Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
4 декабря 2020
Вильнюсская трагедия-91 (часть 3)

Вильнюсская трагедия-91 (часть 3)

Как КГБ СССР боролся за независимость Литвы
Владислав Швед
26.01.2011
Вильнюсская трагедия-91 (часть 3)

Анализ событий, связанных с обретением Литвой независимости в период горбачевской перестройки, приводит к выводу о том, что она состоялась в результате целой цепочки предательских решений и действий Москвы и провокационных - Вильнюса.

Противостояние

Завершить трилогию вильнюсской трагедии следует разоблачением мифов, до сих пор тиражируемых в Литве и России. Прежде всего, докажем, что утверждение литовских властей о том, что накануне январских событий вся республика шла в независимость в «едином монолитном строю», за исключением жалкой кучки «отщепенцев», не соответствует действительности.

К осени 1990 г. большинству стало ясно, что декларативная независимость, провозглашенная 11 марта 1990 г., ввергла республику в социально-экономический кризис. Недовольство политикой Верховного Совета Литвы (ВС), возглавляемого В. Ландсбергисом, нарастало, как снежный ком.

Используя принудительный призыв в Советскую Армию литовских призывников, Ландсбергис попытался перевести «стрелки» недовольства на Москву. В итоге в республике в авральном порядке стали уничтожать таблички с названиями улиц и автобусных остановок на русском языке. Повсеместными стали отказы на обращения на русском языке в официальные учреждения, в том числе и поликлиники. В итоге популярная газета «Respublika» (от 6 января 1991 г.) ситуацию в Литве оценила, как «состояние общественного психоза».

В этот период глава литовского правительства К. Прунскене, благодаря зарубежным поездкам и встречам с рядом мировых лидеров, существенно повысила свой рейтинг. В вопросах отношений с Союзом Прунскене занимала прагматичную позицию и готова была пойти на определенные уступки в вопросах независимости Литвы. Она явно теснила на политической арене Ландсбергиса.

Газета «Lietuvos balsas» (от 30.01.90-06.01.91) опубликовала результаты общественного опроса, проведенного Институтом философии, социологии и права АН Литвы, согласно которым деятельностью ВС были недовольны 46% опрошенных. Поддержали ВС лишь 31% опрошенных.

Одним словом власть явственно ускользала из рук Ландсбергиса. В этой связи он задумал дьявольскую провокацию, которая должна была устранить с политического поля не только Прунскене, но и Компартию Литвы /КПСС (в дальнейшем КПЛ/КПСС). Как теперь стало ясно, активно в этом Ландсбергису помогали Яковлев и Горбачев.

Ухудшающаяся экономическая ситуация заставила правительство Литвы пойти с 7 января 1991 г. на значительное повышение (в 3-6 раза) розничных цен. Этот шаг Прунскене согласовала с Ландсбергисом. Однако, давая согласие на повышение цен, Ландсбергис приготовил «камень за пазухой». Подконтрольный ему Союз либералов Литвы отреагировал на повышение цен заявлением, что ВС и правительство республики окончательно утратили доверие трудящихся. Его поддержала Лига свободы Литвы (ультранационалистическая организация, также сторонница Ландсбергиса). Вечером 7 января Лига провела первый протестный митинг напротив здания ВС. В нем приняли участие, ошеломленные новыми ценами покупатели, вышедшие из магазина «Таллин», находившегося напротив ВС. (См. «Эхо Литвы» от 08.01.91).

8 января 1991 г. Ландсбергис, игнорируя тревожную ситуацию, направил Прунскене в Москву на встречу с Горбачевым. По удивительному совпадению тогда же в ЦК КПСС под разными предлогами были вызваны руководители КПЛ/КПСС. А в Вильнюсе в это время площадь у здания Верховного совета заполнили рабочие вильнюсского завода топливной аппаратуры, которых привела группа «Саюдиса». К ним присоединились рабочие ряда предприятий союзного подчинения. Вскоре вся площадь была полна людьми, которые прибывали из разных районов Вильнюса. Митингующие пытались прорваться в здание ВС, чтобы высказать депутатам своё недовольство. Но это им не удалось.

Протесты закончились, когда Ландсбергис лично пообещал митингующим, что цены будут возвращены. В итоге правительство Прунскене было вынуждено уйти в отставку, а коммунисты (КПСС) были обвинены в попытке захвата здания ВС и свержения законной власти. Но это был только первый акт задуманной Ландсбергисом провокации. Теперь наступила очередь действовать Горбачеву. Заметим, что Ландсбергису прекрасно были известны планы президента СССР и советских военных, вплоть до маршрутов, по которым двинется бронетехника на захват объектов в Вильнюсе.

Могло ли быть иначе?

10 января 1991 г. Горбачев направил Обращение к Верховному Совету Литвы с требованием восстановить действие Конституции СССР и Конституции Литовской ССР. В ответ Ландсбергис назвал обращение президента СССР «ультиматумом» и заявил, что Горбачев обратился якобы к «несуществующей Литовской ССР и Литовская республика отвергает все его обвинения». Далее события развивались стремительно.

