Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
23 апреля 2018

Тайны «Арагви»

В этом ресторане, основанном Сталиным и Берией, не только гуляли и веселились…
Валерий Бурт
11.04.2018
Тайны «Арагви»

В нынешнем году знаменитому московскому ресторану «Арагви» на Тверской исполняется 80 лет. Когда точно он открылся – неведомо. А потому вкусное и… таинственное заведение может праздновать свой юбилей хоть весь год.

Когда-то на этом месте была гостиница «Север», потом – «Дрезден». В последней останавливались, как гласит молва, знаменитые литераторы Островский, Некрасов, Тургенев, Чехов, Маяковский, художник Суриков.

В тридцатых годах прошлого столетия старинный дом – он был воздвигнут в XVIII в. – подремонтировали и надстроили этаж. Любопытный факт: в начале прошлого века при строительных работах под облицовочным камнем обнаружились своды боярских палат. Они были выстроены в XVII столетии.

В том внушительном доме жили отнюдь не рядовые граждане. Среди них – кремлевский врач Яков Этингер, орденоносный артист Борис Ливанов, «Анка-пулеметчица», женщина из ближайшего окружения Василия Чапаева, в миру Мария Попова.

В торце здания в 1938 году и открылся ресторан «Арагви». Инициаторами его создания были два известных грузина – Сталин и Берия. К этому делу они привлекли еще одного своего соотечественника – Лонгиноза Стажадзе.

Он был искусным поваром, работал в столовой на Пушечной улице. Туда частенько захаживали усталые и голодные чекисты, работавшие неподалеку, в известном здании на Лубянке. Им тут нравилось – кормили вкусно и недорого. А однажды в столовую заглянул сам Лаврентий Павлович. По этому поводу Стожадзе приготовил знатное угощение. Да и не мог он поступить иначе! Если бы Берия остался недоволен кушаньями, то в нашем повествовании присутствовала бы другая фамилия повара.

Короче говоря, Лонгиноз Малакеевич, уроженец маленького горного селения, все сделал, как полагается. И Берия остался доволен. А через несколько дней в столовую нагрянули сотрудники НКВД. Посадили повара в машину и отвезли на Лубянку. Сами понимаете, какое было у него состояние! Он и вовсе был готов хлопнуться в обморок, когда его привели в кабинет Лаврентия Павловича. Но нарком госбезопасности встретил гостя, как лучшего друга. Поздоровался, осведомился о здоровье. И перешел к делу: «Мы с товарищем Сталиным посоветовались и решили поручить тебе ответственное дело создать в Москве первый грузинский ресторан». И, участливо всмотревшись в бледное лицо повара, спросил с улыбкой: «Ты согласен, дорогой Лонгиоз?» Впрочем, ответа и не требовалось.

Так Стожадзе, с четырьмя классами образования, стал директором ресторана «Арагви», которому было суждено обрести всесоюзную славу. Вставал директор каждый день в шесть утра и шел на работу. Лонгиноз Малакеевич следил буквально за всем – качеством продуктов, готовкой, обстановкой в зале, поведением персонала. Стожадзе неустанно внушал официантам, что каждый посетитель «Арагви» – их личный, дорогой гость. И они этим прониклись.

Ресторан работал до пяти утра. Впрочем, если гуляли люди известные и уважаемые, персонал «Арагви», что называется, часов не наблюдал.

«Сколько гости хотят пить-есть, столько и будем работать», – говорили повара, официанты и музыканты. Разумеется, они, не без оснований, рассчитывали на щедрые чаевые.

Готовили в заведении на улице Горького превосходно. В меню было все, что душа и желудок пожелают: шашлыки, хинкали, сациви, хачапури, купаты, ткемали, сацебели и, конечно, цыпленок табака в орехово-чесночном соусе. Шеф-поваром в «Арагви» работал Николай Кикнадзе. Это был настоящий художник, творец кулинарии, знавший массу рецептов вкуснейших блюд.

Специально для «Арагви» из Тбилиси привозили свежие грузинские продукты, муку для хачапури, мамалыги, а также травы, вина, коньяки, минеральную воду.

