Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
17 апреля 2021
Такие разные офицеры

Такие разные офицеры

В 1945 году не могли предположить, что спустя годы носить военную форму в мирное время будет небезопасно
Максим Кустов
06.05.2006

Шестьдесят один год назад офицеры Красной Армии только начинали осознавать масштабность того, что им удалось совершить. В наступающей мирной тишине на развалинах "третьего рейха" они ощущали себя вершителями мировой истории, выигравшими самую страшную и самую важную войну в истории человечества. Задумаемся над тем, что может ощущать спустя десятилетия нынешний российский офицер.

Прежде всего, он в полной мере чувствует свою социальную незащищенность и непрестижность профессии. Когда-то советский офицер мог считать себя вполне материально обеспеченным человеком по сравнению с окружающими. Как-то под самый дембель в 1987 году автору этих строк пришлось побеседовать на эту тему со своим командиром.

- Ты сколько со своим дипломчиком получать будешь? - поинтересовался он.

- Сто двадцать, - ответил я.

Старший лейтенант предъявил свой партбилет, в котором значилась сумма, с которой были уплачены партийные взносы. Помню, что она превышала пятьсот рублей (дело было в ГДР, где офицерам шла и обычная зарплата в рублях, и вторая зарплата в марках).

#comm#Сейчас офицерскими зарплатами можно лишь насмешить.#/comm#

Но ведь дело не только в деньгах. Не зря среди офицеров в горячих точках (их психология принципиально отличается от мышления коллег из "Приарбатского округа") так популярна песня, в которой есть строки: "Россия нас не жалует ни славой, ни рублем, но мы ее последние солдаты…"

""Слишком много грязи было вылито на офицерский корпус за последние десятилетия. В ход шли самые неправдоподобные, глупейшие выдумки. Совершенно серьезно писали о том, как военные прицельно стреляли в бесстрашных либеральных журналистов из установки "Град", а самые "продвинутые" в военном деле писали, что в них стреляли из установки "Ураган". Находились журналисты, вспоминавшие о том, как их расстреливал снайпер, а они перепрыгивали через пули! "Своими глазами" обличители армии видели "тело литовской девушки, на спине у которой остались следы танковых гусениц"… В таких случаях офицеры не знали, то ли плакать, то ли смеяться. Скорее плакать, потому что потоки неуклюжего вранья достигали поставленной цели.

#comm#Были времена, когда даже в Центральной России стало небезопасно появляться в офицерской форме.#/comm#

Хотя накал обличений в последние годы стал стихать, он не прекратился совсем. Что должны делать офицеры воюющей части, когда в известной московской газете появляется статья с подробным описанием того, как они заставляли раздеваться преклонных лет журналистку, к тому же известную, как бы это деликатно выразиться, своей психологической неустойчивостью и склонностью подозревать всех в сексуальных домогательствах. Объяснять всем и каждому, что они, конечно, повидали штурмы Грозного, бои на горных перевалах и попадали в засады боевиков, но такого страшного зрелища по доброй воле выдержать бы не смогли? Десантники, конечно, храбрые ребята, но всякому человеческому мужеству есть предел.

Офицеры уходили из армии – добровольно, или их сокращали, после чего с изумлением узнавали, что они, оказывается не граждане России, к тому же не имеющие жилья и без всяких перспектив его получить. Боевики, с которыми они имели дело – в Закавказье или в Средней Азии – к тому времени это гражданство уже давным-давно купили, контролировали рынки, банки в России, их жены работали в российских паспортных столах… Многие отставники в приступе отчаяния уходили из жизни. А оставшиеся на службе, месяцами не получали зарплату, но по-прежнему выходили на боевые дежурства. Тогда казалось просто удивительным, что кто-то еще поднимает самолеты в небо, отправляет наряды на охрану границы, идет в бой и в разведку.

""Сейчас положение понемногу начинает меняться – не резко, не радикально, но меняться – в сторону относительного улучшения. Постепенно увеличиваются зарплаты (хотя и не принципиально), делаются попытки улучшить жилищное, материальное и моральное состояние офицерского корпуса. Ближайшее будущее покажет, произойдут ли в армии качественные изменения к лучшему.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
16.04.2021
Артем Леонов
Российско-иранский канал может обеспечить евроазиатские перевозки кратчайшим путем.
Фоторепортаж
13.04.2021
Подготовила Мария Максимова
В Московском планетарии открылась выставка фотографий, посвящённая первому космонавту Земли.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.