Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
18 апреля 2021
Полицейские хроники

Полицейские хроники

305 лет назад - 7 июня 1708 года - была образована Главная полиция России
Валерий Бурт
07.06.2013
Полицейские хроники

Поначалу ведомство состояло всего из четырех офицеров и 36 нижних чинов. Его главой – генерал-полицмейстером - Петр I назначил своего любимца генерал-адъютанта Антона Девиера.

Русской полиции вменялось в обязанность не только следить за порядком в Петербурге, полиция обладала полномочиями судебной инстанции и назначала наказания по уголовным делам. А еще она надзирала за чистотой (кстати, эти обязанности за полицией сохранялись до самого ее распада в феврале 1917 года). Служивые наказывали нерадивых, убирали мусор, мостили улицы... Стараниями правоохранителей были установлены первые фонари и скамейки для отдыха.

Теперь обратимся к фигуре первого российского генерал-полицмейстера, чья биография занятна, а судьба причудлива.

…Родился он в бедной еврейской семье, обитавшей в Амстердаме. Вырос, поступил на флот и тут – счастливый случай! - попался на глаза Петру I. Антон русскому царю приглянулся, и тот позвал его в Россию. Карьера молодого человека резко, как в сказке, взмыла вверх.

Он получил звание генерал-адъютанта - для него же придуманное, женился на дочке петровского фаворита Меншикова. Руководил строительством порта в Ревеле. Участвовал в следствии по делу царевича Алексея Петровича и вместе с другими подписал ему ужасный приговор.

Дослужился до генерал-лейтенанта, получил графское звание, изрядно разбогател. Но вскоре после смерти Петра I былое влияние утратил.

За ним потянулся целый хвост грехов (кое-какие, возможно, приписали ему недруги). Короче говоря, в 1727 году Девиера обвинили в государственной измене, лишили званий, титулов, чинов. А также денег, земли, усадеб, крепостных…

Двенадцать лет обесчещенный, униженный Девиер провел в Жигановском зимовье, в 800 верстах от Якутска. Потом, однако, был прощен. В 1741-м последовал именной указ императрицы Елизаветы Петровны об освобождении Девиера из ссылки «с отпущением вины». Выражаясь современным языком, это была полная реабилитация.

Постаревший, погрузневший Девиер снова зашагал по знакомым, стертым его же ботфортами, ступеням карьерной лестнице. Ему вернули все! И даже расположение царицы.

Уже на излете жизни – в июле 1744-го - Девиер снова уселся в кресло петербургского генерал-полицмейстера. Но пробыл на должности всего несколько месяцев. В апреле 1745 года занедуживший ветеран удалился в отставку - «вплоть до выздоровления». Однако его не последовало – меньше чем через год Девиер сошел в могилу…

В 1722 году полиция появилась и в Москве. В ней, как и в Санкт-Петербурге и Варшаве – охраной порядка ведал обер-полицмейстер, подчинявшийся генерал-губернатору.

В Белокаменной на эту должность был назначен полковник Максим Греков. Жил он на Тверском бульваре в специально отведенном для него доме. Между прочим, там же обитали и его последователи.

Тянул лямку Греков шесть лет. Известно лишь, что его дважды привлекали к следствию. Прочие детали биографии покрыты мраком времени.

Любопытно, что некоторые московские обер-полицмейстеры сходили с должности, потом на нее возвращались. В частности, Павел Каверин, находившийся на посту в общей сложности два с половиной года. А Иван Дивов и вовсе мелькнул кометой - возглавлял московскую полицию меньше года…

Николай Архаров, напротив, прослужил в Белокаменной десять лет. Он знал до мельчайших подробностей все, что делалось в городе, преступников находил с потрясающей быстротой. Глаз был у него такой острый, что он мог определить вора или убийцу по одному только виду.

Кстати, по одной из версий, именно сотрудников его полиции - бдительных и резвых - прозвали «архаровцами».

