Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
21 апреля 2021
Президент с оружием в руках

Президент с оружием в руках

Сто лет назад родился Сальвадор Альенде, погибший в результате государственного переворота
Анатолий Медведенко
25.06.2008
Президент с оружием в руках

На торжественной церемонии в культурном центре Сантьяго «Габриэла мистраль» был представлен сборник воспоминаний о трагически ушедшем из жизни президенте. Книгу издали при содействии Национального центра исследований, чилийского Фонда Сальвадора Альенде и французского Фонда Габриэля Пери. На презентацию пришли видные политические деятели, члены правительства, писатели, послы латиноамериканских стран, министр культуры Чили Паулина Уррутиа, объявившая: «Сегодня мы чтим память одного из самых великих сынов нашей родины».

Чилийцы уже начали отмечать предстоящий 26 июня юбилей, в других странах готовятся это сделать. Генеральные кортесы – парламент - Испании еще месяц назад приняли специальное постановление о проведении памятных акций, и не только в столице страны. Для многих политиков и тех, кого принято именовать «простыми гражданами», Сальвадор Альенде давно стал символом политического деятеля, который боролся за свои убеждения до самого конца и отстаивал их даже ценой собственной жизни.

Действительно, не так уж много президентов, которые с оружием в руках встают против окруживших его врагов.

Год столетия со дня рождения Сальвадора Альенде совпадает с 35-й годовщиной его трагической гибели 11 сентября 1973-го и завершением политического процесса в Чили, начавшегося тремя годами ранее с приходом к власти коалиции Народного единства.  

...Свою кандидатуру на высший пост в стране Сальвадор Альенде выдвигал в 1952, 1958 и 1964 годах, и каждый раз - неудачно. Не лишенный чувства юмора, он по этому поводу как-то даже пошутил: «В случае моей кончины лучшей эпитафией на могиле могла бы стать надпись: «Здесь покоится будущий президент Республики Чили, плоть для бронзы».  

Но четвертая попытка оказалась успешной. 4 сентября 1970-го на президентских выборах Сальвадор Альенде, представлявший Народное единство, блок левых и левоцентристских партий, опередил двух других соперников - Хорхе Алессандри, кандидата консервативных сил, и представителя правящей в то время Христанско-демократической партии Радомиро Томича, набрав относительное большинство голосов. В те годы я работал в Чили корреспондентом ТАСС и был свидетелем того искреннего и неподдельного ликования «рядовых» чилийцев. Еще бы, впервые не только в истории Чили, но и Латинской Америки на выборах победил «их кандидат».  

5 сентября, на другой день после выборов, группу иностранных журналистов, в которую входил и автор этих строк, принял Сальвадор Альенде. Встреча проходила во дворе его дома на улочке Гуардиа Вьеха, в центре Сантьяго. Облаченный в кожаную куртку, белую сорочку без галстука и светлые брюки, он был настроен в высшей степени благодушно. Постоянно шутил, к знакомым корреспондентам обращался по имени и на «ты». И все же чувствовалось, что это благодушие, если не напускное, то вынужденное, и за ним скрывалась внутренняя напряженность. Сальвадор Альенде понимал сложность стоявших перед ним задач в случае избрания главой государства.  

К тому же он не получил абсолютного большинства голосов, и конгресс должен решить, кто же из двух кандидатов, занявших на выборах первое и второе места, станет президентом.

Зная политическую ситуацию в стране, можно было не сомневаться в том, кого поддержит парламент, сам Альенде заверял всех присутствовавших в том, что полон решимости работать на благо народа и справится с поставленными задачами.

 Признаюсь, в тот момент такая уверенность передалась и мне, тогда начинающему журналисту-международнику. К сожалению, действительность оказалась куда более грустной и даже трагической... И в то же время - неожиданной. Во всяком случае, для советских людей.  

В начале 1974-го журнал «Журналист» опубликовал письмо студента факультета журналистики МГУ. «Как же так? - недоумевал он. - Все три года наши газеты с восторгом писали об успехах правительства Альенде, о его массовой поддержке, и вдруг – переворот». Студенту ответил известный в то время публицист Константин Буковский. Он пояснил: мы не могли говорить всю правду о правительстве Сальвадора Альенде, так как это... подрывало бы позиции Сальвадора Альенде.  

Действительно, информационная политика тех лет в Советском Союзе была такова, что далеко не все сообщения, поступавшие из Сантьяго, находили место в печати. Я имею в виду не информацию о яростном сопротивлении и противодействии, которое оказывалось правительству Альенде со стороны внутренних и международных сил в лице компаний и монополий, о крупномасштабном экономическом саботаже, всевозможных диверсиях и терроре. Речь – о многочисленных ошибках, допущенных Народным единством, внутренних разногласиях, сознательном игнорировании реалий, а порой - просто преступной и провокационной политике некоторых лидеров левых партий.  

Эта искусственная «неожиданность», незнание конкретных, в том числе и очень важных моментов, и стали причиной того, что события 11 сентября 1973-го с такой болью отозвались в сердцах миллионов наших людей, которые взяли под безоговорочную защиту Альенде - как жертву путчистов, и так же безоговорочно осудили Пиночета, посягнувшего на демократию.  

Такое отношение к Чили объяснялось еще тем, что, как уже говорилось, она стала первой страной, где блок демократических организаций - а его основу составляли марксистские партии, социалисты и коммунисты - сформировали правительство, а его представитель стал главой государства.

И, конечно же, соответствующий эмоциональный отпечаток наложили бомбардировка президентского дворца и трагическая гибель Альенде.

