Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
18 декабря 2018
Есаул Гришка Скворец и его потомки

Есаул Гришка Скворец и его потомки

Можно ли узнать историю предков, если о ней практически ничего не известно?
Александр Крылов
18.04.2014
Есаул Гришка Скворец и его потомки

На сайте «Большой русский альбом» к одной из старых фотографий было дано пояснение: «в деревне за Волгой, как обычно, сжигали ненужный семейный альбом. Потому что забыли родственников, в нём изображённых. Брат пожалел два старых снимка, забрал их и привёз сестре. Та их бережёт, пытаясь разобрать написанные бабушкой поверх старого текста имена своих предков»… Итак, можно ли узнать историю предков, если она забыта уже несколькими поколениями?

Еще недавно все сохранившиеся в нашей семье сведения о предках по материнской линии ограничивались именем прадеда – Максим Скворцов. Его имя было известно благодаря отчеству деда Дмитрия Максимовича. О деде достоверных сведений было известно мало: годы жизни 1904-1944, майор НКВД, последнее место службы - станция Ужур Красноярского края. После полученного еще в советские времена ответа из Центрального архива Министерства обороны о том, что никаких сведений о майоре Скворцове Д.М. там не имеется, у меня даже не возникало мысли продолжать какие-то архивные поиски.

Дело казалось безнадежным и оставалось завидовать абхазским крестьянам, чью устную историю мне довелось записывать в 90-х годах прошлого века и которые помнили имена своих предков в нескольких поколениях.

Все изменилось благодаря клочку бумаги, который по прихоти судьбы сохранился в письменном столе моей матери Олины Дмитриевны Вентцель (1938-2007). Она была урожденной Скворцовой, по первому мужу Крыловой, работала художником по костюмам театра и кино, затем стала одним из самых известных мастеров по изготовлению коллекционных фарфоровых кукол. Ее последним мужем был актер, режиссер и театральный художник Юрий Николаевич Вентцель (1935-1982), который по материнской линии был потомком знаменитого в России рода фон Клодтов. Как оказалось, судьбы Скворцовых и фон Клодтов в прошлом уже пересекались: двоюродный дед моей матери Федор Скворцов служил в 8-й Сибирской стрелковой дивизии, которой с 1908 по 1914 г. командовал генерал-лейтенант Эдуард Карлович фон Клодт. Жаль, что они об этом не узнали.

После смерти родителей нам приходится разбирать оставшиеся бумаги и документы. Среди таких бумаг оказался черновик анкетных данных моей матери, написанный ее рукой. По воле судьбы после получения ею загранпаспорта этот листок не был выкинут за ненадобностью. Он привлек внимание тем, что вместо известной мне с детства фамилии моей бабушки (умершей до моего рождения), там была указана совершенно незнакомая фамилия - Пшеничникова Анна Васильевна, по мужу Скворцова. Спросить о причине подобной странности было уже некого, и я написал письмо в архив ФСБ РФ с просьбой сообщить сведения о моем некогда служившем в НКВД деде и о его семье. Присланные оттуда сведения позволили узнать историю предков по материнской линии на протяжении четырех веков. Кстати говоря, дальнейшем далеко не во всех архивах и организациях встречалось подобное внимательное и бескорыстное в финансовом плане отношение.

Из полученных данных следовало, что дед родился в селе Колыванском Павловского района Алтайского края в семье крестьянина-бедняка.

Дальнейшему поиску особенно помогла одна фраза из его анкеты: "Отцов брат - мой дядя Федор Скворцов был офицером старой и потом белой армий, убит в бою в 1918 г.».

Как оказалось, памятные мне с детства рассказы о родственниках никак не отражали реальной картины. Мой дед Дмитрий Максимович умер когда его дочке Олине было пять лет. По-видимому, что-то услышанное ею в раннем детстве позднее трансформировалось в истории о том, что дед был героем Гражданской войны, участвовал в захвате Золотого эшелона у Колчака и т.п.