Были среди обер-полицмейстеров и личности невзрачные, повторяющие друг друга: Николай Арапов, Евгений Юрковский, Александр Козлов. Попадались взяточники, как, например, Александр Балашов. О нем сохранилась презрительная характеристика современника: «Постыдное его лихоимство знает вся Россия. Он брал и берёт немилосердно, где только можно; брал и как обер-полицмейстер, и как петербургский военный губернатор, и даже как министр полиции». Увы, этот грех тянулся за многими его коллегами…

Противоречивой фигурой был Александр Шульгин. До назначения обер-полицмейстером имел чистейшую репутацию. Георгиевский кавалер, бесстрашно сражался с французами в 1812-м и раньше – при Аустерлице. И поле Бородино обагрено его кровью.

Вступив в должность, поклялся искоренить мошенничество и воровство. Однако в этом не преуспел.

Говорят, что имел в качестве осведомителей жуликов и воров, которые посвящали его в свои тайны. Считают, что благодаря этому раскрывал многие запутанные дела.

Современник писал о нем: «…проворен, деятелен, утроил удивительно тюремный замок и пожарную команду, но деспот страшный, баламут, привязывает, но сам отпирается от своих слов».

Шульгин из своего высокого положения, при невысоком, кстати, жалованьи, извлек немалую пользу. На «левые» деньги, полученные, в частности, от покровительства купцов, занятых винными откупами, построил роскошный особняк на углу Тверского и Козицкого переулков, где все «отличалось изящным вкусом и удобством».

Он нажил в Москве столько добра, что едва уместил его в громадном обозе, который двинулся к месту новой службы в Санкт-Петербург. В пути он встретился с графом Алексеем Аракчеевым. Тот был поражен видом великолепных экипажей, тяжело груженных фур, великолепных лошадей и щегольской одеждой прислуги. Граф полюбопытствовал, кому принадлежит такое богатство. Узнав, попросил передать владельцу, что «всего этого нет и у самого Аракчеева»…

Служил в столице Шульгин недолго - Николай I отправил его в отставку с «пенсионом тогдашнего оклада». Привыкший к роскошной жизни он быстро зачах и, засыпанный долговыми расписками, стал топить горе в вине…

Народ полицмейстеров уважал и боялся. Генерал-губернатора, который был выше по чину, видели редко, да и то издали – мелькнет карета, запряженная парой резвых лошадей, и след ее простыл. А полицмейстер появляется каждый божий день и до всему ему есть дело.

Гоголь в «Мертвых душах» так нарисовал портрет полицмейстера: «Полицмейстер был некоторым образом отец и благодетель в городе. Он был среди граждан совершенно как в родной семье, и в лавки и в гостиный двор наведывался, как в собственную кладовую. Вообще он сидел, как говорится, на своем месте и должность свою постигнул в совершенстве. Трудно было даже и решить, он ли был создан для места или место для него».

Однако было бы несправедливо всех главных правоохранителей Москвы изображать в черном цвете. Было среди них немало энергичных, деятельных людей. Таким следует признать Александра Власовского, назначенного в Белокаменную в конце XIX века. Он рьяно взялся за уборку Москвы, заставив домовладельцев за короткое время очистить выгребные и помойные ямы. Нарушителей штрафовал нещадно, на огромные по тем временам суммы - от 100 до 500 рублей.

«Полковник Власовский быстро привел Белокаменную в вид, если не вовсе приличный, то все-таки более или менее благопристойный, - писал Влас Дорошевич. - Вполне упорядочить город, где антигигиенические, антикомфортные безобразия накоплялись десятками лет – дело, требующее большого труда и многого времени».

Власовский почистил не только город, но и ряды полиции. Многих частных приставов и квартальных надзирателей, запятнавших честь мундира, уволил и набрал новых людей.

Городовым приказал стоять на посту посреди улиц и площадей и строго следить за наружным порядком и движением экипажей. Покончил с их праздной жизнью, заставил обращаться с публикой вежливо, чего прежде не водилось. Больше того – вменил им в обязанность переводить с одной стороны улицы на другую стариков, женщин и детей.

Да и сам облик городовых изменился – вместо худых и толстых, отнюдь не внушительного вида, набрал закончивших службу солдат-гвардейцев - высоченных и здоровенных, с пудовыми кулаками.

