Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
27 сентября 2020

Конец «учредилки»

5 (18) января 1918 года в Петрограде приступило к работе Всероссийское Учредительное собрание
Александр Елисеев
18.01.2010
Конец «учредилки»

Уже на следующий день оно было распущено по воле большевистского руководства Советской России. Многочисленные критики большевизма (в основном, из числа либералов) сокрушаются по этому поводу и до сего времени. Они утверждают, что тогда, в январе 1918 года, имело место быть ярчайшее проявление «коммунистического тоталитаризма». Между тем, с разгоном УС все обстоит очень и очень непросто.

Диктатура или коалиция?

Прежде всего, необходимо коснуться широко распространенного мифа о том, что большевики с самого начала мечтали об установлении своей, однопартийной диктатуры. Это, конечно же, упрощение. Во-первых, большевики все-таки создали правительственную коалицию – с левыми эсерами. А, во-вторых, они были готовы идти на союз и с правыми эсерами, и с меньшевиками. Другое дело, что тут были разные подходы. Одни большевистские лидеры (Л.Б. Каменев, А.И. Рыков ) были принципиальными сторонниками коалиции. Другие (В.И. Ленин, Л.Д. Троцкий) допускали возможность ее создания, хотя и не были в восторге от такой перспективы.

Но все-таки возможность коалиции признавалась практически всеми. Так, 2 ноября 1917 года была принята резолюция пробольшевистского Всероссийского Центрального исполнительного комитета (ВЦИК) Советов, в которой намечались контуры грядущего коалиционного правительства. Текст резолюции гласил: «Центральный Исполнительный Комитет считает желательным, чтобы в правительство вошли представители тех социалистических партий из Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, которые признают завоевания революции 24-25 октября, т. е. власть Советов, декреты о земле, о мире, рабочем контроле и вооружении рабочих…. Правительство ответственно перед Центральным Исполнительным Комитетом. Центральный исполнительный Комитет расширяется до 154 человек. К этим 150 делегатам Советов рабочих и солдатских депутатов добавляется 75 делегатов от губернских крестьянских Советов, 80 – от войсковых частей и от флота, 40 – от профессиональных союзов (25 – от всероссийских профессиональных объединений, пропорционально количеству организаций, 10 от «Викжеля» и 5 от почтово-телеграфных служащих) и 50 делегатов от социалистической части Петроградской городской думы. В Правительстве не менее половины мест должно быть предоставлено большевикам. Министерство труда, внутренних дел и иностранных дел должны быть предоставлены большевистской партии». (За союз с социалистическими партиями выступили пробольшевистские рабочие структуры – Петроградский союз металлистов и Московский совет заводских комитетов.)

Как очевидно, большевики согласны идти на коалицию, но оговаривают ее создание рядом условий. И эти условия нужно считать справедливыми.

Действительно, ленинцы имели тогда большинство в Советах, поэтому они могли бы требовать не просто половины, но даже и большинства портфелей в советском правительстве.

Но правые эсеры и меньшевики так и не пошли на создание правительственной коалиции с большевиками, чем только способствовали установлению политической монополии ленинцев. А ведь переговоры о создании однородного социалистического правительства велись – с представителями крупнейшего Всероссийского исполнительного комитета профсоюзов железнодорожников (ВИКЖель), лоббировавшим интересы меньшевиков. И большевистская сторона даже была готова пойти на серьезные уступки, ограничившись 5 министерскими портфелями из 18. Но меньшевики, что называются «уперлись рогом», и переговоры окончились ничем. И то, в знак протеста против прекращения переговоров, из ЦК и правительства вышли такие видные большевики, как Каменев, Рыков и др. Что-то не похоже на поведение тоталитарной партии.

Легитимность и эффективность

Теперь - о выборах в Учредительное собрание. Тут надо бы вспомнить о том, что никем не избранное «демократическое» Временное правительство дважды переносило выборы – один раз на 17 сентября 1917 года, а другой - на 12 ноября. И весьма вероятно, что так было бы еще не раз и не два. (Особенно, если учесть, что «временные» даже и республику провозгласили самочинно) Большевики переносить выборы не стали, но провели их точно в срок.

На выборах в УС, как известно, победили эсеры, получившие 58 % голосов.

Вроде бы их триумф очевиден, но и здесь есть один существенный «ньюанс». За время, которое предшествовало с момента выборов до созыва УС, партия эсеров успела расколоться – на правых и левых. Последние основали свою собственную Партию левых социалистов-революционеров (интернационалистов). Однако, избирательные списки создавались в условиях существования единой ПСР, и так вышло, что левые заняли в ней весьма скромные места, явно не соответствующие их реальному влиянию на массы. Поэтому расклад сил в УС явно не соответствовал раскладу сил в обществе. С «юридической», так сказать, точки зрения, это ничего не меняет. Но для политической жизни революционных времен сие очень важно. Здесь легитимность зависит не столько от буквы закона, сколько от политической эффективности.

