Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
18 декабря 2018
У истоков современного миропорядка

У истоков современного миропорядка

Заметки о книге доктора исторических наук, профессора Анатолия Уткина «Вудро Вильсон»
Валерий Панов
06.04.2011
У истоков современного миропорядка

На самой крупной денежной купюре США в 100 000 долларов изображен президент Вудро Вильсон. Так своеобразно, совершенно по-американски, страна запечатлела память о политическом деятеле, с президентства которого (1913-1921 гг.) началось восхождение США к вершине мирового господства. А историк-американист Анатолий Уткин, заканчивая свою книгу, написал: «Вудро Вильсон стоял на стартовой полосе американского всемогущества. Чтобы обозначить судьбу этого предприятия, касающегося нас всех, мы просто обязаны видеть этот старт. Без этого нам не разглядеть контуры будущего».

Именно своей значимостью в истории США и всемирной истории и привлек внимание выдающегося российского ученого Анатолия Уткина 28-й президент Соединенных Штатов.

Победив на выборах 1912 г. от Демократической партии, историк В. Вильсон стал президентом США. Его предвыборная программа называлась «Новая свобода» и представляла собой систему реформ в духе «прогрессизма». «Вильсон желал сделать Америку первостепенной мировой величиной на основе постоянного расширения ее индустриальной базы…», - писал А. Уткин. Многие из обещанных преобразований были проведены в течение ближайшего года: снижены таможенные пошлины, что приветствовалось рядовыми американцами, так как это вызвало снижение цен на предметы первой необходимости. Главное значение таможенной реформы состояло в расширении торговой экспансии США на мировых рынках. В. Вильсону удалось модернизировать банковскую систему и подчинить ее центральному управлению. Введение прогрессивного подоходного налога зафиксировала 16-я поправка к Конституции. Демократизация избирательного права нашла свое выражение в 17-й поправке – о введении прямых выборов в Сенат. Для усиления контроля над монополиями была создана федеральная торговая комиссия, а закон Клейтона 1914 г. предусматривал ряд мер для борьбы с монополиями. Этим же законом были укреплены и права профсоюзов.

Реализация «Новой свободы», вмешательство государства в экономику – все это способствовало завоеванию Америкой мировых рынков, а также решению назревших внутренних проблем.

«Он (Вудро Вильсон. – В.П.)… видит в федеральной власти выразителя общенациональных интересов», - констатирует Анатолий Уткин.

С 1914 года, с началом мирового военного конфликта, наступает самый напряженный период деятельности президента Вильсона. Автор книги уделяет этому периоду большое внимание. «Важно внимательно прочитать второе инаугурационное послание президента Вильсона от 5 марта 1917 г., - писал Анатолий Уткин. - Вильсон вещал о вступлении страны в новую эпоху – в эпоху активного участия в мировых делах в самом полном объеме. «Мы больше не провинциалы…»

В начальный период Первой мировой войны США сохраняли нейтралитет. В. Вильсон через своего ближайшего помощника и советника Э. Хауза пытался безуспешно посредничать между воюющими сторонами для достижения «мира без победы». На президентских выборах 1916 г. В. Вильсон (вторично) победил под лозунгом «Он не дал нам ввязаться в войну». Однако «прогрессистские» приоритеты во внутренней политике вызвали «прогрессизм» и во внешней политике В. Вильсона. «Впервые в истории американцы поставили перед собой цель сравняться с крупнейшими военными державами. В мир XX века выходил военный гигант, чтобы уже никогда не быть менее развитой, чем Европа, военной силой», - отмечает Анатолий Уткин.

Когда Германия возобновила неограниченную подводную войну в начале 1917 года и предприняла неудачную попытку привлечь Мексику на свою сторону, Вильсон принял решение о вступлении США в Первую мировую войну. Он не подписывал союзнических соглашений с Великобританией или Францией, предпочитая действовать самостоятельно как «ассоциированная» (не союзная) страна. При всей тяжести принятого решения В. Вильсон не видел другого выхода, считая, что в противном случае авторитет США как мировой державы и мирового посредника пострадает непоправимо. «…Вильсон с самого начала, с первых дней вступления в антигерманский фронт поднял значимость вопросов будущего» (А. Уткин). Президент к тому времени решил, что война стала угрозой для всего человечества. Он призвал «объявить войну, чтобы закончить все войны» - это означало, что он хотел заложить основы для мира без войн, предотвратить будущие катастрофические войны, сеющие смерть и разрушение. «Американский президент находился на пути создания полномасштабной идейной программы Америки в текущем мировом кризисе – знаменитых «14 пунктов»…», - говорит А. Уткин.