Из «Инструкции городовымъ московской полицiи», изданной в 1883 году:

«Городовые должны заботиться о добром имени и чести своего своего звания… Исполнения закона требовать с достоинством и вежливо, отнюдь не грубым и обидным образом… Как бы не был городовой исправен, сметлив и расторопен, но если он будет замечен в умышленном обвинении невинного, лихоимстве и мздоимстве, он подвергнется строгому по закону взысканию… Пьяных, которые идут, шатаясь и падая, отправлять на их квартиры, если таковые известны… Городовому дозволяется брать бесплатно извозчика, чтобы отвезти пьяного или внезапно заболевшего домой…»

Власовский удостоился многих лестных характеристик. Вот одна из них: «Это был выдающийся талант, можно сказать виртуоз в своем деле, большой художник, умевший придать своему делу особую красоту, полицейский эстет своего рода».

Но есть и другое мнение – графа Витте: «По натуре Власовский человек хитрый и пронырливый, вообще же он имеет вид хама-держиморды; он внедрил и укрепил в московской полиции начала общего взяточничества…» При этом Сергей Юльевич как бы нехотя признавал, что «с наружной же стороны, действительно, он как будто бы держал в Москве порядок».

Слетел с поста Власовский в одночасье – после Ходынской катастрофы 1896 года. Хотя народ во всем винил его непосредственного начальника великого князя Сергея Александровича…

Последним московским обер-полицмейстером был Дмитрий Трепов. Один из четырех сыновей того самого жестокого петербургского градоначальника, в которого стреляла Вера Засулич.

Пытаясь сбить высокую температуру общества, Трепов благосклонно относился к рабочим профессиональным союзам, устраивал для них лекции по экономическим вопросам, распространял «дешёвую и здоровую» литературу. И, как сам считал, добился результата: «Раньше Москва была рассадником недовольства, теперь там – мир, благоденствие и довольство». Но Трепов жестоко ошибся на сей счёт - город вскоре забурлил.

В 1905 году должность обер-полицмейстера была упразднена. Шефом полиции стал градоначальник. Тем временем Москва, охваченная революционным неврозом, сотрясалась от взрывов бомб и свиста пуль. Толпа громила полицейские участки, боевики палили в городовых. А те… На четыре тысячи нижних чинов на поверку оказалось немногим больше тысячи старых револьверов, большей частью неисправных. И почти безоружные стражи порядка гибли сотнями…

Так закончилась эпоха русской полиции.  

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 23 найденных.
Петр Петрович
04.07.2013 10:29
Мы много знаем о дореволюционной полиции, советской милиции и новой российской полиции. А какой виделась полиция или вернее народная милиция основателю СССР Владимиру Ильичу Ленину? Честно сказать, мысли его необычны, чем-то даже напоминающие  американский "дикий запад" в смысле свободы выражения народной воли, не зависящей от воли чиновников. Полет мысли "кремлевского мечтателя" поражает воображение и заставляет на привычные нашему уму вещи посмотреть под несколько иным углом зрения. Скажем, насколько современная полиция соответствует "демократическим нормам"? Это вопрос принципиальный, мы ведь уверены, что живем в демократическом обществе. Но так ли уж наше общество  демократично устроено?

"...Какая полиция нужна им, Гучковым и Милюковым, помещикам и капиталистам? Такая же, какая была при царской монархии. Все буржуазные и буржуазно-демократические республики в мире завели у себя или восстановили у себя, после самых коротких революционных периодов, именно такую полицию, особую организацию отделенных от народа и противопоставленных ему вооруженных людей, подчиненных, так или иначе, буржуазии.

Какая милиция нужна нам, пролетариату, всем трудящимся? Действительно народная, т. е., во-первых, состоящая из всего поголовно населения, из всех взрослых граждан обоего пола, а во-вторых, соединяющая в себе функции народной армии с функциями полиции, с функциями главного и основного органа государственного порядка и государственного управления.

