Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
2 марта 2021
На германском фронте

На германском фронте

Полковые праздники 29-го сибирского стрелкового полка в 1914-1917 гг.
Александр Крылов
29.08.2013
На германском фронте

Каждый из полков русской армии имел свой ежегодно отмечавшийся праздник. Это был день почитания православного святого, считавшегося покровителем полка. Празднование обычно включало в себя молебен, парад, праздничный обед для офицеров и гостей, развлечения и улучшенное довольствие для нижних чинов. 29 августа (16 августа по старому стилю) отмечался полковой праздник 29-го Сибирского стрелкового полка.

Этот полк был одним из старейших полков русской армии в Сибири. Официальной датой его создания было 31 августа 1771 г., когда для службы на Колывано-Кузнецкой укрепленной линии был создан Бийский пограничный гарнизонный батальон. В самом полку считалось, что его история начиналась намного раньше. Как говорилось в одном из полковых приказов в 1916 г.:

«Началу же нашего полка положили стрельцы и легкие конные полевые команды, охранявшие границы Сибири с Китаем со времен Царя Иоанна Васильевича Грозного, таким образом, полк является старейшим полком России».

Во время Первой мировой войны полк воевал в составе 8-й Сибирской стрелковой дивизии 3-го Сибирского армейского корпуса на территории Восточной Пруссии, Польши, Белоруссии и Прибалтики.

В августе 1914 г. полк находился в эшелонах на пути к фронту. 11 августа (все даты даются по старому стилю), в Туле из-за начавшегося в Восточной Пруссии немецкого наступления полковые эшелоны были перенаправлены вместо Смоленска на Варшаву. 14 августа вечером в Варшаву прибыли два первых полковых эшелона, остальные прибыли на следующий день.

15 августа 1914 г. весь полк сосредоточился в Варшаве в казармах Лейб-гвардии Уланского полка. В этот день командир полка полковник Смирнов издал приказ № 223: «Поздравляю гг. офицеров и нижних чинов с полковым праздником. Желаю, в предстоящий трудный момент, здоровья и полной победы над врагом. Празднование полкового праздника откладывается до особого распоряжения. 16 августа по случаю полкового праздника, на плацу Лейб-гвардии Уланского ЕВ полка будет отслужен молебен. К началу молебна полку построиться по линейным, которых расставить подпоручику Воронцову-Вельяминову».

В Варшаве многие местные жители добровольно вступили в ряды полка. Среди них крестьянин Люблинской губернии Числав Хахая, житель Варшавы М. Муравинский, дворянин Варшавской губернии Конрад Викентьевич Мяновский, мещанин г. Лодзи Юзеф Оливерский и другие. 18 августа 1914 г. полк выступил из Варшавы походным порядком и уже в сентябре участвовал в тяжелых боях в районе польского города Августов, выбивал немецкие войска обратно в Восточную Пруссию.

В 1915 г. полк вновь не смог отметить свой праздник. В начале августа 1915 г. немцы начали наступление на Минск, они наступали между реками Вилия и Неман, стремясь обойти Вильно с севера и окружить 10-ю армию генерала Родкевича. Наступление немцев на позиции 8-й Сибирской стрелковой дивизии началось утром 13 августа 1915 г. 29-й полк находился в гуще военных действий, под массированным огнем тяжелой артиллерии.

О характере тех боев свидетельствует рукописная записка, написанная 5 сентября 1915 г. командиром 2-го батальона и адресованная командиру полка: «Доношу, что положение скверное, в дополнение моего донесения добавляю, что немцы накапливаются в лощине от Быстрицы между взводами 7-й и 2-й рот. Необходимо принять серьезные меры, батальон, то есть, скорее остатки без всякого резерва и с окопами на скорую руку, натиска не выдержит. От нашей артиллерии помощи никакой. Немцы засыпают снарядами. Немцы окапываются против 2-й роты и благодаря тому, что она под углом, то расположение 5, 6, 7 и 8 рот обстреливают в тыл. Жду распоряжения. Подполковник Лачинов».

Сдерживая наступление немцев полк понес большие потери. В день полкового праздника отдавались совсем не праздничные приказы: «Капитанов Колесникова, Бильдина и прапорщика Афанасьева, убитых в бою с германцами первый 13, второй и третий 15 сего августа, исключить из списков полка.

