Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
25 октября 2021
Как Москве и Лондону пришлось стать союзниками

Как Москве и Лондону пришлось стать союзниками

Из новой книги историка, трагически рано ушедшего из жизни
Дмитрий Блинцов
11.10.2021
Как Москве и Лондону пришлось стать союзниками

25 сентября 2021 г. пришла к нам, в Фонд исторической перспективы, скорбная весть из Ливадийского дворца-музея, с которым нас связывает многолетнее и плодотворное сотрудничество, о скоропостижном, трагически раннем уходе из жизни Дмитрия Блинцова – сотрудника дворца-музея, историка, человека неравнодушного, увлекающегося и совсем ещё молодого.

Блинцов.jpgВнезапная беда постигла близких Дмитрия Александровича, его друзей и коллег.

Его коллеги писали: «После тяжёлой болезни ушёл из жизни старший научный сотрудник Ливадийского дворца-музея Дмитрий Александрович Блинцов. Человек обширных знаний и неистощимой энергии. Искатель, исследователь, аналитик — истинный профессионал в своём деле, верный служитель Истории.

Из воспоминаний друзей Дмитрия Александровича:“Какое-то время он работал в технической сфере, но видно было, что это не его... не его призвание”; “он преобразился, когда его хобби — история — стало его Профессией”.

Цепкая память, широкий кругозор, пытливость позволили Дмитрию Александровичу заявить о себе как о серьёзном специалисте. С неутомимым усердием он изучал и анализировал непростые моменты советско-британских отношений в годы Второй мировой войны.

Профессиональные и человеческие качества покойного высоко оценены многими видными учёными не только в Крыму, но и за его пределами.

Вечная память…».

Родился Дмитрий Александрович в августе 1980 г. в Житомире (УССР). В 2003 г. окончил магистратуру Таврического национального университета им. В.И. Вернадского (Симферополь) по специальности «история». С 2015 г. в Ливадийском дворце-музее. С 2017 года проходил обучение в аспирантуре Гуманитарного института в Санкт-Петербургском политехническом университете Петра Великого. Прошёл путь от методиста до старшего научного сотрудника научно-экспозиционного отдела. Участник ряда местных и международных научных конференций, отмечен рядом поощрений, в том числе почётной грамотой Министерства культуры Республики Крым. Женат, у него два сына.

За скупыми строками биографии вся жизнь, полная научного поиска, семейного счастья, любимой работы.

Последние месяцы Дмитрий Блинцов все силы отдавал работе над книгой, в которой рассмотрен малоизученный период в отношениях между СССР и Британией накануне и в первые месяцы Второй мировой войны, когда военно-технического сотрудничество (ВТС) осуществлялось в рамках работы Британской военной миссии в СССР.

Напряженнейшее время в мировой истории: еще не союзники и во многом враги, однако сотрудничество становится неизбежным и взаимовыгодным. Писал Д. Блинцов об этом с прекрасным знанием английских трудов и наших архивных фондов. Многие документы впервые публикуются в этой книге «Великобритания – СССР. Военно-техническое сотрудничество. Интербеллум и начало Великой Отечественной войны» (М., Книжный мир, 2021). Жаль, что сам он ее в руках не успел подержать…

«Столетие» публикует введение и заключение к интереснейшей книге Д. Блинцова.

***

книга Блинцова.jpgИстория Великой Отечественной войны, вопросы создания антигитлеровской коалиции и взаимодействие союзников в годы войны – всё это продолжает быть до сих пор и востребованным, и весьма актуальным. Стоит также отметить, что сам факт создания широкой коалиции в лице СССР, Великобритании и США и других государств является сам по себе уникальным и важным явлением в истории ХХ столетия. Фактически создание «Великого союза» предопределило ход Второй мировой войны, и позволило решить задачу разгрома стран фашистской «Оси» в лице Германии, Италии, Японии и других стран-­сателлитов. Однако уже в конце войны начались серьезные разногласия между союзниками, которые в итоге вылились в создание нового противостояния, в так называемую холодную войну. В такой ситуации особенно важным представляется анализ этапов довоенного и военного сотрудничества между союзниками.

