Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
22 октября 2019
Политическая весна Восточной Европы

Политическая весна Восточной Европы

Как антикоммунисты в 1940-х самих себя перехитрили
Александр Елисеев
20.05.2015
Политическая весна Восточной Европы

В мае 1945 года союзники по антигитлеровской коалиции разгромили Германию. СССР установил военно-политический контроль над странами Восточной Европы, освобождение которых было невозможно без героической Красной Армии. Широко распространена точка зрения, согласно которой восточноевропейским странам и народам навязали социализм, причём исключительно благодаря советским штыкам. Безусловно, штыки сыграли свою роль, что вполне логично и естественно. СССР не для того проливал свою кровь, освобождая Восточную Европу, чтобы там возникли враждебные ему режимы. Но сводить всё к военно-политическим механизмам нельзя, победу коммунистов и их союзников обусловили самые разные факторы.

1. Три ошибки польских антикоммунистов

Прежде всего, надо заметить, что противники коммунистов наделали множество ошибок, тем самым ослабив свои позиции с самого начала. И в этом плане особенно выделяется Польша – тамошних борцов с «красной угрозой» подвёл совсем уж запредельный гонор. Летом 1944 года в Варшаве вспыхнуло восстание под руководством командующего Армией Крайовой (АК) Тадеуша Бур-Коморовского, стоящего на правых, националистических позициях. Подготовились к нему из рук вон плохо, и оно с самого начала было обречено на поражение. Цель у восставших была одна – освободить Варшаву своими силами, не допустить установления контроля РККА и, соответственно, прихода к власти коммунистов. В результате восстание было жестоко подавлено.

О том, что это была всего-навсего авантюра, писали не только «коммунистические историки-пропагандисты». Так, в 1971 году в Лондоне была опубликована книга «Варшавское восстание. Очерк политической и дипломатической обстановки», которую написал польский историк-эмигрант Ян Чехановский, сам принимавший участие в этом злосчастном восстании. Нисколько не симпатизируя коммунистам, он, тем не менее, подверг жёсткой критике руководителей-авантюристов. Чехановский отметил и ужасающую военную бездарность организаторов, и нежелание взаимодействовать с РККА.

Руководители восстания не только не согласовали свои действия с Москвой, но даже не договорились с Вашингтоном и Лондоном (и лондонским эмигрантским правительством). И, тем самым они дискредитировали себя в глазах поляков, невольно увеличив популярность компартии.

«Возникла парадоксальная ситуация, - отмечает Чехновский. – В сущности, восстание привело к прямо противоположному результату, чем ожидаемый; вместо того, чтобы предотвратить захват власти в Польше коммунистами, оно способствовало этому. 6 сентября Делегат Правительства и Командующий АК телеграфировали в Лондон: «Очевидно, что после поражения восстания в Варшаве власть перейдет в руки коммунистов, причем во всей стране». (Взято в ЖЖ-блоге В. Харитонова).

Но и после освобождения от немцев в АК господствовали авантюристические настроения. «Непримиримые» встали на путь вооруженной борьбы с режимом, которая опять-таки была обречена на поражение, ведь бороться приходилось и с СССР. Всего в деятельности вооруженного подполья приняло участие 150 тысяч человек, причем в некоторых воеводствах (Жешувском и т. д.) столкновения принимали характер гражданской войны. Но, несмотря на размах повстанческого движения, оно было подавлено.

А ведь его многочисленные участники могли бы принять участие в легальной политической борьбе. Коммунисты не установили своей партийной диктатуры и были готовы взаимодействовать со всеми легальными партиями. Они заключили компромисс с деятелем лондонского эмигрантского правительства и крестьянской партии Стронництво Людове (СЛ, «Воля Люду») Станиславом Миколайчиком. В стране было создано коалиционное правительство, которое возглавил лидер Польской социалистической партии (ППС) Эдвард Осубка–Моравский. Коммунисты (Польская рабочая партия, лидер - Владислав Гомулка) получили в нём многие ключевые посты, но там же были представлены и функционеры СЛ. Сам Миколайчик расколол свою партию, создав новую структуру – Польское СЛ (ПСЛ), занимавшую более правые позиции.