Собственно, сама УС утверждалась на обломках монархии, разрушенной вполне насильственно и «нелегитимно».

В плане политического влияния очень показательно, что в выборах УС приняло участие чуть менее 50 % избирателей. Для сытого и довольного демократического общества, с сильными традициями парламентаризма, это был бы очень неплохой результат. Но Россия тогда бурлила как огромный политический котел, и жгучий интерес к политике был характерен для самых широких слоев. А в этих условиях такой результат является показателем весьма слабого интереса масс к УС.

Еще один важный момент – большевики одержали убедительную победу в Петрограде (45 %), Москве (48 %) и, вообще, в Центральном промышленном районе. В то же время эсеры побеждали, преимущественно, на селе. Конечно, Россия была крестьянской страной, но средоточием политической жизни страны все-таки являлись города и, в первую очередь, две столицы. То есть, большевики имели колоссальную поддержку среди наиболее мобильных групп населения – в отличие от эсеров.

Кстати, очень любопытно, что второе место на выборах в Питере и Москве заняли не эсеры, а кадеты (в целом по стране набравшие всего 2,4 % голосов).

Это показатель того, что оппозиционные большевикам мобильные группы городского населения предпочитали ориентироваться на либеральные силы. И в будущем, в гражданскую войну, основное противостояние развернется как раз между большевиками и Белым движением, которое в идейно-политическом плане было близко к кадетам. Опять-таки, получается, что именно результаты голосования в ЦПР отражают реальную расстановку сил в стране.

Как упустить уникальный шанс

На открытие УС в январе 1918 года прибыло всего 410 депутатов из 700 избранных. Получается, что участники Собрания представляли даже не половину, а всего лишь 30 % избирателей. Из них большевики и их союзники составляли весьма внушительную фракцию – 155 депутатов. Тем не менее, большинство УС отказалось рассматривать проект «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа», предложенной ленинцами. По сути, оно просто проигнорировало мнение влиятельной силы, которая опиралась на треть всех участников собрания. В результате большевики и левые эсеры покинули зал заседания, сузив и без того узкую базу УС.

Критики большевиков утверждают, что Ленин и его соратники хотели от УС всего лишь одного, чтобы оно приняло «Декларацию» и самораспустилось. Однако, из текста «Декларации» это никак не следует: «Будучи выбрано на основе партийных списков, составленных до Октябрьской революции, когда народ еще не мог всей массой восстать против эксплуататоров, не знал всей силы их сопротивления при отстаивании ими своих классовых привилегий, не взялся еще практически за создание социалистического общества, Учредительное собрание считало бы в корне неправильным, даже с формальной точки зрения, противопоставить себя Советской власти. По существу Учредительное собрание полагает, что теперь, в момент решительной борьбы народа с его эксплуататорами, эксплуататорам не может быть места ни в одном из органов власти. Власть должна принадлежать целиком и исключительно трудящимся массам и их полномочному представительству Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Поддерживая Советскую власть и декреты Совета Народных Комиссаров, Учредительное собрание признает, что его задачи исчерпываются общей разработкой коренных оснований социалистического переустройства общества». Как очевидно, УС предлагается поддержать Советскую власть и разрабатывать «коренные основания социалистического переустройства».

Эсеровское большинство упустило уникальную возможность интегрировать УС в систему Советов, где оно могло бы стать чем-то вроде верхней палаты.

Наряду с местными Советами, которые избирались от трудовых и армейских коллективов, существовало бы еще и всероссийское народное собрание, избираемое от общегражданских территориальных округов. Это была бы уникальная и самобытная система, учитывающая, в то же время, и западный опыт. Но эсеры и близкие к ним меньшевики прочно держались за чуждый России западный парламентаризм, что и обусловило их поражение.

Не только насилие

Утверждают, что при роспуске УС большевики прибегли исключительно к силовым методам (вплоть до расстрела массовых манифестаций). Действительно, насилия здесь хватало. Хотя и здесь все не так уж и однозначно. Военная комиссия ПСР всерьез обсуждала возможность государственного переворота, а среди манифестантов были вооруженные боевики из числа эсеров и меньшевиков.

Но, в любом случае, нельзя игнорировать и тот факт, что в данном случае ленинцы прибегли к достаточно ловкому политическому маневру.

