Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
22 января 2021
Трюки «голодоморщиков»

Трюки «голодоморщиков»

О фальсификациях западных историков с «опорой на архивы»
Дмитрий Верхотуров
18.11.2020
Трюки «голодоморщиков»

Тема «казгеноцида», то есть «голодомора» в Казахстане, очень богата на примеры различных передергиваний и фальсификаций. Поскольку задачи пропагандистов состояли в том, чтобы сфабриковать такое представление о коллективизации и оседании кочевников в Казахстане, которое противоречит действительности, обойтись без фальсификаций они не могли.

Вот и Роберт Киндлер, автор книги «Сталинские кочевники: Власть и голод в Казахстане» (в русском переводе: М., «РОССПЭН», 2017), пошел по этому же пути.

Книга его оснащена обширным научным аппаратом со множеством ссылок на публикации и архивные документы. Почти каждое свое утверждение он подкрепляет ссылкой. Казалось бы, что тут может быть не так? Выясняется, что – может.

Авторы-«голодоморщики» частенько ссылаются на документы, смысл и содержание которых противоречат их утверждениям, то есть не гнушаются умышленной подтасовкой фактов. В книге – одно, в документах – совсем другое, и весь расчет делается на то, что читатель не станет проверять ссылки.

В отношении архивных документов это еще и довольно трудно. Скажем, проверить ссылки Киндлера на архивы в РГАЭ или ГАРФ даже для московских исследователей непросто, поскольку заказ и просмотр дел в архиве требует немалого времени. Для исследователей из других регионов России это и вовсе почти исключено: чтобы проверить ссылки в книге потребовалось бы устраивать целую экспедицию в московские архивы.

Обычно этот прием сходит с рук, поскольку утверждения в книге, «подкрепленной» ссылками на архивы, от частого цитирования становятся чем-то общепринятым, а самого такого автора от разоблачения защищает уже некая устоявшаяся репутация.

Однако тут Роберту Киндлеру не повезло. Я работал над своей книгой «Казгеноцид», которого не было», и просматривал довольно большое количество архивных документов в ГАРФ и РГАЭ. Открыв дело с документами совещания о развитии промышленного животноводства в КазАССР у заместителя наркома земледелия СССР Г.Ф. Гринько (РГАЭ, ф. 7486, оп. 19, д. 10), я увидел подпись Киндлера. Как известно, каждое архивное дело вложен лист выдачи, в котором каждый, кто его заказывает и читает, должен расписаться. Этот лист сохраняет имена всех, кто когда-либо знакомился с документами. Подпись Киндлера стояла первой в списке, то есть он был первым читателем этого дела; подпись датирована 22 января 2009 года. Что ж, молодец, нашел ранее неиспользованные документы. Посмотрим, как он их использовал…


Как план сделался заключением на план

Итак, 15 марта 1930 года заместитель наркома земледелия СССР Г.Ф. Гринько, опытный хозяйственник и финансист, созвал у себя в кабинете совещание по поводу плана развития промышленного животноводства в Казакской АССР в течение оставшихся трех лет первой пятилетки. Дело открывается письмом о месте и времени проведения совещания. Были истребованы различные документы к совещанию: проекты, записки, статистические материалы. В деле была записка об основных идеях развития животноводства на три года пятилетки, заключение по пятилетнему плану развития сельского хозяйства КазАССР, переписка между ведомствами, обширная рукописная записка о технических сторонах промышленного животноводства в Казахстане и так далее. То есть это черновые материалы, которые читались и обсуждались на этом совещании. Среди них особенно много было таблиц, напечатанных на пишущей машинке на тонкой, папиросной бумаге: так можно было сделать 15–20 копий за раз, если проложить листы копировальной бумагой.

Собравшихся интересовало, насколько предложенный Госпланом и Совнаркомом КазАССР план реалистичен, и потому рассматривался он по возможности всесторонне. Эти документы отражают раннюю стадию планирования и осуществления коллективизации и оседания кочевников еще до того, как разразился сильный хозяйственный кризис.