11 января 1991 г. десантники взяли под охрану республиканский газетный комплекс (Дом печати), продукция которого способствовала разжиганию антисоветских настроений и межнациональной розни в республике. Формально всё было правильно. Но возникает ряд вопросов. Почему Дом печати не был взят под охрану в марте 1990 г., когда под охрану были взяты здания Вильнюсского горкома партии и ЦК Компартии Литвы, которые Компартия А. Бразаускаса отказалась разделить с КПЛ/КПСС. Почему надо было ждать до января 1991 г.? Ведь Совет Министров СССР ещё 28 марта 1990 г. принял постановление «О мерах по защите собственности КПСС на территории Литовской ССР».

В то время единственным наследником партийной собственности в республике провозгласила себя независимая Компартия Литвы А. Бразаускаса. Однако значительная часть партийной недвижимости в Литве по праву принадлежала КПСС. Дело в том, что в советские времена (с 1946 по 1988 гг ) доходы Компартии Литвы. составили 300,6 млн. рублей и все они пошли на выплату зарплат партийным работникам республики и текущие расходы. Общие же расходы Компартии Литвы за это время составили 414,5 млн. рублей.

Члены КПСС, в основном из российских краевых и областных парторганизаций, «спонсировали» коммунистов Литвы на сумму в 113,9 млн. руб.!

Эти средства были в основном использованы на строительство зданий для партийных нужд, того же Дома печати (29,8 млн. руб.), который и был взят под охрану (см. «Известия». 13 апреля 1990 г.). КПСС в Литве представляла КПЛ/КПСС. которой и передавались взятые под охрану партийные объекты.

Однако возникает вопрос. Почему при взятии под охрану собственности КПСС военные обязательно требовали присутствия при этом работников аппарата ЦК КПЛ/КПСС? В результате КПЛ/КПСС предстала перед литовской общественностью, как инициатор этой акции. Законный, но силовой «захват» спорных партийных зданий позволил Ландсбергису отождествить коммунистов-членов КПСС с брутальными захватчиками, которые изначально сделали ставку на грубую военную силу. Ясно, что передача КПЛ/КПСС партийных объектов, взятых под охрану, должна была осуществляться не в момент взятия объекта под охрану, а позже на основании официального распоряжения Управления делами ЦК КПСС. Мои попытки придать этому процессу правовой вид не имели успеха.

Создавалось впечатление, что Москва специально пыталась представить коммунистов-членов КПСС в неблагоприятном свете. В этом плане крайне странным и необъяснимым является возникновение 11 января 1991 г. буквально из «ниоткуда» Комитета национального спасения Литвы (КНС). Его союзные власти преподносили, как выразителя и защитника интернациональной части населения Литвы. Даже в докладе Генерального прокурора СССР Н. Трубина утверждалось, что якобы на основании просьбы этого Комитета командование внутренних войск МВД СССР и Вильнюсского гарнизона решили направить воинские подразделения к телерадиоцентру и телебашне, дабы прекратить подстрекательское телевещание (?!)

С правовой точки зрения это просто бред. Трубину следовало бы возбудить уголовное дело об антиконституционной деятельности КНС и разобраться, кого представлял этот Комитет, от чьего имени действовал, и кто предоставил ему полномочия заявлять о взятии власти в республике? Заметим, что для прекращения радиотелевещания «саюдистов» нужна была не просьба Комитета национального спасения, а исполнение Закона СССР «Об усилении ответственности за посягательства на национальное равноправие граждан и насильственное нарушение единства территории Союза СССР», принятого 2 апреля 1990 г. Он запрещал любую деятельность, направленную на дискриминацию граждан по национальному признаку, разжигание межнациональной ненависти, вражды и насилия.

Для введения президентского правления в Литве достаточно было другого Закона СССР - о чрезвычайном положении, принятого 3 апреля 1990 г. Согласно этому Закону, в случае, если органы власти в отдельных регионах страны «не обеспечивали надлежащего осуществления своих функций» было предусмотрено введение «временного президентского правления». Учитывая критическую ситуацию в Литве, которую усугубляли воинственные антиконституционные заявления Верховного Совета Литвы, оснований для введения президентского правления было более чем достаточно.

Возникает вопрос, кто хотел созданием Комитета национального спасения сделать коммунистов Литвы «крайними» в январских событиях? Заметим, что озвучивание заведующим идеологическим отделом ЦК КПЛ/КПСС Ю. Ермалавичюсом заявлений и требований этого Комитета не может быть свидетельством того, что Комитет являлся партийным детищем.

Вероятнее всего, некий московский гость, ссылаясь на чрезвычайные полномочия, полученные от Центра, ввел Ермалавичюса в заблуждение. Не случайно даже секретари ЦК КПЛ/КПСС были в неведении, кого представлял Комитет национального спасения. Ермалавичюс по этому поводу отмалчивался.

