Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
20 января 2022
Крылатая фортуна Кожедуба

Крылатая фортуна Кожедуба

8 июня – 95 лет со дня рождения легендарного лётчика
Михаил Захарчук
08.06.2015
Крылатая фортуна Кожедуба

Советский ас времён Великой Отечественной, наиболее результативный лётчик-истребитель в авиации союзников, трижды Герой Советского Союза, кавалер 19 орденов, почётный житель 6 городов бывшего СССР, маршал авиации… Советский строй умел выращивать героев. В известной песне на века закреплено: «Когда страна быть прикажет героем, у нас героем становится любой». И восторженной любовью советские люди постоянно окружали своих избранников. Но даже при этом слава Ивана Кожедуба в конце войны и в послевоенные годы до времён покорения человеком космоса стояла как бы особняком. Его буквально, а не фигурально носили на руках.

Так ещё до войны наши люди восторгались Валерием Чкаловым. Они с Кожедубом, к слову, были очень похожими в главном: в истовой преданности лётному искусству, в глубинном и доскональном постижении лётного дела, в удальской душевной щедрости, в горячей любви к Родине. И это не просто слова, истёртые публицистическим абразивом. В них – сердцевина, сама суть характеров славных русских Икаров из самой что ни на есть народной гущи вышедших. Трудно, да попросту невозможно себе представить того же Ивана Никитовича на что-то сетующего, жалующегося на какие-то тяготы или невзгоды службы, общественной или политической жизни. Везде и всюду он постоянно излучал несокрушимый оптимизм искони советского разлива. За такую безоглядную приверженность высоким социалистическим идеалам Кожедуба и раньше не жаловали некоторые, нынче – и подавно. Только это ровным счётом ничего не значит. Кожедуб был воистину героем первой величины своего времени. Ему не смели даже эмгэбэшники приказывать. И уж по касательной замечу, что сам Иван Никитович с потрясающим достоинством, как рыцарь доспехи, носил свою громкую славу и свою исключительную избранность. Провидение действительно поцеловало его в макушку ещё при рождении, а потом вело по жизни, тщательно оберегая, как редко кого даже из своих избранников.

Насчёт избранности – тоже ведь не фигура речи. Ещё в детстве десятилетний Ваня чуть было не утонул в Десне. Его чудом спас из холодного весеннего половодья старший брат Александр. Сколько потом было подобных жизненных испытаний на грани смерти, Кожедуб даже припомнить не мог. Но всегда утверждал, что везуч с детства. Только вдумайтесь в эту арифметику: за всю войну Иван Никитович участвовал в 330 боевых вылетах, провёл 120 воздушных боёв и лично сбил 62 самолёта. И в то же время ни одна пуля, ни один осколок счастливца даже не царапнули. Такого теоретически быть не должно, а оно было.

Иван Кожедуб родился в деревне Ображеевка Сумского уезда в бедной крестьянской семье – шестым и последним. Отец его, церковный староста, слыл незаурядным человеком, эдаким сельским интеллигентом.

Разрываясь между фабричными заработками и крестьянским трудом, находил в себе силы читать книги и даже сочинять стихи. Был чрезвычайно религиозен, обладал тонким, взыскательным умом, настойчиво воспитывал в детях трудолюбие, упорство, исполнительность. Неудивительно, что к шести годам последыш Ваня уже много читал. И пронёс затем любовь к печатному слову через всю жизнь. После семилетки энергичный парнишка поступает на рабфак Шосткинского химико-технологического техникума. В ту же пору начинает заниматься в аэроклубе. («Небо, конечно, меня манило, как и всякого мальчишку, но форма лётная привлекала не меньше. И лишь когда взлетел впервые на полторы тысячи метров над землёй, понял: вот это моё до скончания веку!», - вспоминал он).