Киндлер пишет: «В окончательном заключении наркомата казахский план даже назван в принципе разумным и «реалистичным»» (Киндлер, с. 160; ссылка у него на документ – РГАЭ, ф. 7486, оп. 19, д. 10, лл. 1-10; «О перспективах сельского хозяйства Казакстана»).

Вообще-то, листы под указанными Киндлером номерами были не заключением Наркомата земледелия СССР, а исходным документом, который рассматривался на совещании. Заключение было дальше, и у тов. Гринько было другое мнение по поводу представленного плана: «План Казакстана исходит из ставки на крупные колхозы, базирующиеся в основном на высокой машинной технике». Далее указывалось, что к 1933 году предполагалось, что 75% колхозов будут охвачены машинно-тракторными станциями. Гринько пришел к такому заключению: «Осуществление такой программы выходит за пределы материальных возможностей Союза» (РГАЭ, ф. 7486, оп. 19, д. 10, л. 24).

Небольшая ловкость рук, и принятый к рассмотрению документ вдруг стал «заключением» в расчете на то, что его ссылки проверять не будут. Так у Киндлера получилось, будто бы Наркомат земледелия СССР одобрил план КазАССР. Причем это не случайная ошибка, а намеренная фальсификация.

Заключение было оформлено на бланке Наркомзема СССР в виде небольшого письма, и было подписано самим Гринько. Киндлер, когда читал дело, несомненно, его видел.


Проигнорированный документ

Киндлер пишет в той части своей книге, в которой он упоминает это совещание, о планах масштабного оседания казахских кочевников и приводит некоторые цифры. До 1933 года должно было осесть 430 тысяч хозяйств (Киндлер, с. 158; ссылка на доклад Ураза Исаева, подготовленного в апреле 1930 года, документ находится в казахстанском архиве – ЦГАРК). Затем он пишет в абзаце, в котором якобы пересказывает мнение Гринько: «Вместо запланированных 433 тысяч хозяйств в наступившем году можно будет расселить в лучшем случае 380 тысяч семей» (Киндлер, с. 160; ссылка на РГАЭ, ф. 7486, оп. 19, д. 10, л. 19 об).

Во-первых, тут он придал своей фразе такую форму, что не очень ясно, идет ли речь об оседании или каком-то другом расселении. Впрочем, это может быть неточностью переводчика. Во-вторых, это все тот же исходный документ, который рассматривали на совещании, а вовсе не мнение или заключение Гринько.

Но весь интерес даже не в этом. В деле были приложены статистические таблицы, которые выражали планы по приросту количества хозяйств по категориям (РГАЭ, ф. 7486, оп. 19, д. 10, л. 49). Таблица, отпечатанная на листочке папиросной бумаги, представляет собой один из самых замечательных документов всего дела:

1929/30

1930/31

1931/32

1932/33

Русские

424,4

445

445,9

457,1

Казахские оседлые

294,1

299,9

305,9

312

Казахские оседающие

84,4

168,5

268

380,9

Казахские кочевые

482,6

407,3

318,7

214,4

Казахские всего

861,1

875,7

892,6

907,3

Всего хозяйств

1296

1351,8

1390

1443,6

Киндлер ее видел, но пролистнул и не использовал. Эта таблица полностью разрушала весь миф о «казгеноциде», который он старался подпереть своим трудом.

Во-первых, этот документ прямо доказывает отсутствие каких-либо планов «геноцида казахов», поскольку в нем указано увеличение количества казахских хозяйств. Поскольку каждое хозяйство – это люди, в данном случае семья, то увеличение количества хозяйств равнозначно увеличению населения. В казахском хозяйстве в среднем было 4,8 человек, так что численность казахов по этому плану должна была увеличиться с 4133,2 тысяч человек в 1929/30 году до 4355 тысяч человек в 1932/33 году.

Теперь нечего закатывать глазки, что, мол, документов с планом «геноцида» не найдено, но мы-то понимаем, что… Найден документ, который прямо и недвусмысленно противоречит всем разговорам о том, что в советском руководстве кто-то обдумывал или планировал сокращение численности казахов.