Сторонники УС созвали съезд Советов крестьянских депутатов, в работе которого приняли участие 300 делегатов. Большевики же организовали свой крестьянский съезд, гораздо более массовый – в составе 500 делегатов. И на нем было принято решения воссоединиться с Советами рабочих и солдатских депутатов. После этого состоялся Третий (уже объединенный) съезд Советов, в деятельности которого приняли участие и меньшевики, и правые эсеры. Большевики действовали столь масштабно, что их поддержали меньшевистские лидеры – Л. Мартов и Г.Д. Линдов. «Так закончился этот этап внутренней политической борьбы, - отмечает А.А. Косаковский. – Хотя в ходе его раздавались залпы, падали десятки убитых и раненых, сила в основном применялась демонстративно и в виде угрозы. Преимущественным орудием борьбы были еще и политические средства: форумы сторонников, протесты, резолюции и постановления. Продемонстрировав глубокий раскол послефевральской политической элиты и непримиримую борьбу между ее главными двумя частями, стороны разошлись, чтобы готовиться к новым схваткам». («Драма российской истории: большевизм и революция»)

Продолжение «банкета»

Если понимать под демократизмом только лишь соблюдение правовых норм, то все выглядит донельзя антидемократичным. А если учитывать фактор влияния на массы в условиях революции, то эсеровское большинство УС предстает в своем ином свете. В высшей степени показательно, что разгон УС не вызвал каких-либо серьезных волнений. И эсерам, хранившим верность «учредилке», удалось заполучить властные рычаги лишь в результате восстания «белочехов» в мае 1918 года. Тогда советская власть была свергнута на огромных просторах Сибири и Поволжья, где утвердились несколько эсеровских и проэсеровских правительств (Комитет членов Учредительного собрания (Комуч) в Самаре, Уральское областное правительство в Екатеринбурге, Временное сибирское правительство в Томске и т. д. Всего было создано около 30 правительств.)

Поддержка в народе у них была минимальная – несмотря на то, что сами антибольшевистские настроения были распространены достаточно сильно.

В этом весьма откровенно признался эсер П. Д. Климушкин на съезде членов Учредительного собрания в Самаре (июнь 1918 года): «Мы начали усиленную агитацию. Мы убедились, однако, что среди рабочих таких сил создать нельзя. Рабочие дошли до значительной степени разложения, распались на несколько лагерей и вели борьбу внутри себя. Мы обратили внимание на солдатскую, главным образом, офицерскую массу. Но сил было мало, ибо никто не верил в возможность свержения большевистской власти… И вот, в этот момент мы узнаем о выступлении чехов… В первые дни мы встретились с величайшими трудностями. Несмотря на всеобщее ликование, реальная поддержка была ничтожна. К нам приходили не сотни, а только десятки граждан. Рабочие нас совершенно не поддержали. И когда мы ехали в Городскую думу для открытия комитета под охраной, к сожалению, не своих штыков, а штыков чехословаков, граждане считали нас чуть ли не безумцами». Под иностранными штыками… Да уж, апофеоз демократии - ничего не скажешь.

Под руководством Комуча была создана т. н. «Народная армия», которая, вместе с отрядами чехословаков, летом 1918 года организовала успешное, поначалу, наступление на красных. Однако это наступление вскоре захлебнулось, а деятельность антибольшевистских правительств вступила в полосу политического кризиса. Дело в том, что социалисты попытались воспроизвести те «порядки», точнее их отсутствие, которые царили в февралистской России. Комуч практически ничего не делал в плане организации Народной армии, чьи части были вынуждены самостоятельно налаживали взаимодействие между собой. Не существовало никакого централизованного снабжения и единого плана боевых действий. В армии стали отменять «реакционные» знаки различия, отдание чести, дисциплинарные взыскания. Была даже предпринята попытка ввести коллегиальное управление войсками.

Различные «правительства» постоянно ссорились между собой и лишь в сентябре 1918 года начали переговоры об объединении. И это великолепно показывает – как руководило бы Россией разогнанное Учредительное собрание.

В сентябре «демократические правительства» сумели создать единый орган власти уфимскую кадетско-эсеровскую «Директорию», позже переехавшую в Омск. Но ее правление было недолговечно. В октябре 1918 года в Омске произошел государственный переворот, в результате которого к власти пришел адмирал А.В. Колчак, установивший военную диктатуру. Причем в декабре несколько депутатов УС, входивших в Директорию, были расстреляны колчаковцами. Большевики себе такого не позволяли.

Было бы совершенно неверным выставлять большевиков в качестве защитников демократии и поборников формальной легитимности. Однако, их «демократические» противники так и не сумели составить хоть какую-то действенную альтернативу большевизму. И это отчетливо демонстрирует история краткого и бесславного существования Учредительного собрания.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Akskl
29.01.2010 5:52
Перепечатано из учебника Истории КПСС
Rem870
21.01.2010 15:57
То есть основная проблема эсеров была в отсутствии штыков. Что ж, Россия тогда в очередной, но не последний, раз упустила возможность решить внутренние противоречия мирно. Кстати, именно из-за угрозы захвата армией Комуча Уралсовет принял решение расстрелять царскую семью.
Империалист
20.01.2010 16:32
Очень толковая, взвешенная статья.
Спасибо.

Эксклюзив
24.09.2020
Анатолий Булавко
Почему ветеран Великой Отечественной написала письмо Путину
Фоторепортаж
15.09.2020
Подготовила Мария Максимова
В Российской Академии художеств проходит выставка живописца Григория Чайникова.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».