В конце 1917 г., когда Германия вступила в переговоры с Россией, возникла угроза союзнического кризиса между странами Антанты. В этой ситуации В. Вильсон 8 января 1918 г. провозгласил в Конгрессе свою знаменитую программу борьбы за прогрессивный мир – «Четырнадцать пунктов»: открытая дипломатия, мировая свободная торговля, всеобщее разоружение, установление границ в соответствии с картой национальностей. Последний пункт программы содержал идею создания организации по поддержанию мира - Лиги Наций. (XIV. «Создание всеобщего международного объединения наций в целях гарантии целостности и независимости как больших, так и малых государств».) Позже «Вильсон заявил, что США считают создание Лиги наций безусловно необходимым», - пишет А. Уткин и делает вывод о том, что «…американцев очень беспокоило, чтобы послевоенный мир не перешел определенную грань достатка, чтобы мощь Америки не потеряла своего значения, чтобы экономический рычаг помогал американцам в создании желаемой ими международной системы».

Речь Вильсона вызвала неоднозначную реакцию как в самих США, так и у их союзников. «Конечной целью Вильсона было использование растущего экономического влияния Америки для создания нового миропорядка». (А. Уткин).

Просьба Германии в октябре 1918 г. о прекращении боевых действий на основе «14 пунктов» В. Вильсона знаменовала высшую точку его международного политического влияния. Но Парижская мирная конференция 1919 г. проходила с невероятным трудом. Франция хотела получить от Германии репарации, поскольку французская промышленность и сельское хозяйство были уничтожены войной, а Великобритания как самая могущественная военно-морская держава не хотела свободы мореплавания. Вильсон шел на компромиссы с Клемансо, Ллойдом Джорджем и другими европейскими лидерами в ходе Парижских мирных переговоров, стараясь, чтобы четырнадцатый пункт все-таки был выполнен. Как заметил в своей книге А. Уткин, «в далеком 1890. в эссе «Руководители людей» он (Вильсон – В.П.) писал, что компромисс является «подлинным священным писанием политики». Но подписанный 28 июня 1919 г. Версальский договор не вполне соответствовал духу «14 пунктов», за соблюдение которых настойчиво выступал В. Вильсон.

Обращает на себя внимание пункт VI «Освобождение российских территорий, решение ее вопросов исходя из ее независимости и свободы выбора формы правления». Однако ни Германию, ни Россию не удалось вписать в новый мировой порядок как его лояльных участников. Так, согласно статье 116, Германия признавала «независимость всех территорий, входивших в состав бывшей Российской империи к 1 августа 1914 года», а также отмену Брестского мира 1918 г. и всех других договоров, заключенных ею с большевистским правительством. Статья 117 Версальского мирного договора ставила под сомнение легитимность большевистского режима в России и обязывала Германию признать все договоры и соглашения союзных и объединившихся держав с государствами, которые «образовались или образуются на всей или на части территорий бывшей Российской империи».

После того, как в России произошла Октябрьская революция и она вышла из войны, союзники послали войска, чтобы предотвратить присвоение большевиками либо передачу немцам оружия, боеприпасов и других поставок, которые союзники осуществляли в помощь царскому правительству. «В правящих кругах США уже крепло требование обращаться с Советской Россией как с врагом. Факт выхода России из общей геополитической игры подавался как проявление неслыханного политического коварства. Так думал президент, а говорил иначе». (А. Уткин). Вильсон послал экспедиции на Транссибирскую железную дорогу, в ключевые портовые города Архангельск и Владивосток с целью перехватить поставки для царского правительства. В их задачи не входила борьба с большевиками, однако несколько столкновений с ними имели место. Вильсон отозвал основные силы с 1 апреля 1920 г., хотя отдельные формирования оставались до 1922 г.

За усилия по поддержанию мира Вудро Вильсон получил в 1919 г. Нобелевскую премию мира. Однако президент был не в состоянии добиться ратификации Сенатом соглашения о Лиге Наций, и США не присоединились к ней. Республиканцы, возглавляемые Д. Генри, составляли большинство в Сенате после выборов 1918 г., но Вильсон отказался допустить республиканцев до переговоров в Париже и отверг предложенные ими поправки. Основное разногласие сводилось к вопросу о том, ограничит ли Лига Наций право Конгресса объявлять войну. Оппоненты президента опасались, что США, обязанные соблюдать Версальский мировой порядок, окажутся вынужденными вовлекаться в многочисленные военные конфликты. Сенат не одобрил Версальский договор в предлагаемом виде, таким образом, США не являлись гарантом Версальской системы и Лиги Наций. Историки признавали неудачную попытку вхождения Соединенных Штатов в Лигу Наций как самую большую неудачу Вильсона. Однако благодаря его политике США заметно повернулись к Европе и стали играть значительно возросшую роль в мировой политике. «Он открывал новую главу истории США, открывал дверь к мировому могуществу для своей страны. Ведь именно американский капитализм владел самой мощной материальной базой, влияние которой возрастет, когда конкуренты вернутся с полей сражений в разоренные дома, в потрясенные империи, в поколебленные зоны влияния. Только США могут помочь в колоссальной реконструкции – в этом заключается уникальный исторический шанс», - писал Анатолий Уткин.

