Фонд исторической перспективы Столетие
Рассылка новостей

e-mail:
 

ИНФОРМАЦИОННО - АНАЛИТИЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ ФОНДА ИСТОРИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЫ
интернет-газета издаётся с 21 сентября 2004 года

29 июня 2016

 
ТАКЖЕ В РУБРИКЕ
За счёт чего советская военная промышленность в 1941-1945 гг. сумела превзойти экономическую мощь Европы.
23.06

Защитники ДОТов Брестского укрепрайона погибли, но не сдали своих позиций.
22.06

Стадион как место политических «разборок».
10.06

Заметки о встречах с эмигрантами первой волны.
08.06

125 лет назад цесаревич Николай совершил исторический вояж на Дальний Восток. Беседа с писателем и общественным деятелем.
25.05

Создать из них «пятую колонну» у Гитлера так и не получилось.
25.05

20 мая – 100 лет со дня рождения Алексея Маресьева.
20.05

Михаил Булгаков о Киеве. Читаем к 125-летию со дня рождения писателя.
13.05

Освобождение Старого Света от «коричневой чумы»: мифы и факты.
12.05

Писатель вспоминает о своих встречах с фронтовиками.
07.05

Из воспоминаний об отце, одном из создателей танка Т-34.
05.05

О своей работе на Чернобыльской АЭС С.Ф. Шмитько рассказывает впервые.
26.04

Как на генеалогическом пушкинском древе взросла «белорусская ветвь».
25.04

Как советский разведчик, надев немецкую форму, передавал шифровки из гестапо.
22.04

30 лет назад было заявлено о необходимости перестройки.
11.04


Территория истории

У кого учился Гитлер

Как западная демократия породила нацизм
Руслан Лынев
09.02.2011
Комментарии Версия для печати Добавить в избранное Отправить материал по почте
У кого учился Гитлер

Согласно либеральным представлениям, антиподом тоталитаризма является демократия западного типа с её традициями парламентаризма, абсолютизацией частной собственности, уважением гражданских свобод. Однако, недавняя история знает и оборотную сторону этого достояния человечества.

Тот, кто утвердил 22 июня как «День памяти и скорби», а не начала Великой Отечественной войны преследовал очевидную цель – чтобы россияне чувствовали себя не столько наследниками Победы Добра над Злом, сколько жертвами тоталитаризма.

Провозвестники нацизма

Одним из оплотов демократических ценностей принято считать Великобританию. Тем удивительнее может показаться, что именно этот оплот демократии стал для нацистов примером и идеалом как колонизации великих пространств, так и утверждения права «высшей расы» господствовать над этими пространствами, над расами «низшими», «слабыми» и «падшими».

«Я восхищаюсь английским народом, - говорил А. Гитлер. - В деле колонизации он совершил неслыханное».

«Наша цель, - заявлял 23 мая 1939 года фюрер, - расширение пространства на Востоке. И это пространство на Востоке должно стать германской Индией».

«Только у меня, подобно англичанам, хватит жесткости, чтобы добиться цели», - провозглашал он. Ему вторило его окружение: «Всё то, что мы хотим претворить в жизнь, уже давно существует в Англии».

Учиться у англичан гражданам Третьего рейха предписывалось на примере любимого Гитлером английского фильма «Жизнь бенгальского улана», просмотр которого был обязательным для всех членов СС.

Профессор М. Саркисьянц, прочитавший курс лекций об английских корнях германского нацизма, написал на эту же тему книгу. В ней он показал, что нацисты были не первыми, кого увлёк британский опыт колониализма и расизма. «Нашими наставниками» называл англичан основоположник немецкой колониальной экспансии в Африке К. Петерс, считавший благом для человечества, что , благодаря англичанам, «не романец или монгол задают тон на земле, а именно германцы, каковыми мы и сами себя ощущаем».

Разумным и справедливым он считал то, что «многие сотни тысяч людей в Англии могут наслаждаться досугом, потому что на них работают многие миллионы представителей «чужих рас».

Одним из духовных предтеч нацизма признан английский писатель и историк Томас Карлайль (1795 – 1881). Нет ни одной основной доктрины нацизма, которой не было бы у Карлайля, - писал Anglo-German Review в 1938 году. «Сила – это право», «Для свободного человека характерен не бунт, а подчинение»» - провозглашал он.

Гармония, по Карлайлю, возможна лишь в том обществе, где «…трудящийся требует от вождей промышленности: «Хозяин, нас нужно записать в полки. Пусть наши общие интересы станут постоянными… Полковники промышленности, надзиратели за работой, распоряжайтесь теми, кто стал солдатом!»

Позже, в гитлеровском варианте, подобное называлось «привлечением немецкого рабочего на сторону национального дела».

«Кого небо сделало рабом, - учил Карлайль, - того никакое парламентское голосование не сделает свободным человеком». Ну а «чёрный имеет право быть принуждаемым к работе вопреки его природной лени. Худший господин для него лучше, чем вообще никакого господина».

Что же касается одного из первых народов, ставшего жертвой англосаксонской экспансии – ирландцев, то во время голода 1847 года Т. Карлайль предлагал выкрасить в чёрный цвет два миллиона ирландцев и продавать их в Бразилию.