Стоит также отметить один важный аспект — ​это проблема ленд­-лиза, которая в какой­-то мере заслонила собой этап военно-­технического сотрудничество между СССР и Великобританией, сложившегося еще в 30‑е гг. ХХ века и оказавшегося за рамками планомерного и тщательного изучения отечественных историков и исследователей.

Стоит напомнить, что участником программы ленд­-лиза Советский Союз стал только 6 ноября 1941 года, когда американский президент Ф. Рузвельт подписал документ, который позволял распространять на СССР действие программы ленд-­лиза. Однако к этому времени уже шло активное взаимодействие по линии военно­-технического сотрудничества между СССР и Великобританией, которое стало закономерным итогом в деле совместной борьбы против общего врага — ​фашистской Германии. Здесь следует отметить ряд важных моментов, которые имеют непосредственное отношение к теме исследования — ​это проблема советско­-английских отношений в предшествующий период и потенциал советских Вооруженных сил и его экономики перед лицом фашистской Германии.

История советско­-английских отношений всегда носила очень непростой, и часто конфронтационный характер. Однако, изучая подоплеку отношений между двумя странами, нельзя сказать, что они должны рассматриваться сквозь призму двух цветов — ​черного и белого.

Очень часто отношения между странами характеризовались скрытой борьбой в политической и экономической сферах, причем в различных регионах земного шара. Каждая из сторон, и СССР и Великобритания, пыталась доминировать на идеологическом фронте. Однако вся эта скрытая и тайная борьба не помешала двум странам перед лицом смертельной опасности, которую представляла для них реваншистская фашистская Германия, объединиться, создав коалиционный союз, который сумел пройти через горнило Второй мировой войны и выполнить свою задачу — ​разгром стран Оси, и прежде всего, фашистской Германии. Рассматривая проблему военно-­технического сотрудничества между двумя странами, надо заметить, что она носит довольно сложный характер.

Более того, начало взаимодействия военных ведомств Великобритании и Советского Союза относится еще к началу 30‑х гг. ХХ века, когда обе страны начали контакты в политической сфере. Важно и то, что, в отличие от политических процессов, контакты в военной и военно­-технической сфере носили постоянный характер, но были подвержены определенному влиянию со стороны политиков.

Таким образом, анализ и изучение аспектов военно-­технического сотрудничества между СССР и Великобританией, и его эволюция в годы Второй мировой войны, и особенно в ее начальный период, с 1939-го по 1941 год, является одним из ключевых моментов в вопросе изучения истории международных отношений в годы Второй мировой войны и отражает уровень развития военной мысли, военной техники и других сопутствующих им элементов во взаимоотношениях между двумя странами. Необходимо подчеркнуть, что военно-­техническое сотрудничество не может возникнуть одномоментно – это всегда результат долголетней и достаточно кропотливой работы военных, дипломатических и экономических ведомств и структур каждого государства.

В годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. отношения между союзниками базировались не только на политической основе. Важную роль в деле совместной борьбы против общего врага играли и вопросы военной стратегии, и военно-техническое сотрудничество стран антигитлеровской коалиции.

Великобритания стала одной из первых стран, которая практически сразу после начала войны предложила свою помощь Советскому Союзу. Этот шаг был обусловлен самим характером Второй мировой войны и тем фактом, что она носила коалиционный характер. Важным фактором коалиционного взаимодействия становится экономика и производные от нее, позволяющие удовлетворить те материальные потребности, которые требуют вооруженные силы воюющих держав. Продолжительность боевых действий принуждает переключать производство исключительно на военные нужды. Таким образом, военно-­техническое сотрудничество стало в дальнейшем важным элементом коалиционной стратегии против фашистской Германии, и, несмотря на все свои противоречия и недостатки, выполнило свою задачу — ​разгром фашизма.

