городовых, облаченных в женские платья…

В Москве произошел, пожалуй, лишь один серьезный инцидент. На Яузском мосту, пытаясь остановить толпу, помощник пристава выстрелами из револьвера убил двух рабочих. Полицейского офицера тут же схватили восставшие и швырнули в реку. Вслед за ним в Яузу бросили прапорщика, который командовал цепью солдат.

Прошло совсем немного времени, и россияне ощутили свою беззащитность – народная милиция, составленная из обывателей, недоучившихся студентов, безработных и вчерашних убийц полицейских, была слаба и плохо обучена.

И потому многие с ностальгической тоской вспоминали прежних стражей порядка. «Больше всего беспокоило быстро растущее сознание того, что не осталось никого, кто бы озаботился сохранением мира, – писал современник. – Исчезли красно-голубые нарукавные повязки военной полиции, а на углу улицы больше не стоял флегматичный, надежный полицейский»...


Специально для «Столетия»


Статья опубликована в рамках социально значимого проекта «Россия и Революция. 1917 – 2017» с использованием средств государственной поддержки, выделенных в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 08.12.2016 № 96/68-3 и на основании конкурса, проведённого Общероссийской общественной организацией «Российский союз ректоров».







Комментарии


Петр Петрович - Вера
23.03.2017 1:58

\\а село вымирать начало именно с прихода большевиков к власти\\

С началом индустриализации любой страны растёт население городов и уменьшается сельское население.


Вера Антону
22.03.2017 19:04

\\Село просто вымрет, а вы будете продолжать вздыхать о благородиях.  \\
О благородиях не вздыхаю как вы по бедным угнетенным дореволюционным крестьянам, а село вымирать начало именно с прихода большевиков к власти. Последнее время процесс ускорился - согласна.

ВЕРА
22.03.2017 14:17

Послушайте  здесь
https://www.youtube.com/watch?v=3AdBS271Xfs&list=TLGGryyMcaGtYMEyMjAzMjAxNw
Болдырева об обединении коммунистов и анти коммунистов в интересах страны и обращении к Путину об освобождении Квачкова и других.

Anton
22.03.2017 8:01

ВЕРА, вы сами-то Чехова читали? Рассказ "Беглец", естественно, широко издавался в СССР и в собраниях сочинений и отдельно. Он был рекомендован для внеклассного чтения в 3 классе школы. Что же мы там видим? Во-первых, вот это:

"Это была длинная процедура. Сначала Пашка шел с матерью под дождем то по скошенному полю, то по лесным тропинкам, где к его сапогам липли желтые листья, шел до тех пор, пока не рассвело. Потом он часа два стоял в темных сенях и ждал, когда отопрут дверь. В сенях было не так холодно и сыро, как на дворе, по при ветре и сюда залетали дождевые брызги. Когда сени мало-помалу битком набились народом, стиснутый Пашка припал лицом к чьему-то тулупу, от которого сильно пахло соленой рыбой, и вздремнул. Но вот щелкнула задвижка, дверь распахнулась, и Пашка с матерью вошел в приемную. Тут опять пришлось долго ждать."

Т.е. простая баба ребенка в больницу не привозит, а приводит. Пешком. По лесу. Ночью. Под дождем. Больного ребенка.

Читаем дальше:
"В маленьком окошечке показался заспанный фельдшер. — Подходи записываться! — пробасил он. Все, в том числе и смешной подпрыгивающий парень, подтянулись к окошечку. У каждого фельдшер спрашивал имя и отчество, лета, местожительство, давно ли болен и проч. Из ответов своей матери Пашка узнал, что зовут его не Пашкой, а Павлом Галактионовым, что ему семь лет, что он неграмотен и болен с самой пасхи."

Т.е. только здесь мальчик узнал свое полное имя и возраст. И еще, действие рассказа происходит осенью, а Пасха обычно в апреле. Т.е. мальчик уже болеет полгода, но в больницу его мать привела только сейчас.

