Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
17 апреля 2021

У Святых ворот

Россия отметила 300-летие Свято-Троицкой Александро-Невской лавры
Наталья Масленникова
29.12.2013
У Святых ворот

По итогам празднования славной годовщины 18 декабря в петербургском отделении ИТАР-ТАСС прошла пресс-конференция, которая открылась премьерой документального фильма «Александро-Невская Лавра — 300 лет: хроника юбилейных торжеств». На конференции выступил наместник Лавры, викарий Санкт-Петербургской епархии епископ Кронштадтский Назарий.

Он, в частности, отметил, что в юбилейный год состоялось 116 праздничных мероприятий, а 12 сентября в Петербурге произошло событие большой духовной важности — Крестный ход с Казанской иконой Божией Матери; он прошёл по Невскому проспекту от Казанского собора до лавры. Правительство города предложило Крестный ход 12 сентября сделать ежегодным, и это, безусловно, один из весомых итогов юбилейных торжеств. Среди важных проектов владыка особо выделил передвижную фотовыставку «300 лет бытия Александро-Невской Лавры» (3 копии экспозиции), которая демонстрируется в различных российских городах и за рубежом, конференцию «История развития церковно-государственных отношений» (май), малороссийские гастроли архиерейского хора лавры, ведь именно киевская братия стояла в своё время у истоков монашеской жизни обители, а также — Александро-Невский хоровой собор (июнь), в нём участвовало около 700 человек. «Я никогда не забуду первой службы в Морском соборе в Кронштадте, где Божественную литургию пело шесть хоров!» — подчеркнул владыка Назарий.

К юбилею был подготовлен целый ряд новых книг; особый интерес, на наш взгляд, представляет альбом-энциклопедия «Во имя святого князя», пока вышел первый том из предполагаемых трёх.

В альбоме будут представлены все храмы, воздвигнутые в честь Александра Невского: любопытно, что кроме Латинской Америки и Австралии, повсюду в мире есть церкви, освященные в память благоверного князя.

Идея создания альбома принадлежит владыке Назарию — три года он собирал материал для этого уникального издания. В заключение своего слова наместник Лавры пожелал, чтоб в монастыре никогда не прерывалась монашеская жизнь.

Но и 4 декабря произошло ещё одно важное событие в обители — торжественное открытие музея Александро-Невской лавры в историческом здании новой ризницы, где до революции располагались монастырская библиотека, архив и древлехранилище. В советское время эти сокровищницы были полностью разорены. В древлехранилище были собраны старинные церковные предметы, драгоценные дары от членов императорской фамилии, реликвии, связанные с Домом Романовых. По благословению наместника лавры владыки Назария в настоящее время здесь проходит выставка «Non licet vos esse» (Не должно вам быть – лат.), которая рассказывает о кампании по изъятию церковных ценностей в 20-е гг. ХХ столетия. Выставка уже демонстрировалась в Москве, Воронеже, Туле… «Non licet vos esse» — новый проект в серии выставок, посвященных российской истории XX века, которые призваны пролить свет на малоизвестные события из жизни Церкви в советское время.

Невский монастырь был основан Петром I почти одновременно с новой столицей империи и уже с самого начала занял видное место в церковно-государственной политике, стал известен своей духовно-просветительской и миссионерской деятельностью. В послереволюционные годы лавра подверглась поруганию, как и тысячи храмов и монастырей России.

В мае 1922 г была вскрыта серебряная рака с мощами Александра Невского, ларец с мощами был поставлен в алтаре Троцкого собора, но 15 ноября их все же изъяли; последнее богослужение прошло в соборе 7 декабря 1933 г.

И как раз один из наиболее значительных разделов выставки посвящен событиям, происходившим в Александро-Невской Лавре в межвоенные годы. Выставка освещает как трагическую историю разорения обители, изъятия святынь и памятников церковного искусства, так и историю возникновения и деятельности братства по защите Александро-Невской Лавры.

