Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
18 декабря 2018
Как Ленин не послушал Сталина

Как Ленин не послушал Сталина

90 лет назад начался последний этап советско-польской кампании
Ярослав Бутаков
23.04.2010
Как Ленин не послушал Сталина

Часто пишут, что в апреле 1920 года вспыхнула советско-польская война. Тогда как на самом деле к этому времени она шла уже больше года. На середину 1920 года выпадает заключительный, самый динамичный период этой войны, на два десятилетия определивший геополитический облик Восточной Европы. А эхо той войны не затихло и по сей день.

Первые столкновения между Красной Армией и польскими войсками произошли ещё в январе 1919 года. Летом 1919 года, используя военные трудности Советской республики, поляки захватили бóльшую часть Белоруссии.

Впрочем, до весны 1920-го военные действия между Польшей и советской Россией носили ограниченный характер. С советской стороны это было обусловлено занятостью большей части вооружённых сил республики на важнейших фронтах гражданской войны. С польской – незавершённостью строительства вооружённых сил. Но рано или поздно обе стороны должны были или заключить мир или вступить в решительное столкновение. Условий для мира весной 1920 года не было, так как западные покровители Пилсудского усиленно толкали его к войне.

21 ноября 1919 года Верховный совет Антанты передал Польше «мандат» на управление Галицией сроком на 25 лет. А короткое время спустя, в декабре того года, министр иностранных дел Великобритании Дж. Керзон выступил с декларацией о восточных этнографических границах Польши (линия Керзона), входившей в противоречие с только что выданным «мандатом». Может создаться впечатление, что у политики западных держав в Восточной Европе было две руки, при этом одна не знала, что делает другая. На самом деле, это впечатление обманчиво.

Лидеры Антанты нарочно предпринимали взаимоисключающие шаги, чтобы потом, смотря по тому, что выгоднее, отказаться от одних обещаний под предлогом того, что они противоречат другим, более приоритетным.

Однако в какой-то момент Пилсудский рассудил, что у советской России он может выторговать больше, чем обещают ему западные державы. В декабре 1919 г. военные действия временно прекратились, между двумя странами начались мирные переговоры. Но перемирие оказалось недолгим. Франция заявила, что будет продолжать военную помощь Польше только в случае возобновления ею военных действий против большевиков. В январе 1920 г. война вспыхнула вновь.

Как гражданская война перерастала в национальную

Юзеф Пилсудский не скрывал своих экспансионистских планов в отношении России. Он откровенно утверждал:

«Замкнутая в границах XVI века, отрезанная от Чёрного и Балтийского морей, лишённая земельных богатств и недр Юга и Юго-Востока, Россия легко могла бы стать второсортной державой, неспособной серьёзно угрожать новообретённой независимости Польши. Польша же, как самое большое и сильное из новых государств, могла бы легко обеспечить себе сферу влияния, которая простиралась бы от Финляндии до Кавказских гор».

Девизом польской внешней политики стало: «Речь Посполитая в границах 1772 года», то есть с Литвой, Белоруссией и Правобережной Украиной.

Но многие в Польше выражались ещё определённее: «Польска от бжега до бжега», то есть от берега Балтийского моря до берега Чёрного моря. Польские правящие круги грезили Одессой и Киевом.

Одним из инструментов создания польской сферы влияния «от Финляндии до Кавказских гор», по мысли Пилсудского, должна была стать федерация с мнимо независимыми, марионеточными образованиями, во главе которых стояли бы подконтрольные Польше антисоветские деятели в Прибалтике, Белоруссии и на Украине. 21 апреля 1920 года было заключено соглашение «правителя без территории» Петлюры с Пилсудским, по которому поляки признавали власть Петлюры на Украине «после победы над большевиками», взамен чего Галиция признавалась частью Польши «на вечные времена». Впрочем, заняв в ходе войны Киев, поляки показали, что и не подумают соблюдать это соглашение, а намерены править на Украине сами, не считаясь с самостийниками.