На самом деле Дмитрий Максимович Скворцов служил в Красной армии в качестве рядового связи, в 1929-1930 гг. в составе 63-го стрелкового полка принимал участие в боях с белокитайцами на КВЖД под г. Маньчжурия. Затем служил в НКВД, занимался обеспечением безопасности речных и железнодорожных перевозок. Наград не имел, в 1937 г. был исключен из партии, потом восстановлен, имел выговоры за "утрату классовой бдительности", умер в 40 лет от туберкулеза. Вероятно, колчаковские "золотые эшелоны» были отголоском биографии его дяди Федора Скворцова, офицера царской, а затем Колчаковской армии.

Наши предки оставили свой след в отечественной истории, и чем он ярче и заметнее – тем больше они помогают своим потомкам в обретении истории своего рода. Такой яркий след оставил Федор Скворцов, которому было посвящено несколько моих статей на сайте «Столетие». Его денежные переводы с Германского фронта (сведения о них сохранились в полковом архиве) позволили узнать имя его отца Лукьяна Спиридоновича Скворцова, нашего прапрадеда. Затем удалось найти сведения о его переселении в 1890 г. в село Колыванское вместе с женой и маленькими детьми Максимом, Михаилом, Федором и Тимофеем из Тамбовской губернии, Лысогорской волости села Беломестной Криуши.

В 1905 г. старший из братьев, мой прадед Максим Лукьянович Скворцов, умер от скоротечной чахотки. На русско-японской войне погиб второй из братьев Скворцовых - Михаил Лукьянович. Два оставшихся брата воевали на Первой мировой. Федор Скворцов начинал ее подпрапорщиком 29-го Сибирского стрелкового полка, сражался в Восточной Пруссии, Польше и Белоруссии, стал полным Георгиевским кавалером, штабс-капитаном и кавалером многих боевых орденов. Тимофей служил вначале в 7-м Сибирском этапном батальоне в Орле, затем в 7-м Сибирском стрелковом полку в г. Катты-Курган, Самаркандской обл. Во время Гражданской войны в марте 1919 г. Федор Скворцов погиб в бою с красными. Видимо, жизненный путь Лукьяна Спиридоновича и Тимофея закончился во время Гражданской войны или вскоре после нее, так как в документах советской эпохи Скворцовы в селе Колыванском уже не упоминаются.

Изначальное место проживания семьи Лукьяна Скворцова позволило проследить историю рода на протяжении многих поколений.

Благодаря тамбовскому краеведу Сергею Константиновичу Кочукову удалось узнать, что род Скворцовых (Лысогорских, а позднее и Криушинских) ведет свое начало от есаула казаков Беломестной слободы города Шацка Григория Скворцова.

Сам С.К. Кочуков оказался потомком казака Бориса Кочукова, служившего в далеком XVII веке в одной сотне с Григорием Скворцовым. Он написал несколько книг об истории тамбовских сел, в которых собрано много сведений о роде Скворцовых.

Как пишет С.К. Кочуков, «в начале XVII в. предки наши – донские казаки, согласно договорам с царскими воеводами, пришли на одну из первых засечных линий Московского государства, проходящую тогда через крепость Шацк, встали за защиту южных рубежей Руси от вечно беспокойной степи. Поселились они близ крепости отдельной Беломестной казачьей слободой. Не один десяток нападений выдержал Шацк, и в этих сражениях участвовали казаки из Беломестной слободы».

О ратной службе казаков на засечной линии говорится в документе, датированном 1632 г.: "(7)139 же год, прислано из Шацкого (от) есаула казачьего Гришки Скворцова, что посланы из Шацкого за татарами атаманы Марк Бучев да Гришка Долгой с товарищи и сошли (нашли они) татар на речке Ярославке и их побили и переранили и русский полон отбили, а в языцех взяли дву(х) человек; и за ту службу дано ему три рубля да сукно доброе".

В 1631 г. и в последующие годы есаул Григорий Скворцов наряду с атаманом Пятым Свияжениным и другими казаками своей сотни упоминается в «Книгах раздаточных кормовых денег шацким беломестным казакам». В 1637 г. из Шацка в Москву были отправлены «Годовые сметы и росписные списки» по Шацку и другим населенным пунктам. Доставить их первому царю из рода Романовых было поручено Григорию Скворцову, о чем свидетельствует надпись на пакете: "Государю Царю и Великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии. 145 ноября в 1 день с беломестным казаком с Гришкою Скворцом". С подобными поручениями отправлялись люди грамотные, чтобы в случае надобности они могли дать необходимые разъяснения царю и его вельможам.