В 1956 г. Свято-Троицкий собор Александро-Невской лавры был передан Русской православной церкви как приходской храм, главный алтарь его был освящен 30 августа/12 сентября 1957 г. В 1950 — 1960-е гг. в Духовском корпусе располагались покои митрополита и Епархиальное управление. 3 июня 1989 г. трудами митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия (Ридигера; 1990-2008 гг. Патриарх Московский и всея Руси) в собор были возвращены мощи св. Александра Невского, а во второй половине 2000 г. были «окончательно переданы» РПЦ все здания лавры. Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев; покоится на Никольском кладбище лавры), возглавлявший Петербургскую кафедру с 1990 по 1995 гг., положил много сил для возрождения богослужебной жизни в своей епархии. Именно при нём была открыта Александро-Невская лавра, здесь возобновилась монашеская жизнь, начал издаваться просветительский журнал «Санкт-Петербургские епархиальные ведомости», стала выходить первая городская православная газета «Православный Санкт-Петербург». В те годы открывались храмы, благотворительные богадельни, началась активная церковная жизнь. Труды по возрождению Александро-Невской обители продолжает митрополит Владимир (Котляров), нынешний глава епархии.

* * *

«В ряду монументальных построек Петербурга, где встречаются неизгладимые следы трудов Петра Великого, первое место занимает Невский монастырь. — писал М.И. Пыляев в своей известной книге “Старый Петербург” (1887). —

По преданию, монастырь построен на том месте, где св. благоверный Александр Невский разбил шведов 15(/28) июля 1240 года.

В ознаменование победы Невского место это было названо Петром “Виктори”. Император, обозревая эту местность в 1711 году, указал здесь строить монастырь во имя Св. Троицы и св. Александра Невского, и в то же время хутынский архимандрит Феодосий водрузил здесь крест с надписью “На сем месте создатися монастырь”. В 1712 году приступили к работам и 25 марта(/7 апреля) следующего года здесь была освящена деревянная церковь Благовещения и началось монастырское общежитие. В 1717 г. император утвердил план архитектора Андрея Трезина для будущих каменных построек, над которыми главным наблюдателем поставил князя А.Д. Меншикова. На постройку употреблялись суммы, дарованные от казны, а также сборы от погребения в монастырских церквах, главный же доход монастыря был от крестьян, которых было приписано к Невскому монастырю 25 464 душ.

По заключении Ништадского мира (1721) с Швецией Петр вздумал перенести сюда мощи Александра Невского из Владимирского Рождественского монастыря, и в 1724 году, в июле месяце, императором была послана во Владимир комиссия из духовных и светских лиц “подъять святые мощи с теми же обрядами, с коими были перенесены мощи святого Филиппа из Соловецка в Москву, и доставить до Новгорода сухим путём”; после мощи были поставлены на яхту и везены водой по Волхову, Ладожским озером и Невой.

У села Усть-Ижоры Петр встретил шествие, перенёс мощи угодника к себе на лодку, на которой стал сам у руля, а своих сподвижников превратил в простых гребцов.

Лодка, сопутствуемая множеством судов, прибыла в Петербург, где её первый встретил ботик Петра под императорским штандартом, а затем императрица, весь двор, всё духовенство, вся гвардия и народ. Государь с приближенными поднял с лодки святыню и под богатым балдахином перенес в освященную только в этот день новую Александровскую церковь [в верхнем этаже Благовещенской], где она и пребывала до постройки главного собора».