25 апреля 1920 года польские войска начали наступление на Украине. Воспользовавшись фактором внезапности, временным превосходством в выучке и вооружении, поляки прорвали советскую оборону, за несколько дней продвинулись на сотни километров, а 6 мая 1920 г. взяли Киев. Польская националистическая печать уже сравнивала Пилсудского с королём Болеславом Храбрым, который взял Киев в 1017 году, воспользовавшись усобицей среди русских князей…

Эта война – уже не классовая, а национальная по содержанию – потребовала от большевиков определённого изменения по крайней мере политической риторики. Советская власть воззвала к национальным чувствам русских, украинцев и белорусов, максимально использовала авторитет генералитета бывшей Русской императорской армии. В мае в советских газетах появилось «Воззвание ко всем бывшим офицерам», подписанное генералами Брусиловым, Клембовским, Поливановым, Гутором, Зайончковским и др.:

«…Мы все обязаны по долгу совести работать на пользу, свободу и славу своей родной матери России. В особенности это необходимо в данное, грозное время, когда братский и дорогой нам польский народ, сам изведавший тяжёлое иноземное иго, теперь вдруг захотел отторгнуть от нас земли с искони русским, православным населением и вновь подчинить их польских угнетателям.

Под каким бы флагом и с какими бы обещаниями поляки ни шли на нас и Украину,… настоящая главная цель их наступления состоит исключительно в выполнении польского захватнического поглощения Литвы, Белоруссии и отторжения части Украины и Новороссии с портом на Чёрном море («от моря до моря»).

В этот критический исторический момент нашей народной жизни мы, ваши старшие боевые товарищи, обращаемся к вашим чувствам любви и преданности к Родине и взываем к вам с настоятельной просьбой забыть все обиды… и добровольно идти с полным самоотвержением и охотой в Красную Армию, на фронт или в тыл, куда бы правительство Советской рабоче-крестьянской России вас ни назначило, и служить там не за страх, а за совесть, дабы своей честной службой, не жалея жизни, отстоять во что бы то ни стало дорогую нам Россию и не допустить её расхищения…»

Брусилов пишет, что некоторые советские газеты при публикации этого воззвания исключили упоминание о «православном» населении, а некоторые, случайно или намеренно, оставили.

Успехи польских войск вскоре были локализованы. Уже в мае советские войска начали наступление в Белоруссии. В июне Красная Армия перешла в контрнаступление на Украине. 12 июня поляки были вынуждены оставить Киев. Разбитая польская армия откатывалась на запад.

В это время удар в спину советской России нанесла белогвардейская армия барона П.Н. Врангеля, сыграв тем самым роковую роль в истории страны.

К лету 1920 года остатки белогвардейских войск, спасшихся в Крыму, не представляли собой альтернативной государственной силы, способной конкурировать с большевиками за будущую Россию. Белое движение уже не могло выиграть гражданскую войну, оно могло её лишь затянуть, к вящей радости западных держав. Выступление Врангеля было составной частью плана Антанты, направленного на максимальное ослабление России путём продления в ней междоусобной смуты.

Но в июле 1920 года большевики чувствовали себя уже достаточно сильными. Кроме того, они учли ошибки прошлого. Когда части Красной Армии вступили на территорию Литвы, они, по указанию Ленина, воздержались от советизации края, в отличие от того, что было год назад. Это произошло потому, что ещё 31 марта 1920 года буржуазное правительство Литвы в Каунасе обратилось к РСФСР с предложением о военном союзе против Польши. 9 мая 1920 г. в Москве начались переговоры, завершившиеся 12 июля подписанием договора, согласно которому Литве возвращалась Виленская область, а литовские войска совместно с советскими начинали военные действия против Польши. Через два дня советские войска освободили столицу Литвы.

10 июля 1920 года Польша заявила о своём согласии признать линию Керзона в качестве основы для будущего мирного урегулирования с советской Россией. 11 июля Керзон направил советскому НКИД ноту с требованием остановить наступление Красной Армии в 50 км к востоку (!) от этой линии и заключить перемирие с Польшей, а также (!) с войсками Врангеля.