Дальше поражает то, как врач разговаривал с пациентами. Обращался на "ты", хамил, грубил, передразнивал, называл их дураками и дурами. Приводить цитаты не буду, их слишком много. Это просто невозможное поведение для советского врача. А все дело в том, что чеховский врач -  человек из другого сословия. Не обязательно дворянин, но человек с высшим образованием. И для него пациенты-крестьяне - это чернь, быдло, туземцы, унтерменши, недочеловеки.  С барином он так бы не разговаривал. И это было абсолютно нормально. Задумайтесь на этим, Вера и прочие почитатели вашихблагородий. Благородия с вами за один стол бы не сели, называли бы дурой и на "ты".
Видно так же, что врачу на пациентов в общем-то наплевать. На это указывают фразы "спросил он, не глядя на вошедших", "лениво похлопал", "По мне хоть вовсе не ходи". Врач показывает демонстрирует пациентам, что никаких обязательств перед ними у него нет. Пусть хоть все перемрут, никто слова ему не скажет, никак не накажет. Земская медицина по факту была формой благотворительности. СИСТЕМЫ не было. Никто никому ничего не должен. Помогут - хорошо, не помогут - не важно. Это конечно лучше, чем ничего, но и превозносить ее не стоит.

Читаем Чехова дальше:
"Пашка покосился на таз с кровяными помоями, поглядел на докторский фартук и заплакал"

Я бы тоже заплакал в семь лет, если бы увидел таз кровяных помоев. Что раньше не болели заболеваниями передающимися через кровь? Почему доктор продолжает работать в окровавленном фартуке и кровяные помои стоят на виду? А потому что ему пофигу. Санитарные нормы, дезинфекция? Нет, не слышали...

А чеховский доктор продолжает отжигать:
"— Бить тебя, баба, да некому, — сказал он. — Отчего ты раньше его не приводила? Рука-то ведь пропащая! Гляди-кась, дура, ведь это сустав болит!"

Баба, конечно, дура, полгода тянула. Но кто ее просветил? Никто. Она в школу не ходила, читать не умеет, даже слова "сустав" не знает. Какой с нее спрос? В советское время по деревням ездили специальные агитбригады, которые крестьянам не про коммунизм рассказывали, а про то, что надо мыть руки перед едой. Таким простым способом удалось снизить смертность и победить некоторые инфекции еще до
появления антибиотиков.

Ну и конечно "Бить тебя, баба, да некому" - шедевр. Домострой, скрепы, все как положено. Я думаю, что у этой конкретной бабы с этим дело все было в порядке. А как у вас, Вера?

Возвращаемся к рассказу. Далее следует
//Описание роскошной этой деревенской больницы.// - роскошная она только с точки зрения деревенского мальчика. Он воспринимает больницу, как барский дом, принадлежащий барину-врачу. Для деревенского мальчика в царской России она, действительно, кажется роскошной. Но советского человека кранами с водой и половичками было уже не удивить. А вот что удивляло, это то, что в больнице не было детского отделения. Что семилетнего мальчика положили рядом со стариком с открытой формой туберкулеза (все время кашлял и сплевывал кровь в кружку). Но откуда же взяться детскому отделению если в больнице было всего три палаты?

//палаты на трех-четырех человек// - это в палате Пашки было три койки, а в соседней палате было шесть человек.

//Обед: щи с мясом, жаркое с картофелем.// - но ужина-то не было. Только чай, а хлеб надо было оставлять с обеда. Пашка этого не знал. Он-то и мясо ел первый раз в жизни. Советских детей мясом было не удивить. Могли его не доесть. А хлеб и подавно.

//добротная казенная одежда// - советские граждане сами могли себе позволить хорошую одежду. Лучше казенной, которую в некоторых заведениях выдавали. А вот для чеховского Пашки больничный халатик воспринимался, как шикарная одежда, которой бы завидовали его односельчане.