Достойным предшественником как британских фашистов (на фото), так и германских нацистов следует признать также могущественного главу британского кабинета викторианской эпохи Б. Дизраэли (лорд Биконсфилд), провозглашавшего, что «расовый вопрос – «ключ к мировой истории». «Еврейская расовая замкнутость, - доказывал он, - опровергает учения о равенстве людей».

«Будучи евреем, - отмечала немецкая исследовательница А. Аренд, - Дизраэли находил совершенно естественным, что в правах англичанина есть нечто лучшее, чем в правах человека». Можно сказать, что Англия стала Израилем его мечты, а англичане – избранным народом, к которому он обратился с таким рассуждением: «Вы хорошие стрелки, вы умеете ездить верхом, вы умеете грести. И то несовершенное выделение человеческого мозга, которое называется мыслью, ещё не согнуло вашего стана. Вам некогда читать. Напрочь исключите это занятие… Это проклятое занятие человеческой расы».

Несколько десятков лет спустя Гитлер словно конспектировал эти тезисы: «Какое счастье для правителей когда люди не думают!.. В противном случае человечество не смогло бы существовать».

Ну а самым близким – и не только по времени - нацисты считают Х.С. Чемберлена. Его главный труд «Основы Х1Х века» главная нацистская газета «Volkischer Beobachter» позже назвала библией нацистского движения.

Книга А.Розенберга «Миф ХХ века» - не только продолжение, но и переложение чемберленовских «Основ».

Сочтя Англию уже недостаточно энергичной для несения «бремени белого человека», Х.С. Чемберлен во время Первой мировой войны перебрался в Германию. Её он счёл более перспективной для дальнейшего расширения господства белой расы. При этом он продолжал утверждать, что обе страны «населяют два германских народа, которые добились больше всех в мире». Причём немцев он предлагал идеализировать «не в качестве народа-мыслителя, а в качестве народа солдат и торговцев».

Призывая, как и Дизраэли, брать пример с евреев в соблюдении расовой чистоты, Х.С. Чемберлен вместе с тем доказывал: «Уже одно их существование – это грех, преступление против священных законов жизни» и утверждал, что только арийцы духовно и физически превосходят всех остальных людей и поэтому им по праву следует быть властителями мира.

Именно он, английский аристократ и кабинетный учёный увидел в «маленьком ефрейторе» Гитлере «исполнителя своей жизненной миссии и истребителя недочеловеков».

По словам Р. Гесса, со смертью Х.С. Чемберлена в 1927 году, «Германия потеряла одного из величайших своих мыслителей, борца за германское дело, как написано на венке, возложенном от имени Движения». В последний путь Х.С. Чемберлена провожали гитлеровские штурмовики, одетые в униформу.

Свобода – привилегия господ

Но названные выше фигуры это, так сказать, вершины на британском протофашистстком ландшафте. А что представляет собой сам ландшафт? Один из пионеров британского фашизма А.К. Честертон был не единственным, кто считал, что «основы фашизма лежат в самой британской национальной традиции», согласно которой «свобода – это привилегия нации господ».

Самыми ярыми носителями этой традиции были, прежде всего, большие и малые колониальные чиновники и офицеры, которым принадлежит первенство и в создании первых в новейшей истории концлагерей во время англо-бурской войны и тайного общества «Потерянный легион», цель которого заключалась в установлении власти империи над всем «нецивилизованным» миром.

Прообраз будущих войск СС прославлял Р. Киплинг, писавший, что в легионе могли служить «только люди с сердцами викингов».

Задолго до индусов, африканцев, аборигенов Северной Америки, Австралии и Новой Зеландии в низшую расу были зачислены коренные обитатели Британских островов кельты, покорённые вторгшимися из континентальной Европы англосаксами. Популярный в своё время писатель Ч. Кинсли жаловался на то, что в Ирландии его преследовали толпы человекоподобных шимпанзе. «Будь у них чёрная кожа, - писал он,- было бы легче». А «учёный» Дж. Биддоу утверждал, что «предками ирландцев были негры».

Р. Нокс требовал исключить из числа европейских народов кельтов и русских, поскольку «кельтская и русская нации, презирающие труд и порядок, стоят на низшей ступени человеческого развития».

«Свобода – привилегия расы господ». Этот принцип культивировался не только в элитарных кругах Великобритании, но и в самых низших слоях общества, гордившихся своей принадлежностью к высшей расе по отношению к тем же ирландцам, индусам и т.д. и т. п.

Замечено также, что родившееся в скаутском движении обращение к старшему - «My leader», принятое нацистами как «мой фюрер», до начала тридцатых годов в Англии употреблялось чаще, чем в Германии.

Фактором, стабилизирующем английское общество, ряд исследователей считает то, что даже малообеспеченные англичане в целом намного покорнее мирились со своим подчинённым положением, чем другие народы Европы. Как отмечал Тениссон, «это спасает нас от бунтов, республик, революций, которые сотрясают другие, не столь широкоплечие нации».

Примечательно, что за 140 лет до нацистских представлений о большевиках, аналогичная пропаганда велась в Англии против французов, устроивших свою Великую революцию и олицетворявших в глазах англичан преступный, дикий, «особый подкласс существ», «особый подкласс монстров».

