Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
22 апреля 2019
Спецназовец русской журналистики

Спецназовец русской журналистики

Максим Кустов
09.12.2004

Знаменитого дореволюционного журналиста Владимира Гиляровского, которому в этом году исполняется 150 лет, не нужно рекламировать российскому читателю. По его книге «Москва и москвичи» мы чаще всего представляем себе старую московскую жизнь.

Но мало кому известно, что блестящий репортер и талантливый писатель в молодости был тем, кого сейчас назвали бы модным словом «спецназовец». Гиляровский воевал в 1877 - 1878 годах на Кавказе с турками в отряде пластунов - охотников. Пластуны не готовились для регулярных сражений в пехотном строю. Бесшумно подкрасться к турецкому посту, уничтожить его по возможности бесшумно, захватить пленного – «языка», выследить крадущуюся в русский тыл турецкую разведку - таковы были задачи пластунов. Слово «охотник» никакого отношения к истреблению диких животных не имело. Оно означало, что человек добровольно, «своей охотой» вызвался на опасное дело

Вот как отбирали солдат - добровольцев: «Выстроили отряд и вызвали желающих умирать, таких, кому жизнь не дорога, всех, готовых идти на верную смерть, да еще предупредили, что ни один охотник - пластун родины своей не увидит. Много их перебили за войну, а все-таки охотники находились. Зато житье у них привольное, одеты кто в чем, ни перед каким начальством шапки зря не ломают и крестов за отличие им больше дают».

Гиляровский, которому быстро наскучила служба в пехоте, перевелся в пластуны и легко, как сказали бы в наше время, вошел в коллектив: «Сошелся я и со всеми товарищами, для которых жизнь - копейка... лучшей кампании я для себя и подыскать бы не мог. Весело жили. Каждую ночь в секретах под самыми неприятельскими цепями, лежим по кустам да папоротникам, то за цепь проберемся, то часового особым пластунским приемом бесшумно снимем и живенько в отряд доставим для допроса... А чтобы часового взять, приходилось речку горную Кинтриши вброд по шею переходить и обратно с часовым тем же путем пробираться уже втроем - за часовым всегда охотились вдвоем. Дрожит несчастный, а под кинжалом лезет в воду. Никогда не одному часовому пленному мы никакого вреда не сделали: идет как баран, видит, что не убежишь…

Здесь некогда было задумываться и скучать, не то, что там - в лагерях, где неделями, а то и месяцами не было никаких сражений, офицеры играли в карты, солдаты тайком в кустах - в орлянку, у кого деньги есть, а то валялись в балаганах и скучали, скучали»…

Владимир Гиляровский как нельзя лучше подходил для пластунской службы. За плечами у него был нелегкий опыт выживания в бурлацкой артели. Публика там собиралась настолько буйная, что после нее «... окружающие солдаты и казаки казались мне скромными институтками сравнительно с моими прежними товарищами». Но главное - он был необычайно силен физически. В молодости мог свернуть в узел железную кочергу, в пожилом возрасте свертывал в штопор серебряные ложки и гнул монеты. И сила пластуну Гиляровскому очень пригодилась. «На эти операции посылали охотников самых ловких, а главное - сильных, всегда вдвоем, а иногда по трое. Надо снять часового без шума. Веселое занятие - та же охота, только пожутче, а вот в этом - то и удовольствие.»

Для того чтобы пластуны могли выдерживать выпадающие на их долю физические нагрузки, им обеспечивали особое содержание, намного лучшее, чем у обычных солдат. «Кормили хорошо, усиленную порцию мяса на котел отпускали, каши не впроед и двойную порцию спирта. Спирт был какой-то желтый, говорят, местный, кавказский, но вкусный и очень крепкий. Бывало, сгоряча забудешь и хватишь залпом стакан, как водку, а потом спроси, «какой губернии», ни за что не ответишь».

И вооружали отборных бойцов-пластунов самым современным оружием. Пехотинцы на Кавказе были вооружены старыми «Крнка» и «Карле» - винтовками с боем не более 1000 шагов. У «спецназовцев» же - великолепные берданки (винтовки Бердана тогда только-только стали поступать на вооружение русской армии). Даже на главном - Балканском фронте той войны – большинство пехотинцев воевало с устаревшими винтовками. Лишь Гвардейский и Гренадерский корпуса получили берданки.

Но при всем при том после победы пластунов, по мнению Гиляровског , обошли наградами: «По взглядам начальства, это была какая-то полувойна. Это наши удальцы с огорчением узнали только тогда, когда нам за действительно боевые отличия прислали на пластунскую команду вместо георгиевских крестов серебряные медали на георгиевских лентах... На шестьдесят оставшихся в живых человек, почти за пять месяцев отчаянной боевой работы, за разгон шаек, за десятки взятых в плен и перебитых в схватках башибузуков, за наши потери ранеными и убитыми, нам прислали восемь медалей, которые мы распределили между особенно храбрыми...».

Нам это тоже очень знакомо. Ветераны Великой Отечественной, афганской и обеих чеченских войн могли бы рассказать множество похожих историй. Ситуация, когда подлинных героев награждают очень скромно, а персоны, приближенные к начальству и материальным ценностям, увешаны орденами как новогодняя елка игрушками, наверное, вечна как сама война. Горькую шутку царской армии «За что у вас «Владимир» с бантом - я был при штабе адъютантом» смело можно повторять и в ХХ1 веке.

Пластунская закалка наверняка помогла становлению Гиляровского - криминального репортера. Человеку, умевшему с кинжалом в руке снимать турецких часовых, было легче выжить и освоиться в уголовном мире Москвы, чем большинству его коллег. Да не многие и рисковали соваться в мрачные хитровские притоны. А Гиляровский, прихватив на всякий случай кастет, шел в самые страшные «малины». И писал потом свои блестящие очерки...



Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
15.04.2019
Владислав Швед
Неужели синдром ландсбергизма лишил литовцев способности логично рассуждать?
Фоторепортаж
18.04.2019
Подготовила Мария Максимова
Всероссийский музей декоративного искусства представляет коллекцию, которая не экспонировалась более ста лет.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».