Штабс-капитана Писарева, подпоручика Моженова, прапорщика Николаевского, контуженных, и прапорщика Воробьева, раненого в бою с германцами 15 сего августа и отправленных в госпиталь, полагать больными с 15 августа. Прапорщика Парадовского, контуженного в бою с германцами 15 августа и отправленного в госпиталь, полагать больным с 15 августа».

16 августа 1915 г. был эвакуирован в госпиталь командир полка полковник Смирнов, во временное командование полком вступил подполковник Корсак.

В тяжелейших условиях сибирским полкам и другим, сражавшимся на этом участке фронта частям русской армии, удалось остановить наступление немцев. Они удержали Вильно и во встречных боях, продолжавшихся до начала сентября, нанесли немецким войскам значительный урон.

В августе 1916 г. полк находился в резерве. Накануне полкового праздника многим офицерам и солдатам были вручены боевые награды. 11 августа после вечерних занятий при штабе полка были собраны нижние чины, награжденные Георгиевскими крестами и Георгиевскими медалями за бои у озера Нарочь с 8 по 21 марта. Кресты раздавал полковник Лачинов при хоре музыки (так тогда называли полковой оркестр).

В журнале боевых действий есть описание полкового праздника во фронтовых условиях: «16 августа полк праздновал свой праздник. В 10 часов был выстроен около церкви. В 10 часов 30 минут прибыл командир корпуса генерал-лейтенант Редько, временно командующий 7-й Сибирской дивизией, командир бригады 8-й Сибирской стрелковой дивизии Свиты ЕИВ генерал-майор Джунковский, начальник штаба корпуса генерал-майор Богданович и начальник штаба 8-й Сибирской стрелковой дивизии генерал-майор Койчев, командиры 30 и 31 Сибирских стрелковых полков, представитель 32 Сибирского стрелкового полка, командир 25 Туркестанского стрелкового полка, представители организаций Красного Креста и другие приглашенные лица. По окончании литургии и молебна и поздравления начальствующих лиц с праздником, гостям был предложен завтрак. Нижним чинам полка в этот день было выдано усиленное довольствие и сладости. Около 5 часов начальствующие лица уехали.

В этот день получена была телеграмма от командующего 4-й армией генерала от инфантерии Рагозы следующего содержания: «Вас г.г. офицеров и молодцов нижних чинов поздравляем полковым праздником. Бог Вам на помощь Вашем большом и трудном деле. Сожалею, что не могу этот день провести с Вами. 1073 Рагоза».

В ответ на это от имени полка послана командующему армией следующая телеграмма: «За высокое внимание оказанное Вашим Высокопревосходительством вверенному мне полку по случаю полкового праздника полк приносит Вашему Высокопревосходительству великое русское спасибо, а своею службою на благо дорогой родины и радость Батюшки Царя все, от последнего стрелка и кончая мною, постараемся оправдать столь дорогое к полку внимание. Командир 29 Сибирского стрелкового полка полковник Басов».

18 августа 1916 г. полк вновь выступил на фронт, где сменил на позиции 31-й полк своей дивизии. Шли бои местного значения, противник активности не проявлял, изредка происходила ружейная перестрелка. Немецкая артиллерия стреляла по полковым батареям, не нанося однако потерь. Уже на позициях в полковом приказе от 20 августа 1916 г. были объявлены поздравительные телеграммы, полученные ко дню полкового праздника.

За год многое в России изменилось, пала монархия, в стране нарастали все новые проблемы и анархия. В августе 1917 г. обстановка на фронте была довольно спокойной, но было очевидно, что немцы готовятся к новым боям. В полковом журнале военных действий записано: «С 15 августа по 1 сентября немцы продолжали работать по укреплению своих позиций в том же районе. В направлении на Г. дв. Тугановичи в стороне противника ежедневно слышны разрывы ручных гранат, треск пулеметной и ружейной стрельбы. Очевидно, что немцами производятся усиленные занятия. Иногда слышен барабанный бой. Редкая пулеметная и ружейная перестрелка особенно ночью. Артиллерия противника за неделю вела редкую стрельбу по нашим артиллерийским позициям».

В начале августа во всех ротах и командах была зачитана телеграмма начальника штаба Верховного Главнокомандующего: «При восстановлении порядка в частях, отказавшихся выполнять приказ, до сих пор бывают случаи применения стрельбы вверх. Главковерх приказал подтвердить его категорическое требование:

1. После того, как увещевание, уговоры и прочие меры нравственного воздействия не дали желательного результата, предъявлять неповинующимся частям точное требование, давая на выполнение его кратчайший срок.