Зато Й. Геббельс восхищался «национальной сплочённостью народа в своём стремлении сформировать единонапраленную государственную волю».

При этом, как признавал Дж.Ст. Милль, «Мы восстаём против проявления всякой индивидуальности». Добровольное подчинение нормам «обычно принятого», подмеченное также А. Герценом, позволяло англичанам обходиться без государственного принуждения. Словесный камуфляж выражений типа «открытое общество», «свобода личности» и т.д. в этом по сути ничего не меняли. Ещё одно свидетельство: «В Англии иго общественного мнения более тягостно, чем в большинстве других европейских стран».

Во время Второй мировой войны отмеченные выше особенности британского общества приводили к тому, что к интернированным иностранцам, жертвам фашизма в их странах, в Англии относились жестче, чем к британским фашистам, так как последние считались патриотами Великобритании, в то время как первые – предателями своей страны.

«Интеллект отравил наш народ»

Многое нацисты постарались прямо позаимствовать из английского образования и культуры. При этом они взяли за основу прежде всего воспитание «расовой гордости и национальной энергии». В ходе этой перестройки Гитлер заявлял: «Мне не нужны интеллектуалы. Знание только испортит молодёжь. Но учиться повелевать им придётся непременно».

Главным стала переориентация с получения знаний на тренировку тела и укрепление воли, а английский язык был провозглашён «языком безжалостного акта воли».

Один из наставников будущих фюреров констатировал, что «английские гости предпочитают самые коричневые из коричневых школ» - так называемые «Наполас».

В докладе, сделанном в английском Королевском институте международных отношений, отмечалось, что «нацистские учебные заведения во многих отношениях построены по образцу наших английских public scools. Всё их воспитание направлено на то, чтобы привить веру в непобедимость нации». Докладчик сэр Роувен-Робинсон отметил, что руководители школ Наполас –«в высшей степени славные люди».

Единственное, что поначалу снижало эффективность перестройки воспитания на английский лад, это интеллект воспитуемых. «У нас его так много, что с ним одни трудности, - сетовал Геббельс. - Мы, немцы, слишком много думаем. Интеллект отравил наш народ».

Как показало дальнейшее, этот недостаток во многом удалось преодолеть.

О некоторых странностях той войны

А теперь читатель вправе спросить: если всё так, как выше описано, почему англичане всё-таки объявили войну Гитлеру?

Во-первых, потому, что тот, нацеленный на завоевание восточных пространств и искоренение большевизма, вышел из-под контроля и позволил себе лишнее. Во-вторых, в истории Второй мировой войны до сих пор немало загадок. Достаточно напомнить лишь о трёх. Первая – дюнкеркское окружение летом 1940 года трёхсоттысячной британской армии, разгромить и пленить которую для немцев было делом техники. Но они этого делать не стали, дав возможность англичанам эвакуироваться на свои острова. С чего бы? Об этом до сих пор идут споры.

Вторая загадка – странный полет ближайшего соратника Гитлера Р. Гесса в мае сорок первого года в Великобританию. Явно для переговоров, но о чём - до сих пор держится в секрете, часть которого престарелый Гесс унёс, загадочным образом кончив жизнь в тюрьме.

О третьей загадке широкой публике известно меньше. А она в том, что вермахт как оккупировал в 1940 году принадлежащие Британии Нормандские острова, так и удерживал их до окончания войны в 1945-м. Пять лет рядом развивались британский Юнион Джек и нацистское знамя со свастикой. Все эти пять лет здесь царила атмосфера, в которой немцы и англичане чувствовали себя так, будто между ними не было и нет войны.

По свидетельству американского журналиста Ч. Свифта, побывавшего на островах в 1940 году, побежденные – подданные гордой страны, вели себя с вежливым почтением, а немцы называли англичан «двоюродными братьями по расе». Уровень коллаборационизма и уровень безопасности немецких военных, ходивших безоружными, были самыми высокими в Европе.

Британская администрация островов действовала как агентура гитлеровцев. Здесь были введены специальные законы против евреев. Некоторые островитяне принимали участие в издевательствах над заключёнными концлагерей.

В июне 1945-го, когда война была позади, Министерство информации Великобритании заявило, что коллаборационизм на островах «был почти неизбежен». Никто из нормандских коллаборационистов не был привлечен к ответственности. Более того, 50 самых активных из них были тайно вывезены в Англию и отпущены на свободу, а члены местной администрации даже удостоились почестей.

По мнению журналистки М. Байтинг, оккупация Нормандских островов была «экспериментальной площадкой оккупации всей Великобритании».

Всё в прошлом?

От нас всё настойчивее требуют смотреть в зеркало нашей истории, чтобы мы поняли, из какой бездны Запад хочет помочь нам выбраться.

Но многие ли на Западе готовы посмотреть в собственные зеркала? Возьмем для примера электронную версию солиднейшей Британской энциклопедии, найдём в ней тему фашизма. Здесь весьма конкретно и подробно

изложено об итальянском фашизме, испанском, сербском, хорватском, русском!.. О британском же – скупая строчка с сообщением о том, что в его рядах состояло 50 тысяч человек. И, разумеется, упор всё на то же: надёжным оплотом против всяких фашизмов-тоталитаризмов был и остаётся исключительно демократический Запад.