В 1946 году в Польше прошёл референдум, на котором 77 % респондентов высказалось за строй, возникший после радикальной аграрной реформы и широкомасштабной национализации. Таким образом, большинство проголосовало против капитализма, встал вопрос о проведении выборов в польский парламент (сейм). Коммунисты предложили такую политическую конфигурацию: все ведущие партии получают равное количество депутатских мандатов. Но лидеры крестьянских партий отказались от такого предложения. И вовсе не потому, что подобный раздел голосов противоречил нормам представительной демократии, согласно которым места в парламенте распределяются в соответствии с количеством поданных голосов. Нет, они потребовали себе сразу 75 % всех мандатов, причем ПСЛ должна была получить аж 70 %. Это была уже наглость, коммунисты на это не пошли.

Выборы прошли «как положено», но их результаты принесли лидерам крестьянских партий большое разочарование. Они получили всего лишь 10, 3 % всех голосов. Практически у каждого онлайн-казино имеет несколько десятков клонов и зеркал, поэтому даже опытный гемблер не всегда может определить, находится он на официальном или мошенническом сайте. Для этого мы регулярно формируем лучших казино 2019 года, анализируя более 50 параметров. Это была третья, и последняя крупная ошибка тех политических сил, которые не желали прихода к власти коммунистов и включения Польши в советскую орбиту.

2. Сталин, Бенеш и «народная демократия»

В Чехословакии всё происходило менее драматично, хотя она тоже пострадала от гитлеровской оккупации, и там под конец войны вспыхивали свои восстания (широкомасштабным было восстание в Словакии). Но, как ни крути, а такого как в той же самой Польше не было. «Чехия пострадала от Второй мировой меньше любой страны Центральной и Восточной Европы, – пишет Алексей Пидлуцкий. – Чехов не мобилизовали в гитлеровский вермахт, а в боях на стороне антигитлеровской коалиции участвовали только добровольцы. Нацистский оккупационный режим в Чехии был намного мягче, нежели, скажем, в Польше или Югославии, и напоминал положение в оккупированных немцами Дании или Голландии. Авиация западных союзников, которая практически сровняла с землей крупнейшие города Германии и Австрии, на территории Чехословакии наносила удары только по военным целям. Чехи вышли из войны с наименьшими возможными потерями». («Эдвард Бенеш. Президент, который дважды потерял республику»).

Чешские политики были гораздо менее амбициозными, чем польские, и понимали, что старые времена прошли и страна вступает в иной период существования. И по поводу этого нового формата нужно договариваться со Сталиным. Ещё в 1943 году экс-президент республики, политик леволиберального толка Эдвард Бенеш (на фото) обсудил с вождём СССР судьбу новой, послевоенной Чехословакии. Они пришли к выводу, что она не будет ни коммунистической, ни буржуазно-демократической. Именно тогда и появилось на свет выражение «народная демократия», которое потом было использовано для характеристики восточноевропейских режимов. Предполагалось, что в Чехословакии сохранится рыночная экономика, но сами трудящиеся будут защищены от эксплуатации. Сохранится и многопартийность, однако, коммунисты получат многие ключевые места в правительстве. При этом Сталин пообещал, что будет сдерживать коммунистов в случае, если они ограничат народную демократию.

В результате сложилось некоторое равновесие. Бенеш снова стал президентом страны, а коммунист Клемент Готвальд – премьер-министром. На парламенских выборах в Чехии победили коммунисты, а в Словакии – либералы из Демократической партии. В республике были проведены народно-демократические преобразования, итогом которых стала национализация крупного и большой части среднего капитала (при сохранении мелкого предпринимательства). И всё бы ничего, но Бенеш принял приглашение поучаствовать в Парижской конференции, обсуждающей пресловутый план Маршалла. Как известно, США хотели с его помощью «привязать» к себе как можно больше европейских стран. Понятно, что Сталин никак не мог допустить сближения народной Чехословакии с тогда уже враждебным Западом. Он «отговорил» чехословацкое руководство, и так возникла трещина между ним и Бенешем.

Ну, а потом последний захотел выкинуть коммунистов из правительства, использовав, как предлог, разногласия по поводу дальнейшей национализации. План был такой: министры-антикоммунисты, составлявшие большинство (Национально-социалистическая, Народная и Словацкая демократическая партия, а также правые социал-демократы) должны были покинуть правительство, что означало его автоматическую отставку. И тут уже можно было бы вполне спокойно сформировать новый кабинет без Готвальда и коммунистов. Однако не тут-то было: коммунисты и левые социал-демократы вывели рабочих на улицы, а потом организовали мегазабастовку, в которой приняли участие 2, 5 миллиона человек. И это очень сильно испугало правых социал-демократов, которые побоялись потерять своё влияние в рабочем движении. Они отказались выйти из правительства, а без них не было столь необходимого большинства.