Целью данной публикации является попытка дать объективную оценку ряду основополагающих факторов, которые стали в дальнейшем основой для сотрудничества двух стран в военно­-технической сфере и проанализировать особенности зарождающейся структуры военно-­технического сотрудничества, сыгравших важную роль в деле организации эффективной борьбы союзников против немецкой армии, что в конечном итоге привело к разгрому фашистской Германии. Показать значение ВТС между СССР и Великобританией, которое обеспечило, в том числе боеспособность Красной армии в условиях сокращения производства отдельных видов вооружения и военной техники в результате потери крупных промышленных районов и перебазирования предприятий на восток.

Анализ документов советского и британского военных ведомств, позволяет проследить изменения в сфере военно­-технического сотрудничества, которые были обусловлены и самим ходом боевых действий на советско-­германском фронте, и вызваны успехами и неудачами Красной армии в ходе начального периода Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.

***

Подводя итоги деятельности британской военной миссии и реализации военно-­технического сотрудничества в 1941 году, можно прийти к следующим выводам. В предвоенный период отношения между СССР и Великобританией носили конфронтационный характер, порой скрытый, а порой и вполне откровенный и непримиримый. Тем не менее контакты между представителями военных ведомств двух стран продолжались. Для Советского Союза взаимодействие в военно-­технической сфере в предвоенный период стало важным элементом в деле строительства и развития своих Вооруженных сил.

Этот факт также стал объектом пристального внимания и со стороны некоторых британских военных и политиков, которые, с одной стороны, усматривали в этом угрозу интересам Великобритании, а с другой, – более дальновидные рассматривали СССР как возможного союзника против амбициозной и агрессивной политики фашистской Германии. Правда, в отношении потенциала советских Вооруженных сил у большинства британских военных были крайне негативные суждения, которые были основаны по большей части на слухах и предубеждениях. Попытки ряда британских военных переломить это негативное мнение оказались безуспешными. К сожалению, именно на такой, шаткой и ограниченной основе, британские военные и строили свои предположения о роли и значении Красной армии и ее способности противостоять современным европейским армиям в возможных вооруженных конфликтах. Подписание пакта Молотова-­Риббентропа кардинально изменило баланс и расстановку сил на политической арене Европы.

Попытка военно­-политического руководства Великобритании добиться на своих условиях заключения союза с СССР провалилась и стала серьезной неудачей британской внешней политики, за которую пришлось расплатиться уже британской армии.

Для Советского Союза статус нейтрального государства обеспечил ряд преимуществ. Однако это привело к обострению отношений между странами, что в конечном итоге чуть не вылилось в открытое противостояние, которое вполне зримо стало рассматриваться уже зимой-­весной 1940 года, в условиях советско-­финской войны 1939–1940 гг. Однако разворот фашистской агрессии на страны Запада, быстрый разгром стран западной коалиции в Европе весной 1940 года поставил перед руководством Великобритании серьезную проблему — ​выживания Британской империи и ожесточенной борьбы с фашистской Германией. В этой ситуации огромное значение стала приобретать позиция Советского Союза и роль его многомиллионной армии на западных границах. Происходит смена внешнеполитического курса, а также активизируются контакты между представителями военного атташата в двух странах.

С началом Великой Отечественной войны вновь происходит изменение баланса сил на мировой внешнеполитической арене. В этой ситуации уже советское военно-политическое руководство ищет контактов с представителями высших политических кругов Великобритании, предлагая объединить усилия против фашизма. Для британского политического и военного истеблишмента такое предложение было заманчивым, и оно с готовностью на него откликнулось. Правда, с определенными оговорками, справедливо отмечая, что начало военных действий показало правильность и логичность довоенных оценок в отношении боеготовности Красной армии и ее способности противостоять вермахту. Было принято решение об отправке в Советский Союз военной миссии, как ключевого элемента будущего военно­-технического сотрудничества, во главе которой был поставлен профессиональный военный, работавший, в том числе и в сфере разведки, которому было поручено активизировать контакты с советским военными, получить право на получение всей информации о военных действиях на фронте и поделится с советскими представителями своим опытом и знаниями в отношении германских вооруженных сил.