В 1647 г. для защиты от набегов кочевников по указу царя Михаила Романова началось строительство Татарского вала. Руководил строительством князь Иван Иванович Ромодановский, внук которого Фёдор Юрьевич Ромодановский станет во времена Петра князем-кесарем и вторым по могуществу человеком в государстве.

В 1647 г. Григорий Скворцов был в числе ста казаков из Беломестной слободы города Шацка, которые были переселены вместе со своими семьями «на вечное жилье» в окрестности Тамбова для охраны новой укрепленной линии.

Переселенцы обосновались вблизи укрепленного городка Красный и нынешнего села Лысые Горы в собственной обособленной слободе, которую тоже назвали Беломестной. Название новых слобод и сел Беломестными свидетельствует о стремлении подчеркнуть свой особый статус, так как беломестными казаками назывались служилые люди, получавшие наряду с жалованием (или вместо него) землю и не платившие с них никаких податей в казну. Они владели «белой» — свободной от налогов землей.

Новая Беломестная слобода постепенно разрасталась. Ограничения в пастбищах и земельных участках принудили часть жителей к переселению на свободные земли. По данным С.К. Кочукова, в первой половине XIX в. часть потомков Григория Скворцова осталась в Беломестной слободе Лысых Гор, другая часть переехала в новые села Беломестная Двойня и Беломестную Криушу. Род казачьего есаула оказался настолько многочисленным и крепким, что, несмотря на все войны и исторические потрясения, в этих трех селах до сих пор проживает довольно много его потомков, сохранивших фамилию Скворцовых.

Исторические документы сохранили сведения о воинской службе рода Скворцовых на протяжении четырех веков. В XVII веке в книгах раздаточных кормовых денег шацким беломестным казакам наряду с есаулом Григорием Скворцовым были указан Фочка и Панфил Скворцовы. В 1714 г. как «служилые люди полковые казаки Беломестной слободы — Лысых Гор» значатся Федот, Лаврентей и Григорей Скворцовы. В 1719 г. как полковые казаки Тамбовского уезда, Беломестной слободы - Лысых Гор записаны Семен, Григорий, Лаврентий, Андрей и Федот Скворцовы.

С расширением границ Российской империи Татарский вал утратил военное значение, потомки шацких казаков занялись крестьянским трудом, утратили свой былой служивый статус, стали платить подати и призываться в армию как рекруты. В ревизской сказке по Тамбовскому уезду за 1786 г. отставных солдат и унтер-офицеров, отставленных от воинской службы и переходивших в подушный оклад, в разряд облагаемых государством налогом крестьян-однодворцев был записан Беломестной Слободы солдат Петр Васильевич Скворцов и его жена Ефимия Андреевна.

В списке лысогорцев, призванных рекрутами в действующую армию в 1812 г., указаны Скворцов Григорий Осипович, Скворцов Василий Данилович, Скворцов Петр Романович и Скворцов Степан Нестерович. В 1813 г. был призван из Лысых Гор Скворцов Меркул Никитич.

В последующих документах упоминается лишь один из пяти Скворцовых, ушедших на войну с Наполеоном. В начале 40-х гг. XIX в. в списке вернувшихся в село Лысые горы после 25-летней службы был указан унтер-офицер Степан Нестерович Скворцов.

В августе 1856 г. Александром II было даровано освобождение солдатских детей от принадлежности военному ведомству. В ревизских сказках 1858 г. к крестьянской общине Лысых Гор были приписаны бывшие солдатские дети и кантонисты, обучавшиеся при гарнизонных школах. В списке лысогорцев-солдатских детей и кантонистов, ранее приписанных за военным ведомством, переходивших в сословие государственных крестьян был указан Скворцов Иван Павлович. Это позволяет установить, что в первой половине XIX века в русской армии служил его отец Павел Скворцов.