Заметим, что в ходе судебного процесса над литовскими коммунистами выяснилось, что документы КНС печатались на пишущей машинке, находившейся в штабе Вильнюсского гарнизона, который являлся штаб-квартирой московских гостей!

Сегодня практически невозможно установить, какие гости из Москвы и с какими полномочиями действовали в Вильнюсе в период с 8 по 13 января 1991 г. В течение 1990 г. в Вильнюс, а соответственно, и в ЦК КПЛ/КПСС, приезжало немало эмиссаров из Центра. Многие из них представляли не только ЦК КПСС, но армию и КГБ СССР. Все они козыряли особыми полномочиями. Работники ЦК привыкли к ним. Военная форма и соответствующее удостоверение гостей стали для них своеобразным мандатом на получение руководящих указаний. Это сыграло роковую роль в те январские дни.

Так, выяснилось, что 12 января 1991 г. Светлана Бабаева, технический секретарь первого секретаря ЦК Компартии Миколаса Бурокявичюса, по распоряжению неких московских чекистов собрала в зале ЦК городской партийный актив, который впоследствии, и в союзных и литовских документах, был представлен, как дружина Комитета национального спасения. Валентин Лазутка, бывший тогда первым секретарем горкома партии, об этом ничего не знал, так как был вызван той же Бабаевой к Бурокявичюсу, которого напрасно прождал в приемной несколько часов. Потом выяснилось, что и Бурокявичюс к его вызову был непричастен. Первый секретарь также в это время был деликатно изолирован. В итоге руководство всей ситуацией от имени ЦК и горкома Компартии Литвы 12 января 1991 г. осуществляли чекисты из Москвы.

Вышеизложенная информация может вызвать недоверие. Однако приведем ещё одно доказательство того, что многие события в Литве в те годы инспирировала Москва. Сегодня известны убедительные свидетельства, что литовский «Саюдис», как и большинство других общественных движений периода перестройки, был задуман Яковлевым и Горбачевым. Идея состояла в том, чтобы создать альтернативу КПСС, которая позволила бы Горбачеву оказывать общественное давление и на партию в целом, и на «забронзовевших» региональных партийных князьков.

Практическое осуществление проекта было поручено КГБ СССР. Об этом рассказал в своих воспоминаниях вышеупомянутый Валентин Антонович Лазутка. В 1988 г. он руководил Институтом философии и одновременно был секретарем парткома Академии наук Литовской ССР, в стенах которой зародился «Саюдис», После раскола Компартии Литвы в декабре 1989 г. Лазутка был избран первым секретарем Вильнюсского ГК КПЛ/КПСС, а впоследствии секретарем ЦК КПЛ/КПСС.

В силу своего положения В. Лазутка весной 1988 г. оказался непосредственным участником событий, предшествующих созданию «Саюдиса». Он вспоминает, что тогда весьма активизировалась деятельность сотрудников КГБ, курировавших Академию наук. В ЦК КП Литвы работу по созданию «Саюдиса» возглавлял секретарь ЦК Лёнгинас Шепетис, единомышленник Александра Яковлева. Однажды Лазутка даже стал свидетелем телефонного разговора Шепетиса с помощником Яковлева по поводу необходимости создания движения за перестройку в Литве. Я, будучи в то время первым секретарем Октябрьского райкома КП Литвы г. Вильнюса, неоднократно слышал в кулуарах ЦК Компартии Литвы разговоры о том, что создание «Саюдиса» санкционировала Москва.

Лазутка пишет, что именно сотрудники КГБ Литовской ССР провели в июне 1988 г. всю организационную работу по подготовке учредительного собрания «Саюдиса». Ими же был подобран персональный состав Инициативной группы «Саюдиса», в которую вошли 35 человек. Многие из них были людьми, пользующимися большим авторитетом в Литве. Однако подлинным костяком группы являлись 16 человек, как впоследствии выяснилось, давно сотрудничавших с КГБ. Сегодня это неопровержимый факт.

Лазутка также сообщил, что накануне учредительного собрания «Саюдиса» в Литве появился сотрудник Отдела науки ЦК КПСС, уточнивший все детали будущего собрания, но воздержавшийся от участия в нем. Известна и другая пикантная подробность. Оригинал протокола этого учредительного собрания в архивах «Саюдиса» отсутствует. Он до сих пор находится где-то в архивах КГБ, так как секретарь учредительного собрания Зигмас Вайшвила сразу же передал его своему куратору из КГБ. Как видим, московские эмиссары управляли ситуацией в Литве с момента создания «Саюдиса». (Воспоминания доктора философских наук В.Лазутки опубликованы в газете «Karštas komentaras»: №13, 2007 г. и №1, 2008 г.)

Дополнительно следует процитировать разговор В. Лазутки с председателем республиканского Комитета госбезопасности Ромуальдасом Марцинкусом. Лазутка пишет: «Я не хотел бы подробно излагать содержание нашей беседы, но позволю себе рассказать об ответе генерала на один из моих вопросов. «Если ваш Комитет является государственной структурой СССР и вы сам являетесь советским человеком, то как можете служить ландсбергистам, явным врагам Советской власти?», - спросил я. Ответ был таков: «Я выполняю приказ из Москвы лично Крючкова, и не больше». Вот такой горький ответ получил я на свой наивный вопрос».