Британская военная миссия выступает уже в качестве структуры, которая должна стать значимым элементом военного сотрудничества между военными и политическими кругами двух держав в различных сферах.

Правда, деятельность британской военной миссии была ограничена рядом директив, которые обусловили на первоначальном этапе ее деятельность в виде наблюдательно­-рекомендательного органа.

Попытка перевода отношений в практическую плоскость наталкивалась на непонимание среди некоторых сотрудников миссии в Москве и полное игнорирование этих задач в Лондоне. И все-­таки руководство британской военной миссии оказалось тем звеном в системе принятия решений, которое, выполняя функцию наблюдателя в системе создаваемого и реализуемого военно-­технического сотрудничества, могло и должно было его корректировать.

Правда, в таком случае для советской стороны британская военная миссия превращалась лишь в передаточное звено с чрезвычайно раздутым штатом, который был ей не нужен для переадресации запросов и предложений. Весьма разумное предложение генерал-­лейтенанта Макфарлейна, высказанное им несколько раз, о создании единой совместной структуры наподобие объединенного англо­-советского штаба по координации и военному планированию оказалось слишком смелым и преждевременным. К сожалению, оно на протяжении всей Второй мировой войны 1939–1945 гг. так и не было реализовано. Для этого нужно было отказаться от шаблонных стереотипов и предвзятого мышления по отношению к Советскому Союзу и Красной армии и воспринимать их как равнозначных партнеров и союзников. И тем не менее, несмотря на противоречия между двумя странами и различный подход к вопросам ведения войны и мира, советско­-английское военно­-техническое сотрудничество состоялось.

Летом 1941 года были заложены основы для создания политического союза, на тот момент еще шаткого, находившегося в состоянии развития и напрямую зависящего от хода событий на советско­-германском фронте. Были также заложены основы для сотрудничества в военной и военно-­технической сфере, которые были трансформированы в действенную помощь вооружением, военной техникой и материалами двойного назначения, ставшие подспорьем для сражающегося Советского Союза.

Ведь на СССР программа ленд-­лиза стала распространяться только с 6 ноября 1941 года, а до этой поры лишь помощь из Великобритании и ее доминионов была единственной ощутимой помощью нашей стране. Для Советского Союза реализация военно-­технического сотрудничества в 1941 году стало очень важным шагом в деле укрепления обороноспособности Красной армии, в рамках текущего противостояния с фашистским вермахтом.

Стоит также обратить внимание на то, что это ВТС позволило получить доступ к важной научно-­технической информации, получить ряд современных образцов вооружения, военной техники, аппаратуры. В рамках советско-­английского ВТС СССР получил возможность ознакомиться с некоторыми современным технологиями, которые затем дали импульс к развитию отечественных технологичных аналогов. В некоторых случаях реализация ВТС позволила на время закрыть отставание в ряде важных технологий, таких как гидроакустика и радиолокация, связь. Важным направлением военно­-технического сотрудничества стал обмен данными в сфере разведки. Причем этот обмен носил взаимовыгодный характер, хотя и имел свои специфику и особенности. Эта специфика заключалась в том, что английская сторона имела на то время монополию на дешифровку всех немецких радиосообщений, ставшей доступной благодаря центру дешифровки и радиоперехвата в Блетчли-парке. Английская сторона предоставляла свои сведения в дозированном виде, на основе взаимности, часто ограничиваясь лишь общими данными, которые не носили очевидный или конкретный характер. Тем не менее для советской стороны даже такое взаимодействие было важным, позволяя уточнять свои разведданные, полученные в ходе деятельности соответствующих служб.