В составе 18-й артиллерийской бригады 14-го армейского корпуса служил канониром 3-й батареи Василий Евстигнеевич Скворцов из Беломестной Двойни. Он начал свою службу в 1869 г., проходил ее в составе 3-й гренадерской артиллерийской бригады, которая была расквартирована в 1866 г. в г. Сувалки, а с 1870 г. - в г. Августов. То есть Федор Скворцов во время Первой мировой воевал в тех же местах, где за полвека до этого проходил воинскую службу один из его родственников. В.Е. Скворцов был удостоен нашивки из желтой тесьмы за 6-летнюю беспорочную службу и в 1875 г. уволен в запас. Накануне русско-турецкой войны 1877-1878 гг. он был вновь призван в армию и зачислен в 180-ю артиллерийскую бригаду. За отличие в кампании 1877-1878 гг. Василий Евстигнеевич Скворцов был удостоен светло-бронзовой медали на Георгиевской и Андреевской ленте. На Русско-Турецкой войне 1877-1878 гг. воевали Семен Николаевич Скворцов из Беломестной Криуши и войсковой писарь Василий Ильич Скворцов.

В 14-м Волынском драгунском полку в 1880-е гг. служили унтер-офицер Иван Васильевич Скворцов, участником Русско-японской войны 1904-1905 гг. был лысогорец Михаил Николаевич Скворцов, награжденный за свои боевые отличия Георгиевским крестом. С.К. Кочуковым приводятся данные о двух представителях рода Скворцовых, которые воевали на Первой мировой войне. В списке убитых и без вести пропавших по Тамбовскому уезду на март 1916 г. значится ратник Скворцов Петр Васильевич (пропал без вести 25.06.1915 г.) и рядовой Скворцов Матвей Прокофьевич (призван в 1915 г., убит в бою 24 мая 1915 г., затем запись что жив, находится на излечении). Очевидно, что воевавших на Германской войне Скворцовых было намного больше, ведь на нее было призвано большинство мужчин призывного возраста.

Многие представители рода Скворцовых сражались на фронтах Великой Отечественной войны. На Ленинградском фронте воевал Василий Григорьевич Скворцов. На своей полуторке он возил по «Дороге жизни» продукты и боеприпасы в осажденный город по льду Ладожского озера. В ожесточенных боях под Ржевом воевал в составе 353 стрелкового полка 4-й Ударной армии Калининского фронта призванный из Лысых Гор Сергей Ильич Скворцов.

Он был награжден медалью «За отвагу» за то, что в бою с 13 на 14 сентября 1942 г. уничтожил 7 фашистов, вынес с поля боя раненого бойца, личным примером увлекал бойцов в атаку, находясь в первых рядах.

В 1941 г. ушел на фронт добровольцем Иван Андреевич Скворцов из Беломестной Двойни. Он был связистом 84-го гвардейского полка реактивных минометов («Катюши»), воевал под Сталинградом, на Курской дуге, участвовал в разгроме вражеских войск в Восточной Пруссии и штурме города-крепости Кенигсберг. За взятие города Браунсберг полк был удостоен ордена Суворова и стал трижды орденоносным.

Приказом командования гвардии красноармеец радиотелеграфист 1-го Гвардейского минометного дивизиона Скворцов Иван Андреевич (1924 г.р., беспартийный, русский) был награжден медалью «За Отвагу» за то, что 25 апреля 1945 г. вместе с разведкой переправился на косу Фриш Нерунг и, развернув рацию, с опасностью для жизни, под артиллерийским обстрелом противника передал о действиях обнаруженной артиллерийской батареи противника. Залпом дивизиона огонь указанной артиллерийской батареи противника был подавлен.

В Восточной Пруссии вновь пересекаются судьбы разных поколений рода Скворцовых: Иван Андреевич Скворцов со своими реактивными «Катюшами» победоносным образом завершил дело воевавшего здесь в 1914-1915 гг. Федора Лукьяновича Скворцова.

На мемориальных досках памятника погибшим в селе Лысые Горы указаны фамилии 731 воина-лысогорца, отдавших свою жизнь за Родину. Среди них Скворцов А.Н., Скворцов А.П., Скворцов А.Т., Скворцов В.П., Скворцов Г.Т., Скворцов Д.П., Скворцов И.И., Скворцов М.А., Скворцов Ф.Г. В книге памяти Тамбовского района есть список более тридцати Скворцовых – потомков есаула Гришки Скворца, вернувшихся в родные села с Победой.

