Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
16 сентября 2021
Не допустить блокады нашей памяти

Не допустить блокады нашей памяти

80 лет назад, 8 сентября 1941 года, сомкнулось кольцо вокруг Ленинграда
Сергей Муравьёв
08.09.2021
Не допустить блокады нашей памяти

В одном из крупнейших советских городов находилось в то время 2 млн 887 тыс. мирных жителей, в том числе около 400 тыс. детей. Почти половина из них погибли при артиллерийских обстрелах и авианалётах, умерли от голода за 872 дня блокады.

В послевоенное время в западногерманской историографии утверждалось, что Ленинград это город-крепость и с ним можно было обращаться как с военным объектом, голод как средство ведения войны якобы использовался легитимно – это не запрещалось международным гуманитарным правом.

Позднее всё же историки ФРГ признали, что фактически блокада Ленинграда – геноцид, то есть её цель была – уничтожение всех советских людей, кто в этом городе находился. Об этом написано, например, в книге «Преступления вермахта», изданной в Билефельдском университете.

Одна из самых жутких трагедий ХХ века. В мировом масштабе. И находятся люди в наше время, которые делают попытки эту трагедию переформатировать… в комедию.

Несмешная кинокомедия «Праздник» про блокадный Ленинград снята совсем недавно в России, потерявшей сотни тысяч своих граждан за время обороны этого города (в 1945 году, на Нюрнбергском процессе, было объявлено, что жертвами блокады стали 649 тыс. человек. Однако современные историки считают, что в реальности эта цифра составила от 800 тыс. до 1,5 млн). Большинство ленинградцев умерли в первую блокадную зиму 1941/1942 годов – самую суровую, когда столбик термометра опускался до минус 32 градусов, отопления в домах не было, а еды почти не осталось.

Приведу реальные комментарии пользователей соцсетей в XXI веке на тему ленинградской блокады и в целом о Великой Отечественной войне. Это обсуждение прошло на моей личной странице в социальной сети Facebook.

Владимир Добрицкий: Ну, как я понял – это (фильм «Праздник» – С.М.) не про блокадный Ленинград комедия, а про отдельно взятую семью в нем. Была про войну комедия «Крепкий орешек» – помните? С Соломиным-младшим. А из более позднего российского кино припоминаю сериал «Заяц жареный по-берлински», где повар ресторана в Москве добровольно идёт на фронт и ищет своего сына. И с ним чего забавного только не случается. А «Женя, Женечка и Катюша», а «Небесный тихоход»? Да, там не про блокаду. Но фоновая тема войны во всех этих фильмах «заправлена» комедийным жанром. Это я к чему?! Надо определиться – война Великая Отечественная вообще в искусстве может быть так подана? Мы же говорим, это искусство, это кино! Там свои законы. Ну и прекрасно. В «Празднике» что – высмеиваются блокадники?! Я фильм только начинал смотреть, хочу досмотреть все же, чтобы свое мнение иметь. Так что судить пока не могу. Если там смеются над несчастными жителями блокадного Ленинграда, в топку такое кино. Если там говорят о том, что кто-то умирает от голода, а кто-то, тут же рядом, не знает даже, как курицу ощипать, да ещё и недоволен, что по распределению ему досталась именно курица, как жена профессора, например, то это уже совсем другое кино.

Сергей Муравьев: А нормально высказывать мнение, основанное на предположениях? Цитата: «Я фильм только начинал смотреть…». Ну, так посмотрите! А ваше мнение, френды: комедия о блокадном Ленинграде это совсем край или нам есть еще куда падать?

Марина Акулова: Следуя такой логике, можно дойти до съёмок комедий про концлагеря и Брестскую крепость, про Хатынь и Сталинград.

Татьяна Рущина: Оплевана наша Родина, ее история. И это беда.

Ларочка Катышева: Фильм не смотрела пока что и не уверена, что буду смотреть. А вот о сравнении советских фильмов-комедий о Великой Отечественной войне… Насколько я помню, о блокадном Ленинграде и ленинградцах-блокадниках нет ни одной советской комедии – война войной, а смешного в умирающих от голода людях нет ничего.

Голод многомесячный, страшный, убивающий порой в человеке человечность, плюс невероятно студёные блокадные зимы… И этот кошмар – тема для комедии? Да вы, вообще, о чём?!