Между тем, не кто иной, как Ф. Папен, последний германский канцлер накануне прихода к власти Гитлера, подчёркивал, что нацистское государство возникло, «пройдя до конца по пути демократии».

На отсутствие непроходимой пропасти между ними указывал философ К.Хоркхаймер: «Тоталитарный режим есть не что иное, как его предшественник: буржуазно-демократический порядок, вдруг потерявший свои украшения».

К аналогичному выводу пришёл Г. Маркузе: «Превращение либерального государства в тоталитарное произошло в лоне одного и того же социального порядка. Именно либерализм «вынул» из себя тоталитарное государство как своё собственное воплощение на высшей ступени развития».

Устарело? Кануло в историю? Возможно. Только у истории есть такое свойство - не уходить в прошлое насовсем.

Специально для Столетия



Комментарии


зулус
09.02.2011 15:24

Статья интересная и во многом верно раскрывающая истоки и правила недавних фашистов,являющихся прямыми наследниками идеологии каменного века--об избранности неких людишек и этносишек.Но главное,что их последыши,легко узнаваемые лица всё делают для деградации всех народов мира и особенно советского пространства,граждане которого во многом обощли всех псевдо избранных).Надеюсь,что эта статья ещё раз покажет "основных "друзей народа" и их реальные устремления по порабощению всех народов мира.

Людмила
09.02.2011 18:34

"У кого учился Гитлер." Да, вы не о том говорите. Вспомним: "Деяниями лукавства своего эти люди* превзойдут демонов и будут один дух с демонами".
*)современная сатанократия.

алекс-1
09.02.2011 21:18

и что же хотел сказать автор нового русским и кремлевским олигархам

Александр
09.02.2011 23:06

После освобождения Юга Италии англо-американцами Тито попросил доставки самолетами военного снаряжения из Италии, так как она ближе всего к Югославии, а там вплоть до апреля 1945 года шли жестокие бои партизан с немцами группы армий Д, которая отходила из Греции на соединение с своими силами. Сталин договорился с англичанами - пустить на одну из баз в Италии советских летчиков, которые доставляли Тито оружие и боеприпасы под прикрытием советских истребителей. Англичане на этой базе считали русских низшей расой и называли " рус - фанер ". Один наш летчик не выдержал оскорблений и застрелил англичанина, а в ответ другой англичанин застрелил этого русского летчика. Там они и похоронены оба. Эту историю знают местные итальянцы.  

мульт
10.02.2011 0:27

...учителя Гитлера(англосаксы), являвшиеся для него примером, и пытавшиеся безрезультатно ещё до него разобраться с Россией, а также и с помощью Третьего рейха, наконец добились своего в настоящем, и теперь в Кремле празднуют Хануку, и являлись советниками у младореформаторов. Так что ученики (гитлеровцы) не смогли превзойти своих учителей.

student
10.02.2011 8:39

Хитрости, хитрости, недомолвки.
Что значит "тоталитарный режим" ?
Государство, которое держит под контролем жизнь общества?  А всеобщее обязательное образование и обязательная диспансеризация в здравоохранении- ЭТО КАК, тоталитаризм ? А всеобщая перепись населения ? А преследование изуверских сект и половых извращенцев ?
А обязательная служба в армии ?
А обязательное страхование и пенсии ?
Ведь НИКАКОГО , блин, права на личную, понимаш , жизнь !
В ЧЬИХ ИНТЕРЕСАХ ДЕЙСТВУЕТ ГОСУДАРСТВО, ВОТ ЧТО ВАЖНО, НО ОБ ЭТОМ ГОСПОДА
"ДЕМОКРАТЫ" УМАЛЧИМВАЮТ !

vladikmamcha
10.02.2011 11:58

Есть и четвёртая загадка. Кто и каким образом сумел склонить Гитлера к нападению на СССР? Сталин неспроста был потрясён этим, он считал, что имеет твёрдые гарантии. СССР в то время был фактически союзником Германии: в то время, как она вела войну против Англии, СССР поставлял в Германию стратегические припасы в исчерпывающей номенклатуре и объёмах, помогал в подготовке офицерских кадров и пр. Ещё не прошло и двадцати лет после разгрома Германии в войне на два фронта, и немцы не могли этого не помнить. Что же могло толкнуть Адольфа на эту очередную авантюру - воевать и на западе и на востоке? Видимо, имел какие-то обязательства?

Людмила
10.02.2011 17:03

Кстати. Минимальный прожиточный уровень в России меньше пайка немецких пленных.
(Потребление на душу: хлеба, мяса и пр.)
Ученики превзошли своих учителей. Хайль!

Вылев Валерий
11.02.2011 10:08

Можете познакомиться с частью Проекта "ВАВИЛОН" на сайте WWW.RR2012.COM .
Там можете просмотреть и скачать видео
по данной теме

Старый учитель истории
11.02.2011 11:03

Как-то после развала СССР у меня зазвонил телефон... Звонил иностранец...На хорошем русском спросил:"Можно пригласить Сержа Леруа?" - "Нет. Вы ошиблись. Здесь таких нет". - "Это посольство Франции в СНГ?.."  СНГ было произнесено как-то ядовито-брезгливо-насмешливо... Я ему ответил:"Нет! Это посольство Советского Союза в СНГ!.." После минуты гробового молчания он положил трубку...