Во-вторых, отчетливо видна динамика того, как казахские хозяйства должны были переходить из кочевых в оседающие, а затем в оседлые хозяйства. В 1929/30 году было 34,1% оседлых, 9,8% оседающих и 56% кочевых казахских хозяйств (это данные, отражавшие достигнутый уровень), а в 1932/33 году должно было стать 34,3% оседлых, 41,9% оседающих и 23,6% кочевых хозяйств. Структура казахского общества сильно менялась.

Подчеркнем еще, что Киндлер, как и остальные «голодоморщики», говорит только об оседании (насильственном, принудительном и так далее), противопоставляя его кочеванию (исконно казахскому образу жизни). А тут мы видим, что уже к началу всего процесса существовала большая прослойка оседлых казахов, более чем в треть общей численности хозяйств.

Это резко меняет всю картину. Одно дело утверждать, что казахи не умели жить оседло, их заставили, и они от этого погибли, как говорится в мифе о «казгеноциде». Но тут и выясняется, что почти 300 тысяч хозяйств или 1,4 млн казахов в 1929/30 году уже перешли на оседлость; скажу даже более – пахали и сеяли, и ничего страшного с ними не произошло. Если почти полтора миллиона казахов смогло осесть, то почему у других не могло получиться?

Киндлер должен был, найдя эту таблицу, усомниться в верности той теории, которую он развивал в своей книге. Однако он просто проигнорировал этот очень важный документ, словно бы его и не было вовсе. Какая поразительная честность и объективность!

В-третьих, эта таблица показывает, что кочевое казахское скотоводство в первой пятилетке не планировалось сводить под корень, равно как и не предполагалось сгона казахов с земли, чтобы устроить русских переселенцев и провести русификацию Казахстана.

Киндлер между тем пишет: «В Наркомате земледелия (Наркомземе) в Москве эти планы встретили скептически. Против самого замысла прикрепить кочевников к земле, чтобы сделать «свободные площади» пригодными для использования переселенцами, там ничего не имели» (Киндлер, с. 159).

То есть он дает понять, что все это оседание было ради сгона казахов с земли и переселения в Казахстан русских. При этом в деле была справка о планах землеустройства (РГАЭ, ф. 7486, оп. 19, д. 10, л. 29), в которой говорилось, что планируется распределить 64,1 млн гектаров, в том числе:

Зернотресту – 6 млн гектаров,

Совхозцентру – 6 млн,

Тресту «Скотовод» – 13 млн,

Тресту «Овцевод» – 17 млн,

Переселение – 8,4 млн,

Прочие и распределенные – 13,3 млн гектаров.

План был практически исполнен, и по отчету VIII Казакстанской партконференции 1933 года, было выделено земли:

Совхозам – 30,2 млн гектаров,

Колхозам – 6,4 млн. гектаров,

МТС – 0,8 млн гектаров,

Оседающим хозяйствам – 10,3 млн гектаров.

Всего – 49,7 млн. гектаров.

Таким образом, фонд под переселение – это фонд земли под оседание казахских кочевых хозяйств, а вовсе не русских. Тут Киндлер просто не разобрался в вопросе или передергивал умышленно.

В общем и целом получается вранье с «опорой на архивы». По–другому это нельзя назвать. Содержание документов, на которые Киндлер ссылался, не соответствует его утверждениям, и вообще, заключение Гринько совсем другое и по смыслу, и по содержанию. Киндлер проигнорировал целый ряд интересных, важных и информативных документов, которые были в деле, им затребованном и просмотренном.

Поскольку я это дело читал сам, уверен, что он не мог их не видеть, и их игнорирование есть вполне умышленное решение. Оно и понятно, даже одного примера таблицы роста казахских хозяйств достаточно, чтобы понять, насколько резко эти документы противоречили мифу «голодомора» в Казахстане, который он старался укрепить и насадить.

С этими документами Киндлер ничего не смог сделать, потому просто замалчивал их, в расчете на то, что в это архивное дело больше никто не полезет, а если кто и полезет, то не поймет, с чем столкнулся.