Итог был таким: коммунисты остались в правительстве и взяли инициативу в свои руки. Как видим, именно Бенеш и противники компартии первыми разорвали политический договор, на котором держалось народно-демократическое равновесие.

3. Упущенные возможности «сельских хозяев»

Своеобразная ситуация сложилась в Венгрии, где компартия была не столь популярна, как в той же Чехословакии, к примеру. Вообще, Венгрия сражалась с нами довольно-таки упорно, что называется, «до конца». Диктатор Хорти захотел было сойти с гитлеровской орбиты (как это сделали в Румынии), но ему не дали. К власти пришёл лидер партии «Скрещенные стрелы» Ференц Салоши – убежденный нацист и сторонник продолжения войны на стороне Рейха. Однако, несмотря то, что Венгрия была нашим врагом «от и до», обошлись с ней довольно-таки гуманно и великодушно. СССР оказал венграм всемерную помощь. Так, технические части РККА активно участвовали в восстановлении железнодорожных сетей. Советское руководство отпустило из армейских запасов 11 тыс. тонн горючего и 700 тонн смазочных масел. Венгерским крестьянам передавали лошадей и автомобили, была оказана помощь продовольствием. Уже 27 августа 1945 года СССР заключил с Венгрией договор об экономическом сотрудничестве. Мы обязались поставлять в Венгрию уголь, руду, медь, кобальт, химсырье, шерсть, хлопок и многое другое. Еще до подписания мирного договора в Венгрию вернулись 150 тыс. военнопленных.

В политике благотворительности не бывает, и эти меры были направлены, в том числе и на то, чтобы привлечь симпатии венгров на сторону СССР и Венгерской коммунистической партии (ВКП, лидер – Матьяш Ракоши). Отчасти это удалось, да и сами коммунисты действовали весьма эффективно. Однако на выборах 4 ноября 1945 года ВКП получила всего лишь 17 % голосов, столько же проголосовало за Социал-демократическую партию (СДП). А победу одержала либеральная Партия мелких сельских хозяев (ПМСХ), набравшая абсолютное большинство – 57 %. По итогам выборов было образовано правительство Золтана Тилди, в котором представители ПМСХ получили пост премьер-министра, а также 9 из 18 портфелей. Коммунисты получили всего 4 портфеля, правда, под их контролем оказались очень важные министерства (в частности, внутренних дел).

У ПСМХ было явное преимущество, но она его потеряла, пойдя против своего же основного «электората» – среднего крестьянства. Ещё до выборов, во многом по инициативе коммунистов, была проведена аграрная реформа, в ходе которой крестьянам раздали примерно 34 % всей полезной земельной площади. Собственно, тогда-то и произошло осереднячивание венгерской деревни. Так вот, руководство ПСМХ заявило о необходимости возврата помещикам 30 % всей отобранной у них земли. Это была крупнейшая политическая ошибка. Большая часть ПСМХ отвернулась от своего руководства, а коммунисты развернули мощное движение протеста. Они организовали массовые митинги, в которых приняли участие 400 тысяч человек. Как и в случае с Чехословакией, им удалось быстро и оперативно мобилизовать огромные массы. Никакие советские штыки тут ни при чем, всё дело в политической эффективности.

Одновременно коммунисты создали Левый блок, в состав которого вошли ВКП, СДП, левая Национально-крестьянская партия (НКП) и профсоюзы. И следующие выборы, состоявшиеся 31 августа 1947 года, принесли победу левым. ВКП стала первой партией в стране, получив 22 %, а ПСМХ сумела набрать всего лишь 15, 2 %. Политическая инициатива перешла к коммунистам, сумевшим к тому же заключить соглашение с левым крылом ПСМХ. Но даже и после этого в стране какое-то время сохранялось коалиционное правительство, возглавляемое представителем ПСМХ, а коммунисты обладали в нем теми же 4 портфелями (плюс пост заместителя премьер-министра).