А когда президент Вудро Вильсон 22 января 1917 г. заявил, что доктрина Монро является универсальным принципом для всего мира и человечества, он тем самим провозгласил притязания США на установление мировой гегемонии.

Вообще, вся история американского империализма тесно смыкается с историей доктрины Монро 1823 г. (идея провозглашения обеих частей американского континента зоной, закрытой для европейской колонизации). Во время подготовки проекта устава Лиги наций «Вильсон… сел за машинку и напечатал следующее добавление к статье X: «Ничто в данном уставе не должно быть истолковано как отрицание «доктрины Монро», - пишет Уткин и абзацем ниже добавляет: «Очевидцы утверждают, что речь Вильсона поздним вечером 10 апреля 1919 г. в пользу «доктрины Монро» была самым ярким его выступлением на конференции. Все перья остановились, зал долго молчал. Позже Вильсон признал, что эту речь трудно назвать экспромтом: «В течение двадцати лет я преподавал американскую историю, и не проходило месяца, чтобы я не обращался к «доктрине Монро».

«Под идею Лиги наций была подведена мина», - делает автор книги точный вывод. Кроме того, отметим, что включение доктрины Монро в устав Лиги Наций явилось первым поражением Европы от Соединенных Штатов. Для этого, замечал А. Уткин, и «повел Вильсон американцев в мировую войну. И он приложил большие усилия, чтобы воспрепятствовать Британии и Франции реализовать свои планы гегемонии в Евразии», «Он верил, что ХХ век будет американским».

Отношение к России президента США Вильсона было далеко не однозначным. Оно менялось в зависимости от геополитической ситуации, но, естественно, в зависимости от интересов Америки в этой ситуации.

В 1914 г., замечает А. Уткин: «Президент размышлял: в будущем миром будут править две сверхдержавы – Америка и Россия. Хауз склонялся к тому, что дуумвират превратится в триумвират ввиду подъема в Азии Китая».

В начале 1918 г. «Вильсон начинает задумываться о фрагментации России, - пишет Анатолий Уткин. – Он просит высказаться Лансинга по поводу возможности создания самоуправляемого «ядра», вокруг которого объединилась бы основная часть Сибири. Упоминается Сибирское автономное правительство в Томске. Все это чрезвычайно не вязалось с 6-м пунктом январской программы президента (о целостности России), несло с собой опасность распространения ксенофобии среди русских. В русском вопросе должно было быть найдено новое решение». Далее автор сообщает: «Если Америка готовилась – путем создания Лиги наций – изменить всю систему международных отношений, то ее задачей становилось предотвращение колонизации крупнейшей континентальной страны. Поэтому американский президент встал на ту точку зрения, что, даже не признавая ее дипломатически, Россию нужно поддержать, закрыв пока глаза на правящую в ней идеологию. Важно не бросить ее в объятия немцам в предстоящие решающие месяцы. Важно не допустить в Россию очередного иностранного благодетеля-злодея. А после окончания мировой войны с русским вопросом можно будет разобраться спокойнее, учитывая общее ослабление союзников и нужду России в помощи». Позже (начало 1919 г.) «Вильсон пришел к выводу, что надо дать русским возможность «самим выработать свое собственное решение». Главенствующими были геополитические соображения», - пишет Анатолий Уткин. После чего: «Отплыв через океан в Америку, Вильсон прислал телеграмму, говорившую о его обеспокоенности неуемной активностью Черчилля – «такое развитие событий будет фатальным и окончательно ввергнет Россию в хаос».

Понять поведение Вудро Вильсона в каждый конкретный исторический момент помогают емкие замечания автора книги об американском президенте, как о личности. Вот характерная цитата: «Можно предполагать, что Вильсон был органически двулик, был искренен, и когда выступал за демократизацию дипломатического процесса, и когда возмущался им. Истина – в оценке конкретной ситуации». Бесспорно, президент Вильсон был великим патриотом Америки, но именно поэтому – как ситуативным благожелателем, так, чаще всего, и ситуативным недоброжелателем России, точно также, как и по отношению к другим странам. Таким гибким геополитическим игроком и показывает его Анатолий Уткин. «Американская историография в общем и целом изображает его своим героем, исходя из того, что выход Америки на мировую арену должен, с ее точки зрения, считаться благодеянием для человечества», - но, делает подтвержденный временем вывод Анатолий Уткин, «… что казалось благом для правящего класса Америки, оборачивалось – и оборачивается – трагедией для тех народов, чью судьбу американское руководство пыталось решить, учитывая прежде всего свои интересы и исходя из убеждения, что Америка имеет ответы на основные мировые вопросы». И с этим выводом тоже нельзя не согласиться.