Чтобы сделать эти положения более наглядными, возьму чисто схематический пример. Нечего и говорить, что была бы нелепа мысль о составлении какого бы то ни было "плана" пролетарской милиции: когда рабочие и весь народ настоящей массой возьмутся за дело практически, они во сто раз лучше разработают и обставят его, чем какие угодно теоретики. Я не предлагаю "плана", я хочу только иллюстрировать свою мысль.

В Питере около 2 миллионов населения. Из них более половины имеет от 15 до 65 лет. Возьмем половину — 1 миллион. Откинем даже целую четверть на больных и т. п., не участвующих в данный момент в общественной службе по уважительным причинам. Остается 750 000 человек, которые, работая в милиции, допустим, 1 день из 15 (и продолжая получать за это время плату от хозяев), составили бы армию в 50 000 человек.

Вот какого типа "государство" нам нужно!

Вот какая милиция была бы на деле, а не на словах только, "народной милицией".

Вот каким путем должны мы идти к тому, чтобы нельзя было восстановить ни особой полиции, ни особой, отдельной от народа, армии.

Такая милиция, на 95 частей из 100, состояла бы из рабочих и крестьян, выражала бы действительно разум и волю, силу и власть огромного большинства народа. Такая ми­лиция действительно бы вооружала и обучала военному делу поголовно весь народ, обеспечивая не по-гучковски, не по-милюковски от всяких попыток восстановления ре­акции, от всяких происков царских агентов. Такая милиция была бы исполнительным органом "Советов рабочих и солдатских депутатов", она пользовалась бы абсолютным уважением и доверием населения, ибо она сама была бы организацией поголовно всего населения. Такая милиция превратила бы демократию из красивой вывески, прикры­вающей порабощение народа капиталистами и издевательство капиталистов над народом, в настоящее воспитание масс для участия во всех государственных делах. Такая милиция втянула бы подростков в политическую жизнь, уча их не только словом, но и делом, работой. Такая милиция развила бы те функции, которые, говоря ученым язы­ком, относятся к ведению "полиции благосостояния", санитарный надзор и т. п., при­влекая к подобным делам поголовно всех взрослых женщин. А не привлекая женщин к общественной службе, к милиции, к политической жизни, не вырывая женщин из их отупляющей домашней и кухонной обстановки, нельзя обеспечить настоящей свободы, нельзя строить даже демократии, не говоря уже о социализме.

Такая милиция была бы пролетарской милицией, потому что промышленные и городские рабочие так же естественно и неизбежно получили бы в ней руководящее влияние на массу бедноты, как естественно и неизбежно заняли они руководящее место во всей революционной борьбе народа и в 1905—1907 гг. и в 1917 году.

Такая милиция обеспечила бы абсолютный порядок и беззаветно осуществляемую товарищескую дисциплину. А в то же время она, в переживаемый всеми воюющими странами тяжелый кризис, дала бы возможность действительно демократически бо­роться с этим кризисом, осуществлять правильно и быстро разверстку хлеба и др. припасов, проводить в жизнь "всеобщую трудовую повинность", которую французы называют теперь "гражданской мобилизацией", а немцы "обязанностью гражданской службы", и без которой нельзя — оказалось, что нельзя, — лечить раны, нанесенные и наносимые разбойнической и ужасной войной..."

Ленин В.И. Полное собрание сочинений Том 31
ПИСЬМА ИЗ ДАЛЕКА
Петр Петрович - кавказцу
04.07.2013 10:07
Не так все однозначно, как вы себе это представляете. Оказывается, есть еще люди, для которых Ленин очень много значит. Не верите? Тогда прочитайте следующий отрывок:

"Ленин — жив!
    
Письмо в номер

18 апреля 2013 года я был приглашен на радиостанцию «Говорит Москва» в передачу, посвященную вопросу «Нужно ли сохранять советский менталитет?». Передача началась в 12.10 в прямом эфире, ее вел Игорь Игорев (Кондратенко). Сначала его вступительное слово, затем взял слово я, и вдруг где-то в 12 часов 15—20 минут — резкая сильная боль из-за удара в лицо, произведенного другим участником передачи, С.Ф. Черняховским, и я вместе со стулом лечу назад затылком об пол. Произошло это, когда я сказал, что кощунственно сохранять труп Ленина на Красной площади. Прямой эфир был прерван, вызвана полиция. Затем я оказался в травмпункте, а после в 67-й городской клинической больнице, диагноз: «перелом костей носа».