Роковое увлечение «мировой революцией»

Для выработки дальнейшей стратегии и ответа на ноту Керзона Главное командование РККА представило в ЦК РКП(б) обстоятельный доклад о советских военных возможностях. По мнению военспецов, республика была в состоянии выдержать ещё два месяца напряжённой борьбы на обоих главных фронтах. Однако если за это время не будет достигнут решающий успех ни на одном из них, то дальнейшее активное ведение борьбы, в силу недостатка боевых припасов и снабжения, представлялось проблематичным. Поэтому Главком С.С. Каменев советовал сосредоточить все силы на решении одной из задач «хотя бы ценою временных неудач в других районах борьбы».

Пленум ЦК 16 июля 1920 г., изучив доклад Главного командования, постановил развивать наступление в первую очередь против Польши в целях окончательного разгрома её вооруженной силы и её советизации. На следующий день Совнарком официально отклонил ноту Керзона на том основании, что польское правительство не обращалось непосредственно к советскому с предложением о перемирии. Ещё одним, невысказанным мотивом отказа являлось то, что британский министр требовал прекращения военных действий не только против Польши, но и против белогвардейцев Врангеля.

В свете разыгравшихся затем событий остаётся пожалеть, что советское руководство упустило благоприятный момент для замирения с Польшей на более выгодных условиях, чем произошло впоследствии. Но в то время многим большевикам, грезившим о революции в Европе, желанная цель казалась столь близкой…

Красная армия наступала на Польшу Западным и Юго-Западным фронтами. При этом решающая роль отводилась Западному под командованием М.Н. Тухачевского, наступавшему на Варшаву. Юго-Западный фронт под командованием А.И. Егорова был нацелен на Львов.

Тухачевский стремился сосредоточить в своих руках максимальные силы для гарантированного овладения Варшавой, а быть может и для того, чтобы не делиться ни с кем лаврами победы. Пользуясь тем, что на ответственности Юго-Западного фронта лежала ещё и борьба с Врангелем, ему удалось убедить Главкома С.С. Каменева передать Западному фронту из состава Юго-Западного 12-ю и 1-ю Конную армии. Эти армии уже втянулись в сражение за Львов, поэтому их передача в управление Западного фронта затянулась.

Впоследствии это было выставлено Тухачевским и покровительствовавшим ему Троцким как главная причина неудачи под Варшавой. В качестве виновного назывался член Реввоенсовета Юго-Западного фронта И.В. Сталин, якобы умышленно затянувший передачу армий. Не к этому ли эпизоду восходит начало конфликта, спустя 17 лет трагическим образом закончившегося для Тухачевского?

Переподчинение 12-й и 1-й Конной армий Западному фронту имело самые неблагоприятные последствия для развития операций советских войск. В разгар битвы за Львов армии были перенацелены на варшавское направление. Не выполнив одной задачи, они не смогли поспеть к выполнению другой, так как к тому моменту, когда они перегруппировались, армии советского Западного фронта под Варшавой потерпели сокрушительное поражение.

26 июля 1920 года Красная Армия вошла в Белосток. Через несколько дней там был создан Польский ревком – временное «рабоче-крестьянское» правительство Польши, вскоре приступившее к формированию польской Красной Армии. Но для мелкобуржуазной по преимуществу Польши её советизация и большевизация была равнозначна утрате независимости.