Тема предательства в КГБ СССР и Советской армии заслуживает отдельного разговора. Известно, что председатель КГБ СССР В. Крючков до конца жизни отстаивал советские ценности. Но, видимо, А. Яковлев в тот период сумел каким-то образом убедил Крючкова в том, что всё делается на благо советской власти. Но руководителю секретной службы, это не делало чести. К сожалению, известны и другие непростительные промахи Крючкова, прежде всего, в отношении Горбачева и Яковлева, которые очень дорого обошлись стране под названием СССР. Что же касается В.Лазутки, то он в любых ситуациях вел себя, как честнейший и глубоко порядочный человек.

О явно предательской роли Центра в литовских событиях свидетельствует и такой факт. В 1990-1991 гг. начальник Департамента охраны края Литвы А. Буткявичюс ездил по воинским частям Советской Армии, дислоцированным в Литве, и уговаривал советских офицеров переходить на службу в литовскую армию. Военное командование не возражало против этих визитов. На все недоуменные вопросы следовал один ответ: «Москва дала такое указание!».

Помимо этого Буткявичюс в 2000 г в интервью «Независимой газете» (от 4.08.2000) заявил, что в сентябре 1990 г. он неоднократно встречался с начальником Генштаба Вооруженных сил СССР генералом армии Моисеевым. Буткявичюс утверждает, что Моисеев: «дал мне понять, что мы ломимся в открытую дверь. У них в штабе, по его словам, уже тогда были готовые документы на случай отделения Прибалтики, и они уже обсуждали статус военных баз в Литве». Конечно, это не говорит о предательской позиции начальника Генштаба. Военные обязаны иметь планы на все случаи жизни, но зачем об этом говорить явному «сепаратисту»?

Но вот факт продажи в декабре 1990 г. штабом Прибалтийского Военного округа Департаменту охраны края непризнанной Литовской республики 215 единиц военной техники и имущества, по сути, являлся предательским.

Без команды из Москвы такая сделка была бы невозможна. После этого только остается размышлять о том, кто и на чьей стороне был в литовско-советском противостоянии.

Но предательство гнездилось не только в Москве. ЦК КПЛ/КПСС работал под плотным контролем литовского Департамента госбезопасности Литвы (ДГБ). Три агента ДГБ (видимо, их было больше. Полагаю, что некоторых, на всякий случай, до сих пор не расшифровали) действовали в аппарате ЦК Компартии. Два агента работали в штабе Вильнюсского гарнизона в Северном городке.

В настоящее время является установленным факт изготовления и озвучивания агентами ДГБ ряда подложных документов от имени ЦК Компартии Литвы и Гражданского Комитета Литовской ССР. Также известно, что ДГБ в 1990 г. тиражировал подстрекательские заявления от имени мифической радикальной организации «Коммунисты за демократию». Путем распространения подложных листовок и призывов агенты ДГБ провели десяток подставных митингов, которые внесли неразбериху в стан сторонников КПЛ/КПСС. ДГБ даже наладил издание газеты «Большевик» - орган также мифического Особого Отдела партии большевиков Литвы.

Об этих «подвигах» ДГБ поведала газета «Литовский курьер» в статье «Юбилей с пробелами памяти» (№ 15/268, апрель 2000 г.). Возможно, в недрах ДГБ и родился мифический КНС? Не исключено, что в этой провокации были задействованы некоторые прибывшие из Москвы лица, возможно и чекисты, имевшие цель дискредитировать работу ЦК КПЛ/КПСС. Имея соответствующее удостоверение и полномочия можно было легко заставить профессора Ермалавичюса, сугубо гражданского человека, поверить в то, что Комитет национального спасения действует по указанию из Москвы и он строго засекречен. Не случайно за истекшие двадцать лет так и не удалось обнаружить каких-либо реальных доказательств существования КНС.

Ну, а теперь вновь вернемся к январским событиям 1991 г.

«Quid prodest?» или - кому выгодно?

Не вызывает сомнений, что в силовых акциях советских военных был наиболее заинтересован Ландсбергис и его окружение. Этот факт подтвердил А. Буткявичюс 11 января 2001 г. в телепередаче «Независимое расследование» с Николаем Николаевым

Анализируя вильнюсскую акцию у телебашни, организованную КГБ СССР и советским генералитетом, невольно приходишь к выводу, что она не столько преступна, как утверждает литовская сторона, сколько абсурдна. Известно, как тщательно КГБ СССР планировал свои операции. Создается впечатление, что к январю 1991 г в КГБ перевелись специалисты. В результате «Альфа» и десантники, как бычки на веревочке, двинулись к месту заклания, которым стала телебашня. Что это - глупость или чей-то коварный расчет? Все говорит о втором.