1940-й год. Кожедуб принят в Чугуевское военное авиационное училище лётчиков. Добротно изучил УТ-2, УТИ-4, И-16. Его поэтому и оставили инструктором при училище. («И летал я, сынок, до одури много. Было бы можно, кажется, не вылезал бы из самолёта. Сама техника пилотирования, шлифовка фигур доставляли ни с чем не сравнимую радость. И вот эту радость мне удавалось передавать таким как сам пацанам. Когда ты любишь дело, легко той любовью и делиться. Плохо было в другом: командование училища вцепилось в меня мёртвой хваткой и долго не отпускало на фронт» - «Вы, разумеется, писали рапорты?» - «Раз пятнадцать или того больше писал. А толку?»).

Лишь в марте 1943 года Кожедуб попадает на Воронежский фронт. («Первый воздушный бой мог стать моим и последним. Мессершмитт-109 пушечной очередью едва ли не ополовинил мой Ла-5. Бронеспинка спасла от зажигательного снаряда. Так на обратном пути ещё и наши зенитчики по ошибке влепили по мне два снаряда. Самолёт-то я посадил, но восстановлению он уже не подлежал. Какое-то время приходилось летать на «остатках» - машинах из серии «на тебе, Боже, что мне не гоже». И только к лету 43-го в судьбе моей наметилось хоть какое-то просветление: присвоили младшего лейтенанта, назначили на должность замкомэски. Как сейчас помню: 6 июля над Курской дугой, во время сорокового боевого вылета я завалил свой первый немецкий самолёт-бомбардировщик Ю-87. Как говорится, лиха беда – начало. На следующий день сбил второй, а через два дня - сразу два истребителя Bf-109 истребил. О том, что мне присвоили звание Героя Советского Союза я узнал, кстати, из твоей, из нашей «Красной звезды». До сих пор храню тот номер от 5 февраля 1944 года»).

кожедуб 1.jpgВторой медали «Золотая Звезда» Кожедуб был удостоен 19 августа 1944 года за 256 боевых вылетов и 48 сбитых самолётов противника. А третью звезду Героя получил 18 августа 1945 года.

(«Иван Никитович, мне не даёт покоя вопрос: почему немецкие асы на порядок больше сбивали самолётов, чем наши?» - «Для начала тебе анекдот. Василий Иванович возвращается из Англии, как Остап Бендер, шикарно одет и весь в золотых побрякушках. Петька интересуется: откуда добра столько? «Понимаешь, Петька, сели мы там играть в карты. Время их - на стол, а мне говорят: джентльмены карты не показывают. И тут мне, Петька, как попёрло». Главное: нам победы засчитывались исключительно по ФКП (фотокинопулемёт - М.З.), а немцам – по личному докладу. Меня сколько раз ребята донимали: «Никитыч, ты же «мессера» завалил, мы все видели, как он загорелся!» А я им: ну и что? Вдруг до своих дотянет. Нет, братцы, вот когда он в землю-то носом тюкнет, тогда я счёт свой и пополню»).

Кожедуб полагал: главное для пилота подбить первых три самолёта, а потом он уже становится для противника неуязвим. Наверное, и тут присутствовала некая мистика.

Кожедуб, впрочем, никогда её и не отрицал, полагая лётное дело неким особым человеческим промыслом. На этой почве, между прочим, он очень тесно сошёлся с Владимиром Высоцким.

«Четвёртая звезда» Героя – так Иван Никитович называл свою жену, полагая её самым главным своим жизненным приобретением. («Встретил я Веронику случайно в электричке. И долгое время ухаживал, не открываясь, кто я и что я. Ваш брат обычно пишет, что Кожедуб был, дескать, стеснительным ухажёром. Да ничего подобного – на мне где сядешь, там и слезешь. Но, согласись, одно дело, когда за тобой ухаживает трижды Герой – тут любая дура за него готова выскочить замуж. И совсем другое – простой парень. А когда я понял, что за человек Вероника, тогда ей и открылся. И на свадьбе у меня даже Вася Сталин присутствовал!»). По-моему, они никогда не ссорились в том смысле, как обычно вздорят между собой супруги. Хотя кто в семье атаман, а кто рядовой казак виделось издали и невооружённым глазом. Где-то в конце восьмидесятых Ивана Никитовича сильно тряханул инсульт. Так Вероника Николаевна из чайной ложечки кормила мужа и как заправский логопед вновь восстанавливала в нём командную речь. А меня всегда умиляло, как зайдя в военную лавку, маршал авиации первым делом выбирал в подарок какую-нибудь безделицу «для моей молодой жены». Меж тем возрастная разница между ними составляла всего-то семь лет.