2. Раз признано необходимым применить оружие, отнюдь не допускать стрельбы вверх; за применение таковой стрельбы начальников, допустивших ее, привлекать к ответственности, как за неисполнение боевого приказа. 26 июля 1917 г. № 10082. ЛУКОМСКИЙ. 0854 Федоров».

В это время был отправлен в отставку командир корпуса генерал-лейтенант Редько. В полку была получена его прощальная телеграмма: «Оставляя службу в рядах корпуса, выражаю свою благодарность всем его чинам за доблестное исполнение священного долга перед Родиной на поле брани.

Пережив с частями корпуса ряд грозных и тяжелых боевых эпизодов, я всегда буду с особым чувством полноты и гордости вспоминать эти славные страницы его исторической боевой мощи и жизни. Глубоко убежден, что переживаемое время внесет новую духовную силу и еще больше укрепит и сплотит всех в единении и общности исполнения долга до конца и покроет новой боевой славой имя доблестных СИБИРЯКОВ и приданных к ним частей. Генерал-лейтенант Редько».

Через несколько дней после отставки генерала Редько был получен приказ Главнокомандующего армиями Западного фронта:

«Я отправляюсь на Юго-Западный фронт для командования его армиями. Во временное командование армиями фронта вступить командующему 10 армией генерал-лейтенанту Ломновскому.

Низкий поклон всем чинам Западного фронта, которые в тяжкое время смуты, развала, растерянности, стояли твердо на страже русской государственности.

Низкий поклон всем воинам, которые в минувшей операции среди предательства и нравственного разложения честно дрались с врагом.

Главнокомандующий армиями генерал-лейтенант Деникин».

Как и в прошлом году, во время полкового праздника 1917-го года полк оказался не на позициях, а в резерве. Как записано в полковом журнале военных действий, 16 августа в день полкового праздника состоялся парад всех частей полка у северо-восточной опушки Полонечского леса, после чего приглашенным гостям от частей дивизии, 59 и 67 Сибирских стрелковых полков в помещении солдатского клуба был предложен завтрак. Вечером в помещении театра 31-го полка состоялся спектакль, данный кружком любителей артистов 3-го Сибирского корпуса.

В финансовых документах зафиксировано, что на покупку груш, яблок, семечек, пшеничной муки и других продуктов к полковому празднику было израсходовано 1786 руб. 55 коп. Обоснованность расходов вызвала сомнения у полкового комитета. В протоколе его заседания, проведенного 17 августа 1917 г., записано: «Собрание, ознакомившись с заявлениями представителей от рот и команд, и выслушав объяснение Начальника хозяйственной части и хоз. контроля постановило:

Объяснение Начальника хоз. части и членов хозяйственного контроля признать неудовлетворительным и назначить расследование над их действиями и в частности по делу о пьянстве в полковом цейхгаузе (швыряние бутылками наполненными вином и проч.) для чего избрать комиссию из 3 лиц. В комиссию избраны солдаты: Самоделов, Солдатов и Дроздов. Расследование произвести в недельный срок».

Полковые документы не дают ответа, чем закончилось расследование дела о пьяном буйстве в полковом цейхгаузе во время последнего полкового праздника 29-го Сибирского стрелкового полка. После заключения Брестского мира оставшиеся чины полка эшелоном были отправлены на родину. С началом Гражданской войны Россия раскололась на красных и белых. Бывшие однополчане оказались по разные стороны фронта и фамилии многих из них хорошо известны по событиям Гражданской войны в Сибири.

Александр Крылов - доктор исторических наук, Центр проблем развития и модернизации ИМЭМО РАН 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Вера
09.09.2013 1:22
Приказ от 16 июля 1917 года

главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта генерала от инфантерии

Лавра Георгиевича Корнилова

Безумие, бесчестие и предательство некоторых частей 7-й и 11-й армий вписали в историю свободных русских войск такие черные страницы, которые не забудутся во веки веков. Русская армия не знала подобного позора, не несла такого срама и стыда от самого начала своего существования, и наши старые полковые знамена никогда не спускались так низко в руках отцов и дедов.