Заметим, что литовское радио и телевидение провокационные призывы транслировало с осени 1990 г. Ждать до 13 января 1991 г., когда Ландсбергис собрал на защиту телебашни тысячи людей, было просто преступно. Не вызывает сомнения, что 5 или 6 января, то есть в предыдущую субботу и воскресенье, Дом печати, телебашню и здание телерадиокомитета можно было взять под охрану силами небольших патрулей без применения бронетехники.

Но кому-то в Москве понадобилось организовать «шоу» с шумом и громом, с холостыми выстрелами танков и сплющиванием легковых машин. Да, и необходимость силовой акции 13 января вызывает большие сомнения. Проблему можно было решить другим путем. Это наглядно показала ситуация 19 августа 1991 г.

Тогда, в первой половине дня после заявления ГКЧП у «ландсбергистов» началась подлинная паника. Многие депутаты Верховного Совета Литвы предпочли уехать из Вильнюса. Работникам аппарата Верховного Совета Литвы выдали на руки трудовые книжки и трехмесячную зарплату. Представители литовских силовых структур сняли национальные знаки различия, а мне постоянно звонили бывшие «соратники» по литовской Компартии и спрашивали, не планируются ли их аресты.

Ландсбергис с дрожью в голосе звонил Г. Янаеву в Москву и спрашивал, что будет предпринято в отношении Литвы. То есть, для наведения порядка в Литве Кремлю достаточно было реально повысить голос.

Добавим, что в январе 1991 г. проблему с литовским радио и телевещанием можно было решить путем прекращения подачи электроэнергии на передающие устройства телебашни. Специалисты из «Альфы» сделали бы это тихо и незаметно в течение получаса. В этой связи недоумение вызывает такой момент. Как известно, захват вильнюсской телебашни не лишил «саюдистов» радио и телевещания. Эту роль стал выполнять каунасский радиотелецентр. Почему же одновременно не захватили и его? Получается, что разработчики акции были или дилетантами или подобное было запланировано?

Ответ приходит, если признать, что акция у телебашни была провокацией, которую совместно организовало горбачевское и ландсбергистское окружение. Не случайно известный литовский писатель и общественный деятель Витаутас Петкявичюс в интервью («Обзор» 14. 10. 2002 г.) подчеркнул, что январская провокация у вильнюсской телебашни «была подготовлена с обеих сторон: М. Горбачевым и В. Ландсбергисом при участии руководителя КГБ Э. Эйсмунтаса и А .Буткявичюса».

Первой о том, что январские события были спровоцированы Ландсбергисом, публично заявила известная литовская писательница и активная сторонница независимости Литвы депутат ВС Литвы Видманте Ясукайтите. 17 июня 1991 г. на учредительной конференции регионального отделения Форума будущего Литвы в г. Пренай она сказала (в изложении).

«Печально, что 13 января наши юноши неизвестно почему пали жертвами у телебашни. Я, вместе с другими депутатами, прибыв к башне, уговаривала ребят уйти, так как нам было известно, что эта провокация была подготовлена В. Ландсбергисом. Но ребята были пьяны и не хотели нас слушать.

Здания телевидения и Дом печати были заняты, так как оттуда распространяли клеветническую политику ландсбергистов. Если бы Ландсбергис был настоящим литовцем, то всего этого не было бы. Советские солдаты выполняли воинский долг, а люди погибли из-за расчетов Ландсбергиса. Такое правительство ведёт нас к обнищанию и погибели. А Ландсбергис, идя по пятам своего отца, создает в Литве фашизм…»

Это выступление Ясукайтите «саюдисты» предпочли замолчать. Не заинтересовало оно и литовскую прокуратуру, так как противоречило официальной версии. Также отнеслось литовское правосудие и к заявлению ранее упомянутого А. Буткявичюса, которое он сделал в 1997 г. в Англии, находясь там на военной стажировке.

Пытаясь преподнести себя, как основное действующее лицо в организации обороны Литвы в январе 1991 г. Буткявичюс заявил английским журналистам, что во время штурма вильнюсской телебашни в толпу с крыш домов стреляли его боевики.

Ибо только это, по его мнению, позволило Литве окончательно порвать с СССР с минимальным количеством жертв.

В статье Виктора Чеботарева «Зачем Николаеву "Расследование"?» сообщается, что один из офицеров английской САС (подразделение антитеррора английских спецслужб) переслал кому-то из офицеров спецгруппы «Альфа» вырезки английских газет с заявлениями Буткявичюса. Их обнародование могло бы серьезно ударить по официальной версии гибели январских жертв. Но пока они безмолвно лежат в чьем-то письменном столе.

Лондонское заявление Буткявичюса осталось для общественности Литвы неизвестным. Однако возмездие со стороны тогдашнего председателя ВС Литвы Ландсбергиса последовало незамедлительно. После возвращения в Литву на Буткявичюса было сфабриковано уголовное дело о взятках и он был осужден на 5 лет. Но отсидел лишь два года. После выхода из тюрьмы Буткявичюс стал осторожнее в высказываниях, но упорно отстаивает свой приоритет в методах ведении «психологической войны» против СССР, которые позволили «малой кровью» отстоять независимость Литвы.