…Вторая война Кожедуба – корейская – достойна отдельного рассказа. И по правде говоря, я больше всего Ивана Никитовича о ней-то и расспрашивал, по молодости самодовольно полагая, что о первой – Великой Отечественной – всё знаю. Только вот удивительное дело: балагуристый по природе человек, даже в некотором смысле потешник, он всегда напряжённо, с какой-то внутренней опаской, так для него не характерной, отвечал на мои расспросы. Однажды я ему напрямик сказал: зря, мол, вы, товарищ генерал-полковник, так перестраховываетесь – всё ведь давным-давно о той войне известно. («Конечно, шило в мешке таить сложно. Только ты заметь: распространяются о корейской войне отнюдь не те, кто тюкал самолёты янки – все эти «бэшки» и «фешки» (В-26, В-29, F-80 и F-84 – М.З.). Оно и понятно. Мы ведь все давали подписку о неразглашении»). И лишь после ветров, так называемых перестройки и гласности Иван Никитович стал потихоньку делиться своими корейскими приключениями. От него я впервые узнал о героической и трагической охоте за «Сейбром». У меня в дневниках эта эпопея записана на шести страница. Здесь приведу лишь несколько выдержек из рассказа Кожедуба: «Мы долгое время держали инициативу в воздухе. Даже бытовало такое название – «Аллея МиГов» – воздушное пространство, куда самолёты ООН вообще не рисковали залетать. Но потом появились американские «сейбры» – F-86 и круто изменили картину войны в воздухе. Да что там говорить: по некоторым параметрам они просто превосходили наши МиГ-15. «Сейбр» требовалось изучить для того, чтобы найти наиболее эффективные способы борьбы с ним. Но как ты достанешь такой трофей? Мы подобьём F-86, но пилот уводит его в Корейский залив и там катапультируется. А в море американцы были хозяевами полными. Ну и служба спасения у них действовала просто превосходно. Наши же специалисты не могли даже помышлять о том, чтобы достать упавший в море истребитель. Те же, которые падали на землю, для изучения были непригодны – хлам один. И ты же ещё учти, что мы обязаны были вести все воздушные переговоры только на китайском языке. В тактическом классе – ещё куда ни шло. А поднимешься в небо и вся китайская грамота улетучивается. И как налаживать взаимодействие? Выход из ситуации для нас «нашли» в высоких московских кабинетах: принудите, мол, «Сейбр» к посадке. Это легко, сынок, сказать. Его и сбить-то - запаришься, а уж принудительно посадить – просто невероятно. Но приказ есть приказ. Пришлось и мне издать по своей 324-й истребительной дивизии свой приказ за номером 043: добыть «Сейбр». Была даже создана специальная группа для такой цели – все старания оказались безуспешными. И всё-таки мои соколы в итоге раздобыли аж два «Сейбра»! Один мне показали в тине, в иле. Мы его отмыли и отправили в Москву. Тут в чём вся проблема заключалась? На F-86 был впервые установлен противоперегрузочный костюм, который сильно интересовал нашу авиапромышленность. Но, когда мы «Сейбры» сбивали, их летчики выпрыгивали вместе с костюм и шлангом со штуцером. Сам автомат давления, – главное во всем этом деле, – естественно, разбивался вместе с истребителем. Чтобы добыть автомат, нужен был живой самолет. И мы его добыли».