В продолжение этих мрачных, кошмарных дней лишь боевая доблесть некоторых полков, оставшихся верными своему долгу, всех ударных и самокатных батальонов, всех броневых дивизионов, всех артиллерийских, кавалерийских и казачьих частей сдержала напор противника и омрачала сатанинскую радость императора Вильгельма. Слава вам, верные и доблестные сыны Великой России. Слава вам, бестрепетные и мужественные борцы за Родину и Свободу. Отечество никогда не забудет вашего самопожертвования, и грядущее счастье и величие Родины — дело ваших подвигов и геройства.

Офицеры и немногие оставшиеся верными своему долгу солдаты пехотных полков, не опозорившие себя постыдным бегством и предательством, я обращаюсь к вам. Ваши подвиги безмерны, ваши геройства — достойны истории и потомков. Страна, имеющая доблестных граждан, подобно вам, не погибала и погибнуть не может. Брошенные своими предателями и изменниками — товарищами-солдатами, сбитыми с толку безумной пропагандой, — вы одни остались на позиции и, противопоставляя силе и массе противника лишь вашу беззаветную доблесть и храбрость, вы гибли в неравном бою одни против нескольких врагов. Вы, герои-офицеры и верные своему долгу солдаты, жизнью своею платили за бесчестье родной армии, но кровь ваша — залог возрождения родимых полков и боевой мощи нашей армии.

Пройдут немногие недели, и обновленная, свободная русская армия, воспрянув от безумия, наваждения и грязи разложения, встанет грозной, мощной силой против врага, и тогда сияющими буквами запишет ваши имена на память всем грядущим поколениям.
вера
08.09.2013 21:56
23.08.1915 (5.09). - Император Николай II принял Верховное Командование Вооруженными силами России (вместо Вел. Кн. Николая Николаевича). В результате наступление врага было остановлено.В своей оценке происшедших в военном положении России перемен вскоре после принятия Государем на Себя Верховного Командования английский военный министр Винстон Черчилль пишет: “Мало эпизодов Великой Войны более поразительных, нежели воскрешение, перевооружение и возобновленное гигантское усилие России в 1916 году. К лету 1916 г. Россия, которая 18 месяцев перед тем была почти безоружной (принеся, в начале войны, цвет своей армии в жертву ради спасения своей союзницы – Франции), которая в течение 1915 года пережила непрерывный ряд страшных поражений, действительно, сумела, собственными усилиями и путем использования средств союзников, выставить в поле – организовать, вооружить, снабдить – 60 армейских корпусов (т. е. 240 дивизий), вместо тех 35, с которыми она начала войну” (Winston Chirchill. The World Crisis. 1916-1918. Vol. I. London, 1927).

И этот необыкновенный успех принадлежал исключительно Императору Николаю II и был Его личной заслугой перед Россией.

Вот какую оценку этой заслуги дает самый серьезный историк царствования Царя-Мученика С. С. Ольденбург в своем капитальном труде, посвященном этой эпохе русской истории:

«Самым трудным и самым забытым подвигом Императора Николая II-го было то, что Он, при невероятно тяжелых условиях, довел Россию до порога победы: Его противники не дали ей переступить через этот порог»…Но всего ярче о том же свидетельствует Черчилль (бывший в момент революции английским военным министром), в своей книге о мировой войне.

«Ни к одной стране судьба не была так жестока, как к России. Ее корабль пошел ко дну, когда гавань была на виду. Она уже перетерпела бурю, когда все обрушилось. Все жертвы были уже принесены, вся работа завершена. Отчаяние и измена овладели властью, когда задача была уже выполнена. Долгие отступления окончились; снарядный голод побежден; вооружение притекало широким потоком; более сильная, более многочисленная, лучше снабженная армия сторожила огромный фронт; тыловые сборные пункты были переполнены людьми. Алексеев руководил армией и Колчак – флотом. Кроме того, – никаких трудных действий больше не требовалось: оставаться на посту; тяжелым грузом давить на широко растянувшаяся германские линии; удерживать, не проявляя особой активности, слабеющие силы противника на своем фронте; иными словами – держаться; вот все, что стояло между Россией и плодами общей победы».