Поэтому, когда советские войска приблизились к Варшаве, Польшу охватил патриотический подъём. Теперь война становилась национальной уже для поляков. Новый страх перед большевиком органично ложился на вековую ненависть к «москалю»…

Тухачевский не внял предостережениям Главкома Каменева и проглядел, что отход польских войск за Вислу означал на самом деле не бегство, а перегруппировку. Преследуя, как ему казалось, отступающие в панике польские войска, Тухачевский в середине августа приступил к переправе войск 4-й армии через Вислу северо-западнее Варшавы. В это время польские войска нанесли из района Варшавы сильный контрудар, разом смешавший армии Западного фронта и поставивший их на грань катастрофы…

В советском руководстве имелась и другая, прагматическая точка зрения на стратегию войны с Польшей. Её ещё в мае 1920 года выразил член Реввоенсовета Юго-Западного фронта Сталин. Будучи только что назначенным на эту должность в конце мая, Сталин выступил в «Правде» со статьёй, где утверждал: «Тыл польских войск является однородным и национально спаянным… Его преобладающее настроение – «чувство отчизны» – передаётся по многочисленным нитям польскому фронту, создавая в частях национальную спайку и твёрдость… Если бы польские войска действовали в районе собственно Польши, с ними, без сомнения, трудно было бы бороться».

По сути, Сталин предостерегал от увлечения идеей привнесения революции в Польшу на штыках.

Его прагматизм подсказывал необходимость сосредоточения усилий на освобождении от польской власти западных областей Белоруссии и Украины, где Красная Армия могла рассчитывать на поддержку местного населения. В течение ближайших двух месяцев Сталин ещё не раз повторял свои предостережения.

Так, 24 июня, беседуя с корреспондентом Украинского отделения Российского телеграфного агентства (УкрРОСТА), Сталин назвал «неуместным то бахвальство и вредное для дела самодовольство, которое оказалось у некоторых товарищей: одни из них не довольствуются успехами на фронте и кричат о «марше на Варшаву», другие, не довольствуясь обороной нашей Республики от вражеского нападения, горделиво заявляют, что они могут помириться лишь на “красной советской Варшаве”». 11 июля в беседе с корреспондентом «Правды» Сталин вновь назвал «недостойным бахвальством» ожидание триумфального марша на польскую столицу.

Когда в июле 1920 г. в Москве решался вопрос о дальнейших действиях против Польши, Реввоенсовет Юго-Западного фронта направил Главкому телеграмму, в которой предлагал утвердить овладение Львовом в качестве основной задачи фронта. Части Красной Армии к этому времени уже вошли в пределы Западной Украины, где 16 июля было провозглашено создание Галицийской советской республики. Сначала Каменев утвердил это предложение, рассчитывая взять Варшаву силами одного Западного фронта. Во исполнение распоряжения Главкома Юго-Западный фронт 25 июля начал Львовскую операцию.

Но уже 2 августа Политбюро ЦК РКП(б) дало указание объединить почти все войска, действующие против Польши, в одном Западном фронте, нацелив его на Варшаву. В отправленной тут же телеграмме Сталину Ленин мотивировал принятое решение желанием, чтобы «Вы исключительно занимались Врангелем», и тем, что якобы «внутри ЦК растёт стремление тотчас заключить мир с буржуазной Польшей». И это он писал тогда, когда ЦК на самом деле принял решение о советизации Польши!

Сейчас трудно понять, почему Ленин лукавил, объясняя Сталину мотивы принятого решения. Скорее всего, он, уступив точке зрения сторонников немедленной мировой революции, желал сразу предотвратить любые возражения со стороны прагматически мыслящего Сталина. Ленин знал, что такая мотивировка скорее найдёт поддержку «Кобы».

Узнав затем истинные мотивы решения ЦК, Сталин среагировал болезненно. Он, правда, сразу ему подчинился. Но не соблазнился участием в разгроме «последнего гнезда контрреволюции», несмотря на то, что Крымский фронт был объявлен главным для республики, и в конце августа попросил отставки с должности члена Реввоенсовета фронта, мотивируя это крайней занятостью на других постах. Просьба была уважена. В заявлении Сталин, между прочим, писал о распространении порочащих его слухов о том, что это он якобы сорвал Варшавскую операцию, затянув передачу армий Западному фронту.

События подтвердили правоту предвидения Сталина, в стратегическом плане оказавшегося на голову выше Троцкого и «Наполеона» Тухачевского.