Главный же Троицкий собор, построенный по плану Петра и проекту архитектора Швертфегера был заложен в 1722 г. и вчерне закончен только к 1753 г. Пыляев, между прочим, отмечает, что причина такой задержки заключалась в том, что «рабочие руки отвлекались на постройку Смольного и Аничковского дворца». Однако собор вскоре по приказу императрицы Елизаветы Петровны был разобран, т. к. в стенах были замечены трещины. 30 августа/12 сентября 1778 г. в присутствии императрицы Екатерины II был заложен новый храм (арх. И.Е. Старов), под алтарем положена серебряная доска с частицей мощей Андрея Первозванного; а завершилось строительство только в 1790 г., тогда же 30 августа/12 сентября собор был освящен и в него были перенесены мощи св. благоверного князя Александра Невского. По свидетельству очевидцев, в тот день в 10 часов утра в лавру прибыла императрица с августейшим семейством. «Мощи несли кавалеры ордена св. Александра Невского, балдахин — кавалеры ордена св. Владимира. За св. мощами шла императрица, а по сторонам её кавалергарды под начальством Зубова. Во время шествия производились колокольный звон и пальба из пушек; последняя из лаврской верфи, основанной ещё при Петре Великом». В 1752-1753 гг. императрица Елизавета Петровна устроила для мощей св. Александра богатую раку из серебра, добытого впервые в Колыванских заводах. Всего серебра было употреблено 90 пудов. На раке помещена эпитафия, сочинённая М. В. Ломоносовым: «Святый и храбрый князь здесь телом почивает;/ Но духом от небес на град сей призирает/ И на брега, где он противных побеждал/ И где невидимо Петру споспешствовал. /Являя дщерь его усердие святое,/ Сему защитнику воздвигла раку в честь / От первого сребра, что недро ей земное / Открыло, как на трон благоволила сесть».

До 1922 г. рака находилась в соборе. В 1922 г. в Эрмитаже проходила выставка «В помощь голодающим», где экспонировались практически все «наиболее ценные в художественном и материальном отношении» иконы и церковная утварь из храмов Петербурга. Сразу же после выставки почти все экспонаты были проданы за границу.

Незавидная судьба была уготована и бесценной раке Александра Невского. Ее, как и многие другие святыни, хотели переплавить.

10 мая 1922 г. в Москву председателю ВЦИК Калинину была послана телеграмма: «Государственный Эрмитаж, Русский музей просят срочного распоряжения приостановить разрушение иконостаса Казанского собора и раки Невской лавры — памятников мирового художественного значения. Тройницкий — директор Эрмитажа, Сычов — директор Русского музея и Александр Бенуа». Иконостас Казанского собора спасти не удалось (сделан он был из серебра, отбитого у французов, и все восхищались его великолепием), а рака 19 мая 1922 г. была передана в Эрмитаж. В 1930 г. кто-то опять вспомнил, что почти полторы тонны серебра стоят в залах напрасно... Но и на этот раз раку удалось отстоять. В 1941 г. вместе с другими музейными ценностями рака, разобранная и упакованная в 10 ящиков, была отправлена на Урал, в Свердловск, а после войны все экспонаты были возвращены в музеи. В настоящее время рака Александра Невского экспонируется в Концертном зале Зимнего Дворца. Хотя уже долгое время ведутся переговоры о возвращении святыни в Александро-Невскую лавру, однако пока, увы, безрезультатно.

Обитель быстро становилась центром духовного просвещения. В феврале 1716 г. сюда прибыли шесть монахов из Москвы, в марте — тринадцать из Киева. В 1722 г. братию составляли уже 78 иноков, из них 46 иеромонахов. Император распорядился воспитывать учёное монашество и повелел «кроме Невского монастыря монахов во архиереи и в знатные архимандриты никого не производить». Обитель стала своего рода школой высшего духовенства; многие из насельников позже стали архиереями в разных городах Российской империи. В 1721 г. при монастыре открылась Славянская школа, преобразованная спустя пять лет в Греко-Латинскую семинарию: в 1788 г. она становится Главной семинарией с расширенным курсом наук и с числом воспитанников 200 человек. А в 1797 г. это уже Александро-Невская Академия, с 1809 г. — Санкт-Петербургская Духовная Академия. С 1719 г. здесь действовала типография, одна из первых в новой столице, и, конечно же, была устроена библиотека. В 1726 г. монастырь получил статус ставропигиального.