Примеров Сары Камерон и Роберта Киндлера, в принципе, достаточно, чтобы понять, какой в действительности их доказательный базис. Если же устроить подробный разбор их книг, то, думаю, можно будет почти в каждом предложении, сноске и ссылке найти искажения, передергивания и фальсификации.


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 62 найденных.
Владимир Иванович
02.01.2021 1:53
хк
01.01.2021 20:37""
Оценка населения Средней Азия в царской России была приблизительной. Тем более у кочевников казахов. И в советское время мало что изменилось. До 1936 года, пожалуй. Хотя и в это время оценки были такими же. Если учесть, что перепись дала 164 млн. человек, а по окрику Сталина "нашли" ещё 8 миллионов и нацарапали 172 млн. ((
хк
01.01.2021 20:37
Я уже зававал вопрос, с чего это Мантуров нашел табличку на папиросной бумаге о численности казахов по годам 1929-1933, если перепись населения была в 1928 и 1936 гг.? Ответа не получил, поскольку и отвечать некому и нечем.
Вот некоторые данные из ВИКИПЕДИИ:
"Согласно расчётам доктора исторических наук, профессора А. Н. Алексеенко «…с учётом всех возможных поправок потери казахского населения составили не более 1840 тысяч человек или 47,3 % от численности этноса в 1930 году. Более всего пострадали казахи севера республики. Потери составили здесь 879,4 тысячи человек или 74,5 % от численности этноса в 1930 году. …..Приведённые оценки позволяют сделать вывод о том, что Казахстан был наиболее пострадавшим от голода 1930-х годов регионом СССР[15]..."
А Никонов и иже с ним утверждают, что Северный Казахстан вообще был незаселен.
нурбек
29.12.2020 8:56
летом скот отгоняют на пастбища , зимой назад , зимовка это и есть постоянный аул ..кому это мешало ...голод начался с изьятием скота , начался падеж ..умысел или нет , какая разница , судьбу казахов решали те , кому было плевать ...
Е. Д.
21.12.2020 20:51
4. Меня повели в камеру. Мы прошли мимо мужской камеры, откуда доносились страшные и грубые голоса, говорящие на незнакомом языке. Женская камера была пустой. Кругом одна глина, безо всякого намека на какую-либо "мебель". В крошечном окне ни одного стекла, только решетка, так что весь пол в снегу. Когда охранник запер за мной дверь, я потеряла самообладание. Это был, кажется, единственный раз в моей жизни, когда я так безутешно рыдала. Стоять я уже не могла, а глиняный пол был весь в снегу. Я привалилась к стенке, забыв обо всем на свете, кроме того, что через неделю меня должны отправить куда-то этапом (в Кировске была только КПЗ). И теперь ничего уже нельзя сделать, все кончено! Вдруг за стенкой раздался стук и послышался мужской голос. С ужасом я отскочила от стены - за ней была камера с бандитами. Но голос - на чистом русском языке! - мягко и отчетливо произнес; "Не плачь, девушка, не плачь, в жизни все бывает только к лучшему"! Что тут со мной произошло. Как озарение, пришла мысль - сегодня праздник Введения Пресвятой Богородицы. Я вспомнила все, что происходило в страшные дни побега, как меня спасал Бог!... И в этой ледяной камере я пережила такую радость, такой благодарность, такой свет... И эти слова человека, которого я никогда не увидела, были восприняты как сказанные Богом... Уже к вечеру пришел сержант и принес огромную телогрейку, посланную из мужской камеры, а потом отвел в свою сторожку, дал согреться у печки, напоил горячим чаем, потом принес еще телогрейку. И вместо отчаяния и страха, моя душа наполнилась миром, благодарностью и абсолютным доверием Богу. Тюрьма превратилась в храм Божий.. .
Утром на ишаке приехала бедная мама в сопровождении Н.В. и ссыльного доктора А. П. Свидания не разрешили, но мама и доктор пробрались до самой двери и прокричали по-..., чтобы я инсценировала приступ печени. Их прогнали, но доктор спас меня, добившись перевода из тюрьмы в местную больницу, где у меня вырезали здоровый аппендикс и тем уберегли от этапа.
2014 г.
Е. Д.
21.12.2020 20:44
Из рассказа русской монахини:
3. После того, как я вернулась из Москвы в нашу землянку, спецкоменданты не стали давать ходу делу о моем побеге, а решили по обвинению в прогуле передать меня в руки административного суда. Конечно, не из жалости ко мне, а потому что мой побег для самих спецкомендантов мог обернуться серьезными неприятностями. Итак, мне было назначено к 11 часом утра 4 декабря 1953 года явиться в суд в наш Кировский райцентр. Кировск был в 20-ти километрах от нашего совхоза. В то утро разыгралась снежная вьюга, и мне разрешили взять лошадь из конюшни. Я взяла из дома последние деньги, чтобы купить в райцентре гречку, которую будто бы туда завезли. В тот день мы оставались почти без керосина, и я обещала его достать вечером, когда вернусь. Мама лежала больная. Мы с ней были уверены, что самое страшное, что могло быть за "прогул", это удержание 25% из зарплаты в течение года. И вдруг оглушительный приговор - четыре месяца тюремного заключения! И в исполнение привести - немедленно! Я была раздавлена - что будет дома. Ни гречки, ни денег, ни воды, ни керосина. Больная мама и трое маленьких детей... Прямо из суда меня повели под конвоем в тюрьму. В тюрьме меня передали молодому казаху-сержанту. Начались процедуры: отпечатки пальцев, обыск, анкеты. Старушке-казашке, тюремной уборщице, поручили меня раздеть и обыскать. Сержант вышел. Вероятно, на моем лице было такое отчаяние, что казашка, не говорившая по-русски, подошла, взяла мою руку и молча поцеловала. Потом позвала сержанта - дескать, ничего не найдено. В моем сердце навсегда сохранилась благодарная память о ней.
См. прод.

