Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
22 октября 2021
«Вы помните, текла за ратью рать…»

«Вы помните, текла за ратью рать…»

О самом юном фронтовике из потомков Пушкина
Лариса Черкашина
21.06.2021
«Вы помните, текла за ратью рать…»

Среди российских потомков Пушкина, фронтовиков, Георгий Воронцов, увы, не запечатлён на известном полотне Владимира Переяславца. Может оттого, что послевоенная судьба забросила его далеко от Москвы, в Сибирь, на берега Байкала…

Георгий Воронцов, внук Пушкина с тремя благородными «пра», родился близ белорусского города Барановичи (известного в недавней истории тем, что в годы Первой мировой здесь находилась царская ставка императора Николая II), в селе Юголин. Бывший владелец поместья Франтишек Юндзилл после поражения восстания 1863 года бежал во Францию, а имение мятежника перешло к русским дворянам Воронцовым-Вельяминовым.

Так уж случилось, что Мария Павловна Клименко, белорусская правнучка поэта, в самом начале 1921-го отправила четырнадцатилетнюю дочь Наталью погостить в Юголин, к родственникам. Точнее, к двоюродному дедушке – Ивану Аркадьевичу Воронцову-Вельяминову. Да вот задержалась в гостях старшая дочь надолго!

Не по собственной воле: в марте того же года Западная Белоруссия по Рижскому мирному договору отошла к Польше. Граница пролегла чуть восточнее Барановичей, и село вместе с её обитателями оказалось за рубежом. Повзрослев, Наталия вышла замуж за своего дальнего родственника, вернув прежнюю родовую фамилию. В Юголине, – то была прекрасная усадьба с домом, окруженным пейзажным парком и садами, – у Натальи Евгеньевны родились сын и дочь. Георгий, названный в честь святого Георгия Победоносца (в будущем оправдавший своё имя!), появился на свет в декабре 1926-го, Вера – в июне 1929-го. В достославном, некогда панском селе, прошло детство брата и сестры.

На зиму супруги Воронцовы-Вельяминовы с детьми перебирались в Вильнюс, где их знали и чествовали как потомков русского гения. В памяти Веры, тогда ещё Воронцовой-Вельяминовой, остался театрализованный пушкинский бал для детей, куда её пригласили с братом Георгием. О том незабываемом празднике и поразившем её детское воображение учёным котом, ожившим прямо на сцене, уже в преклонные лета Вера Владимировна рассказывала мне во всех милых подробностях…

Вскоре грянули перемены: маятник истории словно качнулся в другую сторону: в 1939-м Западная Белоруссия вновь отошла к Советскому Союзу. И для семьи то мирное и желанное воссоединение обернулось жесточайшими испытаниями.

Отец семейства Владимир Иванович Воронцов-Вельяминов, в прошлом воспитанник императорского Александровского лицея, был арестован в сентябре того же года, отправлен в Минск, где через год, после немыслимых истязаний, умер в тюрьме. В апреле 1940-го осиротевшее семейство с уже усеченной фамилией – Воронцовы выслали в Казахстан. В товарных вагонах с решётками на окнах и автоматчиками у входа.

Много лет спустя, живя в Москве, Вера Владимировна Воронцова будет с горечью вспоминать минувшие годы: «Холодная, сверкающая ледяной белизной степь, где мы жили тогда, очень близка – сужу по собственным воспоминаниям – к описаниям ледяного безмолвия в произведениях Джека Лондона. Землянки, в которых обитали семьи ссыльных, заметало снегом, ночью по крышам ходили волки… Пока взрослые находились на работе, ребята – мы с братом тоже – собирали хворост, топили печки-времянки, чтобы хоть немного согреться. Зима 1941 года была очень суровая». Морозы доходили до пятидесяти градусов.


«Текла за ратью рать»

Георгию Воронцову к июню сорок первого исполнилось лишь четырнадцать. На войну подростков не брали, пришлось немного подождать.

…Как любил Пушкин подмечать «странные сближения»! В отроческие годы, разглядывая с друзьями-лицеистами карту обширной Российской империи, он отслеживал ход военных действий, что печатались в «Прибавлениях к Санкт-Петербургским ведомостям». И со всем юношеским пылом жаждал, подобно гусарам, мчавшимся через Царское Село, сразиться с Наполеоном: «Почто ж на бранный дол я крови не пролил?».