Подводя итоги деятельности британской военной миссии в 1941 году, можно прийти к следующим выводам. Создание миссии было продиктовано не стратегическим выбором руководства Великобритании своего нового союзника, в борьбе с Германией, а возникшей ситуацией на восточных границах европейского континента. Более того, новый ситуативный союзник, в лице СССР, рассматривался как краткосрочная переходная фигура в балансе стратегических оценок и стратегии.

Создание миссии проходило в условиях нестабильной военной и политической обстановки, однако, в целом руководящий состав миссии вполне соответствовал поставленным задачам. Генерал Макфарлейн был идеальной кандидатурой, которая вполне подходила для руководства миссией, с учетом весьма непростых отношений двух вновь обретенных союзников. Одной из главных задач Макфарлейна и его миссии, наряду с организацией устойчивого сопротивления частей Красной армии, после, казалось бы, неминуемого разгрома, на западных границах, было получение мониторинг-обстановки на советско-­германском фронте, а также доведение этой информации до соответствующих структур военного и политического руководства Великобритании. Фактически миссия № 30 должна была стать дополнительным звеном для передачи реальной информации, которая ложилась уже в основу стратегического анализа и планирования.

Но устойчивое сопротивление Красной армии, недооцененный военно-­промышленный потенциал советского государства, роль личности советского лидера в лице Сталина, все это привело к тому, что к осени 1941 года миссии пришлось взять на себя еще одну задачу.

Генерал Макфарлейн, как и его миссия, выступают уже в качестве инструмента проведения в жизнь военного сотрудничества между военными и политическими структурами двух держав в различных сферах.

Фактически к осени 1941 года, после проведения Московской конференции, глава британской военной миссии, убедился в том, что Красная армия, и военно-­политическое руководство Советского Союза нацелено на непримиримую борьбу с фашизмом, и сепаратный мир вряд ли возможен.

Несмотря на взаимные подозрения и недоверие, боевое сотрудничество начало приносить свои плоды. Важную роль в этом деле сыграли и сотрудники британской военной миссии, которые, работая в очень непростых условиях, старались внести свою лепту в дело борьбы с общим опасным врагом, каким была Германия.

Важную роль миссии предстояло сыграть и в дальнейшем, но это будет потом. А пока в Заполярье британские летчики, моряки вместе с советскими военнослужащими вели совместную борьбу. Английские инструкторы делились опытом и знаниями, обучая своих советских коллег особенностям управления и эксплуатации поставляемой британской техники, приближая общую Победу.


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Геннадий Букингемский
13.10.2021 15:43
Точно подмечено в одном предложении: проблема выживания Британской империи, именно как государства, и стала предпосылкой для союзнических отношений во Второй Мировой. Сухой прагматизм.
Сергей Доброход
12.10.2021 11:19
Конечно, смерть человека, это всегда трагедия и скорбь. Искренние соболезнования друзьям и родственникам Дмитрия.
Как историка его оценить не могу, надо читать.
Алексей Алексеевич
12.10.2021 9:58
У Великобритании и США были свои планы насчет СССР, в случае прорывов агрессоров на Кавказ, в Каспийский регион. Но очень многие британцы различного ранга, включая супругу Черчилля, искренне помогали СССР. А свои обширные колонии в Юго-Восточной Азии они вернули благодаря вступлению СССР в войну с Японией.
Вечная Память Дмитрию Блинцову - искренние соболезнования его близким, коллегам...
Очень добрый человек
11.10.2021 16:15
Черчилль направил орды Гитлера на нашу страну, а операцию "невозможное" не сумел провернуть, однако, с железным занавесом кое-что получилось

Эксклюзив
19.10.2021
Лариса Черкашина
К 210-летию дня пушкинского Лицея.
Фоторепортаж
19.10.2021
Подготовила Мария Максимова
Сегодня трудно поверить, что эти картины когда-то были опальными и гонимыми...


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.