Баяр Жигмытов: Память о блокадниках Ленинграда – священна. Не забудем гнусные дела немецких фашистов – в детских концлагерях они выкачивали кровь и забирали органы у советских детей для лечения своих солдат и офицеров, а тела выкачанных детей просто сжигали в печах! Документы об этих преступлениях опубликованы.

Slava Ilyin: Я не смотрел «Праздник». Я смотрел «Женя, Женечка и Катюша» – набор тупейших анекдотов, в которых фашисты представлены полными идиотами, да и большая часть советских солдат и офицеров – тоже.

И да, надо определиться: одно дело шуточки про абстрактную войну, про войну, на которой никто не погиб, про войну барона Мюнхгаузена против Англии, на которую Англия не явилась, и совсем другая история – шутить на тему конкретной войны, на которой погибло 27 миллионов соотечественников. Такой юмор – кощунство.

Лана Слобожанская: Не надо так про «Женю, Женечку…». На войне, может быть, благодаря юмору и выживали!

Виктор Ялунин: Обида и злость на душе от такого нашего кино!

Павел Котов: Комедия о блокадниках – это атака на нашу нравственность, на наш менталитет. Что ещё не обсмеяно и не оплёвано? Деградация морали – вот как это называется.

…В числе сотен тысяч жертв ленинградской блокады знаменитый автор более 70 научно-фантастических и приключенческих произведений Александр Романович Беляев. Самые известные его книги: «Человек-амфибия», «Властелин мира», «Ариэль», «Голова профессора Доуэля», «Продавец воздуха», «Звезда КЭЦ». Умер фантаст Беляев в оккупированном городе Пушкине Ленинградской области 6 января 1942 года от голода. У него много лет был туберкулез позвоночника. Самостоятельно передвигаться писатель мог только в специальном корсете. Он был настолько слаб, что об эвакуации не могло быть и речи.

«Папа умер от голода, – позже вспоминала его дочь Светлана. – В нашей семье не было принято делать какие-то запасы на зиму. Когда в город вошли немцы, у нас было несколько пакетов с крупой, немного картошки и бочка квашеной капусты. А когда и эти припасы кончились, бабушке пришлось идти работать к немцам. Каждый день ей давали котелок супа и немного картофельной шелухи, из которой мы пекли лепешки. Нам хватало и такой скудной еды, а отцу этого оказалось недостаточно. Мама пошла в городскую управу, и там выяснилось, что в городе осталась всего одна лошадь, и нужно ждать очереди. Гроб с телом отца поставили в пустой квартире по соседству. Многих людей в то время просто засыпали землей в общих рвах, за отдельную же могилу нужно было платить. Мама отнесла могильщику какие-то вещи, и тот побожился, что похоронит отца по-людски. Гроб с телом положили в склеп на Казанском кладбище и должны были похоронить с наступлением первого тепла. Увы, 5 февраля меня, маму и бабушку угнали в плен, так что хоронили папу уже без нас».

Местный краевед Евгений Головчинер выяснил подробности этой истории у свидетельницы похорон Беляева Татьяны Ивановны, которая с детства была инвалидом и всю жизнь прожила при Казанском кладбище.

Она рассказала, что в начале марта 1942 года, когда земля уже стала понемногу оттаивать, начали хоронить трупы, лежавшие без погребения еще с зимы. Именно в это время был похоронен и Александр Романович. Запомнила Татьяна Ивановна это по причине того, что Беляева хоронили в гробу, которых в Пушкине к тому моменту осталось только два.

В другом предали земле профессора Чернова. Татьяна Иванова указала краеведу место, где были закопаны оба этих гроба. С её слов, сомневаться в достоверности которых нет причины, могильщик согрешил: нарушил клятву похоронить Беляева по-людски, он закопал гроб писателя в общий ров вместо отдельной могилы.

Фантаст Беляев – любимый писатель моего детства. Его ещё называли «советский Жюль Верн». Когда узнал подробности кончины Александра Романовича, был шокирован.

…И ещё о фантастике. В детстве я зачитывался произведениями Александра Беляева, Александра Казанцева, Жюля Верна, Герберта Уэллса, Айзека Азимова и других советских и зарубежных писателей этого жанра. А в зрелом возрасте только вспоминаю о том чтении и своих впечатлениях. Предпочитаю документальную прозу и публицистику. Ибо реальная жизнь круче самой буйной фантазии самого прозорливого автора!

Разве мог кто-то представить, что на родине Шиллера и Гёте к власти придут нацисты, и немцы – люди продвинутой культуры – им массово присягнут на верность и противопоставят себя всему миру?