Стены ресторана расписывал художник Ираклий Тоидзе, который во время войны стал автором знаменитого плаката «Родина-мать зовет!» Его панно в «Арагви» были посвящены поэме Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре». Они, увы, не сохранились. Да и вообще от начального облика ресторана почти ничего не осталось…

Это было, по сути, режимное предприятие, ибо в ресторан часто захаживали знаменитости: политики, военные, артисты, спортсмены. И – обитатели Кремля.

По популярности с «Арагви» мог сравниться только один московский ресторан – «Славянский базар». Очередь к стеклянным дверям начиналась где-то на дальних подступах к ресторану, загибалась у хвоста каменной лошади Юрия Долгорукого. И долго-долго клубилась.

Впрочем, иные попадали в заведение без очереди, сунув швейцару трешку или пятерку. Болтали, что важный человек в золоченой фуражке и ливрее зарабатывает больше академиков. Может, так и было…

Чтобы перечислить всех известных людей, побывавших в ярко освещенных залах «Арагви», потребовалось бы много страниц, а потому назову лишь некоторых. Это – Фаина Раневская, Марина Ладынина, Любовь Орлова, Валентина Серова, Марина Влади, Татьяна Шмыга, Валерий Чкалов, Юрий Гагарин, Константин Симонов,  Илья Эренбург,  Сергей Герасимов, Андрей Тарковский, Михаил Таль, Евгений Евтушенко...

Курьезный случай произошел с Владимиром Высоцким. Его знакомый, актер, режиссер, тоже Владимир – Пешкин вспоминал: «Пришли – закрыто. Володя говорит: «Ничего, в «Арагви» все есть, я сейчас достану». Он вошел – и через минуту его оттуда вытолкали так, что он распластался на улице. Потом его долго еще дразнили: «Ну что, Володя, в «Арагви» все есть?»

   Среди постоянных гостей заведения были и представители криминального мира Москвы. Сюда часто заглядывал сначала просто известный, потом ставший печально известным валютчик Ян Рокотов. Он был расстрелян во времена Хрущева.

Писатель Эдуард Хруцкий в своей книге «Криминальная Москва» описывал свое знакомство с Рокотовым. Автору, в то время журналисту, невысокого молодого человека в сером костюме представили, как аспиранта-философа. Они пообедали на открытой веранде Дома журналиста и разошлись.

Через несколько дней встретились снова – в «Арагви». Хруцкий вспоминал, что «мы приехали туда с моей барышней и Юликом Семеновым (позже известным писателем, автором романа «Семнадцать мгновений весны» – В.Б.), с которым долго и крепко дружили».

В ресторане Хруцкий поссорился с Рокотовым – тот, подвыпив, стал с приятелем приставать к его девушке: «Конфликт закончился в мою пользу, мы вернулись к столу, а аспирант с товарищем остались зализывать раны».

Несколько сцен фильма «Девять дней одного года» снимались в «Арагви». В нем главный герой картины ученый Гусев в исполнении Алексея Баталова объяснялся со своей возлюбленной Лелькой, роль которой сыграла Татьяна Лаврова. В последних кадрах он отправляет ей записку из больничной палаты: «Если Илья раздобудет мне какие-нибудь брюки, мы успеем махнуть в “Арагви”».

Однако главная слава «Арагви» состоит в другом. Несколько раз здесь, без преувеличений, решалась судьба страны.

Сергей Михалков в мемуарах «От и до» вспоминал: «Зайдя как-то в ресторан «Арагви», я встретил там группу известных московских поэтов. Они собрались в ресторане после совещания у К. Ворошилова. 

– Что за важное совещание? – поинтересовался я. 

– Будет создаваться новый Гимн Советского Союза. Объявлен конкурс на лучший текст! – последовал ответ. – Были приглашены все песенники! 

Я вернулся в гостиницу и поделился новостью с Габо.

– Но почему же не пригласили меня? – не без обиды спросил я друга. 

– Ты же сам сказал, что пригласили «песенников», а ты детский поэт! – ответил Эль-Регистан. 

– Но я все-таки сочинил несколько песен! 