«...Согласно поверхностной моде нашего времени, Царский строй принято трактовать, как слепую, прогнившую, ни на что не способную тиранию. Но разбор тридцати месяцев войны с Германией и Австрией должен бы исправить эти легковесные представления. Силу Российской империи мы можем измерить по ударам, которые она вытерпела, по бедствиям, которые она пережила, по неисчерпаемым силам, которые она развила, и по восстановлению сил, на которое она оказалась способна».
Петр Петрович
03.09.2013 16:17
Мучился русский мужичок на той войне, маялся. На кой черт она была ему нужна?

"... Братание

В рамках рассматриваемой историографической традиции 1915 г. считают наиболее ранним временем возникновения не только саморанений, но и братаний с противником. Глубоко исследовавший данную проблематику историк С.Н. Базанов констатировал: «Русским командованием факт братания впервые был официально зарегистрирован в апреле 1915 года, перед Пасхой»[11], датируя более массовые эксцессы такого рода годом позже; аналогичной точки зрения придерживается и доктор исторических наук Е.С. Сенявская[12]. Об этом же упоминал и генерал Деникин, описывавший братания как инцидентные события, вызванные ничем иным, как традиционным для русских солдат чувством человечности даже в отношении врага[13].

Считается, что впервые братания были зарегистрированы на Западном фронте, зимой 1914 г., конкретнее — в рождественские дни. Там, после объявления 2-хдневного перемирия, во время которого противники погребали павших товарищей, происходили совместные возлияния и даже футбольные матчи[14]. В действительности события на Восточном фронте предшествовали подобным перемириям во Франции.
Ротмистр Сумского гусарского полка В. Литтауэр вспоминал, находясь в эмиграции:

    «В начале декабря наш полк стоял в деревне Куссен... На нашем участке фронта царило временное затишье.

    Как-то утром на нейтральную полосу выехал немецкий улан с копьем, к которому был привязан белый флаг, и положил на землю пакет и письмо. Письмо, адресованное офицерам нашего полка, было составлено в вежливой форме. В пакете находились сигары и коньяк. Через какое-то время... мы приглашали их встретиться в полдень на нейтральной полосе. По три офицера с каждой стороны встретились и даже вместе сфотографировались. Мы говорили о чем угодно... но ни словом не упомянули о войне. Прощаясь, договорились встретиться на следующий день в то же время; мы должны были принести закуску, а немцы коньяк»[15].

Впрочем, очередной встрече не суждено было состояться — новый командир дивизии запретил подчиненным общаться с офицерами противника, о чем русские передовые посты оповестили немцев одновременным залпом в воздух.

Братание2

Генерального штаба полковник Б.Н. Сергеевский в своих воспоминаниях описывал организованное в декабре 1914 г. на позициях 2-й Финляндской стрелковой бригады перемирие — по просьбе германских офицеров дать им возможность похоронить павших солдат. Русским командованием было отказано противнику в его прошении, однако офицеры обеих армий достигли компромисса — погребение немецких солдат взяли на себя русские воины. Под белыми флагами, с панихидой тела убитых были преданы земле.

    «Затем противники разошлись, с обеих сторон протрубили отбой и опустили белые флаги. Не прошло и 10 секунд после того, как исчез флаг в немецком окопе, как с русской стороны загремели выстрелы. Германцы тотчас отвечали...»[16]

— заключал описание этого удивительного эпизода Сергеевский. Несколько дней спустя германские офицеры пригласили русских на ужин, однако далее переговоры не велись.

6 февраля 1915 г. датируется запись в журнале боевых действий 13-й роты лейб-гвардии Преображенского полка:

    «...Один солдат 15-й роты высунулся из окопа, показал газету немцу; немец, в свою очередь, поднял газету, и вот наш солдат вылез из окопа и направился к немецким окопам, немец тоже вылез из окопа и направился навстречу нашему храбрецу. Сошлись, взяли под козырек, повидались за руку, обменялись газетами; потом немец достал флягу с коньяком, налил в стаканы, поднял в сторону наших окопов — выпил, затем налил, дал нашему солдату. Этот поднял стакан в сторону немецких окопов и крикнул: «За здоровье врага!»

    Выпил, потом дал наш немцу папироску, немец, в свою очередь, дал нашему папиросу, закурили, попрощались и пошли каждый в свой окоп»[17].

Наконец, факт братаний русских солдат с противником еще в 1914 г. подтверждается приказом войскам 1-й армии № 377 от 29 декабря 1914 г. Текст документа приводится полностью:

    «В день Рождества Христова немцы, выйдя из своих окопов против позиций Дунайского и Белебеевского полков, стали махать белыми тряпками и подошли к реке, показывая бутылки и сигары и приглашая наших к себе.