Почему же Пашка сбежал из этого рая? Во-первых, доктор к нему так и не пришел. Наобещал с три короба и не пришел. Вообще не было понятно, в чем заключается лечебный процесс. Доктор в стационаре так и не появился. В соседней палате лежал  мужик с кульком льда на голове (это единственная медицинская процедура описанная в рассказе про больницу). Пару раз приходил фельдшер его будить. Но разбудить не смог, видимо мужик уже давно умер. И в этом вторая причина побега Пашки. Ночью труп стали выносить. Но кто? Санитары? Фельдшеры? Нет, его соседи по палате, пациенты больницы. Естественно, пока несли, всех разбудили. И Пашка бросился бежать к маме. И никто его не остановил. Видимо, медперсонала в больнице в это время не было.

По этому рассказу Чехова можно было бы неплохой фильм ужасов снять или триллер. Что мог подумать советский ребенок, прочитав его? Только одно. Спасибо дедушке Ленину за советскую медицину!

//А теперь представьте себе сельскую же больницу сто лет спустя// - зачем же представлять? Вот типовой проект СЕЛЬСКОЙ участковой больницы на 100 коек с поликлиникой на 150 посещений в смену (http://files.stroyinf.ru/Index2/2/4294851/4294851458.htm). И надо же какой облом - палаты не более 4 коек. И туалет не на улице. Кстати, а где был туалет у чеховской больницы?

Вот так выглядит сельская больница ранней постройки (http://kinoagentstvo.ru/photos/4621/?sphrase_id=184675#.WNDXIGe1-Uk). Интересно, был ли в земской больнице массажный кабинет?

//врачи - хуже земских, превосходных универсалов// - превосходных универсалов не бывает. Если человек знает всего понемногу - это значит, что толком ничего не знает. Уровень земского врача до революции - это современный участковый терапевт. Плюс он мог еще провести простейшие операции, например, вскрыть абсцесс. И все. Только в советское время в сельских больницах появились врачи-специалисты. Даже стоматологи.  

//состояние сельских больниц и специалистов на селе оставляло желать лучшего// - а стало еще хуже. Их просто закрыли. Количество сельских больниц в России почти вдвое меньше чем в 1913 году (http://f5.s.qip.ru/IisZ0qaT.jpg). Очевидно, что сельская медицина лучше, чем в советское время, уже не будет никогда. Село просто вымрет, а вы будете продолжать вздыхать о благородиях.  



Юрий Петрович
22.03.2017 7:57

  Вообще-то "логика": в огороде - бузина, в Киеве - дядька, по моему разумению, - характернейшая черта многих инвалидов холодной войны... Уж что есть, то есть...
  Вот и с состоянием сельских больниц через 100 лет после 1917-го года... Ведь мнение-то экспертов ВОЗ относилось к середине ПРОШЛОГО века, то-есть спустя 40 лет после революции и 15-20 лет после мировой войны. Это - первое! Второе, ну конечно, невеждами были эксперты ВОЗ: не читали они творения Чудаковой, иначе, начитавшись, пришли бы к выводу, что лучшее должно быть идеальным. Знали, простофили, видимо, что у других дела были похуже в области здравоохранения...

ВЕРА Леснику
22.03.2017 0:09

\\ Труды Солоневича взахлёб прочитал около 20 лет назад.\\

М.б. стоит освежить в памяти. На что в молодые годы не обратишь внимания, в зрелые годы становится интересным и значительным.

Лесник-Вере
21.03.2017 22:26

    Читать больше, рекомендуете вы. Если я 150 раз прочитаю одну и ту же фразу, то моё мнение о высказанном, уже сформированное при первом прочтении, не изменится. У вас не так? Но так же надо строже отбирать необходимое к прочтению. Измышления сайентологов и хиромантов я читать не буду.

Лесник-Вере
21.03.2017 16:39

     Труды Солоневича взахлёб прочитал около 20 лет назад. Поэт самодержавия. Был и есть в восхищении от его творчества. Но хоть какое-нибудь касательство к затронутой теме обозначьте.

Петр Петрович - Юрий Петрович
21.03.2017 16:12

"Лечить" Веру бесполезно. Она подобна бандеровским политологам, которых мы встречаем на популярных ток-шоу - им про Фому, а она вам по Ерёму, никакой логики в ответах, зато вранья хоть отбавляй.
И заметьте, вы не встретите Веру на темах об Украине. Странно, да?