Государыня Елизавета Петровна в 1743 г. учредила в день перенесения мощей св. князя Александра 30 августа/12 сентября Крестный ход из Казанского собора к монастырю. В 1759 г. в обители был учреждён архиерейский хор. А к середине XVIII в. сформировался монастырский богослужебный устав.

Во второй половине XVIII в. штат насельников обители удвоился; между прочим, среди братии некоторое время находился известный прозорливец монах Авель (Васильев).

Самым тесным образом жизнь обители переплетена с событиями, происходившими в столице империи. В историческом отношении наиболее интересна Благовещенская церковь (1717-1725), один из первых каменных храмов Санкт-Петербурга, построенная по плану Петра и предназначавшаяся изначально для усыпальницы членов царской фамилии. Первое захоронение здесь состоялось 24 октября 1723 года, когда в Благовещенской усыпальнице была похоронена вдовствующая царица Прасковья Фёдоровна (вдова старшего брата Петра I – царя Иоанна V Алексеевича). Здесь же 34 года и 4 месяца покоилось тело императора Петра III.

В Благовещенской церкви покоится и А.В. Суворов, на бронзовой плите над его захоронением сделана простая надпись: «Здесь лежит Суворов».

По преданию сам фельдмаршал сочинил сию эпитафию. Однако существует и другой рассказ, который излагает Пыляев, сообщая о любопытных курьёзах петербургской жизни в своей книге. «Перед смертью Суворов пожелал видеть маститого поэта. В разговоре с Державиным он, смеясь, спросил его: “Ну, какую же ты мне напишешь эпитафию?” — “По-моему, — отвечал поэт, — слов много не нужно: тут лежит Суворов!” — “Помилуй Бог, как хорошо”, — в восторге сказал Суворов. Фельдмаршал скончался а доме своего родственника графа Д.И. Хвостова, на Никольскоой набережной, близ Никольского моста. Похороны его происходили в Николин день.

Описывая богатый некрополь лавры, Пыляев перечисляет множество имен, знаменитых в отечественной истории… Между прочим напоминает, что на Лазаревском кладбище покоится известный лаврский духовник схимонах Алексий (Шестаков † 1826), тот самый, что по легенде дал императору Александру I «совет преобразиться в старца Феодора Кузьмича». «…с этим схимонахом беседовал в келье император Александр I перед своим отъездом в Таганрог [1 сентября 1825 г.]… При входе государя, Алексий, пав пред Распятием, пропел тропарь “Спаси Господи” и в то же время, обратясь к высокому гостю, сказал: “Государь, молись!” Государь положил три поклона. Схимник, взяв крест, прочёл отпуст и осенил императора. После этого монарх сел с митрополитом на скамью и, посадив схимника, вполголоса разговаривал с митрополитом и, между прочим, сказал: “Все ли здесь имущество его? Где он спит?” <…> Схимник… встал и сказал: “…Пойдем, я покажу тебе…” С этими словами он повёл императора за перегородку в своей келье. Здесь на столе стоял чёрный гроб, покрытый чёрным покрывалом, в гробу лежала схима… — “Смотри, — сказал схимник, — вот постель моя и не моя только, а постель всех нас. В ней все мы, государь, ляжем и будем спать долго”; государь несколько времени стоял в размышлении. [Затем] схимник [сказал]: “Государь, я человек старый и много видел на свете: благоволи выслушать слова мои. До великой чумы в Москве [1771-1773] нравы были чище, народ набожнее, но после чумы нравы испортились; в 1812 году наступило время исправления и набожности, но по окончании войны сей нравы ещё более испортились. Ты — государь наш и должен бдеть над нравами. Ты — сын Православной Церкви и должен любить и охранять её. Так хочет Господь Бог наш”. Государь обратился к митрополиту и сказал: “Многие длинные и красноречивые речи слышал я, но ни одна так не нравилась, как краткие слова старца. Жалею, что я давно с ним не познакомился”. Затем, приняв благословение, государь сел в экипаж и прямо отправился в путь. После этого посещения государь не возвращался в Петербург и вскоре скончался в Таганроге».