В апреле 2000 г. Буткявичюс в интервью литовскому еженедельнику «Обзор» (№15 /170/) вновь подтвердил, что жертвы январских событий были им изначально запланированы, якобы для того, чтобы оплатить свободу Литвы «малой кровью». Заявление Буткявичюса произвело в Литве эффект разорвавшейся бомбы, тем более, что его подтвердил упомянутый В.Петкявичюс. Он лично знакомился с материалами уголовного дела по факту гибели людей у телебашни, так как с 1993 по 1998 г. возглавлял Комитет по национальной безопасности Сейма

Выступая 14 апреля 2000 г. в еженедельной русской телепрограмме «Неделя», Петкявичюс заявил, что «с крыш соседних домов по собравшейся у телебашни толпе людей стреляли наши «саванорисы». Это полностью опровергало официальную версию, согласно которой 13 января 1991 года литовские граждане у телебашни погибли от пуль военнослужащих Советской Армии и от наезда советской бронетехники. Но литовское правосудие вновь не услышало этого заявления.

Литовские следователи также предпочли не заметить изданную в 2003 г. книгу Пяткявичюса «Корабль дураков». В ней было написано: «На совести Ландсбергиса и А. Буткявичюса жертвы ночи тринадцатого января, поскольку один придумал, а по приказу другого несколько десятков пограничников были переодеты и впущены в телебашню. Это они сверху вниз стреляли в толпу… Я это своими глазами видел, когда возле моих ног от асфальта рикошетом отскакивали пули». (Стр. 78).

В интервью «Обзору» (от 14. 10. 2002 г.) Петкявичюс рассказал, каким образом он выяснил, что в людей у телебашни стреляли литовские пограничники. Оказывается в 1993 г. все 18 пограничников пришли в Сейм к Петкявичюсу с жалобой на то, что их вычеркнули из списков участников событий 13 января. «Они рассказали, что их начальник Чеснулявичюс с пистолетом в руке поставил всех к стенке и заявил, что если они хоть одним словом заикнутся, что были на телебашне, — с ними будет покончено!»

Существуют и другие свидетельства, подтверждающие причастность боевиков «Саюдиса» к гибели январских жертв. Так, на момент суда, рассматривавшего дело бывшего лидера «Единства» В. Иванова, в уголовном деле имелись свидетельские показания о том, что почти за час до появления около телевизионной башни советских десантников, «в темноте под кустами» уже лежали на земле тела людей.

Известно также, что в 1 час 10 минут ночи 13 января 1991 г. из окна здания Верховного Совета Литовской Республики ксёндз Альгимантас Кейна начал служить мессу по погибшим от Советской армии, начав её со слов: «Уже есть первые жертвы!». В то же время известно, что колонна с десантниками появилась у телебашни в 1 час.50 мин. О первых жертвах стало известно только в 2 часа 30 мин.

Завершить тему январских жертв хочется цитатой из книги Георгия Ефремова «Мы люди друг другу. Приложение 5». Это монолог литовца после январских событий. «Это не просто мерзость – это великая глупость! Теперь нет пути ни к какому компромиссу – за эту ночь Москве придется платить одним: уходом отсюда. Мы знаем, что ни русские, ни поляки, да и коммунисты ни в чем не виноваты, – но как им, как вам теперь жить? Как может великая держава доверяться проходимцам? Как можно, борясь с Ландсбергисом, давать ему такой шанс? Ведь он шахматист, даже чемпионом Литвы был, – такие промахи он использует мгновенно и безжалостно! И правильно: с такими соперниками говорить не о чем, с ними всё ясно». Комментарии излишни.

P. S. Вышеизложенные факты не являются секретом, но они так и не заинтересовали литовских прокуроров. Подобное поведение литовского правосудия вполне объяснимо. Оно не может назвать имена настоящих убийц, виновных в январских жертвах. Ведь у власти в Литве до сих пор наследники «Саюдиса». В случае обнародования имен подлинных убийц, миф о героической роли «Саюдиса» в обретении Литвой независимости в 1988-1991 гг. рухнет.

Добавим, что после введения в Литве уголовной ответственности за непризнание советской агрессии и оккупации, рассчитывать на пересмотр версии о январских событиях стало нереально.

Об этом свидетельствует ситуация с лидером литовских социалистов Альгирдасом Палецкисом. В ноябре 2010 г. в ходе обсуждения трагических событий 13 января 1991 г. в эфире радиостанции «Žinių radijas» (Радио новостей) Палецкис заявил, что «становится ясно, свои стреляли в своих».

В этой фразе консерваторы, духовным лидером которых является Ландсбергис, усмотрели отрицание «советской агрессии». В результате против Палецкиса возбуждено уголовное дело и ему грозит до двух лет тюрьмы, если будет доказана его вина. Такова литовская демократия в действии. Некоторым российским либералам она весьма по душе.