Никакой драки не было. Интуитивно почувствовал, что нельзя отвечать одному из создателей Изборского клуба необольшевику Черняховскому. Бывают ситуации, когда следует держать удар.

18 и 19 апреля передал два заявления в полицию с просьбой возбудить уголовное дело. Однако в отделении полиции Бегового района Москвы мне ответили, что они не возбуждают уголовные дела. А первое, что бросилось в глаза в полиции, — огромный бюст Ленина в коридоре. Между тем полиция является государственным учреждением Российской Федерации, спрашивается: ленинизм остается государственной идеологией в РФ и кого при этом будет защищать полиция — Ленина или закон? ...."
http://old.novayagazeta.ru/data/2013/044/20.html

кавказец
19.06.2013 17:52
Андрей Покровский
Одного им не могу простить, что не арестовали в свое время Ленина и его банду, да не отправили куда-нибудь в Сибирь на вечное поселение

  Очень жаль, что с ним не поступили как с братом.
  Если сравнить тех большевиков, прибывших к нам на погибель народа со всех притонов планеты и этих, увидим, что сии отпрыски родственники тех пришлых.


Взять Марьину Рощу. Притон этих соплеменников. И их бандитку Ручку, приехавшую из Польши.
Как потом была схвачена полицейскими. Хорошо работали.
Свое прошлое надо знать и гордиться им. Наши предки создали такое государство, а пришлые вот уже столетие скоро, как заставляют народ умываться кровью.  
Орлов
14.06.2013 17:24
"Народ полицмейстеров уважал и боялся".
А сейчас боится и ненавидит. Чувствуете разницу?
Дмитрий Валентинович
13.06.2013 22:20
Кому памятник? Псам самодержавия, жестоким защитников царских сатрапов?
Бред какой-то...
Столько замечательных людей,у которых нет памятника, о которых даже никто не вспоминает - из дореволюционной и советской эпохи.
А вот память солдат и офицеров Первой мировой надо увековечить. И сделать это необходимо к 100-летию начала войны, которое будет отмечаться в следующем году.
Вот о чем надо подумать. Ведь в той войне Россия потеряла 5 или 6 миллионов достойнейших людей.
Петр Петрович - Андрей Покровский
13.06.2013 17:17
\\\ Одного им не могу простить, что не арестовали в свое время Ленина и его банду, да не отправили куда-нибудь в Сибирь на вечное поселение.
Может, история пошла бы по иной траектории, и мы бы сейчас жили в нормальной, цивилизованной европейской стране. \\\

Андрей Покровский, почему вы рассматриваете только один вектор развития истории? Вам он больше нравится?
А я вижу все несколько иначе.
Распад РИ начался сразу же после свержения царя. Заметьте, большевики палец о палец не ударили в этом судьбоносном деле. Все окраины  РИ сей же час начали формировать свои национальные правительства. А в это время с запада прет немец. Гетманская Украина легла под немцев. Не будь большевиков, под немцев шаг за шагом могла лечь и вся Россия вместе с национальными окраинами. И уж не беспокойтесь, бывшие союзники по Антанте тоже присоединились бы к дележу пирога. Вы правы, не было бы коллективизации, наконец досыта накормивший советский народ, не было бы уничтожения 5 колонны в 1937, да и ВОВ не было бы, потому как и нас самих уже не было бы. Спасибо дедушке Ленину и его славным большевичкам, что мы не стали рабами цивилизованной Европы 100 лет назад. Правда, сейчас у нас есть все шансы исправить такое положение вещей. Вы не думаете? Вот только большевиков на горизонте не видно, некому будет ставить страну на дыбы, как прежде это делали Иван Грозный, Петр Первый, Ленин и Сталин. Ну, а если и найдется герой, ох как умоемся в который раз кровушкой за грехи да измену боярские.
Вот такая альтернативная история, понимаете ли. Краткий курс.
Андрей Покровский
13.06.2013 15:16
Русским полицейским надо поставить памятник. Среди них было немало честных людей, порядочных служак. И это ведомство довольно-таки неплохо, если судить по отзывам современников,выполняло свое дело.
Одного им не могу простить, что не арестовали в свое время Ленина и его банду, да не отправили куда-нибудь в Сибирь на вечное поселение.
Может, история пошла бы по иной траектории, и мы бы сейчас жили в нормальной, цивилизованной европейской стране.
Не было бы сталинских ужасов, страшного июня сорок первого, кровопролитной войны, самодуров, вроде Хрущева и бездарей типа Горбачева, мрачно-загадочного Андропова, серого Черненко.
И прочих невзгод, свалившихся на головы русского и других народов России.