А дальше начинается что-то вроде мистики... На другое утро, рано-рано, раздался звонок в мою дверь. На пороге стоял Габо. 

– Мне приснился сон, что мы с тобой стали авторами гимна! – с порога заявил он».

Так и вышло – Михалков и Эль Регистан написали гимн Советского Союза…

«Арагви» был не только меккой кулинарных изысков и искрящегося веселья, но и центром, где встречались разведчики и агенты.

Здесь планировались важные мероприятия, секретные операции. Ходили слухи, что у Берии в ресторане был даже свой кабинет.

Быть может, в «Арагви» бывал и Сталин? По крайней мере, точно известно, что вождь побывал в доме, где находится ресторан. Он заехал к другу детства, видному большевику Сергею Кавтарадзе. И всякие вкусности для застолья охранники Сталина принесли из ресторана.

В «Арагви», причем не в кулуарах, а в общем зале, за отдельным столиком, состоялась встреча, которая могла перевернуть весь ход мировой истории. Это произошло через несколько дней после начала Великой Отечественной войны.

В ресторан инкогнито пришел посол Болгарии в СССР Иван Стаменов. Он встретился с заместителем начальника Первого управления НКВД Павлом Судоплатовым. Тот действовал по заданию Берии, которому дал поручение Сталин. Спустя много лет Судоплатов рассказал об этом в своих мемуарах «Спецоперации. Лубянка и Кремль. 1930-1950 годы».

«Из рассекреченного ныне моего объяснения можно установить четыре вопроса, заданные Стаменову в ходе беседы, ответы на которые были интересны советскому руководству, писал Судоплатов. – Все они сводились к зондажному выяснению возможности прекращения боевых действий».

…Говорят, качество блюд «Арагви» резко упало после того, как оттуда ушел Стожадзе, а вслед за ним и Кикнадзе. Но народная тропа к ресторану по-прежнему не зарастала. И по сей день «Арагви» пользуется популярностью. И, кто знает, может, и сейчас там тайно решаются какие-то важные дела, о которых станет известно много лет спустя …

Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Ираида Дмитриевна
16.04.2018 12:03
Поход в "Арагви" был праздником. Как в театр. Надевали лучшее, ждали, готовились. Обстановка была величественная: строги метрдотели, обходительные официанты, яркий свет. И музыка... Меню было потрясающим - или так казалось? Я рассматривала людей, сидящих за столиками и видела знакомые лица - военные, артисты, дикторы телевидения. Была очень горда - вроде приобщилась к высшему обществу. .. Интересно, какой ресторан сейчас?
Твердохлебов
15.04.2018 11:46
А я думаю, как раз все правда. Великий и могучий Сталин страшно испугался, когда Гитлер попер на большой скорости прямо к Кремлю и решил его ублажить. Но тот даже не обратил внимания на более чем выгодные предложения. Зачем брать полпирога, когда скоро можно схватить целый огромный каравай?!
Иваницкий
14.04.2018 11:46
Рассказ Судоплатова вряд ли можно считать правдивым. Когда стали разоблачать Берию, годились любые средства. Придумали, что он изменник родины. С давних пор...
И тогда могла возникнуть такая история. Деталей много не надо было, свидетелей не было. Так что, все просто. Стаменов был, между прочим, давним агентом НКВД...
Дед Ираклий
12.04.2018 14:49
В "Арагви" можно было хорошо посидеть. Если, конечно, удавалось туда попасть...
Помню, встретил там - был с приятелями - футболистов "Спартака". Они туда зашли после Сандунов. Мне даже удалось поговорить с Нетто и Тушиным. Я был страшно рад...
Алекс
12.04.2018 13:10
Если представить себе, что болгарин передал предложение Сталина Гитлеру...
Детали потрясающие, воображение рисует большое историческое полотно. Это сюжет для целого романа!

Эксклюзив
16.04.2018
Андрей Соколов
А некоторые российские издания поддержали удар Запада по Сирии.
Фоторепортаж
16.04.2018
Подготовила Мария Максимова
В День космонавтики на ВДНХ после масштабной реставрации открылся павильон «Космос».