Какой фантаст мог вообразить, что лётчики люфтваффе 8 сентября 1941 года разбомбят Бадаевские склады с продовольствием в Ленинграде, в результате чего сгорят 38 продовольственных складов и кладовых и в осаждённом городе – миллионнике уже на 12 сентября останутся запасы:

хлебного зерна и муки – на 35 суток;

крупы и макарон – на 30 суток;

мяса и мясопродуктов – на 33 дня;

жиров — на 45 суток.

За считанные дни возник дефицит не только продуктов для всего блокадного города: рухнул привычный образ жизни. Конечно же, для ленинградцев это был мощный психологический удар.

Свидетельствует Вера Инбер, советская поэтесса и прозаик:

«Как-то странно сделалось на душе, когда женский голос сказал кратко: «До конца войны телефон выключен…». Я попыталась что-то возразить, протестовать, но сама поняла, что бесполезно. Через несколько минут телефон звякнул и умолк… И квартира сразу замерла, захолодела, насторожилась. Оторвалась от всего города. И так телефоны были выключены повсюду в один и тот же час. Остались только считанные: в учреждениях (особо важных), в больницах, в госпиталях (из книги «Почти три года. Ленинградский дневник»).

872 дня ленинградцы жили и умирали в жесточайших условиях блокады. Но так и не были духовно сломлены, выстояли. За это время случилось много чего: стала привычной карточная система на продукты, из строя было выведено 840 зданий промышленных предприятий, повреждено около 5 млн кв.м жилой площади (в том числе 2,8 млн кв.м разрушено полностью), 500 школ, 170 лечебных учреждений. В результате разрушений и эвакуации предприятий в Ленинграде осталось лишь 25% оборудования, которым промышленность Ленинграда располагала до войны. Огромный ущерб был нанесён ценнейшим памятникам истории и культуры — Эрмитажу, Русскому музею, Инженерному замку, дворцовым ансамблям пригородов.

Создана «Дорога жизни» по льду Ладожского озера. Прозвучала премьера «Седьмой симфонии» Дмитрия Шостаковича в осаждённом городе.

Эти заметки начаты с обсуждения в соцсети чернушной комедии «Праздник». В той полемике был ещё один участник – Андрей Агешин, который напомнил цитату из знаменитого романа Анатолия Иванова «Вечный зов»:

«В этом веке нам уже не победить. Нынешнее поколение людей в России слишком фанатичное. До оголтелости. Войны обычно ослабляли любой народ, потому что, помимо физического истребления значительной части народа, вырывали его духовные корни, растаптывали и уничтожали самые главные основы его нравственности. Сжигая книги, уничтожая памятники истории, устраивая конюшни в музеях и храмах… Такую же цель преследует и Гитлер. Но слишком он многочислен, что ли, этот проклятый ваш советский народ… Или он какой-то особый и непонятный… И в результате войны он не слабеет, а становится сильнее, его фанатизм и вера в победу не уменьшаются, а все увеличиваются. Гитлер не может этого понять, а если бы понял, как-то попытался бы выйти из войны. Значит, он обречен, и его империя, его тысячелетний рейх, накануне краха… Значит, надо действовать нам другим путем… Мы будем браться за людей с детских, юношеских лет, будем всегда главную ставку делать на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать ее! — Сморщенные веки Лахновского быстро и часто задергались, глаза сделались круглыми, в них заплескался, заполыхал яростный огонь, он начал говорить все громче и громче, а под конец буквально закричал:

– Да, развращать! Растлевать! Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов! Сейчас трудно все это представить… тебе. Потому что голова у тебя не тем заполнена, чем, скажем, у меня. О будущем ты не задумывался. Окончится война — все как-то утрясется, устроится. И мы бросим все, что имеем, чем располагаем… все золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей! Человеческий мозг, сознание людей способно к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности поверить! Как, спрашиваешь? Мы их воспитаем! И вот тогда, вот потом… со всех сторон — снаружи и изнутри — мы и приступим к разложению… сейчас, конечно, монолитного, как любят повторять ваши правители, общества. Мы, как черви, разъедим этот монолит, продырявим его. Общими силами мы низведем все ваши исторические авторитеты ваших философов, ученых, писателей, художников — всех духовных и нравственных идолов, которыми когда-то гордился народ, которым поклонялся, до примитива.