Во время войны в Корее в период с апреля 1951 по январь 1952 года пилоты 324-й истребительной авиационной дивизией под командованием Ивана Кожедуба одержали 216 воздушных побед, потеряв всего 27 машин (9 пилотов погибло). 

(«Иван Никитович, только честно: сами-то вы летали в небе над Кореей?» - «А как же не летать! Как только мой замполит Петухов - в Москву – я в кабину МиГа. Он хороший мужик и жили мы с ним душа в душу. Но был приставлен ко мне вышестоящим командованием, чтобы я, значит, не своевольничал. Оно, конечно, правильно. Ты представь себе скандал: вдруг бы америкосы сбили трижды героя. Но ты этого не пиши, не надо…»).

…В 1988 году я написал книгу «Босая душа или Каким я знал Высоцкого». Среди тех, кто в ней вспоминал о великом артисте и барде был и великий лётчик Советского Союза маршал авиации Иван Кожедуб.

«Когда я впервые услышал песни Высоцкого уже не помню. Наверное, в те же годы, как их начали размножать на магнитофонных пленках. Поначалу, как и подавляющее большинство людей, я думал, что автор этих песен - повидавший виды человек, а что фронтовик, то это, само собой, разумеется. Но потом узнаю: Высоцкий совсем молодой парень, на Таганке работает артистом. Там, в театре, мы и познакоми­лись, если не ошибаюсь на премьерном спектакле «Гамлета». Содержа­ние первого нашего разговора не помню: какие-то добрые слова он мне говорил, я его хвалил за игру, за песни особенно. Договорились, что он споёт для моих сослуживцев. Высоцкий сдержал слово. Вот так я его впервые послушал, - живого, не в записи. И был просто потрясен.

Такая сила, такая мощь и в то же время столько души было в его пес­нях, что равнодушным к ним мог оставаться только очень безразличный человек. Я ему сказал: «Ну ты прямо по-истребительски поешь!» А он ответил, что так его песни ещё никто не оценивал.

Ну, вот так и завязалось наше знакомство. Дружбой это я бы не назвал, а такое товарищеское отношение между нами было. Это я говорю не в порядке примазаться там к его всенародной славе. Мне своей хватает. Да и к его популярности, скажу тебе откровенно, мои генеральские звезды мало чего могли добавить. Но что было, то было. Иногда мы разговаривали по те­лефону, иногда встречались на каких-то мероприятиях. Некоторые мои коллеги и даже известный тебе Волкогонов, тогда говорили: ну что ты, мол, Иван Никитович, находишь в этом хрипуне? А ничего не нахожу, отвечал я. Нравится он мне и всё тут. И смелостью своей, и напором, а больше всего тем, что правду пишет и поёт. Знаешь, Михаил, я критик никудышный, но песню про истребителя понимаю не хуже многих критиков. И за душу она меня берёт сильно всегда. Это ж так написано, как будто сам он сидел в кабине!

Однажды мы встретились с Высоцким в Париже, аккурат в День Со­ветской Армии и Военно-морского Флота. Я там бы по делам авиацион­ного спорта как вице-президент Федерации авиационного спорта. «Ну как, – спрашиваю, – споёшь нам сегодня?» – «В такой день, Иван Никитович, – отвечает, – могли бы и не просить – всё равно пел бы!».

А в Ташкенте… Я, помнится, был тогда первым замом Главкома ВВС по боевой подготовке. Приехал к Микояну по делам службы. Вдруг Володя звонит: так, мол, и так, нужен вертолет. Алеша Микоян тоже оказался страст­ным поклонником Высоцкого. Словом, помогли мы артистам. А как же иначе. У меня в этом театре, кстати, очень много друзей. И «водился» я с ними задолго до нашей перестройки и гласности. Не все это пони­мали, многие меня в этом смысле не одобряли, да только я мало обращал внимание на вся­кого рода подсказки да советы. Я чувствовал в Высоцком личность, а личность в человеке всегда ценю превыше всего».