Айвенго
12.06.2013 16:24
До 91 года милиция вообще стояла на страже мужского, воинского, уголовный кодекс и система права карала тех кто предавал мужское, от хулиганства, торгашества, деловых людей, гомосексуализма, вещей, заграниц, проституток. Она защищала нормальный народ как и презрение нормальное, чтоб его не какая пустота деловая не унижала. Дав дорогу пустому оно и стало убивать народ и землю тиранить твою и значит правильно карали это, были системы внутренней защиты, в от извращенец и творчества нездорового. После краха страны в 91 году это все потеряло смысл, как и армия и все органы государства и медицина и образование, если раньше это защищало народ, то оккупанты все перевернули вверх ногами и превратили в бессмысленные системы. И вообще все шараханья народа до сего времени идут в поисках того или иного названия, звания идут потому что он не как не может обрести мужское в себе, правду, то что внутри – смыл, серьезное свое. В глазах народа наемники которые стали появляться в погонах стоящие на страже банкиров и асфальтовой грязи ресторанно-коттеджной по сути терзающей народ твой и землю. По сути дела это защищало зло которое самое служили непонятно чему и убивало себя в этом. Понятно в этой шизофрении как в фильме Евдокимова народ перестал видит в органах правохранения то что его может защитить, как и в каких-нибудь полицаях на оккупированных Вермахтом территориях. Да и сами органы сами наверное не понимают в чем смысл их деятельности. Проблема только в этом, кто вернет народу право его, нормальное. Избавит от смуты петушиной.
В начале века прошлого революционеры совершали нападения и убийства полицейских, в 1905 году волну террора сатаны удалось унять, в 1917 году уже не смогли и начали убивать уже весь народ, а не только полицейских и офицеров и попов. Ради просто забав сатаны в деле насилия всего живого и свое самоубийстве и разврата в этом. Сталин уже вернул все опять и начал расправы с левым так же как и царь, пока это было и существовало государства, перестав это делать Горбачев уничтожил страну - отдал свой гигантский народ вообще законопослушный под нож революционной либеральной или еще какой сатаны, которая к земле то твоей отношения не имеет.
Жанна
12.06.2013 13:20
Про Архарова хотелось побольше узнать.
И про Лужина, который симпатизировал литераторам. Он как-то и с Пушкиным был связан.
Вообще мне кажется, что портреты полицейских написаны как-то торопливо, вскользь.
Мало подробностей.
Хотелось бы увидеть более целостные образы.
Дмитрий Валентинович
11.06.2013 0:02
Зачем вспоминать все это? Ну, были обер-полицмейстеры такие-сякие. Кому это надо? И слово-то какое-то противное "обер..."
Попахивает фащизмом.
Лучше бы рассказали о советских милиционерах, чекистах. Не все же были мерзавцами, как Ежов и Берия. Сколько было достойных, честных, преданных своему делу!
Отображены комментарии с 1 по 10 из 23 найденных.

Эксклюзив
16.04.2021
Артем Леонов
Российско-иранский канал может обеспечить евроазиатские перевозки кратчайшим путем.
Фоторепортаж
13.04.2021
Подготовила Мария Максимова
В Московском планетарии открылась выставка фотографий, посвящённая первому космонавту Земли.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.