И когда таких, кому это безразлично, будет много, дело сделается быстро. Всю историю России, историю народа мы будем трактовать как бездуховную, как царство сплошного мракобесия и реакции. Постепенно, шаг за шагом, мы вытравим историческую память у всех людей. А с народом, лишенным такой памяти, можно делать что угодно.

Народ, переставший гордиться прошлым, забывший прошлое, не будет понимать и настоящего. Он станет равнодушным ко всему, отупеет и, в конце концов, превратится в стадо… скотов. Что и требуется!».

Конечно же, не из-за нехватки колбасы распался СССР. В блокадном Ленинграде её вообще не было – город не сдали.

Идеология была размыта усилиями идейных врагов. Утратили стержень – рассыпалась великая держава.

Теперь под ударом – Россия.


Послесловие

В частных разговорах, в публикациях пользователей соцсетей регулярно слышу, читаю тревожные мнения: стоим на краю пропасти. На ТВ насаждают чуждые нам ценности, в театрах ставятся пошлые спектакли, киношники снимают такие фильмы, как «Праздник» – всё это явная диверсия против нашей духовности. Задача стратегического значения – не допустить блокады нашей исторической памяти.

***

Как-то смотрел передачу на телеканале «Звезда»: накануне очередной годовщины полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады военнослужащие 201-й Гатчинской Российской военной базы, юнармейцы, председатель совета ветеранов и настоятель храма военной базы поздравили ветерана Великой Отечественной войны Олега Дмитриевича Соболева, единственного защитника блокадного Ленинграда, проживающего в Республике Таджикистан.

Гости навестили ветерана дома, вручили цветы и подарки. Олег Дмитриевич рассказал о своей жизни во время войны и в послевоенное время, зачитал стихотворения собственного сочинения и показал фотографии военных лет.

Завершилось поздравление выступлением оркестра 201-й военной базы, который сыграл композиции военных лет под окнами ветерана. Поприветствовать Соболева также собрались жители близлежащих домов. Когда Олег Дмитриевич подошёл к окну, чтобы послушать выступление, все собравшиеся на улице встретили его аплодисментами.

Вот такие светлые эпизоды нашей жизни внушают оптимизм. Наша историческая память – фундамент нашего духовного возрождения.


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Согласен
09.09.2021 11:34
Видимо, в сов. руководстве решили за что-то "наказать" Ленинград. Потому и допустили столь быстрый
"марш" агрессоров от Белостока до юга Ладоги включительно (?). Даже Шлиссельбург на юге Ладоги сдали, что окончат. отрезало Ленинград.
Командовал фронтом по сер. сентября-41 "непобедимый" Ворошилов, но он и его штабники избежали ответственности за те события... Не случайно? Зато потом величаво Клим заседал в руководстве Госкомитета обороны, в 60-х читал лекции о блокаде Ленинграда...
Сергей Доброход
09.09.2021 8:08
Эту дату сейчас начнут использовать разного рода хисторики и либерасты, чтобы обвинить советское правительство и лично Сталина в заинтересованности блокады города.
Хмурый
09.09.2021 3:57
Блокада Ленинграда - в первую очередь "заслуга" предателя Павлова, сейчас реабилитированного, с возвращением наград и воинского звания. Это вклад Хрущева в выполнение доктрины Даллеса, которую близко к тексту высказал Лахновский и которая в России сейчас с успехом претворяется в жизнь. Не придется супостатам иноземным воевать с нами, останется только в Кремль торжественно войти. Разложение умов идет полным ходом, дерьмо в театрах на сцене уже едят, гитлеровских прихвостней местные подонки уже прославляют, коли из уренгоев уже плодятся, памятники оккупантам на нашей земле стоят целехоньки. Хорошо, что жертвы Блокады, да и не только ее, всего этого не видят!
архивист
08.09.2021 14:21
Вообще, никто так и не проанализировал публично - как могло случиться. что немцев, наступавших на Ленинград с белорусской границы не остановили хотя бы у Пскова, Нарвы, Новгорода, Луги??? Что же это была за "непобедимая" Красная армия???
Замалчивается и то, что почему ждали января 1944 г., чтобы окончат. прорвать блокаду, почему почти не бомбили Финлянию, участвовавшую в блокаде...

Эксклюзив
14.09.2021
Валерий Панов
Экономика России и либеральные СМИ.
Фоторепортаж
13.09.2021
Подготовила Мария Максимова
Новая Третьяковка открыла осенний сезон масштабной выставкой Юрия Пименова.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.