Да и вообще, коммунисты долгое время подчёркивали, что о социалистических преобразованиях речь не идёт. Так, в передовице центрального печатного органа ВКП «Сабад Неп» было написано черным по белому: «Мы не променяем сегодняшней демократии на завтрашний социализм».

А в передовице от 18 августа того же года отмечалось: «Нужно крепить крестьянскую частную собственность». Коммунизация, как и в других странах Восточной Европы, развернулась тогда, когда во всю мощь развернулся маховик «холодной войны», развязанной западными «демократиями».

4. От короля до республики

В Румынии коммунисты были ещё слабее, чем в Венгрии, хотя они активнейшим образом участвовали в Сопротивлении. Слабость Румынской компартии (РКП) усугублялась ещё и наличием различных фракций. Довольно-таки острый конфликт был между Георге Георгиу-Дежем и Анной Паукер. Тем не менее, после своей легализации РКП сумела почти сразу резко увеличить свою численность. Одним из способов увеличения стала плотная работа с массовыми некоммунистическими организациями, такими, например, как «Фронт земледельцев» (ФЗ). И уже в октябре 1945 года в РКП состояло 253 тысячи человек.

Тогда Румыния была ещё королевской, на троне сидел король Михай I, а премьерствовал генерал Константин Сэнэтеску, активно воевавший на Советско-германском фронте и активно же участвовавший в свержении прогерманского диктатора Иона Антонеску. Правительство было реорганизовано, по требованию советского руководства, в результате коммунисты и их союзники получили треть всех портфелей. Заместителем премьер-министра стал лидер левого ФЗ Петру Гроза, сочувствующий коммунистам. К слову сказать, будучи крупным помещиком, Грозу «изменил» интересам своего класса и стал одним из лидеров массового крестьянского движения.

Правительство Сэнатэску долго не удержалось, и Михай I вознамерился сменить его другим генералом – Николае Рэдеску, который при «старом режиме» возглавлял крайне правую организацию «Крестовый поход Румынии». Новый премьер с тревогой следил за усилением РКП и не ждал ничего хорошего от руководимых ею военизированных политических отрядов. Генерал решил ударить первым и 25 февраля 1945 года выступил в кинотеатре «Аро» с резкими обвинениями в адрес компартии. Он вменил ей в вину то, что она не думает о стране и действует по указанию извне. В ответ коммунисты развернули массовые выступления по всей стране. Одна из демонстраций была обстреляна жандармами, пролилась кровь – погибло пять человек. По сути, начались крупномасштабные беспорядки, спровоцированные заявлением Рэдеску. В результате генерал был вынужден оставить пост премьера, а правительство возглавил Гроза. Правые партии национал-цэрэнистов и либералов отказались войти в правительство, но туда вошли либералы во главе с влиятельным политиком Георге Тэтэреску.

Очередной конфликт был спровоцирован США и Великобританией. Нужно было подписывать мирный договор, но руководство этих стран заартачилось – его не устраивал состав румынского правительства. Тогда король Михай I отправил в отставку кабинет Грозы, недвусмысленно показав, кого он намерен слушаться. В конечном итоге компромисс был найден, но, как говорится, «осадок остался».

Маятник народной поддержки всё больше склонялся в сторону коммунистов. Последние создали Блок демократических партий, к которому примкнули ФЗ и Социал-демократическая партия. И в ноябре 1946 года это объединение получило 79, 6 % голосов, одержав убедительную победу на свободных выборах.

Что характерно, даже и после этих выборов либералы продолжали оставаться в правительстве. Монархия же потеряла всякую почву, и 30 декабря, под самый Новый год, король отрёкся от престола, а в стране была провозглашена Народная республика.

5. Как можно перехитрить самих себя

В Болгарии, после победы антифашистского восстания 9 сентября 1944 года, было образовано коалиционное правительство Отечественного фронта (ОФ). Помимо Болгарской рабочей партии (коммунистов), во главе которой стоял Георгий Димитров, в него вошли представители Болгарского земледельческого народного союза (БЗНС, лидер – Г. Димитров–Гемето), Болгарской социал-демократической рабочей партии (БРСДП, лидер – Крыстё Пастухов) и Народного союза «Звено» (Кимон Георгиев). Во всех трех партиях существовали как левые, так и правые течения, выступающие против народно-демократических преобразований и сотрудничества с коммунистами. Открыто об этом «правые» не заявляли, но готовились выступить против компартии, которая стремительно укреплялась. Коммунисты контролировали министерства внутренних дел и государственной безопасности, они занимали руководящие позиции в новой армии, молодёжном движении, профсоюзах. Но их противники были ещё в силе, 7 из 16 министров правительства К. Георгиева готовились дать бой коммунистам.