После Великой Отечественной войны представители рода Скворцовых продолжали служить в рядах Советской армии. Одним из них был Скворцов Василий Иванович, уроженец села Лысые Горы, выпускник Тамбовского военного училища связи. Службу проходил в Белгороде, Тамбове, получил звание майора, преподавал в Тамбовском высшем военном авиационном училище им. Дзержинского.

Василий Скворцов в 1981-1983 гг. был водителем бензовоза в Афганистане, дважды ранен, награжден медалью «За отвагу». Затем потомки шацких казаков воевали на Северном Кавказе, они продолжают свою многовековую службу Родине на военном и гражданском поприще до сих пор. Будем надеяться, что и в будущем род есаула шацких беломестных казаков Гришки Скворца не угаснет и принесет много пользы своему Отечеству.

Александр Крылов – доктор исторических наук, Центр проблем развития и модернизации ИМЭМО РАН

Специально для «Столетия»


Материалы по теме:

Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Наталья
27.11.2017 14:18
Ищу тамбовскую родню .
Дед Скворцов Андрей был инженером по мукомольной промышленности имел троих сыновей . Пробабушка Скворцова Ульяна год рождения примерно 1891 год (отец или дед станционный смотритель)
Михаил
12.01.2017 5:31
Мои Долговы Потомки Атамана Григория Долгова. Ищу информацию о роде Долговых
Ирина
23.02.2016 15:33
А мой дед Скворцов Иван Фёдорович 1914 года рождения жил в деревне Богдановка Седельниковского района Омской области, знаю, что его отца звали Фёдор Фёдорович Скворцов и что у него было восемьдетей Марфа, Павел, Поля, Вера, Гриша, Иван, Дуся, Пётр, а потом от второго брака ещё трое Феня, Валентина, Александр. Больше ничего про ветвь Скворцовых и откуда они неизвестно.
АК
02.11.2014 23:07
Здравствуйте, Светлана, очень большое значение имеет место рождения и проживания предков. Без этого даты жизни мало что дают. Желаю успехов в поисках!
Светлана
06.07.2014 16:11
Здравствуйте.Здорово, что нашли своих Прапрадедов. У меня тоже есть ветка Скворцовых, но я пока нашла данные только на деда и его братьев и сестер, а на прадеда только даты-Скворцов Василий 1885г.р.-1960г.с., даже отчество не знаю.Молодец.  
Надежда
01.06.2014 13:38
Странно,что введя в поиск имена своих родных и получив мгновенный ответ что не найдены у меня подозрения возникают о нужности этого /пиара/ Или я что-то делаю не так?
лесник
19.04.2014 23:20
     "Иваны родства не помнящие..."
   Грустно, конечно, но...
    Прежде всего не "...не помнящие", а не знающие. Что вовсе не мудрено после многих, и многих, уничтожающих тела, катаклизмов.
    Уничтожение тел сопровождалось ( и сейчас сопровождается) перелопачиванием душ.
    И, к большому сожалению, осталось очень мало воистину русских.
    О чём должны помнить люди, чтобы остаться русскими?
    Смыслом пребывания на этом скорбном свете есть задача спасения. Души спасения. Что невозможно сделать в одиночестве.
    Спасение может быть только общим и нкаким другим.
     Вот в чём наше главное родство и его прежде всего мы должны блюсти.
     Но стали ли мы на путь возрождения смысла нашего бытия?
    Нет, пытаемся бежать по каким-то новым, манящим непонятно куда, дорогам, где ПОТРЕБЛЕНИЕ ЕСТЬ НАИВЫСШАЯ ЦЕЛЬ.
    Скучно.
    
крымчанин
18.04.2014 19:29
Автору.
Это хорошо, что вы своей статьей многих (больше половины населения)опрокидываете в такую бездну Иванов, которые не помнят родства, что при натяжке своих умственных способностей никогда не смогут  вспомнить имен своих прадедов и дни рождения их.
А тут еще воссоединение Крыма со многими родственниками сыграло злую шутку. Каждая семья получила и врага на века.



Эксклюзив
17.12.2018
Олег Миклашевский. Киев
В «незалежной» появилась ПЦУ: что дальше?
Фоторепортаж
10.12.2018
Подготовила Мария Максимова
В Выставочных залах Сытного двора в Коломенском проходит выставка, посвященная Александру I.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».