Е. Д.
21.12.2020 20:39
Из рассказа русской монахини:
2. Теперь действие Промысла Божия во всех последовавших за побегом событиях мне очевидно. В первый же день побега я добралась до Ташкента. Где находится Епархиальное управление узнала в церкви, но попасть туда оказалось невозможным. Владыка Ермоген (Голубев) был в отъезде. Четыре дня я ходила по городу и ждала, что меня вот-вот схватят. Приходила к воротам епархиального управления, и неприветливый охранник с раздражением гнал меня, угрожая позвонить в милицию. В отчаянии я купила конверт и бумагу и написала несколько фраз - что я бежала из ссылки, потому что там погибают моя больная мать и трое маленьких детей, что мне нужно в Москву к Митрополиту Николаю, что у меня нет ни документов, ни денег и что моя жизнь и судьба оставленной в ссылке семьи теперь в его руках... Охранник мог не взять конверта, но взял и передал. Меня впустили. Владыка меня принял и помог, сам будучи в постоянной опасности - шпионов вокруг него хватало. Он обласкал, накормил, дал денег на дорогу.
О главном. О том, что если и раньше в самые трудные моменты Господь нас не оставлял, обязательно посылая помощь, спасая в безнадежных ситуациях, то в течение семнадцати суток моего побега это происходило со мной на каждом шагу...
Е. Д.
21.12.2020 20:36
Из рассказа русской монахини:
1. "Это произошло шестьдесят лет тому назад, мне еще не было двадцати лет. Мы уже почти два года жили в ссылке, за плечами осталось самое страшное: долгая дорога в переполненном вагоне товарного поезда, ледяная землянка в казахстанской пустыне, голод, Д-на смерть и мой побег, забыть о котором невозможно.
Уже 5 сентября 1953 года, как только я пересекла границу нашего совхоза, меня должны были поймать. Дело в том, что каждом поселении имелись спецкоменданты, прекрасно знавшие своих "подопечных". Кроме того, мой побег не был подготовлен. Я не имела никаких сведений, ни географических, ни топографических, о месте нашей ссылки. Вот и тогда, в первую ночь побега, когда один сердобольный ездовой подвез меня на бричке, я с удивлением узнала, что оказалась у самой границы Узбекистана. Мне надо было попасть в Ташкент, я всячески старалась перейти ночью эту границу. Было уже очень поздно. Кругом пустыня, темная безлунная ночь. Вдруг вперед я увидела очертания шлагбаума, проглядывались вышки, прожекторы, охрана, собаки. Тогда я - сама того не зная - уже находилась на узбекской стороне, мне следовало бы как можно скорее бежать от этого шлагбаума, к которому я обреченно приближалась....
Каждый час, каждую минуту этих страшных семнадцати суток побега меня, по логике вещей, просто не могли не поймать. В первый же день ссылки было объявлено, что передвижения, даже по нашему совхозу, ограничены строгими правилами, пересекать его границы мы не имеем права, а выход за пределы Казахстана рассматривается как побег и без суда наказуется 20-ю годами строгого режима, и мы с мамой это предупреждение подписали... Ты думаешь, "они" плохо работали? Нет, "они" работали хорошо... К тому же, чтобы меня поймать, не надо было хорошо работать... Конечно, я их боялась, но страшнее для меня оказались бандиты, освобожденные летом 53-го года после смерти Сталина и настолько наводнившие всю страну, что в больших городах были даже введены комендантские часы. См. 2.
ort
21.12.2020 14:47
МИФИЧЕСКАЯ "РОССИЯ, КОТОРУЮ МЫ ПОТЕРЯЛИ".
1. К великому сожалению, многие монархисты, националисты и прочая публика, иронично называемая «ХРУСТАМИ ФРАНЦУЗСКОЙ БУЛКИ», всегда горячо высказывается по вопросам, в которых абсолютно не сведуща, а если говорить прямо – глубоко невежественна.

