Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
13 августа 2020
Романтика и виселицы

Романтика и виселицы

О специфике Гражданской войны
Александр Репников, доктор исторических наук
15.08.2008
Романтика и виселицы

Недавно на сайте «Столетие» был помещен материал Галины Рыжовой «Роковая минута русской истории». В нем поднималась важная и дискуссионная тема, связанная с современным освещением Гражданской войны в СМИ. Эти события из дня сегодняшнего кажутся обывателю вакханалией обоюдной жестокости и насилия. Людям, не прошедшим через огонь войны, сложно понять тех, кто знаком с ней на собственном опыте.

В этой связи особый интерес приобретает анализ свидетельств непосредственных участников событий и документов того времени. Если в советской историографии писали в основном о жестокости белых, то в период перестройки сосредоточились на красном терроре (не случайно в 1990 г. двухсоттысячным тиражом в Москве вышла книга С.П. Мельгунова «Красный террор в России»). Разумеется, и «белый», и «красный», и «зеленый» террор был, и от этого факта уйти невозможно, да и незачем.  

Непосредственные участники Гражданской прекрасно понимали ее специфику. В.В. Шульгин в документальном фильме «Перед судом истории» возражал своему оппоненту, гневно перечислявшему фамилии генералов и атаманов, боровшихся с Советской властью: «Кровь рождает кровь». Сейчас, когда у нас есть возможность прочесть воспоминания белых вождей, в них порой встречаешь страшные свидетельства. А.Г. Шкуро вспоминал, как в одной из станиц «командир комендантской сотни штаба Покровского Николаев и есаул Раздеришин явились в местную тюрьму и, отобрав по списку часть арестованных, виновность которых отнюдь еще не была установлена судебной процедурой, именем генерала Покровского потребовали их выдачи и стали вешать на площади. Я выгнал вешателей из станицы и послал протестующее письмо Покровскому. Вместо ответа он сам приехал ко мне разъяснить «недоразумение».  

- Ты, брат, либерал, как я слышал, - сказал он мне, - и мало вешаешь. Я прислал своих людей помочь тебе в этом деле!..  

Однажды, когда мы с ним завтракали, он внезапно открыл дверь во двор, где уже болтались на веревках несколько повешенных.  

- Это для улучшения аппетита, - сказал он.  

Покровский не скупился на остроты вроде: «природа любит человека», «вид повешенного оживляет ландшафт» и т.п. Эта его бесчеловечность, особенно применяемая бессудно, была мне отвратительна…

 

Это отнюдь не прошло бесследно и явилось впоследствии одной из причин неудачи Белого движения».  

Г. Рыжова в своей статье приводит примеры зверств, творимых махновцами: «Красноармейцев они привязывали к верховой лошади, а потом с гиком гнались за ней, на полном скаку отрубая ему руки, ноги, потом голову, потом окровавленное, покрытое пылью туловище бросали, но оно еще долго шевелилось и дергалось». Вместе с этим, были, например, и такие распоряжения: «Приказом командующего армией Батьки Махно приказывается в двухдневный срок с момента объявления сего приказа уничтожить все винокуренные аппараты. Всех пьяных повстанцев задерживать и, обезоружив, отправлять в распоряжение Батько». Или: «Приказываю всем товарищам повстанцам платить за вход в театры». Командиры Махно требовали от повстанцев вести себя как подобает «гражданину свободной страны», призывая их избегать «грубых выражений и ругательств».  

Люди с авантюрной жилкой, к которым принадлежал и Махно, могли сражаться попеременно в разных лагерях. Например, служивший в царской армии Станислав Булак-Балахович после октября 1917-го вступил в Красную армию и по поручению Л.Д. Троцкого сформировал 1-й Лужский конный партизанский полк. Потом перешел к белым, участвовал в наступлении на Петроград и после разгрома армии Юденича перебазировался в Эстонию, а затем в Польшу. Авантюрист по природе, он регулярно совершал боевые вылазки на территорию Советской России. Зарубежная печать сообщала: «Отступая из Пинска, армия Балаховича оставила чудовищные следы грабежей, убийств, пыток невинных людей, изнасилования женщин». Приводились и конкретные факты. Б.В. Савинков, описывающий специфику подобных рейдов в повести «Конь вороной», откровенен до циничности: «”Не убий!..” Когда-то эти слова пронзили меня копьем. Теперь… Теперь они мне кажутся ложью. “Не убий”, но все убивают вокруг. Льется “клюквенный сок”, затопляет даже до узд конских. Человек живет и дышит убийством, бродит в кровавой тьме и в кровавой тьме умирает.

Хищный зверь убьет, когда голод измучит его, человек – от усталости, от лени, от скуки.

Такова жизнь. Таково первозданное, не нами созданное, не нашей волей уничтожаемое. К чему же тогда покаяние? Для того, чтобы люди, которые никогда не посмеют убить и трепещут перед собственной смертью, празднословили о заповедях завета?.. Какой кощунственный балаган… “Товарищ, эй, не трусь! Пальнем-ка пулей в святую Русь!”. Пальнули. И, раненая, бьется Россия. Пальнули не только они, пальнули и мы. Пальнули все, у кого была винтовка в руках. Кто за Россию? Кто против?.. Мы?.. Они?.. И мы и они?..».  