«…Да, Михаил, был я фартовый малый. Везло мне по жизни – святая правда. Скольким смертям в глаза смотрел, а они меня вблизи разглядывали. Однажды в горящем самолёте в штопор свалился. За несколько метров от земли сумел сбить пламя и выйти из штопора. Ей-богу, мне тогда показалось, словно земля родная меня вытолкала обратно в небо!»

Грешен, думаю сейчас: а ведь Ивану Никитовичу и со смертью-то повезло. Он не увидел распада своей Отчизны – великого Советского Союза, трижды Героем которого был по праву.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 16 найденных.
Владимир
18.09.2015 21:22
Моя бабушка родилась в Ображеевке за 20 лет до рождения Вани Кожедуба и, кажется, еще проживала там именно в это время. Потом - в Шостке. Много читаю о военных летчиках. О Кожедубе, мнилось мне,знаю все. Ан - нет!
Потому - спасибо!
НАТАЛИ
27.07.2015 6:44
Молодец! Михаил Александрович,не подозревая ничего, а уже своими статьями заметками заслужил подарок от Родины РУСИ. России, РФ ЗОЛОТОЕ ПЕРО журналиста с большой буквы. Прочитав о ВЫСОЦКОМ и КОЖЕДУБЕ - просто если даже сказать, что-то, значит ничего не сказать. Очень много зависит от писателя. Не каждому дано так написать, зная такие подробности частной и видимой ЖИЗНИ каждого- это из сверх естественного! Прежде всего это нужно быть интеллектуально-профессионально грамотным. А какая интуиция! Михаил все подмечает и все чувствует на духовном уровне. Зная близко любого человека он нам выдает такие жизненные ситуации-читаешь, как РОМАН.Это не каждому, закончившему литературные институты дается потом. Миша большое спасибо за напоминание о таких ярких наших ЗЕМЛЯКАХ. У меня бабушка говорила и вспоминала в моем детстве о Кожедубе, а уж о Высоцком мы все с ним свою жизнь прожили вместе, в одном сообществе. Слушая его песни, окунались в действительность, которую от нас скрывали. Парни-герои из нашего детства. Они оба для нас дороги. И мы сегодня о каждом своем ГЕРОЕ РОССИИ должны рассказывать своим детям и внукам. Это яркие наши герои-о них нужно просто знать! БЛАГОДАРЮ!
Владимир Марский
12.06.2015 12:41
Всегда с интересом и легкой завистью, поскольку сам журналист, читаю Захарчука. Про Кожедуба - немного скомкано. Понятно, сильно сокращён авторский текст редакторами. Да и как вместить в отведенный объем такого человека как Иван Никитич? Но главное, захарчуковское, конечно же осталось в материале. Умеет... Думаю об этом. Вроде бы всё предельно ясно: пиши правду, как есть, или как было, не преукрашивай, не старайся в некую придуманную схему неординарную личность втиснуть. Слова грамотно составляй в предложения при этом. Всё! Но на деле тех, кто может грамотно делать тексты, достаточно много. С первым - пиши правду - посложнее, но тоже есть народец. И всё-таки "как у Захарчука" редко у кого получается. Наверное, дело в подтексте. Можно написать безупречно стилистически, акценты вроде бы правильно расставить. Но если душу свою не вложил, если безразличен тебе человек, о котором рассказываешь, это чувствуется. А вот с душой в нашем журналистском цеха стало совсем напряженно. Чтобы что-то вложить, это надо иметь. Потому и материалы Захарчука - штучные. Хорошо, что со "Столетием" Михаил пересекся. Увы, но мало где еще в СМИ такие тексты сейчас востребованы. Тем более они нужны. Не ленись, Миша, пиши больше.
Ник 45
11.06.2015 21:26
Для справки. Борис Сафонов (Северный флот) с начала войны менее чем за год сбил 29 самолётов. Погиб. Дважды герой.
Вова Верховод
09.06.2015 17:02
Сильно,кратко,убедительно!
Валерий Пинчук
09.06.2015 16:47
Вспоминать об истинных героях - дело благое и похвальное. Показывать молодежи, на кого нужно равняться, чтобы стать Человеком, и вовсе подвижничество. Михаил Александрович честно тянет свою творческую лямку, за что ему отдельное спасибо. И, как мне кажется, делает это с четко продуманной целью, героизируя Добро. Ибо Зло наступает столь стремительно, что скоро белого и вовсе не останется, в отличие от черного - пустого и ложного...
А Кожедуб, как и Чкалов, с детства были моими кумирами. Помню, как за самодельную свинцовую фигурку истребителя без раздумий отдал серебряный царский рубль. И в десантные войска подался, чтобы быть ближе к небу...
Вера Корсакова
09.06.2015 16:29
Дух захватывает после такого прочтения.Хочется не только понять корни такой необыкновенной смелости,  но и подумать, а сейчас такие люди есть?Такие защитники Отечества, каким был Кожедуб?  Дать бы почитать этот материал школьникам-мальчишкам, чтобы знали и понимали одну из своих главных задач в жизни: быть защитником своего дома, семьи, Отечества. Кожедуб, конечно, уникальная натура, с характером особого свойства , в первую очередь громадная сила духа, и понимание своего высокого предназначения в жизни,умение бороться до конца, и выходить победителем.По другому он не мог.Это наша история.Ее надо доносить до молодых.Спасибо Захарчук за полезный рассказ о Иване Никитиче.






























