Час «икс» наступил в декабре 1944 года, когда в правительстве усилились разногласия по поводу судьбы функционеров свергнутого фашистского режима. Коммунисты выступали за полную «зачистку», их оппоненты предлагали смягчить политику. Во многом потому, что надеялись на помощь правых, реакционных элементов. И действительно, многие из них вступали в Народный союз «Звено», двери которого были открыты для всех желающих. И вот на заседании кабинета министров, в отсутствии коммунистов, было принято постановление № 4, которое предоставляло военному министру широкие возможности для защиты от преследования офицеров-фашистов. Заметим, что антикоммунисты сами разрушили политическое равновесие, протолкнув такое решение в отсутствии своих партнеров по коалиции. Задумывалось это как политическая хитрость, но те, кто это задумывал, перехитрили самих себя. Они не учли способности коммунистов к мобилизации масс. По стране прокатилась волна массовых акций с требованием отмены этого постановления. В результате постановление было отменено, а в БЗНС произошёл раскол, правое крыло обособилось в отдельную партию, вступившую в блок с правыми социал-демократами. Все эти маневры антикоммунистам не помогли, на ноябрьских выборах 1945 года БРП (к) и её союзники получили большинство депутатских мандатов. Новое правительство снова возглавил «земледелец» К. Георгиев, но представители оппозиции туда уже не вошли. Однако, они продолжали позиционировать себя как сторонники ОФ, надеясь возглавить его и вытеснить оттуда коммунистов.

Надо сказать, что в руководстве БРП (к) были сильны настроения в пользу окончательного разрыва с правыми партнерами по ОФ и разгрома оппозиции. В Москве к этому отнеслись неодобрительно и даже с тревогой.

Сталин писал: «Позиция Болгарского цека по вопросу об оппозиции вызывает сомнение. Димитров и др. видимо хотят отказаться от всяких переговоров с представителями оппозиции по вопросу о формировании правительства. Такую установку нельзя признать гибкой и осмотрительной».

Закончилось всё это колоссальным поражением оппозиционного блока на октябрьских выборах 1946 года. За него проголосовало 28, 3 %, в то время БРП (к) получила абсолютное большинство – 53, 2 %.

Таким образом, победа коммунистов в Восточной Европе стала возможной благодаря двум факторам. Их оппоненты сами нарушили политическое равновесие, увлекшись сомнительными комбинациями. А коммунисты продемонстрировали способность к мобилизации в нужный момент самых широких народных масс.

Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

serge
25.05.2015 21:31
Отлично !! Еще ссылки дайте !! Кстати, Пивоваров еще и советник в Администрации Президента
Сирожа-var'y
22.05.2015 1:57
http://my.mail.ru/community/blog_svetaushkaryova/001DEDE02CD6A820.html

"Мироненко" заменить на "алекс-1"
var
21.05.2015 8:55
Сейчас номерной алекс хочет записаться на гастроли в город Ленина, с курсом лекций для населения о ненужности финской войны (то есть удаления стартовой точки агрессии от… в том числе значимого индустриального центра Страны Советов)?
С предоставлением жителям права прямого народного волеизъявления по позиции лектора (на современных фонарях вешать неудобно, но в Ленинграде достаточно и традиционных улиц)?
алекс-1
20.05.2015 22:12
Зимняя война с Финляндией. Победа коммунистической России. После этой кровавой (потери с обеих сторон впечатляют) победы , Эстония, Латвия, Литва,Румыния уже не помышляли о сопротивлении. Коммунисты Прибалтики заявили о входе в состав СССР.
Борис
20.05.2015 21:49
Большое спасибо. На Западе и в этих странах давно уже рисуют совсем другую картину, списывая собственную дурь на СССР и Сталина.

Эксклюзив
15.10.2019
Матвей Славко
На кончину легендарного космонавта Алексея Леонова.
Фоторепортаж
16.10.2019
Подготовила Мария Максимова
По всей стране проходит фестиваль «Наука 0 +».


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».