 В том заочном диалоге Константин Буковский оправдывал позицию наших СМИ и пропагандистских органов стремлением не навредить блоку левоцентристских и центристских партий. Но парадокс ситуации состоял в том, что наибольший вред стране в целом и себе нанес этот блок сам. К сожалению, левым так и не удалось добиться подлинного единства входящих в коалицию политических организаций. Они не смогли выработать единой и последовательной стратегии и тактики своих действий. Другими словами, в Народном единстве было все - кроме единства...  

Сейчас некоторые аналитики пытаются ответить на главный вопрос: можно ли было предотвратить чилийскую трагедию, избежать многочисленных жертв, гибели президента? Стало трюизмом утверждение, что история не знает сослагательного наклонения. Это действительно так. И все же, можно было или нет?  

Отвечая на этот вопрос, следует иметь в виду прежде всего то, что Народное единство пришло к власти в условиях буржуазной демократии. Вполне логично предположить, что и действовать оно должно было, исходя из этой ситуации. Которая осложнялась еще – как ни странно – итогами выборов. Народное единство было связано обязательствами с христианскими демократами, без поддержки которых Национальный конгресс не избрал бы Альенде президентом. Простая арифметика – сложная политика. Получилось так, что семь партий, входивших в левоцентристский блок, все вместе набрали голоса 36.3 процентов избирателей. На второе место вышла правая Национальная партия, отставшая всего на 29 тысяч голосов с результатом в 34.9 процента. Христианско-демократической партии досталось 27.8 процента. В отсутствие абсолютного большинства решение оставалось за Национальным конгрессом.  

Альенде, лидер Народного единства, имел в парламенте поддержку 80 депутатов. Хорхе Алессандри, представлявший Национальную партию - 42. Таким образом, их судьба находилась в руках ХДП. От того, кого поддержат ее 78 депутатов, зависело, кто станет президентом Чили. Теоретически им в равной степени мог быть как марксист Альенде, так и консерватор Алессандри. Но программа левого блока по многим параметрам была христианским демократам ближе. К тому же Альенде занял первое место. Согласно же исторической традиции, парламент избирал президентом кандидата, получавшего на выборах больше всех голосов.  

Христианские демократы после внутрипартийных дискуссий склонились в пользу Сальвадора Альенде, оговорив свою поддержку рядом условий, которые воплотились в «Статуте конституционных гарантий». Этот документ, разработанный совместно христианскими демократами и представителями Народного единства, обязывал будущего президента действовать исключительно в рамках конституции и выполнять ряд положений, выдвинутых новыми партнерами левоцентристской коалиции.

Другими словами, Альенде становился как бы президентом не только тех избирателей, которые за него голосовали 4 сентября, но и христианских демократов.

К сожалению, в Народном единстве довольно скоро верх взяло экстремистское крыло Социалистической партии - ее членом был и Альенде - возглавляемое генеральным секретарем Карлосом Альтамирано. Под его влиянием правительство радикализировало свой политический курс, поставив цель «в кратчайшие сроки создать в Чили социалистическое общество».  

Всего полгода спустя после прихода Сальвадора Альенде в президентский дворец «Ла Монеда» состоялся съезд Соцпартии. И в выступлениях делегатов, и, прежде всего, речах Альтамирано, царила нескрываемая эйфория: всю победу на президентских выборах они приписывали исключительно себе. В атмосфере эйфории проходила и встреча журналистов с избранным на этом съезде генеральным секретарем Карлосом Альтамирано, на которой мне довелось присутствовать.  

Возбужденный, постоянно жестикулирующий, он доказывал нам, что страна идет к социализму, что нет предпосылок, которые могли бы помешать этому процессу, что за социализм выступают чуть ли не все чилийцы. Ему пытались возражать, но он никого не слушал. Журналисты заговорили о том, что власти обязаны действовать в рамках конституции, соблюдая при этом и упомянутый выше «статут». Лидер социалистов бросил неожиданную фразу: «В ходе революционного процесса партии, участвующие в нем, имеют право нарушать любые существующие в стране законы, и даже отступать от требований собственной программы». Его слова шокировали присутствовавших. Но важнее то, что за этим утверждением последовали соответствующие действия.  

Такая политика вызвала неприятие христианских демократов, которые из партнеров вскоре превратились в противников Альенде. Но не только они. Против насильственной социализации общества выступили и многие чилийцы. Это было вполне логично, учитывая, что едва ли не сорок процентов населения страны были средними и мелкими предпринимателями, и не желали лишаться своей собственности…  

Что случилось 11-го сентября 1973-го, мы знаем.

Как заметил испанский писатель Мануэль Васкес Монтальван, «чилийский путь к социализму неожиданно оказался путем к государственному перевороту».

Самое грустное в том, что Карлос Альтамирано и по сей день по существу оправдывает свои действия, которые фактически и стали причиной военного переворота. В интервью чилийской газете «Меркурио» он говорил: «В условиях Чили программу Народного единства невозможно было реализовать мирным путем. Ни в одной стране мира радикальные преобразования в обществе не проходили без войны или революции».  

Сантьяго - Москва  

 

 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Акскл
20.12.2009 9:15
А я читал где-то, что его не убили, а он покончил с собой.
Зато сейчас в Чили нормальный строй, а не Куба какая-нибудь.

Эксклюзив
16.04.2021
Артем Леонов
Российско-иранский канал может обеспечить евроазиатские перевозки кратчайшим путем.
Фоторепортаж
20.04.2021
Подготовила Мария Максимова
В Государственном историческом музее представлена выставка императорских одежды и принадлежностей.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.