автору и авторам
11.02.2011 18:56

Автору - Спасибо за статью.
Авторам комментов - у России не было раньше и нет сейчас друзей, и иллюзий на этот счёт в обозримом будущем не стоит строить.

---оптимист---
11.02.2011 19:48

Думаю, Р. Лынёв своевременно поднимает тему фашизма. Пора вспоминать историю и наводить порядок в умах. Фашизм ни куда не делся. Марши бритоголовых это только вершина айсберга, а истинное зло очень хорошо замаскировано в современном обществе. Автор совершенно верно смотрит в сущность явления. Идеи сверх человеков, сверх наций активно будоражат умы современных европейцев. Идеи "нового порядка" в мире вообще повсеместно притворяются в жизнь. Глобализация, в том виде в каком мы её имеем, общество "золотого миллиарда" - разве это не фашистские идеи, только облачённые в новые формы?!

А то, что фашизм порождён всей передовой европейской цивилизацией убедительно показал ещё Л. Толстой, хоть и слова такого не знал (Л.Н. Толстой "Что такое искусство?")
Гитлер хотел установить "новый мировой порядок" и в случае победы над Советским Союзом следующим этапом была бы Великобритания. Этого не произошло. Британия сохранила мировое господство. А после падения СССР устранились вообще все препятствия - что мы и наблюдаем... Англия, используя США как инструмент, устанавливает свой колониальный режим по всему Земному шару.
Спасибо за хорошую статью. Хочется прочитать продолжение (развитие) темы.

"Пушкин против демократии"
11.02.2011 23:38

Мало кто знает, что «наше всё» на дух не переносил Америку, либерализм и западные ценности, включая права человека и систему выборов …

(Александр Сергеевич Пушкин умер от ран 29 января 1837 г., в день памяти сщмч. Игнатия Богоносца и свт. Лаврентия, епископа Туровского. Однако в то время разница между юлианским и григорианским календарем составляла 12 дней, и по григорианскому календарю Пушкин умер 10 февраля. Наша безбожная интеллигенция до сих пор отмечает день памяти 10 февраля. Печально, что на поводу у безбожной интеллигенции и чиновников идут и благонамеренные русские люди и даже священники. В наше время сплошь и рядом служатся панихиды именно 10 февраля (28 января по юлианскому календарю), т.е. в тот день, когда Пушкин был еще жив. Более того, родилась даже благочестивая легенда о том, что, мол, Пушкин неслучайно умер в день памяти прп. Ефрема Сирина, которого Церковь чтит именно 28 января. Между тем, в день памяти автора знаменитой покаянной молитвы, которую столь мастерски поэт переложил на стихи, Пушкин был жив! Так календарная путаница приводит к откровенной несуразице.)

* * *

Живи Александр Сергеевич в наше время, он наверняка заслужил бы обвинения в «квасном патриотизме», «нетолерантности» и «ксенофобии». Возможно, его даже зачислили бы в «коммуно-фашисты».

Не верите? Читайте Пушкина!

Пушкин против Франции и Америки

За два года до смерти, в заметке «Об истории поэзии Шевырева» Александр Сергеевич писал: «...Франция, средоточие Европы... Народ властвует в ней отвратительною властию демократии».

Именно так Пушкин, которого император Николай I называл «самым умным человеком России», отзывался о самой блистательной демократии современной ему Европы. Не лучше было его мнение о государственном устройстве Соединенных Штатов Америки. В критической статье о мемуарах Джона Теннера Пушкин отметил: «...С некоторого времени Северо-Американские Штаты обращают на себя в Европе внимание людей наиболее мыслящих... Но несколько глубоких умов в недавнее время занялись исследованием нравов и постановлений американских, и их наблюдения возбудили снова вопросы, которые полагали давно уже решенными. Уважение к сему новому народу и к его уложению, плоду новейшего просвещения, сильно поколебалось».

Диагноз, который Пушкин поставил Америке, выглядит неутешительно: «Большинство, нагло притесняющее общество; рабство негров посреди образованности и свободы; родословные гонения в народе, не имеющем дворянства; со стороны избирателей алчность и зависть; со стороны управляющих робость и подобострастие; талант, из уважения к равенству, принуждённый к добровольному остракизму; богач, надевающий оборванный кафтан, дабы на улице не оскорбить надменной нищеты, им втайне презираемой: такова картина Американских Штатов, недавно выставленная перед нами".

Возмущали Пушкина и «отношения Штатов к индийским племенам, древним владельцам земли» - по его словам, это была «явная несправедливость, ябеда и бесчеловечие американского Конгресса».

Пушкин против гламура

В 1834 году Пушкин писал о французских сочинителях, романами которых зачитывалась русская знать и образованный слой мещанства: «Легкомысленная и невежественная публика была единственною руководительницею и образовательнецею писателей. Когда писатели перестали толкаться по передним вельмож, они в их стремлении к низости обратились к народу, лаская его любимые мнения или фиглярствуя независимостью и странностями, но с одной целью: выманить себе репутацию или деньги. В них нет и не было бескорыстной любви к искусству и к изящному. Жалкий народ!»