Сейчас очень соблазнительно представить, как могли дальше пойти процессы, если бы Ленин в 1920 году послушал Сталина. Сосредоточив основные силы на Юго-Западном фронте, Красная Армия запросто могла бы завершить освобождение Западной Украины, при этом избежав разгрома на варшавском направлении. Мир состоялся бы на гораздо более выгодных условиях, чем в реальности. Граница с Польшей прошла бы западнее. Скорее всего, вся Украина и вся Белоруссия уже тогда стали бы советскими. А это во многом предотвратило бы формирование двух украинских идентичностей: на основе советского Востока и «буржуазного» Запада. Иное начертание советско-польской границы не могло не повлиять на характер отношений в Восточной Европе накануне Второй мировой войны. И даже при самых неблагоприятных тенденциях в позднем СССР, даже при его распаде, мы бы сейчас не имели таких проблем в отношениях ни с Польшей, ни особенно с Украиной.

Эхо войны

В апреле с.г. председатель правительства России Владимир Путин публично на государственном уровне затронул вопрос о судьбе советских военнослужащих, взятых в плен Польшей в 1919-1920 гг. По оценкам историков, в польском плену от нечеловеческих условий содержания и целенаправленных актов насилия погибло от 45 тыс. до 80 тыс. красноармейцев. Путин назвал более скромную цифру – 32 тысячи, которую следует признать абсолютным минимумом данного количества. Но в любом случае, 32, 45 или 80 тысяч, речь идёт о массовой гибели пленных, размерами намного превышающей трагедию в Катыни в 1940 году.

Современные польские историки, возражая своим российским коллегам, сопоставляющим обе трагедии, указывают на такое их различие: «Можете ли вы указать хоть одно доказательство того, что политическое или военное руководство Польши в 1920 г. сознательно приняло решение об истреблении пленных красноармейцев? Такое, каким было решение политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г., предписывавшее уничтожить 25 700 польских граждан? Можете ли вы указать хоть какие-то улики проведения координированной операции по уничтожению пленных красноармейцев в Польше в 1920 или 1921 гг., которые косвенно свидетельствовали бы о принятии польскими властями такого решения?»

Документов такого рода действительно нет. Но это не отменяет факта преступления. Ведь нет и документов, согласно которым нацисты в 1941-1942 гг. производили целенаправленное уничтожение двух третей советских военнопленных. Однако никто не отрицает наличия тут преступного умысла.

Преступление режима Пилсудского состоит в создании и поддержании в польской армии и польском обществе таких настроений, при которых советские военнопленные рассматривались как не заслуживающие цивилизованного обращения.

Если ответственность за преступление в Катыни лежит только на отдельных советских руководителях и на исполнителях их решения, то здесь вина как бы размыта по всему польскому обществу.

В результате войны 1919-1920 гг. Польша стала минимум на треть состоять из областей с преимущественно непольским населением. Именно эти земли были забраны у Польши в 1939 году. При этом никакой клочок земли, которую Польша утратила в 1939 году, не входит ныне в состав территории России. Поэтому любые спекуляции насчёт «покаяния» России перед Польшей за 1939 год лишены всякого основания.

А вот от факта почти двадцатилетней оккупации Польшей значительных частей территорий Литвы, Белоруссии и Украины никуда не деться. Причём если частью Белоруссии и Украины Польша владела всё-таки на основании мирного договора с РСФСР и этими республиками, то владение Виленской областью было результатом чистой аннексии.

7 октября 1920 года Польша и Литва заключили перемирие. Однако уже через два дня польские войска (так называемая литовско-белорусская дивизия под командованием Л. Желиговского, состоявшая преимущественно из польских уроженцев Виленской области) нарушили перемирие и, якобы без приказа командования, вторглись в Виленскую область и оккупировали её. Генерал Желиговский провозгласил создание там независимого государства т.н. «Срединной Литвы» и обратился за содействием к Лиге Наций. А в 1922 году было оформлено «добровольное» вхождение «Срединной Литвы» в состав Польского государства. Единственной великой державой, никогда не признававшей право Польши на Виленский край законным, был Советский Союз.