Несколько короче, оттого, может, ярче звучит сей эпизод в воспоминаниях Е. П. Яньковой («Рассказы бабушки»). Во всяком случае, она поведала, что при прощании с государем схимник будто сказал: «Мы более не увидимся…»; и далее —

«Уезжая из монастыря, государь был очень печален и при прощании с митрополитом прослезился. Выехав из Святых ворот, он несколько раз оглядывался назад, чтобы посмотреть ещё на Невскую лавру. Митрополит стоял у Святых ворот и всё благословлял его».

…На начало XIX в. пришелся расцвет подвижничества в Александро-Невской лавре. В обители в 1820-е гг. подвизались ученики родоначальника старчества в Оптиной пустыни преп. Льва (Наголкина) и его сподвижника схимонаха Феодора (Пользикова). Именно в лавре обрел свой путь к монашеству один из столпов Православия XIX ст. святитель Игнатий (Брянчанинов) и его собеседник схимонах-подвижник Михаил (Чихачёв). Широко известна миссионерская деятельность лаврской братии среди языческих народов. Подвиг православного служения в Америке на острове Кадьяк в 1804-1807 гг. нес иеромонах Гедеон (Федотов), с 1809 г. наместник лавры. С 1826 г. в обители жил начальник Русской миссии в Пекине о. Иоакинф (Н.Я. Бичурин), член-корр. Российской АН, известный учёный-синолог. Из монахов лавры состояла одиннадцатая миссия в Пекине (преемники о. Иоакинфа архимандриты Петр (Каменский) и Палладий (Кафаров)). До 1841 г. начальником Миссии являлся иеромонах Вениамин (Морачевич), с 1843 г. наместник лавры.

Интересен и такой рассказ М.И. Пыляева и о захоронениях в Свято-Духовской церкви, освященной в 1822 г. «…целая церковь Сошествия Святого Духа наполнена памятниками, весь пол церкви состоит из продольных квадратов с надписями имён похороненных под плитами знатных и богатых особ». Духовская церковь использовалась для погребений вплоть до начала XX века. Всего в ней было совершено 172 захоронения. В церковном зале вблизи алтаря нашли упокоение столичные митрополиты Михаил (Десницкий), Серафим (Глаголевский), Антоний (Рафальский), Никанор (Клементьевский) и Григорий (Постников). Здесь же был похоронен герой Отечественной войны 1812 г., военный губернатор столицы генерал М.А. Милорадович, жертва мятежа 14 декабря 1825 г. 1 февраля 1881 года в Свято-Духовской церкви при невероятном стечении народа отпевали Ф.М. Достоевского.

При советской власти Свято-Духовский храм был закрыт последним на территории обители, в январе 1936 года, его интерьеры были полностью уничтожены, на месте усыпальниц размещена котельная. Погибли интерьеры, а также все захоронения в Исидоровской церкви, приспособленной под гараж, в Фёдоровской церкви разместили общежитие рабочих и т.д.

В годы богоборчества обитель перенесла те же скорби и лишения, что и вся Россия, многие из её насельников приняли мученическую кончину, некоторые из них причислены к лику святых.

Ныне Свято-Троицкая лавра постепенно обретает прежнее благолепие. Тысячи верующих приходят сюда на поклонение к мощам св. благоверного князя Александра Невского, к «Невской Скоропослушнице», «Тихвинской», образу Параскевы Пятницы…

Многие посещают знаменитые монастырские некрополи…Здесь, в лавре очевидно: Православие и русская культура суть нераздельны,

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
16.04.2021
Артем Леонов
Российско-иранский канал может обеспечить евроазиатские перевозки кратчайшим путем.
Фоторепортаж
13.04.2021
Подготовила Мария Максимова
В Московском планетарии открылась выставка фотографий, посвящённая первому космонавту Земли.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.