Лицеисты с нетерпением ждали новых известий с полей брани, спорили, строили свои планы и догадки. «Читались наперерыв русские и иностранные журналы, при неумолкаемых толках и прениях, – вспоминал близкий друг поэта Иван Пущин, – всему живо сочувствовалось у нас: опасения сменялись восторгами при малейшем проблеске к лучшему».

Обстановка стремительно менялась и порой становилась настолько серьёзной, что министр Разумовский предписывал директору Лицея Малиновскому позаботиться об эвакуации его подопечных: «Как в настоящих обстоятельствах легко случиться может, что назначено будет отправить воспитанников Лицея на время в другую губернию, то необходимо принять заблаговременно нужные для сего меры». Но что до того было лицеистам!

Проводив на битву один из гвардейских полков, воспитанники до того воодушевились и прониклись духом патриотизма, что, готовясь к уроку французского языка, «побросали грамматику под лавки, под столы».

Почто, сжимая меч младенческой рукою,
Покрытый ранами, не пал я пред тобою…

И вновь слово лицейскому летописцу Ивану Пущину: «Жизнь наша лицейская сливается с политическою эпохою народной жизни русской: приготовлялась гроза 1812 года. Эти события сильно отразились на нашем детстве. Началось с того, что мы провожали все гвардейские полки, потому что они проходили мимо самого Лицея; мы всегда были тут, при их появлении, выходили даже во время классов, напутствовали воинов сердечною молитвой, обнимались с родными и знакомыми; усатые гренадеры из рядов благословляли нас крестом. Не одна слеза тут пролита!».

Вы помните, текла за ратью рать,
Со старшими мы братьями прощались
И в сень наук с досадой возвращались,
Завидуя тому, кто умирать
Шёл мимо нас…

История почти повторится, только не в виде фарса, – нет, она отзовётся взрывами снарядов и криками «Ура!» почти на тех же землях, где прокатятся кавалерийские атаки Отечественной войны 1812 года. И минувшую войну, свидетелями и участниками которой станут его героические потомки, тоже назовут Отечественной, только ещё и Великой.

Увы! мне не судил таинственный предел
Сражаться за тебя под градом вражьих стрел!..

Уже в ином столетии будет рваться на войну – биться с гитлеровскими полчищами – далёкий наследник Пушкина, ещё отрок. Не желая в трудный для Отечества час оставаться под спасительной «сенью наук». Недавний девятиклассник Георгий Воронцов отправился на фронт из раздольных и неласковых казахских степей.

Документальных свидетельств о его службе осталось немного.Известно, что в 1943-м, когда юноше сравнялось шестнадцать, он поспешил в военкомат. В призывном свидетельстве указан точный адрес, по которому прибыл юный доброволец: «Пресновский райвоенкомат, Казахская ССР, Северо-Казахстанская область».


В боях за Вену и Будапешт

Весной 1945 года восемнадцатилетнему бойцу-автоматчику Георгию Воронцову (его стрелковая дивизия входила в состав 3-го Украинского фронта) довелось освобождать Венгрию и Австрию.

Куда отдвинем строй твердынь? За Буг…?

Да, далеко за пограничный Буг, который 22 июня 1941-го первым форсировали немецкие дивизии, отодвинулась линия фронта. Теперь уже войска 3-го Украинского фронта форсировали Дунай, захватив плацдарм на его правом берегу.

Будапештская операция началась 26 декабря 1944 года при содействии двух фронтов: 2-го Украинского под началом маршала Малиновского и 3-го Украинского под командованием маршала Толбухина. Будапешт был окружен, и немецкому гарнизону предложили сдаться. Но гитлеровцы ультиматум отвергли, а парламентёров убили.

Битва за Будапешт началась! И ознаменовалась самыми жестокими и кровопролитными уличными боями. По длительности боев Будапешт занял сомнительное первенство среди взятых Красной армией других европейских столиц.

Но советское командование, желая спасти один из красивейших в мире городов с его великолепными архитектурными ансамблями и памятниками, старалось не применять тяжёлой артиллерии и штурмовой авиации.

Левобережная часть венгерской столицы – Пешт – освобождена была 18 января, но в правобережной – холмистой Буде, обращённой гитлеровцами в мощный укрепрайон, бои на старинных улочках не стихали почти месяц.

Город был взят 13 февраля, и с большим «трофеем»: почти сто сорок тысяч солдат германо-венгерского гарнизона сдались в плен. В январе наши войска отражали контрудары немцев, стремившихся всеми силами спасти окружённую в Будапеште группировку. А в марте 1945-го советские войска сорвали контрнаступление гитлеровцев в районе озера Балатон. Все те героические усилия завершили освобождение Венгрии, а затем и Австрии.