Раскаяние в обидах прошлого – не улица с односторонним движением. Оно должно быть взаимным. Время для «спора славян» прошло.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 18 найденных.
Шейнин Леонид, Москва
26.10.2015 20:14
1)Полит-руководителем Юго-зап. фронта был не какой-нибудь Уншлихт, а Сталин. 1-я Конная была придана не Запад. фронту, а Юго-Западному.
Всё это позволяет думать, что целью Юго-Зап. фронта был вовсе не Львов, а гораздо глубже. Поскольку бурлила Италия, можно думать, что поход намечался и в Венгрию, и на Балканы, и в Италию.
2) Смоленск принадлежал Москве с середины 17 века. Поэтому замечание предыдущего автора, что в 1772 г. Смоленск был польским, не имеет никаких оснований.
aeko2011 (Alex)
11.12.2012 20:02
"поэтому в польской истории факт нашей победы в 1921 году всяческий фальсифицируется." [РУССКИЙ
17.10.2012]

Не знаю, оговорились ли Вы или нет насчет нашей победы в 1921 году, но как рассматривать результаты советско-польской войны 1920 года - по разному можно рассматривать.

Конечно, нельзя говорить о победе военной Советской России. Но и говорить о поражении тоже нельзя. ВОйна остановилась там, где остановилась. И не поляки диктовали мир, а были приняты советские предложения мира. Конечно, с учетом отступления советских войск до Минска.

Уже в то время первой реакцией журналистов было: "ЧТо это? Капитуляция Советской России или победа СОветской России?".

Напомню, что прелиминарный мир был подписан 12 октября. Но еще 3 октября польская и советская делегация объявили, что мир будет гарантированно подписан 5 октября. Такого в истории еще никогда не было - чтобы до окончания переговоров было объявлено о том, что договор будет подписан через несколько дней. Почему же поляки пошли на это?

23 сентября ВЦИК сделал последнее предложение Польше более чем выгодных для Польши условий. Поляки, правда, хотели границ 1772 года, но хотеть можно что-угодно.

Но самое главное - в этом заявлении ВЦИК был озвучен крайний срок действия советских предложений - 5 октября 1920 года, после чего они безусловно отзываются. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Поэтому полякам ничего не оставалось делать, как согласиться с советскими предложениями и объявить об этом до 5 октября.

ЧТо касается самого мирного договора, то, с одной стороны, он и "пахабный", а с другой стороны поляки получили территории, которыми они и так к этому моменту владели. Более того, отбей Советская Россия эти территории у поляков - сохранить их было проблематично в то время. Это Западная Украина и Западная Белоруссия. То есть мощные движения "самостийников".

А это значит - если бы эти земли не были бы отданы Польше - то это для России гражданская война еще на много лет. Я уж не говорю о том, что за это время подросли бы новые Врангели, Деникины и Колчаки. Рабочее движение в Англии и Франции успокоилось бы. И тогда - новый крестовый поход против России.

Так что заключением этого договора больше выиградла Советская Россия. А полякам пришлось отказаться от границ 1772 года. Напомню, это Смоленск. И тем самым для Советской России закончилась и интервенция, и через месяц - с разгромом Врангеля и Петлюры - гражданская война.
aeko2011 (Alex)
11.12.2012 19:26
К сожалению, автор копнул историю советско-польской войны 1920 года не очень глубоко.

1) Целью Советской России в этой войне была не "советизация Польши" и даже не "захват Варшавы", а мирный договор с Польшей. Страна устала воевать, и была готова на разумный мир, была готова заключить мир с Польшей с границей даже "восточнее линии Керзона". В конце июля - начале августа эти условия мира были переданы Польше, но она их отвергла.

Поэтому воззвание Троцкого "На Варшаву!" - это скорее психологическое давление. Если не хотят мира по-доброму, принудим! Так рассуждало советское руководство.