За многие годы до появления боевиков, мелодрам и телесериалов Пушкин скорбел о соотечественниках, которые становились добычей современных ему мошенников от гламура.

«Явилась толпа людей темных с позорными своими сказаниями, но мы не остановились на бесстыдных записках Генриетты Вильсон, Казановы и Современницы, - возмущался он. - Мы кинулись на плутовские признания полицейского шпиона и на пояснения оных клейменного каторжника...»

Неудивительно, что Пушкин был сторонником жесткой цензуры.

Пушкин против свободных СМИ

В письме Бенкендорфу от 1830 года Пушкин написал о европейской прессе. Написал, как бы сейчас сказали, нетолерантно. (В статьях того времени Россию клеймили за подавление Варшавского бунта.)

«Озлобленная Европа нападает покамест на Россию не оружием, но ежедневной бешеной клеветою», - утверждал Александр Сергеевич. И уговаривал Бенкендорфа: «Пускай позволят нам, русским писателям, отражать бесстыдные и невежественные нападки иностранных газет».

«Свободная печать» всегда раздражала поэта. Отсюда его постоянные мысли о том, что информационный беспредел должен быть ограничен.

«Разве речь и рукопись не подлежат закону? - удивлялся Пушкин. - Всякое правительство в праве не позволять проповедовать на площадях, что кому в голову придёт, и может остановить раздачу рукописи, хотя строки оной начертаны пером, а не тиснуты станком типографическим. Закон не только наказывает, но и предупреждает. Это даже его благодетельная сторона».

А вот еще одно интереснейшее высказывание: «Я убежден в необходимости цензуры в образованном нравственно и христианском обществе, под какими бы законами и правлением оно бы ни находилось. Что составляет величие человека, ежели не мысль? Да будет же мысль свободна, как должен быть свободен человек: в пределах закона, при полном соблюдении условий, налагаемых обществом».

Пушкин, что любопытно - сам настрадавшийся от цензуры, иногда прямо взывал к ней: «Не должна ли гражданская власть обратить мудрое внимание на соблазн нового рода, совершенно ускользнувший от предусмотрения законодательства?»

Пушкин против правозащитников

В начале 19 века в России было уже немало людей, одураченных западной (масонской) пропагандой того времени. Пушкин понимал всю опасность этого явления. Он утверждал: «Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно; не уважать оной есть постыдное малодушие».

«Европа в отношении России всегда была столь же невежественна, как и не благодарна», - писал поэт.

«Хотя лично я сердечно привязан к государю, я далеко не восторгаюсь всем, что вижу вокруг себя, - говорил Пушкин. - Как литератора - меня раздражают, как человек с предрассудками - я оскорблен, - но клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество, или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам Бог её дал».

Борцы за либеральные западные ценности вызывали у поэта негодование.

«Простительно выходцу не любить ни русских, ни России, ни истории её, ни славы её, - говорил Александр Сергеевич. - Но не похвально ему за русскую ласку марать грязью священные страницы наших летописей, поносить лучших сограждан и, не довольствуясь современниками, издеваться над гробами праотцев».

За много лет до демократических российских СМИ Пушкин с презрением отзывался о космополитах-«перемётчиках», «для коих где хорошо, там и отечество, для коих все равно: бегать ли им под орлом французским или русским языком позорить все русское - были бы только сыты...»

Пушкинист С.М.Блонди по плохо сохранившемуся тексту отреставрировал одно из стихотворений Пушкина, в котором поэт создал классический образ отечественного интеллигента-русофоба:

Ты просвещением свой разум осветил,

Ты правды чистый лик увидел.

И нежно чуждые народы возлюбил

И мудро свой возненавидел.

Когда безмолвная Варшава поднялась

И ярым бунтом опьянела,

И смертная борьба меж нами началась

При клике «Польша не згинела!»,

Ты руки потирал от наших неудач,

С лукавым смехом слушал вести,

Когда разбитые полки бежали вскачь

И гибло знамя нашей чести.

Когда ж Варшавы бунт раздавленный лежал

Во прахе, пламени и дыме,

Поникнул ты главой и горько возрыдал,

Как жид о Иерусалиме.

Думается, если бы Пушкин увидел выступления наших либералов в поддержку «суверенной Ичкерии», он написал бы об этом не менее хлестко...

Пушкин против демократии и гражданского общества

Сами слова «демократ» и «демократка» были для Пушкина ругательными. «...Чистая демократка. Никого ни в грош не ставит» - говорил Пушкин об одной девушке (А. Смирнова. «Воспоминания о Жуковском и Пушкине»).

Идеал гражданского общества, в котором люди соединены не любовью к родине и христианскими заповедями, а заботой о собственности, вызывал у Александра Сергеевича в лучшем случае усмешку:

Не дорого ценю я громкие права,

От коих не одна кружится голова.

Я не ропщу о том, что отказали боги

Мне в сладкой участи оспоривать налоги...