ВЕРА Леснику
21.03.2017 14:34

Почитайте Солоневича,он исповедовал народно-монархическую идеологию:"Благо России может быть обеспечено только Монархией. Монархия в России возможна только одна - НАРОДНАЯ, БЕССОСЛОВНАЯ."

Что касается моей железобетонной позиции о февральском перевороте , спровоцированным геополитическими соперниками России,то этому много подтверждений и современниками событий и историками. Больше читайте, больше будете знать.

ort-Ю.П.
21.03.2017 14:28

Юрий Петрович
21.03.2017 6:54

   И с какого же это квасу в середине 20-го века Всемирная Организация Здравоохранения решила, что система здравоохранения в СССР является одной из лучших в мире???///
-----------------------

С такого квасу, что, например, к 70-м годам по продолжительности жизни СССР входил в первую десятку стран мира.
А  сейчас РФ на 128 месте.

Вообще-то после такой войны, какая была- вряд ли в иных странах мира вообще  удалось бы что-то наладить к 50-м годам.
Ныне же за 25 лет не наладили, а только разладили.

ВЕРА
21.03.2017 13:28

ЮРИЙ ПЕТРОВИЧ, система-то м.б. и была лучшей, но состояние сельских больниц и специалистов на селе оставляло желать лучшего.

Лесник-Вере
21.03.2017 12:41

    Очень хорошие стихи Чудиновой и великолепный рассказ Чехова(парнишка спрятал под одеялом кусок хлеба, чтобы дома унять голод) опровергают вашу железобетонную позицию о февральской катастрофе, как исключительно внешне смоделированной.

Юрий Петрович
21.03.2017 6:54

   И с какого же это квасу в середине 20-го века Всемирная Организация Здравоохранения решила, что система здравоохранения в СССР является одной из лучших в мире???

ВЕРА
20.03.2017 23:09

ЮРИЮ ПЕТРОВИЧУ Е,ЧУДИНОВА:
" То, на что Чехов не обращал внимания, ибо ему это казалось естественным. Все знают рассказ "Беглец". Но. Простая баба привозит ребенка в больницу. То есть земскую, то есть бесплатную. Описание роскошной этой деревенской больницы. Краны с водой, свежая покраска, половички, палаты на трех-четырех человек (!), добротная казенная одежда.
СССР, ау! Три-четыре человека в палате! Обед: щи с мясом, жаркое с картофелем.
Начало восьмидесятых годов.(19-го! века) А теперь представьте себе сельскую же больницу сто лет спустя: туалет на дворе, десять коек в палате, несъедобная бурда. А врачи хуже - это само собой. Технологии - это в столицах, а врачи - хуже земских, превосходных универсалов.
Все к тому же: когда жить в самом деле плохо, революций не случается. Они происходят от перебоев с белыми булками."

Юрий Петрович
20.03.2017 9:44

   "Большевики отворили врата ада," - пишет один из комментаторов...
  И на самом деле - ада, где люди получили права на труд и отдых, на образование и жилище, на медицинскую и социальную помощь! Вот гады-то!
  Вернёмся, значит, в Россию, которую потеряли говорухины???
Осчастливим своих потомков безработицей, невежеством, мракобесием??? Господу помолимся и ... вперёд? Прихлопнем государственную монополию внешней торговли, чтобы легче было придушить промышленность, созданную по планам тех гадов; вместо прав на образование и медицинскую помощь  введём платные услуги? Пусть   невидимая рука рынка очистит ваши карманы, но зато - никакого советского  ада!!!

Политрук
19.03.2017 23:48

ВЕРА: "...поощрения Царем антисемитских погромов..." - конец цитаты.

Приведите хоть один факт наказания организаторов и участников погромов.

"Главный следователь Руднев закончил свой доклад словами: «Император чист, как кристалл» ("Русская летопись", Париж, 1922, кн. 2)." - конец цитаты.

Ну, "документальность" и " непредвзятость" белоэмигрантской литературы известна, и находится где-то между повествованиями одного известного барона и похождениями не менее известного капитана. Яркий пример - опусы Мельгунова.