    Человек 10–15 немцев без оружия подошли к реке, сели в лодку, переправились на нашу сторону и стали заманивать к себе подошедших к берегу солдат вышеназванных полков. Несколько человек поддались на эту подлую уловку и переправились на немецкую сторону и что позорнее всего — с ними переправился призванный из запаса Дунайского полка поручик Семен Степанович Свидерский-Малярчук. Все переехавшие на ту сторону наши солдаты и этот недостойный своего звания офицер тотчас были немцами арестованы и взяты в плен.

    Приказав немедленно судить заочно судить поручика Свидерского-Малярчука Полевым Судом по ст. 248 кн. XXII Св. В. П. 1869 г. (смертная казнь), предписываю немедленно сообщить имена сдавшихся солдат на их родину, дабы в их селах и деревнях тотчас же прекратили выдачу пайка их семьям и все там знали, что они изменили своей Родине, польстившись на бутылку пива.

    При повторении подобных подлых выходок со стороны немцев, немедля по ним открывать огонь, а равно расстреливать и тех, кто вздумают верить таким подвохам и будут выходить для разговоров с нашими врагами

    П о д п и с а л:
    Командующий армией,

    Генерал-от-Кавалерии Литвинов»[18].

Приказ

Безусловно, в 1916, а тем более в революционном 1917 г. братания наберут несравненно больший размах. Тем не менее, датировка первых братаний на Восточном фронте началом 1915 г., распространенная в литературе, смещается на декабрь 1914 г. Наряду с этим необходимо ответить на вопрос о мотивации этих действий противоборствующих войск в самом начале войны.

Применительно к 1917 г. братания объясняются падением воинской дисциплины, усталостью солдат от тягот окопной жизни и, как доказывал уже упоминавшийся профессор С.Н. Базанов, стремлением германских и австо-венгерских спецслужб доставить в русскую фронтовую и тыловую среду антивоенные листовки, иные пропагандистские материалы, тем самым деморализуя армию[19]. Эти же причины могут быть условно применены и к 1916 г. Однако объяснение подобных событий в 1914 г. единственно чувством человечности к противнику выглядит откровенно наивным. По мнению исследователя фронтовой повседневности в период Первой мировой войны, кандидата исторических наук А.Б. Асташова, наряду со скорее религиозным стремлением пойти на мировую, огромное значение в ходе братаний имел широкий обмен продуктами и вещами, главным образом — хлебом и спиртным[20], что подтверждается данными процитированных выше источников. Аналогичного мнения придерживается и доктор исторических наук Б.И. Колоницкий, говоря, правда, строго о событиях 1917 г.[21]

Данная точка зрения применима и к событиям конца 1914 г. ввиду того, что первые братания пришлись уже на период действия «сухого закона». Еще 22 мая 1914 г. император «Высочайше повелел принять к неукоснительному исполнению “Меры против потребления спиртных напитков в армии”». В рамках данных мер предполагалось создавать полковые общества трезвенников, вовлекать в которые новых членов посредством просветительской деятельности и антиалкогольных проповедей надлежало военному духовенству[22]. 10 же августа 1914 г. приказом войскам 1-й армии № 34 «Верховный Главнокомандующий изволил повелеть строжайше запретить употребление спиртных напитков»; в нем же начальствующим лицам предписывалось принимать беспощадные меры, если таковые потребуются, для строжайшего соблюдения приказа[23].

«На войне водки не полагается»[24] — рассуждал еще в период мобилизации полковник В.Б. Веверн, командующий 6-й батареей 81-й артиллерийской бригады. Увы, реалии последующей войны не лишены примеров, опровергающих этот постулат.

Практически сразу после принятия «сухого закона» толпы преимущественно запасных солдат буквально атаковали 230 питейных заведений в 33 губерниях и уездах. То, что эта мера была слабым гарантом воинской дисциплины, видно и из воспоминаний Д.П. Оськина, вынужденного палить в воздух для построения пьяных резервистов[25]. Один из основоположников социальной геронтологии, профессор З.Г. Френкель описывал охвативший призванных из запаса, уже немолодых солдат «бешеный экстаз разрушения» во время постоя в здании школы, причиной чего стало распитие обнаруженного ими в оставленных немецких квартирах спиртного. Позднее, в Сольдау, как нижние чины, так и офицеры были вынуждены утолять алкоголем жажду, ввиду полного отсутствия воды в городе. Как следствие этого, однажды пьяных солдат даже не удалось организовать для вечерней молитвы[26].