К большому сожалению, книга о Вудро Вильсоне замечательного историка вышла уже после его смерти. Вот что говорит о его работе вдова А.И. Уткина – доктор философских наук, профессор Валентина Гавриловна Федотова: «Он был историком-американистом, блестяще знавшим американскую историю и политологию, но, в отличие от позиций ряда своих коллег, которые подчинились логике своего предмета и изучаемой культуры, нередко считали все, происходящее здесь, в России, отсталым и подлежащим переделке на западный лад, не думал так.

На примере биографии Вильсона и других президентов он показал, как власть должна относиться к своей стране.

А.И. Уткин – доказательство того, что патриот может быть демократом. О его патриотизме свидетельствуют его книги о российских войнах XX века (русско-японской, Первой мировой, Второй мировой, Великой Отечественной, Холодной войне), его статьи о России и книги о ней. Но еще в 1976 году он опубликовал (в соавторстве с Г.Н. Севостьяновым) биографию Томаса Джефферсона – отца-основателя американской демократии, которая в 1997 году, через 21 год после издания, была признана в США лучшей иностранной биографией Джефферсона. То же произошло с биографией Франклина Делано Рузвельта – она была высоко оценена американскими историками. Им опубликованы биографии Теодора Рузвельта, Уинстона Черчилля.

Всегда понимая, что мы не будем Америкой и не должны ею быть, отрицая догоняющую модель модернизации, он описал в биографиях нравственные уроки великих людей – демократов, любивших свою страну, показал, как они учились терять привычное, прошлое – от традиций и империй, не впадая в ненависть к своей стране, показывал, как их понимание своих национальных интересов позволяло им понимать легитимность национальных интересов других стран, и, прежде всего, России. Анатолий Иванович верил в хорошие отношения России с США, считая их взаимовыгодными и сожалел, когда это было не так.

Биография Вудро Вильсона чрезвычайно актуальна. Многие проблемы, которые решал этот политик, сегодня встают вновь. Они связаны как с моралью в политике, так и с международным представительством наций, местом США в мире и экономикой капитализма».

В заключение необходимо сказать, что книга написана прекрасным литературным языком, характеризующим Анатолия Ивановича Уткина не только как выдающешгося историка, но и исторического писателя. Она читается легко, воспринимается как увлекательное путешествие в историю, о наиболее сложных периодах которой доходчиво и просто рассказывал Анатолий Уткин. Его произведения доступны самому широкому кругу читателей.

А.И. Уткин «Вудро Вильсон». М.: Культурная революция. 2010.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Путкин
12.10.2013 18:11
А этот Уткин, вообще, недальновидный человек по-видимому
Путник
12.10.2013 18:02
Длиннорукий, конечно же это его самое что ни на есть "достижение". Ведь с подписания этого документа история многих стран пошла по другому вектору, этот документ послужил и всем войнам которые произошли потом(думается, я в этом уверен).
А не указание этого в статьях это обычная картина. Правду как знаете искажать искажать модно у них.
ВладиМИР
10.04.2011 20:04
Как коварна политика ! Николай Второй искренне верил , что спасает сербов и помогает Англии и Франции , что главный враг- кайзеровская Германия ...Но США приподнялись именно в результате двух мировых войн с минимальными потерями , между делом возродив дохристианский Израиль и использовав нацистских ученых во благо своего могущества ...
Ю. Длиннорукий
08.04.2011 15:20
Я имел в виду достижений в "   ".
Ю. Длиннорукий
08.04.2011 5:54
"Я самый несчастный человек. Я сознательно разрушил мою страну. Великая индустриальная нация контролируется системой кредитов. Наша кредитная система сконцентрирована в одних руках. Развитие нации, все наши действия в руках нескольких человек. Мы стали самым контролируемым, самым плохо управляемым правительством из всего цивилизованного мира - не правительством со свободнним мнением , не правительство с убеждениями и выборы большинством голосов , но правительством , которое подчинено жесткому мнению малой группе людей." В. Вильсон. Эти слова относятся к Федеральному Резервному Акту с помощью которого федеральный резерв перешел под контроль часных литц, банкиров , т.е. тот кто контролирует финансы , контролирует все остальное.  Этой тема отсутствует в статье , хотя это одно из основных достижений В. Вильсона .

Эксклюзив
17.12.2018
Олег Миклашевский. Киев
В «незалежной» появилась ПЦУ: что дальше?
Фоторепортаж
10.12.2018
Подготовила Мария Максимова
В Выставочных залах Сытного двора в Коломенском проходит выставка, посвященная Александру I.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».