Поэта очень интересовало гражданское общество Соединенных Штатов Америки. Это было сродни любопытству, которое испытывает нормальный человек к заспиртованному уродцу, выставленному в Кунсткамере. В уже упоминавшейся статье «Джон Теннер» Пушкин писал:

«С изумлением увидели мы демократию в ее отвратительном цинизме, в её жестоких предрассудках, в её нестерпимом тиранстве. Всё благородное, бескорыстное, всё возвышающее душу человеческую - подавлено неумолимым эгоизмом и страстию к довольству».

Читаешь эти слова сейчас и поражаешься - то ли это Пушкин про США говорит, то ли про нас, россиян грешных. Но может быть, русский гений все же не отрицал демократию как таковую? Может, он только против отдельных недостатков возражал? Увы.

«Во все времена, - говорил Пушкин А.Смирновой, - были избранные, предводители; это восходит от Ноя и Авраама. Разумная воля единиц или меньшинства управляла человечеством... Роковым образом, при всех видах правления, люди подчинялись меньшинству или единицам, так что слово «демократия» в известном смысле, представляется мне бессодержательным и лишенным почвы».

«Если сам Пушкин думал так, то уж верно, это сущая истина» - заявил однажды очень неглупый человек - Гоголь.

Какой тут напрашивается вывод? Больше читайте Пушкина и помните: Пушкин - это наше всё, но не всё наше - Пушкин.

Михаил
12.02.2011 13:31

Про Пушкина - отлично! Прочитал с удовольствием! И статья очень правильная, познавательная, многое объясняющая!

Авицена
12.02.2011 21:36

Очень скоро ему будут ставить памятники. Не верите? Зря.

алекс-1
13.02.2011 19:55

шикльгрубера  породил немецкий народ и поражение в 1 мировой это в первую очередь

Акскл
13.02.2011 22:19

У кого учился Сталин?

Постройка Зимнего дворца

Наконец, я увидел и фасад нового Зимнего дворца - второе чудесное свидетельство безграничной воли самодержца, который с нечеловеческой силой борется против всех законов природы. Но цель была достигнута, и в течение одного года вновь возник из пепла величайший в мире дворец, равный по величине Лувру и Тюильри, взятым вместе.
Нужны были невероятные, сверхчеловеческие усилия, чтобы закончить постройку в назначенный императором срок. На внутренней отделке продолжали работу в самые жестокие морозы. Всего на стройке было шесть тысяч рабочих, из коих ежедневно многие умирали, но на смену этим несчастным пригоняли тотчас же других, которым в свою очередь суждено было вскоре погибнуть. И единственной целью этих бесчисленных жертв было выполнение царской прихоти. Действительно... издавна цивилизованные народы жертвуют человеческой жизнью только ради общего блага, ценность которого признана почти всеми. Но, увы, как много целых поколений властителей соблазняются примером Петра I.
В суровые 25-30-градусные морозы 6000 безвестных мучеников, ничем не вознагражденных, понуждаемых против своей воли одним лишь послушанием, которое является прирожденной, насилием привитой добродетелью русских, запирались в дворцовых залах, где температура вследствие усиленной топки для скорейшей просушки стен достигала 30° жары. И несчастные, входя и выходя из этого дворца смерти, который благодаря их жертвам должен был превратиться в дворец тщеславия, великолепия и удовольствий, испытывали разницу температуры в 50-60°.
Работы в рудниках Урала были гораздо менее опасны для жизни человека, а между тем рабочие, занятые на постройке дворца, не были ведь преступниками, как те, которых посылали в рудники. Мне рассказывали, что несчастные, работавшие в наиболее натопленных залах, должны были надевать на голову какие-то колпаки со льдом, чтобы быть в состоянии выдержать эту чудовищную жару, не потеряв сознания и способности продолжать свою работу. Если нас хотели восстановить против всего этого дворцового великолепия, богатой позолоты и исключительной роскоши, то лучшего средства для того не могли придумать. И тем не менее царь называется «отцом» этими же людьми, которые ради одного лишь царского каприза безропотно приносили себя в жертву. Мне стало очень неуютно в Петербурге после того, как я увидел Зимний дворец и узнал, скольких человеческих жизней он стоил. Мне сообщили все эти подробности не шпионы и не люди, любящие пошутить, и потому я гарантирую их достоверность. Миллионы, которые стоил Версаль, прокормили столько же семей французских рабочих, сколько 12 месяцев постройки Зимнего дворца убили русских рабов. Но благодаря этой гекатомбе слово царя совершило чудо, дворец был, к общему удовольствию, восстановлен в срок, и освящение его ознаменовано было свадебным празднеством. Царь в России, видно, может быть любимым, если он и не слишком щадит жизнь своих подданных.