Уже упоминавшийся ротмистр Литтауэр в мемуарах живописно отобразил командира 1-го эскадрона своего полка Петрякевича, в ответственнейший период операции вторжения в Восточную Пруссию всегда бывшего навеселе, не расстававшегося с водочной флягой[27]. Выпить с ним, дабы взбодриться, был не прочь и замещавший должность командира Сумского гусарского полка полковник Рот.

    «Как-то полк сражался рядом с чьим-то поместьем... на веранде накрыли стол для офицеров двух резервных полков. <...> Рот, сидя во главе стола, развлекал офицеров историями. Под разрывы шрапнели было выпито немало вина...» — свидетельствует офицер, признаваясь далее: «...с каждым днем все труднее и труднее было купить водку. Но через полкового врача или ветеринара мы всегда могли выписать рецепт на получение чистого спирта для медицинских целей. Из спирта мы научились делать отличную водку...»[28]. ...

Юрий Бахурин
Была ли русская армия здорова до 1917 года?
scepsis.net/library/id_2818.html
Вера
02.09.2013 23:45
Начальник австро-венгерской разведслужбы ген.Мак Ронге сообщал, что до лета 1917 г. австро-венгерская разведка сумела установить контакты с солдатскими комитетами 107-ми из 214-ти русских дивизий. По свидетельству Ронге австро-венг.командование широко использовало в своих интересах ленинские призывы к братанию и миру. При активном участии большевиков из местных солдатских комитетов за май 1917г. только разведотделы 3-й и 7-й австро-венг. армий осуществили на восточном фронте при помощи акций по братанию 285 разведывательно-шпионских контактов. В Австрийском госархиве в Вене хранится телеграмма резидента австро-венг.разведки, отправленная 20 сентября 1917 г. из Копенгагена в Ставку австрро-венг.армии о приезде в Копенгаген неустановленного ленинского эмиссара с письмом, в котором сообщалось о подготовке к захвату власти в течение ближайших 6-8 недель. Затем Ульянов обещал установление мира." - Кирилл Александров
Петр Петрович
02.09.2013 1:47
Пир во время чумы - народ гнали на войну ради... действительно, чего ради? И кончилась сия инициатива бунтом, заговором и распадом РИ. Верное дал этой войне определение Ленин - захватническая и империалистическая, чуждая интересам народа.
Вера
31.08.2013 12:09
О Второй Отечественной (Первой Мировой) войне в СССР сознательно вспоминали нечасто и в общем негативном контексте. В 1920-е и 1930-е служба в царской армии, а уж тем более офицерский чин являлись сильно отягчающим обстоятельством в политических делах.

Солдатские и офицерские кладбища, где покоился прах безвестных теперь штабс-капитанов и унтеров, сносились, войну официально заклеймили империалистической позорной авантюрой тиранического самодержавия и вспоминали больше как одну из предтеч Октябрьского переворота.

В СССР исследование и описание конкретных подвигов царской армии на «империалистической войне» не приветствовалось, и работы, выходящие за рамки сугубо технического анализа военной стратегии и тактики, являлись большой редкостью. И уж тем более никаких памятников и государственных программ по уходу за могилами ветеранов Первой Мировой войны до 1991 года вообще не существовало.

Когда читаешь про Первую Мировую войну и участие в ней России в российских учебниках и даже научных монографиях, создается стойкое ощущение, что читаешь про чужую войну. Можно соглашаться или не соглашаться с тем, что она была империалистическая и бессмысленная, это всё совершенно второстепенно.

Главное же в том, что на той войне воевали живые люди – наши прадеды. Причем воевали в ранее беспрецедентных, страшных условиях и совершали поступки такой силы и беспримерного самопожертвования, что о них должно помнить последующим поколениям."-М.Наконечный

Эксклюзив
01.03.2021
Беседа с публицистом, литератором, фотоблогером из Горловки.
Фоторепортаж
26.02.2021
Подготовила Мария Максимова
В Москве проходит один из крупнейших в мире фестивалей природной фотографии.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».