Вена стала последним бастионом в гитлеровской обороне на подступах к южным районам Германии, потому-то немцы с особым упорством старались удержать её.

По плану Ставки Верховного Главнокомандования город должен был взят правым крылом 3-го Украинского фронта и левым крылом 2-го Украинского. Враг был ещё силён, – Вену обороняли восемь танковых дивизий и одна пехотная, около пятнадцати отдельных батальонов пехоты. Подступы к городу немцы опоясали противотанковыми рвами и траншеями, на улицах возвели баррикады.

Утром 6 апреля начался штурм Вены. Бои велись буквально за каждый дом, обращенный немцами в крепость, за каждый квартал. Тактика советских войск: рассечь Венский гарнизон на отдельные группировки, и затем уничтожить их. При этом, по возможности, щадя знаменитые памятники австрийской столицы. И вот 13 апреля сопротивление, по сути, уже обречённых гитлеровцев было, наконец, сломлено.

Вена, красавица Вена, город художников и музыкантов, вновь стала свободной! Но какой ценой!!! Семнадцать тысяч красноармейцев полегли на её старинных улочках и в предместьях.

И нашей кровью искупили
Европы вольность, честь и мир…

В память героев, в августе 1945-го, на площади Шварценбергплац, одной из центральных в австрийской столице, вознёсся величественный памятник русскому солдату-победителю со знаменем в правой руке и сияющим золотом на солнце гербом Советского Союза, словно щитом, – в левой.


На рубеже Европы бодро стал…

Только не царь, как у Пушкина, а простой русский солдат! Да и не на рубеже, а в центре освобождённой Европы.

А на пьедестале памятника выбиты слова, произнесенные генералиссимусом Сталиным в день Победы:«Отныне над Европой будет развеваться великое знамя свободы народов и мира между народами».

Мирное благоденствие наступило не вдруг: ещё, вплоть до двадцатых чисел мая, нашим частям предстояли бои. Правда, уже местного значения, – надлежало буквально прочесать окрестности, также и прославленный венский лес, уничтожить разрозненные группировки фашистов, не пожелавших сдаться.

В послужной карте бойца Георгия Воронцова есть ссылка, что 22 мая 1945 года он переведен в 223-ю стрелковую дивизию. Дивизия отправлялась на Восток, на войну с Японией, союзницей поверженной Германии.

Но воевать более Георгию Воронцову не пришлось, где-то в пути, под стук вагонных колёс, его часть догнала весть: на борту «Миссури», линкора императорского флота, Япония подписала акт о капитуляции. По-японски та долгожданная строка звучала так: «Нихон-но ко: фуку». Будто поставлена жирная точка во Второй мировой! Ровно через шесть лет после её кровавого начала, – 2 сентября 1945 года.

Утихла брань племен; в пределах отдаленных
Не слышен битвы шум и голос труб военных;
С небесной высоты, при звуке стройных лир,
На землю мрачную нисходит светлый Мир.

Армейская служба потомка поэта завершилась в Иркутске, на берегах Ангары. После демобилизации Георгий Воронцов, обзаведшись семьёй, там и остался. Работал на авиационном заводе, растил сына Владимира и двух дочерей: Галину и Веру.

Ныне внуки и правнуки фронтовика, уже коренные сибиряки, живут в Иркутске и Хабаровске.


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Анатолий
28.06.2021 7:04
Прочитал на одном дыхании... Опять читателю представлены малоизвестные факты о судьбах потомков поэта. И все это на фоне драматических событий нашей истории. Рекомендую для прочтения. И жду новых публикаций Черкашиной Л.А.
Андрей Андрей
25.06.2021 22:56
Слишком много общих слов о патриотизме и героизме. Одна такая статья стоит сотни расхожих текстов на заданную тему. Глубоко, образно, впечатляюще! Спасибо!
Дмитрий
23.06.2021 22:09
Очень интересная статья! Спасибо огромное автору! Сколько всего нового узнаёшь читая статьи Ларисы Черкашиной!

Эксклюзив
19.10.2021
Лариса Черкашина
К 210-летию дня пушкинского Лицея.
Фоторепортаж
19.10.2021
Подготовила Мария Максимова
Сегодня трудно поверить, что эти картины когда-то были опальными и гонимыми...


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.