Специально для Столетия


Материалы по теме:

Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 22 найденных.
lietuvis
14.01.2012 21:34
Большое спасибо за данный материал
Евгений
30.09.2011 20:49
Жаль, что я не политик и не историк. Все эти годы старался не вспоминать о службе в 5 мсд и 107 мсд. На шестом десятке начали мучить воспоминания о былом. Общался в то время и с Усхопчиком как с командиром дивизии и с Масхадовым начальником артиллерии дивизии. С большим удовольствием прочитал Вашу статью. В целом очень похоже на правду.
Андрей
31.07.2011 1:15
Огромное спасибо за статью!!! Я живу в Риге. Меня называют потомок оккупантов, чужой записано в паспорте а мой бывший друг латыш в 1992 году заявил: мы латыши возьмем реванш и отомстим вам русским! Может мой комментарий кто-то прочтет. Люди не забывайте есть еще Латвия с ее нацистами и я знаю как поступили с Рижскими ОМОНОВЦАМИ и как стреляли латыш в латыша чтоб потом свалить все на русское население Латвии. К сожалению большинству Россиян наплевать как живут русские в бывших Советских республиках да и на Россию в целом наплевать. Видимо мало мы русичи хлебнули горя с 1917 года!
Boris-Автору
07.04.2011 0:03
Владислав Николаевич,у меня есть вопрос,неужели не сохранилось ни одного документа в архивах,подтврждающих причастие Ландсбергиса к КГБ?И почеми,до сих пор никто не достает их чтобы показать кто на самом деле Бруссельский мужыкант?
Владимир Федорович из Клайпеды
04.02.2011 18:48
Спасибо автору.
Подождем как власти будут выкручиваться из ситуации с Палецкисом.
Пока тишина.
Питерский - Автору
04.02.2011 10:39
Уважаемый Владислав Николаевич! Честно говоря, у меня нет каких-то особых "соображений о Литве", я попал тогда туда чисто ситуативно, это могла бы быть любая другая республика, а потому, если бы я начал вдруг выдавать "соображения", то это как раз и вышла бы ситуация вынесения суждений на основе 5-ти (4+1) дневного пребывания в Вильнюсе и Каунасе. Всё, что могу, это просто описать свои поездки и впечатления. Если пригодится, буду рад. Полагаю, не стоит озадачивать этим уважаемую редакцию "Столетия", напишите, пожалуйста, любой пригодный е-мейл, здесь, в комментах, или скиньте на мой эл. адрес: pitersky_009@mail.ru и я вышлю Вам свой рассказ. С уважением, Питерский.
Starover
03.02.2011 19:48
Версия
Я всегда писал,что нас продали.Мысли не было,что предали.Суть сделки,кто и с кем договаривались?1988 год, я видел в Вильнюсе Яковлева,однако мы не общались.Но было понятно,что он знает,что делает.Учитываем советскую специфику и темпы ,значит это где то 85-86год.Горбачев-Тетчер.Тандем.Обьект сделки?Многопартийность.Почему Литва? Запад,хорошо образованные,чертовски зажиточные,мононациональны(вроде спорить меньше будут),другое там разное,не суть дела то.Что взамен?Не знаю.ЯковлевГорбачев не клика,просто в коммерии оказались слабы,а может и банально толпа раздавила.Чем занимается МедведевПутин-многопартийностью,как основой.Всех задолбало когда все едины и смотрят только в рот,или это-в этом году нашей(моей) области из федерального бюджета надо....
  Бить будете?
Автор
03.02.2011 14:32
Питерскому. Ваши наблюдения 1991-1992 гг. чрезвычайно важны. Они подтверждают и мои наблюдения. Однако я лицо заитересованное. Если бы вы направил в "Столетие" некоторые свои соображения о Литве с указанием фамилии и тогдашнего статуса (если это возможно), то это была бы хорошая аргументация в книге, которую я пишу. С уважением Швед
Автор
03.02.2011 14:20
Питерскому. Ваши наблюдения 1991-1992 гг. чрезвычайно важны. Они подтверждают и мои наблюдения. Однако я лицо заитересованное. Если бы вы направил в "Столетие" некоторые свои соображения о Литве с указанием фамилии и тогдашнего статуса (если это возможно), то это была бы хорошая аргументация в книге, которую я пишу. С уважением Швед
Питерский - Автору
03.02.2011 11:20
Большое спасибо за то, что изыскали время на ответ. Разделяя Ваше презрение к тем, кто на основе двухдневных впечатлений готов рассказывать о жизнеустройстве в чужом краю, тем не менее, позволю себе спросить: к моему рассказу это разве имеет отношение? Я ведь всего лишь рассказал «что очи видели», причём в конкретные дни, вот и всё, я ведь даже и выводов-то и не делал (Вы их сделали за меня), а больше спрашивал, и, уверяю, без никакого подвоха. Так что, по чистой совести следовало бы признать, что в данном случае заряд высокомерия был растрачен впустую. Я Вас понимаю: конечно, гораздо интереснее обсуждать любую тему с теми, для кого «ситуация предельно ясна», тут и двусмысленности вполне будут поняты, но, полагаю, Вы