"даже Всероссийский Поместный Собор 1917-1918 гг. не вступился за помазанника..." - конец цитаты.
Для тех, кто "в монархизьме" - помазанником, как и царем, императором, "хозяином земли русской" и прочая, и прочая, гр. Романов перестал быть в марте 17-го. Причем в здравом уме, твердой памяти и собственноручно.

"Сам же свергнутый Император не искал путей бегства за границу и разделил судьбу лучшей части своего народа..." - конец цитаты.
Да-а??? Неужели? А кому ж тогда Англия отказала в приеме? А насчет "лучшей части" - ну, если кому-то капиталисты и эмигранты лучше, нежели отстраивавшие и отстаивавшие свое Отечество, то это вопрос лишь его совести.

"Таким образом, не Царь «предал свой народ, безвольно отрекшись от Престола» (как любят повторять противники прославления Царской семьи). Это народ, прежде всего в лице ведущего слоя, предал своего наиболее православного Государя" - конец цитаты.
Ага. Это народ отречение подписывал. А истинно православные за Веру на кресты и костры шли, но не отрекались. Не надо свой монархиЦкий фетишизм с Православием мешать.

ВЕРА
18.03.2017 19:54

…И доставай чернила, милый друг,
Пиши о феврале о многослёзном ,
Пиши, пока чернила не замерзли,
Пиши, пока не смолкнул сердца стук.

О, плач зимы! Блестит февральский глаз,
И тень под ним тоскливая ложится,
Метель свистит, и бледны наши лица,
И темный холод окружает нас.

Февральский снег, колючий и густой,
На сырость и лукавство тороватый…
Куда, к кому, зачем бегут солдаты
По гулкой петроградской мостовой?!

Бежит, дрожит, гудит Волынский полк,
Ни цели, ни пути не сознавая…
И все в февральском вихре утопает -
И царь, и Бог, и Родина, и долг…

Сто лет прошло. Свирепствует февраль,
Не отдает своих завоеваний,
И жертвы ждет, и требует закланья,
Легко не открывает светлых врат.

На феврале прощания печать,
И тонкий луч возможного прощенья,
Надежда на весеннее спасенье,
И вечный путь - молиться и молчать…

М.К. Кротова

7 марта 2017 г.

Петр Петрович - ТТС
17.03.2017 15:41

\\Ельцин не мой.\\

Ваш, ваш, берите. Нет большего антикоммуниста, нежели бывший "коммуняка".

ort
17.03.2017 10:35

ВЕРА
16.03.2017 19:56
Это народ, прежде всего в лице ведущего слоя, предал своего наиболее православного Государя,////
-----------------------------

Из этих слов можно сделать по крайней мере одно верное заключение, что народ не всегда прав.  История народов- это не прогресс, а история их нравственных подъёмов и падений.

Действия правительств правильнее оценивать по моральному состоянию, к которому приходит народ под их управлением.

Комментарии 1 - 20 из 35
Начало | Пред. | 1 2 | След. | Конец

Добавить комментарий

Ваше имя *
Комментарий *
CAPTCHA
Введите слово
с картинки *




ПОИСК

Валерий Матвеенко: «Верю, что смутные времена преобразований скоро пройдут»

Беседа с академиком РАН, председателем Пермского научного центра Уральского отделения РАН, директором Института механики сплошных сред.

На выставку за правдой

В Центральном музее Вооружённых сил открылись два новых зала, посвящённых событиям Гражданской войны.

НАШИ ПАРТНЕРЫ
Новый сайт Фонда исторической перспективы
Институт демократии и сотрудничества
Другая Европа






Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.

Всемирный Русский Народный Собор Аналитический портал о Балтийском регионе Научное Общество Кавказоведов Официальный сайт журнала 'Международная жизнь'
Столетие
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Cвидетельство о регистрации средства массовой
информации Эл № ФС77-42440 от 21 октября 2010 года.

Адрес: Москва, ул. Долгоруковская, д. 33, кор. 2.
Copyright © Stoletie.RU

При частичной или полной перепечатке материалов
портала, ссылка на Столетие.RU обязательна
электронная почта: post@stoletie.ru.

Редакция | Контакты | Карта сайта