Московское царство и николаевская Россия
За границей не удивляются уже любви русского народа к своему рабству. Достаточно прочесть некоторые выдержки из переписки барона Герберштейна, посла императора Максимилиана I, отца Карла V, при великом князе Василии Ивановиче. Я нашел этот отрывок у Карамзина, которого я лишь вчера читал на пароходе. Том, в котором выписка помещена, лежал в кармане моего пальто и, к счастью, избегнул любознательности полиции: самые опытные сыщики оказываются все же не всегда достаточно опытными.
Если бы русские знали все, что может внимательный читатель извлечь из книги этого льстеца историка, которого они так прославляют и к которому иностранцы относятся с величайшим недоверием из-за его придворной лести, они должны были бы возненавидеть его и умолять царя запретить чтение всех русских историков с Карамзиным во главе, дабы прошлое, ради спокойствия деспота и счастья народа, оставалось в благодетельном для них обоих мраке забвения. Несчастный народ чувствовал бы себя все же счастливее, если бы мы, иностранцы, не считали его жертвою.
Вот что пишет Герберштейн, говоря о деспотизме русского монарха: «Он скажет - и сделано. Жизнь, достояние людей мирских и духовных, вельмож и граждан совершенно зависит от его воли. Нет противоречия, и все справедливо, как в делах божественных, ибо русские уверены, что великий князь есть исполнитель воли небесной...» Я не знаю, характер ли русского народа создал таких властителей, или же такие властители выработали характер русского народа.
Это письмо, написанное более трех столетий назад, рисует тогдашних русских такими же, какими я увидел их теперь. И вместе с послом Максимилиана я ставлю себе тот же вопрос о царе и его народе и так же, как и немецкий дипломат, не могу его разрешить. Но мне все же кажется, что здесь налицо обоюдное влияние. Нигде, кроме России, не мог бы возникнуть подобный государственный строй, но и русский народ не стал бы таким, каков он есть, если бы он жил при ином государственном строе. И сейчас, как и в XVI веке, можно услышать и в Париже, и в России, с каким восторгом говорят русские о всемогуществе царского слова. Оно творит чудеса, и все гордятся ими, забывая, каких жертв эти чудеса стоят. Да, слово царя оживляет камни, но убивает при этом людей! Забывая, однако, об этой подробности, русские люди гордятся тем, что могут сказать мне: «У вас три года рассуждают о перестройке театральной залы, а наш царь в один год восстанавливает величайший дворец в мире». И этот триумф, стоивший жизни нескольким тысячам несчастных рабочих, павших жертвой царского нетерпения и царской прихоти, кажется этим жалким людям совсем не дорого оплаченным. Я же, как француз, вижу здесь лишь бесчеловечную самовлюбленность. Но во всей беспредельной из конца в конец империи не раздается ни одного протеста против этих чудовищных проявлений абсолютизма.
Все здесь созвучно - народ и власть. Русские не отказались бы от чудес, творимых волею царя, даже ив том случае, если бы речь шла о воскрешении всех рабов, при этом погибших. Меня не удивляет, что человек, выросший в условиях самообожествления, человек, который 60 миллионами людей или полулюдей считается всемогущим, совершает подобные деяния. Но я не могу не поражаться тем, что из общего хора славословящих своего монарха именно за эти деяния не раздается, хотя бы во имя справедливости, ни одного голоса, протестующего против бесчеловечности его самовластия. Да, можно сказать, что весь русский народ, от мала до велика, опьянен своим рабством до потери сознания.

"Россия первой половины XIX века глазами иностранцев" ЛЕНИЗДАТ 1991

Владимир
14.02.2011 3:46

Всё правильно, но ничего нового...Гитлер жил, Гитлер жив, Гитлер будет жить...

Лев Задов
24.04.2011 16:40

Либерализм дал начало многим,сильно различным друг от друга, ветвям политических движений: социализм, коммунизм, анархизм, национализм, нацизм, фашизм. Так, что дело не в либерализме, а в людях прежде всего, классовой борьбе и геополитике. Впрочем и либерализм в чистом виде унёс свыше 2 млн французов с 1789 по 1794 годы и был предтечей тоталитарного порядка.

Курганов Василий Иванович
25.06.2011 7:21

Здравствуйте! Сплотить и вдохновить россиян на борьбу за возрождение Родины
поможет единая религия-идеология. Я пытаюсь сформулировать её в своих стихах
о проблемах и будущем России. С уважением Василий Иванович Курганов - томич, временно проживающий в Кузбассе.

Мои ссылки:

http://samlib.ru/k/kurganow_w_i/

http://www.stihi.ru/avtor/kurganov

Комментарии 1 - 20 из 23
Начало | Пред. | 1 2 | След. | Конец

Добавить комментарий

Ваше имя *
Комментарий *
CAPTCHA
Введите слово
с картинки *




ПОИСК

Брексит и США

Не станет ли британский референдум заразительным примером для некоторых американских штатов?

Все в кино!

В Центральном Манеже представлена почти вековая история советского кино в плакате.

НАШИ ПАРТНЕРЫ
Новый сайт Фонда исторической перспективы
Институт демократии и сотрудничества
Другая Европа






Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.

Всемирный Русский Народный Собор Официальный сайт журнала 'Международная жизнь'
Аналитический портал о Балтийском регионе Научное Общество Кавказоведов
Столетие
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Cвидетельство о регистрации средства массовой
информации Эл № ФС77-42440 от 21 октября 2010 года.

Адрес: Москва, ул. Долгоруковская, д. 33, кор. 2.
Copyright © Stoletie.RU

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 01.04.2015 № 79-рп и на основании конкурса, проведённого Фондом ИСЭПИ.

При частичной или полной перепечатке материалов
портала, ссылка на Столетие.RU обязательна
электронная почта: post@stoletie.ru.

Редакция | Контакты | Карта сайта