На террор Балаховича красные отвечали террором. Вот текст двух собственноручных записок В.И. Ленина к заместителю председателя Реввоенсовета Э.М. Склянскому, написанных в конце октября – начале ноября 1920 года: 1) «…Постараться наказать Латвию и Эстляндию военным образом (например, «на плечах» Балаховича перейти где-нибудь границу хоть на 1 версту и повесить там 100-1000 их чиновников и богачей»; 2) «…Прекрасный план! Доканчивайте его вместе с Дзержинским. Под видом «зеленых» (мы потом на них и свалим) пройдем на 10-20 верст и перевешаем кулаков, попов, помещиков. Премия: 1000000 рублей за повешенного». В период перестройки приведенные фрагменты из записок цитировались многими критиками Ленина. Тех, кто был приучен советской пропагандой к сусальному образу вождя, эти слова, действительно, шокировали и ужасали.  

Когда мы говорим о специфике Гражданской войны нужно помнить, что многие ее участники буквально «не слезали с седла» с 1914 года.

 

Нужно учитывать как важный фактор возникновения гражданского конфликта и превращения его в полномасштабную военную конфронтацию участие страны в мировой войне. Государственно-политические институты оказались не в состоянии выступить в роли организаторов антибольшевистской борьбы и в этих условиях наиболее деятельной и влиятельной группой, искавшей и нашедшей свое место в разгоравшемся гражданском конфликте, стали военные.  

Наконец, нужно помнить и о таком феномене, как добровольчество, истоки которого лежат в настроениях молодых людей, добровольно вступивших в армию в годы Первой мировой. В 1917 г. такая молодежь занимала значительное место в массе офицерства и учащихся военных учебных заведений. Особый импульс этому явлению придала кампания весны-лета 1917 г. по созданию в российской армии добровольческих формирований, которые сыграли заметную роль в антисоветской борьбе. Молодежь (сейчас бы их отнесли к подросткам), участвовавшая в гражданской войне, иначе смотрела на жизнь и смерть. Эдуард Лимонов, описывая югославскую войну 1990-х годов, вспоминает про сербский отряд, в котором «не было взрослых, я не увидел там ни единого мужика старше тридцати… это был особый отряд… отряд малолеток». В начале ХХ века было так же.

Молодежь с авантюрной жилкой шла к белым, красным, зеленым. Шла не только по идейным соображениям, но и за подвигами, за славой.

 

Многих (не обязательно психически неуравновешенных) кровавая «романтика» войны тянула и влекла. Петр Краснов, устами одного из героев своего романа хорошо выразил эти чувства: «Те, кто не был таким, шел к нам... И с нами шла слава... Слава!.. Какая это была слава!! Помните… дивное, знойное лето 1919-го года. Шли на Москву... Города с налета брали... Женщины, девушки, все в белом... Ажурные зонтики - белые... Белые шапочки гимназисток, точно ландыши лесные, и... цветы... Откуда брали столько цветов?.. И все белое. Подлинно - белое было движение... Вот и теперь, как вспомню эти времена, точно чувствую, обоняю запах чайных роз. Огромный их букет стоит в белом фаянсовом кувшине. Тишина спальни, спущена занавеска и колышется на утреннем ветру. Тело, после похода, точно избито, ноет от усталости; кожа пластами сходит с лица от солнечного загара... Перед этим - неделями ночевали в поле, в степи, на голой жесткой земле, провоняли потом и кровью, и вдруг под тобою мягкая постель... А как нас, прожженных солнцем, залитых потом и кровью, любили женщины! Я думаю, такой любви никогда раньше не было, и не будет... В каждом городе, где мы останавливались хотя на десять дней, сколько браков заключалось... Девушки, едва со школьной скамьи, венчались с нашей молодежью... Как прекрасны и трогательно нежны были они в подвенечном платье… свежие, чистые, невинные, - а, глядишь, не пройдет и месяца, уже идет эта самая барышня в черном платье вдовы, с длинной креповой вуалью на шляпе, за телегой с дощатым гробом, привезенным верным солдатом, а от гроба тянет сладкой вонью трупа и крови... Какая неповторимая романтика была в этом… Мы ходили в атаки, не ложась, не стреляя и не сгибаясь, неся винтовки на ремень. Мы побеждали одним видом своей непобедимости! Нас боялись, потому что мы не боялись... Э!.. Что, смерть?.. Смерть красит подвиг!.. Не было бы убитых и раненых, и подвига не было бы!.. Смерть боялась нас и отступала перед нами... Мы, юноши, шли с вами, стариками. Мы, юноши, вели за собою, увлекали вас, стариков... Какие геройские подвиги были... Какие герои!.. Убиты?.. Что же? Таков их удел!... Смерти нет, есть победа».  

Подвиг и предательство, вера и безверие, запредельная жестокость и жертвенность, чистая романтика идеала и виселицы вдоль дорог. Все это и еще многое другое вместили в себя несколько лет Гражданской войны в России.  

Кто-то в наше время симпатизирует белым, кто-то красным, но, как мне кажется, именно сейчас есть шанс подвести некую условную черту под теми кровавыми событиями, ставшими трагедией России. 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
11.08.2020
Беседа с известным в Латвии оппозиционным политиком и публицистом.
Фоторепортаж
06.08.2020
Подготовила Мария Максимова
В Псково-Печерском монастыре проходит выставка, посвященная архимандриту о. Иоанну (Крестьянкину).


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».