2. Они не стремятся знать. Им достаточно своего воображения. В нем есть «Прекрасная Россия Прошлого», которую разрушили «злые большевики».
Но вот вопрос. Как же так случилось, что белогвардейцы той прекрасной России проиграли Гражданскую войну? Причем проиграли они её наскоро сколоченной Красной Армии? Почему народ не поднялся на защиту той прекрасной России? Они не смогут ответить.

3. А я отвечу. Не было никакой прекрасной России. Была уродливая отсталая и несправедливая государственная система, где комфортно себя чувствовала лишь верхушка – правящий класс элиты.
//jpgazeta.ru/mificheskaya-rossiya-proshlogo/?utm_source=politobzor.net
Е. Д.
18.12.2020 15:45
"Ретиво и крепко нажала советская власть на трудовое крестьянство в начале 1928 года. Под видом решения проблемы государственных хлебозаготовок сворачивается НЭП и возобновляется война с деревней. Через год-полтора эта война достигнет невероятного накала, невероятных масштабов и жестокости. Тысячи и тысячи жертв раскулачивания, миллионы искалеченных жизней в ходе сплошной коллективизации. "Дале-то чё будет? Ведь спагубите землю-то, изведете все живое…", - говорит свидетель "великого перелома", сибирская крестьянка Катерина Потылицына, главная героиня "заветной" книги Виктора Астафьева "Последний поклон". - См. 4-ю серию фильма Феликса Разумовского "Жатва радости и скорби": https://www.youtube.com/watch?v=Td0N8Jw8_zs

Владимир Иванович
10.12.2020 16:17
Константин2 - ВИ
10.12.2020 9:46""
У меня был один контекст и в ответ на другой отклик. Вы написали в своём контексте и в ответ на мой отклик. Но пытаетесь что-то куда-то вывернуть.
Ещё раз, прогнозы Менделеева научно обоснованы. Потери людские после революции ни одним демографом в трезвой памяти не могут быть учтены. Они выходят за рамки всех представлений.
Отображены комментарии с 1 по 10 из 62 найденных.

Эксклюзив
19.01.2021
Максим Столетов
О книге А. Тимофеева «Как русские научились воевать. Откровенные беседы с фронтовиками».
Фоторепортаж
20.01.2021
Подготовила Мария Максимова
О первой в мире инсталляции, размещенной в движущемся составе.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».