  
Геннадий
09.06.2015 14:26
В детстве книжку читал о Кожедубе,сейчас и не найти наверное.Не только книжку,но и людей,которые могли бы встать в одну шеренгу С Великим Лётчиком!!!
Вера Москва
09.06.2015 14:27
Мне вот интересно, какая голова у автора мероприятия? Это же нужно стольких великих людей знать и о каждом из них писать по разному!! Нет, я конечно понимаю, что такие материалы не по памяти пишутся. но все же..
Очень крутой человек и фамилия крутая, соответствующая.Интересно было почитать, особенно про то, как он относился к жене. Очень характеризует человека отношения к женщине, жене.А также понравилось, как он сказал про самолеты, дескать, сначала нужно три подбить) Интересно, но мало)
В.Леонидов
09.06.2015 12:25
Горько, что ныне на Украине правят деятели, которым такие уникальные герои, как Иван Кожедуб очень неудобны и по большому счету не нужны. Ведь он всеми своими подвигами и всей своей уникальной биографией напоминает о том великом времени, когда сыны Украины в одном боевом строю с русскими и представителями других народов СССР вместе громили фашистов. Кроме того, Кожедуб -  не только замечательный воздушный ас, но и советский маршал, коммунист, человек, неоднократно избиравшийся депутатом Верховного Совета СССР. В общем по логике нынешних безумных правителей «незалежной» он сам и память о нем подлежат «декоммунизации» и «десоветизации». И не случайно сейчас там пытаются вытаскивать и раскручивать какие-то другие фигуры летчиков Второй Мировой,  воевавших не в Красной  Армии, а в армиях других стран. По ТВ крутят ролики о канадском пилоте украинского происхождения Питере Дмитруке, польском летчике Михаиле Опаренко и т.д. Все это, конечно, тоже люди, внесшие определенный вклад в борьбу с фашизмом. Но до Кожедуба им очень далеко!
Отображены комментарии с 1 по 10 из 16 найденных.

Эксклюзив
13.01.2022
Александр Пронин
Памяти незаурядного военачальника.
Фоторепортаж
18.01.2022
Подготовила Мария Максимова
В Государственном Эрмитаже открылась постоянная экспозиция «Галерея Петра Великого».


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.