же не только на такого читателя рассчитывали, публикуя данный материал? Я же действительно «не в теме», настолько даже, что, признаться, с интересом читая Ваши статьи «катынского цикла», и не подозревал доселе о Вашем литовском прошлом (надеюсь, не обидитесь?). К совету внимательно читать текст статей. Я и  вычитал в них некоторые, как мне представилось, противоречивые утверждения, и обратился за разъяснением к Автору, что здесь предосудительного? Вот опять: в комменте всплывают фамилии Ачалова и Варенникова (их нет в тесте статьи). /// «Пришлось их поправить, но с большим трудом»///. Как это соотносится  с утверждением: /// «Военная форма и соответствующее удостоверение гостей стали для них (работников ЦК КПЛ/КПСС – Пит.), своеобразным мандатом на получение руководящих указаний. Это сыграло роковую роль в те январские дни»///? Кстати, совет «пообщаться» с Ачаловым  Варенниковым, по своему, замечателен, но не может не вызвать улыбки – как говорится: «где я и где Варенников?». Я бы лучше у Вас спросил, если позволите. Вот, в тексте: /// «Не вызывает сомнений, что в силовых акциях советских военных был наиболее заинтересован Ландсбергис и его окружение»///. Я, поверьте, «далёк о мысли», что Ваш ЦК отдавал руководящие указания А. и В., но вот что хотелось бы спросить: как по-Вашему, эти два военачальника понимали, что, планируя силовые акции, фактически  работают на шайку Ландсбергиса, и подыгрывают изменническим планам  клики Горбачёва-Яковлева? Ведь, если Ваш ЦК не был настроен на выход, они, как патриоты страны, обязанные думать о сохранении её целостности, не могли игнорировать Ваше мнение, мнение местных патриотов СССР, это было просто преступно с их стороны, какие бы руководящие указания от горбачёвского Центра они не получали бы? Они искренне не понимали, что /// «шоу» с шумом и громом, с холостыми выстрелами танков и сплющиванием легковых машин///» не решит проблему, а загонит её в тупик? Итак, /// «…сама военная акция у телебашни была разработана при полном игнорировании ситуации в Вильнюсе и Литве»///, но, можно смело предположить, при участии А. и В., как старших командиров, иначе – зачем тогда они там вообще обретались? Вы, кстати говоря, сами никогда не спрашивали у Варенникова, кто автор идеи штурма телебашни? И почему он игнорировал Вас, мнение местных патриотов, т.с.? У Вас, согласитесь, куда больше возможностей задавать ему эти вопросы. Варенников нынче раздаёт интервью «а ля  большой патриот СССР», какова же здесь была его действительная роль, в данном эпизоде? Про чекистов я молчу, это – особая публика, всегда держащая «нос по ветру». Их всегдашнее дело – обезпечивать текущую политику лидеров правящей партии, «боевой отряд партии»,  лучше про них и не скажешь… Вы были в гуще событий, гораздо интересней было бы прочесть Ваши личные впечатления о действиях ключевых фигур тех давних событий, в дополнение к рассказу о расследовании Николаева, книге Петкявичуса и пр. Впрочем, это моё личное мнение, которым, разумеется, вполне можно пренебречь.
Далее. В отношении грузовиков – их было всё-таки два, поверьте, у меня не двоилось в глазах. Относительно здания – я уточнил, насколько мог, ещё до прочтения Вашего ответа, больше ничего добавить не в состоянии. Я не делал «глубокомысленного вывода о базе», современная терминология и параллели  с террористами не при чём, я рассказал впечатления двадцатилетней давности. Скажу больше: я не вижу ничего предосудительного  в участии военных для защиты строя как таковом, надо  только быть последовательным, без идиотских выходок планомерно и прочно занимать ключевые позиции, забирая всё под охрану и контроль.  Так что, касательно «скептических выводов» - их нет, ни скепсиса (кроме обычного, здравого, на все, как говорится случаи жизни), ни выводов. Есть вопросы, благо, есть кому их задавать, такое везение, согласитесь, не часто бывает. И последнее: на чьей я стороне? Во всяком случае, не на стороне тех, кто готов приписать Вам  «авторство плана военной акции 13 января», поверьте на слово, это мне до сих пор как-то и в голову не приходило... Ладно, как говориться, «один дурак задаст столько вопросов, что и сотня умников не ответит». В любом случае, спасибо за общение, остаюсь искренне Ваш, Питерский.
Отображены комментарии с 1 по 10 из 22 найденных.

Эксклюзив
01.12.2020
Елена Бондарева
Поэзия русской Сербии. К 100-летию Русского исхода.
Фоторепортаж
03.12.2020
Подготовила Мария Максимова
В Эрмитаже проходит выставка изделий фирмы Карла Фаберже.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».