Но в начале августа поляки начали переговоры с Советской Россией. Прозвучали ультиматумы СОветской России со стороны АНглии и Франции. Франция срочно признает Врангеля. Врангель в начале августа начинает бессмысленное наступление ("десант на Кубань").

В какой мере эти переговоры, ультиматумы и наступление Врангеля  повлияли на замедление наступления Красной Армии, и насколько они помогли полякам - это уже другой вопрос. Но - в соответствии мирными предложениями Советской России - никакая советизация Польши не планировалась - об этом ясно говорит текст советского мирного предложения Польше.

Что касается создания Польского ревкома - это элемент пропаганды, и не более того. Если бы Польша поодписала бы мир к 15 августа 1920 года - то вопрос о "советизации" вообще бы не стоял (хотя справедливости надо сказать, что в советских предложениях было несколько неприемлемых для Польши условий, но эти условия бы "ушли" в процессе переговоров. А границу - повторю - уже во время насупления на Польшу и будучи в 20 верстах от Варшиву, совесткое руководство по-прежнему предлагало даже "восточнее линии Керзона", то есть более выгодное для Польши.
РУССКИЙ
17.10.2012 12:18
И ещё хотелось бы добавить: поляки всегда ненавидели нас русских и поэтому в польской истории факт нашей победы в 1921 году всяческий фальсифицируется.
РУССКИЙ
19.09.2012 12:46
Замечательная, правдивая статья.
Василий
14.05.2011 16:11
Замечательная статья.
Сначала сравниваем поляков с нацистами и оправдываем советское руководство, мол честные и простые они были и сделали официально то, что другие делают другими способами. А в конце пишем, что время для «спора славян» прошло. Это пять! Так и вижу поляков, прозревших после этой статьи.
reg_814
26.11.2010 23:37
Марш Буденного
Музыка  - Д. Покрасс
Слова – А. Френкель

Мы - красные кавалеристы,
И про нас
Былинники речистые
Ведут рассказ:
О том, как в ночи ясные,
О том, как в дни ненастные
Мы гордо,
Мы смело в бой идем.

Припев:
Веди ж, Буденный, нас смелее в бой!
Пусть гром гремит,
Пускай пожар кругом:
Мы - беззаветные герои все,
И вся-то наша жизнь есть борьба!  

Буденный - наш братишка,
С нами весь народ.
Приказ: "Голов не вешать
И глядеть вперед!" Ведь с нами Ворошилов,
Первый красный офицер,
Сумеем кровь пролить
За СССР.

Припев.

Высоко в небе ясном
Вьется алый стяг.
Мы мчимся на конях
Туда, где виден враг.
И в битве упоительной
Лавиною стремительной:
Даешь Варшаву!
Дай Берлин!
Уж врезались мы в Крым!

Зачастую, искусство дает нам возможность заглянуть в политическую подоплеку  тех или иных событий. Вот и «Марш Буденного», слова которого считались народными, показывает, куда на самом деле направлялись конные армии  Красной Армии. Варшава  была только промежуточным пунктом, истинной целью был Берлин и установление советской власти в Германии.
Viktor
13.08.2010 13:03
Dumal "Stoletie" serjeznaja straniza. Nu sudja po statje pishet ne istorik a komunjaka vremen Brezneva. Zal chto poljaki ne podderzali Denikina, unichtozit vsu etu mraz (Lenin i t.p).
игорь
31.05.2010 19:55
от статьи тошнит,человеконенавистна.
Руслан
07.05.2010 23:08
Когда братья  дерутся, соседи только тешатся.Им только этого и надо.Просто участок для их амбиций освободится.
Отображены комментарии с 1 по 10 из 18 найденных.

Эксклюзив
17.12.2018
Олег Миклашевский. Киев
В «незалежной» появилась ПЦУ: что дальше?
Фоторепортаж
10.12.2018
Подготовила Мария Максимова
В Выставочных залах Сытного двора в Коломенском проходит выставка, посвященная Александру I.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».